Шон Бреннан без макияжа

LONDON AFTER MIDNIGHT “Нет ничего менее романтичного, чем человек, который бежит от реальности””

Лидер London After Midnight Шон Бреннан о новом консерватизме, притягательности зла и о том, что песня “The Bondage Song” – не о БДСМ.

Накануне московского концерта старожилов готического движения, проекта London After Midnight Звуки побеседовали с его основателем Шоном Бреннаном (Sean Brennan).

Звуки: Расскажите о ваши текущих музыкальных проектах и творческих идеях. А также о программе, с которой будете выступать в Москве.
Шон Бреннан: Сейчас я записываю следующий альбом LAM. Надеюсь, он выйдет в следующем году. Нам предстоит еще много работы по возвращению из тура. На концертах в июле мы сыграем две новых песни со следующего альбома. Также, возможно мы исполним пару переделанных песен, подобно тому, как это было сделано с песнями с альбома Oddities. В ближайшем будущем должен выйти еще один CD в стиле Oddities, в который войдут ранее не выпускавшийся материал и новые версии старых песен LAM, так что это позволит составить представление, чего ожидать.

Звуки: В своих ранних интервью в качестве основных источников вдохновения для вашей музыки вы называли страсть, жизнь и смерть. Но сейчас вы все чаще говорите об актуальных социальных проблемах. Значит ли это, что те абстрактные вечные темы больше вас не вдохновляют? Может ли художник быть универсальным и политически-злободневным одновременно?
Шон: Я думаю, это неразделимо. Вся моя музыка вдохновлена жизнью, страстью. LAM никогда не оставались безразличны к социальным проблемам, но высказывание всегда очень лично. Не знаю, откуда пришел этот миф, будто в моей музыке больше нет личных тем. На уровне тематики ничего не изменилось. Вы не сможете назвать ни одной песни с нашего последнего диска (“Violent Acts of Beauty”), которая не была бы личной. Одновременно с тем, с самых первых выступлений я печатал флаеры и программы, в которых говорил о правах людей, животных, и поддерживал различные социально-политические движения по всему миру – так что и социальная сторона всегда присутствовала. Просто не многие о ней знали, поскольку у меня не было возможности регулярно заявлять о своей позиции онлайн. Кроме того, хотя в музыку заложено конкретное послание, она всегда может быть интерпретирована по воле слушателя. Например, такие ранние песни, как “Kiss” или “The Bondage Song” не имеют ничего общего с любовью, садомазохизмом, сексом, или еще какими-то аналогичными темами, о которых многие сразу думают. На самом деле, они о жестоком обращении с детьми и неблагополучии социума. Хотя это не отрицает и того, что они вдохновлены любовью, страстью, жизнью и смертью. Как, кстати, и самые явно политические песни.

Звуки: Может ли музыка быть романтичной и реалистичной одновременно? Похоже, вы цените и стараетесь привнести оба качества.
Шон: Настоящий романтик – самый большой реалист, который борется за правду и справедливость. И это трагическая черта настоящего романтика – как настоящий реалист, он ежедневно встает перед лицом неприятных и пугающих истин, вместо того, чтобы избегать их. Я бы сказал, он вбирает значительную долю трагедии только благодаря трезвому восприятию алчности, эгоизма, безразличия и жестокости, царящих в окружающем мире. Это сражение, но благородное сражение. И это и есть романтика. Фантазия – не романтика, а эскапизм. Нет ничего менее романтичного, чем человек, который бежит от реальности.

Звуки: Сейчас много политического искусства, но способно ли искусство реально повлиять на политику? И должен ли художник вкладывать в свои произведения ясный, вербальный, рациональный концепт? Есть ведь и другое представление – о художнике-жреце, загадочном сфинксе, чьи послания не до конца понятны даже ему самому.

Шон: Политическое искусство может оказывать значительное влияние, хотя не уверен, что сегодня так уж много политического искусства. В рамках всего потока это лишь малая доля, и даже она обычно трактуется ошибочно. Но всегда приятно видеть художника, информированного и занимающего четкую позицию по какой-то важной теме. Искусство для искусства, искусство без смысла, искусство, которое не бросает вызова несправедливости, с моей точки зрения, обычно не является достойным.

Звуки: Как вы относитесь к движению Оккупай?
Шон: Изначальные идеи Occupy Wall Street были замечательны; изъять деньги из политики, бороться с социальным неравенством, заставлять крупные банки отвечать за разрушение, которое они несут. Но это движение деградировало из-за отсутствия четкой цели, политической платформы, хорошего лидера, обладающего ораторскими способностями, и так далее. Кроме того некоторые маргиналы начали создавать какие-то безумные и лживые группировки, якобы в рамках оккупая, не имея при этом ничего общего с его изначальной программой – что дискредитирует движение в глазах общества. Если твое послание имеет вес – например, о жадности и коррумпированности Уолл Стрит, но при этом неосведомленные ребята от твоего лица распространяют лживые теории заговоров (как например, что 11 сентября – это дело рук своих же), то скоро ты потеряешь доверие. Грустно, что люди, верящие в теории заговоров, не проверяют факты, прежде, чем сформировать свое мнение о таких вещах и осознать, что все эти конспиративные теории отвлекают их от реальных проблем.

Звуки: Сегодня консервативные тенденции в политике набирают обороты по всему миру. Как вы думаете – почему, и как относитесь к этому?
Шон: Потому что людям легче всего отказаться от самостоятельного мышления – а это именно то, чего требует правый консерватизм. Ведь глупым людям очень легко продавать страх, алчность, эгоизм и паранойю. Разворовывать общественное добро, разрушать экономику, социум, настраивая людей друг против друга – совсем не трудно, когда люди сами хотят оставаться невежественными, безразличными эгоистами. Единственное основание сил правого крыла – это процветающая апатия, паранойя, невежество и эгоизм. Печально, что этого в мире так много.

Звуки: Вы часто критикуете Америку за ложные ценности и образ жизни. А что вы находите положительным в США? Вы никогда не хотели их покинуть?
Шон: Если быть точным, я написал одну песню под названием “America’s a Fucking Disease”. “Америка” здесь метафора любой сознательно невежественной публики, которая позволяет себя обманывать, использовать, вводить в заблуждение правящими кругами. Так что это применимо к множеству ситуаций, а не только к политике. Это можно отнести к любой стране. Достаточно лишь посмотреть на то, как правое крыло в политике по всему миру набирает силу, чтобы убедиться, что эта проблема не ограничивается США.

Звуки: Вы критиковали “дегенеративных” звезд, которые принимают наркотики и имеют другие зависимости, и при этом превозносят свои дурные привычки и образ жизни. Также вы говорили, что люди часто приписывают вам эти зависимости, поскольку не могут принять, что вы благополучный и счастливый человек. Как вы объясняете этот культ разрушения, почему он так привлекателен для общества?
Шон: Превозносить идиотов – глупо. Думаю, большинство разумных людей согласятся с этим. Наша культура постоянно торгует сиюмитнутными удовольствиями, она продает идею, что любое внимание, положительное или отрицательное – хорошо. Так что когда интеллектуально ленивые люди видят простой способ привлечь внимание – они хватаются за него, и спускаются вниз по лестнице, никогда не целясь выше. Потому и восхищаются идиотами, и подражают им. Легко подражать идиотам. Поэтому цель многих – попасть в телевизор, вместо того, что бы поступить в университет или сделать еще что-нибудь хорошее со своей жизнью. Поэтому интернет кишит селфи людей, которые верят, что все, что им нужно, это сделать собственное фото в как можно меньшем количестве одежды. Образ ценится больше сущности. Ограниченность, эгоизм и умственная атрофия стали слишком повсеместны.

Звуки: Америка известна своим культом успеха. Она имеет идеальный образ вечного победителя с собственным моральным кодексом. Европа, напротив, сохраняет старый культ боли и страдания, происходящий из христианства. Если вы согласны с этим наблюдением, то как вы думаете, можем ли мы утверждать, что “деструктивный” персонаж современного мира в каком-то смысле является преемником старого христианского идеала страдания? И можем ли мы сказать, с этой точки зрения, что деструктивный человек плох, а успешный – хорош? Или мы можем утверждать обратное? С кем вы соотносите себя в этой условной оппозиции?
Шон: Позиция, которую вы описываете как “американскую”, точнее можно назвать консервативной. Гордыня, тщеславие, национализм – очень процветают и во многих других странах. Национализм и тщеславие очень разрушительные качества, они отравляют наш социум. Часто люди создают свое страдание своим невежеством, своим неправильным выбором (например, политическим) – и этот выбор делается потому, что они отказываются принимать ту часть реальности, которая подвигла бы их на лучшее решение (например, когда отрицают факты из-за предубеждений). Наконец, чтобы сказать проще, люди – не какие-нибудь прекрасные благородные существа. Мы животные, которые эволюционируют, как и все другие существа, населяющие планету. Мы не намного превзошли обезьян (надо сказать, иногда мы все еще им уступаем). Так что мне трудно быть поэтичным в разговоре о судьбе человечества. Слишком много глупцов нас окружает повсюду. И, к сожалению, они, возможно, станут концом для всех нас.

Звуки: Вы критиковали современную массовую культуру за восхищение образом зла, скрывающегося за прекрасной маской. Как этот факт коррелирует с вашим собственным образом? По первому впечатлению, вы, напротив, носите маску зла, и скрываете за ней добро. Как вы представляете воздействие вашего образа? Как бы вы вообще его описали? Что вас на него вдохновило?
Шон: Образ для LAM изначально был второстепенен. Он создавался как раздражающий визуальный комментарий к музыке, но отнюдь не как само послание. В Лос-Анджелесе 90-ых, когда зарождался проект LAM, только несколько человек выглядели как я, – и подавая себя таким образом, ты рисковал быть застреленным или по крайней мере избитым. Но образ и должен провоцировать – я хотел делать музыку, которая ласкала бы слух, но говорила неприятные истины. На типичные темы, которые бы тем не менее подавались с подвывертом. Как например “Sacrifice”, которую все сразу полагают романтической любовной песней – а на самом деле это трагедия. Ужасная сторона любви. Это любовь, которая никогда не состоится. Это почти анти-любовная песня.
Проект LAM был предназначен излагать вещи нестандартными способами, отсылающими к старой литературе. И образ был отражением этого противоречия; вот что-то милое, однако обернутое в нечто трагическое и мрачное – или напротив. Вот песня об ужасной жестокости и лжи, которые я выстрадал, создавая свою версию шекспировского “Гамлета”. Вот песня, которая отсылает к Байрону и с иронией комментирует критиков, которые слишком глупы, чтобы понимать то, что они критикуют. Ирония. Противоречия. Двусмысленность. Сарказм. Я хотел, чтобы песни передавали знакомое неожиданно вывернутым наизнанку. Нужно привносить немного иронии и черного юмора. Но сейчас образ больше ничего не значит. Он был предназначен работать рука об руку с музыкой и передавать болезненность, может быть более реалистичный взгляд на мир, чем вы можете получить от популярной музыки, которая все подает как идеальное. Проект LAM должен был быть не идеальным, а реалистически безобразным. Ирония в том, что эта “безобразность” сейчас представляется милой, она уже давно апробирована мейнстримом. Никогда бы не подумал, что это произойдет. Так что сейчас образ – это просто то, как я выгляжу. Он не является ключом к чему-либо.

Звуки: Какова роль театральности в вашем творчестве?
Шон: Театр всегда был важен. Я вовсе на актер, но люблю создавать атмосферу и погружать в нее людей. Когда они могут чувствовать то же, что чувствую я, но со своим собственным восприятием, а не просто наблюдать за мной, отключив голову. Я не играю какую-то роль, не устраиваю представления на сцене, как это делают некоторые группы. Мне кажется это наивным, инфантильным. Серьезная музыка не должна преподноситься как плохо сыгранный школьный спектакль. Она должна заставлять тебя почувствовать что-то изнутри. Вовлекать слушателя. Сейчас аудитория часто бывает слишком ленива, она ждет, что все будет подано ей готовым, а разум ослеплен впечатляющими, но пустыми спецэффектами. Это бессмысленно. Некоторые хотят, чтобы им все было сразу расшифровано и дарована возможность думать так мало, как только можно. Я же предпочитаю заставлять людей что-то почувствовать, вовлечь их, вывести из ступора.

Звуки: Помимо музыки, вы снимали кино в школьные годы, кроме того вы рисуете. Вы все еще занимаетесь этим? Для вас это только хобби или нечто большее?
Шон: Рисую я редко – больше занимался этим в детстве. А сейчас, помимо музыки, занимаюсь скульптурой и другим прикладными искусствами. И снимаю кино. В моих планах несколько короткометражных фильмов. Найти время для их завершения – главная проблема.
Звуки: Вы защищаете права животных. Есть ли у вас сейчас домашние животные? Больше любите кошек или собак?
Шон: Я люблю всех животных. Но прямо сейчас никого не держу. Моим последним домашним животным был большой красивый рыжий кот по имени Spoonhead – он умер в преклонном возрасте несколько лет назад. Он был первым действительно моим питомцем – а не животным всей семьи. Он прожил долгую счастливую жизнь, но его смерть разбила мне сердце, и до сих пор я не готов к тому, чтобы приютить новое животное. Хотя скоро я планирую переехать – там у меня будет больше места, и, возможно, я заведу даже нескольких животных. Всегда беру животных из приюта – никогда не покупаю в магазинах и не поддерживаю заводчиков. В мире и так слишком много невостребованных животных. Заводчики приумножают проблему.

London After Midnight
Москва, клуб Volta
24 июля 19:00

Шон Бреннан без макияжа

London After Midnight вновь приветствует в своих рядах басс-гитариста Майкла Ареклетта.

“Surprise, London After Midnight welcomes back original bass player Michael Areklett! See him with LAM headlining the Hanger Stage at the M’era Luna festival in Germany August 11 2018! Tickets at meraluna.de” Sean Brennan
Ссылка на пост Шона в Фейсбуке

Digitizing original 4 track demos by LONDON AFTER MIDNIGHT

“Digitizing original 4 track demo cassettes of London After Midnight songs, most from just before I formed the band.
If you recall, recently I was looking for a 4 track cassette recorder. Well my friend and LAM’s original bass player Michael Areklett lent me one he happened to have (which is ironic since he borrowed mine many years ago and it was lost, which is why I was looking for one). Sadly it doesn’t work that well, so that’s why I had to vivisect it and have it all opened up while it’s playing (otherwise the tapes might get stuck in the machine).
Here we have the original version of Spider and the Fly that no one has ever heard. Until now. As you can hear the song isn’t yet complete or in its final form, this was a REALLY early demo of the song.” Sean Brennan

M’era Luna 2018

На фестивале M’era Luna в 2018 году одними из хэдлайнеров станут London After Midnight. Дата – 11 августа, суббота.
Если вы хотите, чтобы в этом году группа посетила и иные страны Европы и Россию, пожалуйста, пишите промоутерам. Чем больше голосов, тем выше шанс увидеть любимую группу в своём городе!
Список промоутеров и концертных агентств по всему миру вы можете найти, кликнув сюда.

Новый мерч на сайте! Женские и мужские футболки с белым и блестящим лого, новая сумка. Только в официальном магазине.

Читайте также:  Виктория Джастис без макияжа

Stranger Things – Johnathan Byer’s Playlist on Spotify

На известном стриминговом музыкальном сайте Spotify были созданы официальные плейлисты персонажей сериала “Stranger Things”.
Песня “Shatter” вошла в плейлист Джонатана Байерса.

До 29 сентября любой желающий может принять участие в голосовании на сайте M’Era Luna. Проголосовать вы можете за 5 любимых групп, которые вы бы отели увидеть в 2018 году на фестивале.
Пожалуйста, голосуйте за London After Midnight!

Фото из студии

Работа идёт полным ходом, и нас порадовали фотографиями.
Все фото можно посмотреть в альбоме Вконтакте или в альбоме на Фейсбуке.

Шон Бреннан, Пит Пейс, Мэтью Зетцер. Фото из студии, где оригинальные пленки “Selected Scenes. ” переводились в цифровой формат.

В гости послушать новую музыку заглянул Майкл Ареклетт – бывший бас-гитарист LAM (на фото второй слева)

PIG – The Diamond Sinners (London After Midnight remix)

5 мая вышел в свет альбом музыкального проекта PIG “Swine & Punishment”.
Один из ремиксов песни “The Diamond Sinners”, входящий в состав альбома, создан Шоном Бреннаном, так же Шон выступает приглашённым вокалистом.
Альбом или трек отдельно можно приобрести в магазинах Goodle Play и iTunes.

Если у вас есть аккаунт в Твиттере, пожалуйста, проголосуйте в опросе: как вы покупаете музыку? В каком виде вы бы предпочли купить грядущие новые альбомы LAM?

Behind the Scenes w/ LONDON AFTER MIDNIGHT: Recording Drums

Behind the Scenes with LONDON AFTER MIDNIGHT: Video from Facebook Live Stream Event – Recording Drums for New Albums.

Recording drums for the upcoming LAM albums “Oddities 2” and the all new LAM album (titled not yet reveled). The studio is the same studio where “Selected Scenes from the End of the World” was recorded! Like the London After Midnight Facebook page and follow Sean Brennan’s profile for future live events! Links also in comments below.

NOTE- this is video from Facebook Livestream event from last week, hence the video quality is fairly low. (с) Sean Brennan

Behind the Scenes with LONDON AFTER MIDNIGHT: Digitizing the original “Selected Scene

Если кто-то вдруг не спит/не хочет спать, то ребята внезапно решили постримить работу над альбомом.
Записи можно посмотреть на странице The Naughty Bits – www.facebook.com/officialbits
и в группе LAM в Фейсбуке – www.facebook.com/pg/LAMofficial/posts/?ref=page.

Behind the Scenes with LONDON AFTER MIDNIGHT: Oddities 2 Teaser

Тизер! Время тизеров!

“Recording with Isaura String Quartet for Oddities 2.” – Sean Brennan

M’era Luna Band Voting 2017

Вновь фестиваль M’era Luna предлагает поклонникам проголосовать за любимые группы, которые они бы хотели увидеть на сцене фестиваля.

Если вы хотите увидеть на фестивале LAM, пожалуйста, проголосуйте по данной ссылке. Голосование продлится до 26 сентября.
Сейчас группа на 35м месте, в прошлом году поклонники довели London After Midnight до 6го места.
Голосование на даёт гарантий, что группа точно будет выступать на фестивале, но мнение фанатов может сделать своё дело и повлиять на будущие концерты или даже на новый тур по Европе.

Если вы хотите увидеть LAM в России или где-то ещё, пожалуйста, пишите промоутерамклубам об этом!
Используйте сводный пост из данной темы – lam.yuku.com/topic/5514/Demand-LAM-for-2017#.V9.
Пожалуйста, пишите не только российским промоутерам, но и зарубежным, так как концерты в одной стране зависят от концертов в другой!

Небольшой апдейт со страницы Шона в Фейсбуке:

“Ok, so recording of new London After Midnight music is underway and will continue on and off over the coming months (updates coming). I have already started recording, doing vocals and keyboards on several new songs and a few songs for the second Oddities release, as well. So please help keep recording going by buying some LAM merch. Free shipping in the USA, all items ship the same day or following day!”

А так же сегодня у него День Рождения!
Все желающие могут поздравить Шона:

Шон всё ещё работает над новым альбомом, параллельно не забывая о работе над Oddities 2.
В Твиттере в данный момент висит опрос о том, в каком виде люди сейчас предпочитают покупать музыку: CD, пластинка, просто в электронном на iTunes и Google Play или всё вместе. ВОзможно, мнение повлияет на то, в каким виде будет издан новый альбом (или альбомы).

Всем имеющим аккаунты в Твиттере – пожалуйста, проголосуйте по данной ссылке! Всем не имеющим аккаунты – завести и тоже проголосовать

Amphi 2014

Все фото в галерее на сайте Ukranian Gothic Portal, страницы 3-4

Castle Party 2014

Все фото в галерее на сайте Ukranian Gothic Portal, страницы 2-4

Фото с WGT 2015, часть 6

Находятся спустя такой большой срок ещё фотографии. Были найдены так же фото с Амфи прошлого года. Опубликую отдельным постом.

Все фото в галерее на сайте Ukranian Gothic Portal, страницы 11-14

Новость без особого смысла, но поделюсь.

В течение нескольких дней на сайте M’era Luna проходило голосование, в котором поклонники выбирали, какие группы они хотят увидеть в следующем году на фестивале. По итогам голосования London After Midnight находится на пятом месте, затмив по желанности Diary of Dreams, Lacrimosa, HIM, Nightwish, Depeche Mode, Oomph!, Evanescence, Alice Cooper, Blutengel и другие известные и популярные коллективы.
Голосование не относится к точному составу исполнителей и групп, которые будут выступать на фестивале, но в любом случае, поддержка фанатов увеличивает шансы любимой группы выступить на том или иной мероприятии.

Cul-de-sac: Шон Бреннан и «London After Midnight»

Андрей Волков рассказывает о творчестве Шона Бреннана

Это не жизнь, а деградация,
Бессмысленная игра, унижение,
Мы рождены, чтобы умереть, рождены для потерь,
И ни разу выбор не является нашим,
И когда жизнь близится к концу,
Мы понимаем, что Смерть – наш единственный друг,
Мы должны страдать от твоих игр, Господи?
Неужели Богу действительно так скучно?
Письмо Богу

Автор выражает сожаление, что Шон Бреннан не знает русского языка и никогда не сможет прочитать эту статью, но в тоже время было приятно чуть-чуть пообщаться с ним самим через его профиль в соцсети

Имя Шона Бреннана, широко известного в узких кругах американского музыканта, и «London After Midnight» вполне можно использовать как синонимы. Не только потому что он единственный постоянный участник своей группы, но и по причине того, что Шон Бреннан является автором-исполнителем. Неважно сольно выступает человек или в составе команды. Главное – ради чего он стоит на сцене. Перефразируя великую цитату Жан-Люка Годара, “мы слушаем много звуков, но мало слышим музыки”.

Критики очень любят определять связи и влияния, как бы подыскивая человеку (или пароходу) место в ряду предшественников. Но места обычно ищут на кладбище, а мы всё-таки говорим о живых людях. Англоязычный рок не имеет бардовской преемственности (как наш), оттого кто-то задастся вопросом: автор-исполнитель – what the fuck? О fuck мы поговорим особо, но в другой раз, а на what the ответим сейчас.

Дело всё упирается в побудительные мотивы – творчество или коммерция. Нелишне тут вспомнить (пусть и в жанре offtop) любопытный диалог автора-исполнителя из России Бориса Гребенщикова на шоу Дэвида Лэттермана, состоявшийся в 1989 году. После его настойчивых вопросов о what about the money, Гребенщиков спросил: «а вы вообще о чем-то кроме денег можете говорить?» На что услышал ответ: «ну а зачем еще люди занимаются музыкой». На что Борис Борисович резонно ответил: «вот поэтому ваш рок и загнулся, что вы кроме денег ничего не знаете».

И правда, если человеку есть что поведать миру, неважно при помощи каких изобразительных средств, то деньги играют уже второстепенную роль. «The Beatles», имея безусловную преемственность от рок-н-ролла, а также конкурентов в лице таких мало что говорящих современному слушателю групп, как «Gerry & The Pacemakers» или «The Searchers», выделились, прежде всего, благодаря Джону Леннону, его мировоззрению и большому сердцу, которое болело за всё, что происходит в мире.

Конечно, сравнивать Шона Бреннона и Джона Леннона (а рифму образуют) всё-таки некорректно. Дело не в том, что Джон Леннон в скрижалях истории, а Шон Бреннан лишь в тонкой ткани сердец тех, кто прикоснулся к его искусству. Прежде всего, они разные люди, с разной биографией, взглядами на жизнь и разными темами песен.

В музыке, как и везде, важен человек. Творчество берёт исток не из талмуда очередного горе-энциклопедиста, а из души. И как нет похожих людей, так нет и похожей музыки, если мы говорим о тех людях, которые что-то нам хотят сказать своим творчеством. Поймём ли мы их – это другой разговор.

Шон Бреннан с детства отличался творческими способностями. Он был замкнутым, жил в своём мире, но прекрасно рисовал, что в дальнейшем пригодилось ему для сценического оформления. Интересно, что его брат позднее нашёл себя в Голливуде как специалист по гриму и визуальным эффектам, а вот Шон избежал искуса расшифровывать LAM как Los Angeles. Напротив, название его проекта (Шон всегда избегает слова «группа») отсылает к утраченному одноимённому фильму Тодда Браунинга. Политика – не основная тема песен Шона Бреннана, однако по некоторым из них можно судить, что он критически относится к политической системе США, апеллирует к прошлому страны, а также задаётся вопросом об ответственности руководства перед гражданами. В его резкой песне «America’s a Fucking Disease» прямо говорится:

Они хотят сказать тебе, что думать.
Они хотят сказать тебе, что чувствовать.
Они хотят сказать тебе, что правильно, а что неправильно.
Они хотят сказать тебе, что настоящее.

Текст, достойный пера какого-нибудь панк-рокера (тем более рубеж 1980-1990-х гг. в США как раз время панк-рока), родился, тем не менее, у человека, который гораздо больше увлечён проблемами морали. Его меланхоличный взгляд на мир сочетается и с готическим оформлением сцены, из-за чего проект Шона Бреннана чаще относят к готике. Сам Шон не причисляет себя ни к кому, хотя среди его поклонников немало готов. Что касается внешнего вида Шона, то он, будучи, как и Михаэль Драу, андрогином, активно использует свои особенности. Сложно представить, «London After Midnight» уже 28 лет (!), а Шон Бреннан так и не изменился внешне, по-прежнему представая на концертах в образе красивой женщины-вамп.

Впрочем, бесполая (так и хочется добавить – ангельская) внешность Шона Бреннана отнюдь не то, чем он к себе привлекает. Его концерты, как и он сам, лишены рокерской агрессии. Скорее Бреннан воспринимает слушателей как друзей, нежели тех, кого надо «раскачать» музыкой. Так ведь и тексты у Шона такие, что не до танцевальных движений. А его вокал, пусть и мужской по звучанию, но вполне приятный. Бреннан умеет петь (что уже как откровение в современном роке) и способен за счёт своего голоса доносить до слушателей свои мысли.

Шон Бреннан ведёт свой диалог с богом на протяжении всей жизни, то обличая его жестокости, то прося поддержки и защиты. Смерть для него так же, как и для Михаэля Драу, лишена романтического ореола. Она часть жизни, воспоминания об ушедших приносят боль, а бог молчит и не прощает.

Ты говоришь мне,
Что я самое важное для тебя,
Но разве ты не видишь,
Что убиваешь меня всем тем, что делаешь?
И я, правда, хочу поверить в то, что это невозможно.
Я, правда, хочу поверить в то, что это всего лишь сон,
Но я, похоже, не просыпаюсь.
Я не могу включить свет…
Один шаг с края…
И будет казаться, что все в порядке.

Страх перед смертью порой сменяется обречённым влечением к ней – лучше разом покончить со всей этой жестокой жизнью, с богом, который насадил когда-то сад и сотворил людей, но в дальнейшем обрёк их на страдания. Отличаясь не только необычной, притягивающей внешностью, но и явно немаскулинным восприятием мира и людей вокруг, Бреннан иначе воспринимает и отношения. Бог для него и отец, и палач, а любовь мучительна и часто ведёт к смерти.

Шагни в эту картину,
Освободи весь свой свет,
Я думаю, Бог сошел с ума… здесь, сегодня ночью,
Ты не можешь поверить своим глазам, так трудно сохранять контроль,
Одержимость может быть просто адом, от которого тебе не освободиться,
Всё это легко взять здесь и сейчас.

Любовь к богу часто граничит с ненавистью. В тоже время для Бреннана любовь и бог фактически одно и тоже, оттого его песни сложно разделить на любовную и метафизическую лирику. Объект его обращения часто неясен – это может быть женщина, а может быть бог. Или бог – это тоже женщина?

Я бы отдал себя в жертвы,
Я бы отдал себя в жертвы ради тебя
Прямо здесь, этой ночью,
Потому что ты знаешь – я люблю тебя.

Шон Бреннан с детства был очень восприимчив к жестокости, особенно по отношению к слабым. Он много лет является зоозащитником и противником вмешательства государства в частную жизнь граждан. В интервью журналу «Fuzz» Шон Бреннан говорил, что «вместо того, чтобы быть хорошими внутри, что есть самое главное, многие люди предпочли бы быть привлекательными, но подлыми; а потом они жалуются, какой мир плохой».

Метафизические вопросы составляют основу песенного мира Шона Бреннана, оттого его творчество адресовано не готам в первую очередь, а тем, кто слушает музыку не ради тяжёлых гитарных рифов (чего у Шона никогда и не было), а для раздумья и внутреннего совершенствования. Идеальный слушатель Бреннана должен быть в чём-то похож на него самого – иметь такой же хрупкий внутренний мир, обострённо переживать несправедливость, любить животных и не судить о людях по их внешнему виду. Пусть Шон и женственен внешне и лишён маскулинной агрессии, тем не менее, он всё равно остаётся мужчиной, честным, целеустремлённым, добрым и умным. Да ведь мы почти забыли, что мужчины тоже могут быть разные, и не все бухают в подворотне, пьяными голосами распевая песни Шнура, или выясняют отношения на кулаках (автор статьи и сам недавно подрался с фанатом Земфиры). В своей песне «Ненависть» Шон Бреннан так писал об этом деструктивном чувстве:

О, колдовское время,
Словно почерневший жемчуг.
О, какими бессмысленными кажутся
Обещания этого мира.
В саван обернут и связан,
К виселице влеком,
Хоть я и невинен.
Будет на их улице праздник.

Шон Бреннан, тёмный ангел американской музыки, своей печалью и страданиями лечит человеческие души. Сам часто не находя понимания своему необычному внутреннему миру, он через музыку неизменно обращался к людям с призывом быть терпеливыми и прощать друг друга, ведь мы все отвергнуты богом и приговорены к смерти. И это та реальность, которая остаётся с нами, когда выключают свет, любовь гаснет, связи распадаются, а тьма всё ближе.

Ты отдаешь свой грех
Тем, кто зависит от боли,
Их болезнь – в вере
И, благодаря ней,
Именно благодаря ней,
Они чувствуют себя живыми

Почему? Зачем? Напрасно задавать такие вопросы. Бог молчит потому что, возможно, его просто нет. Но люди есть, и они всегда будут вопрошать пустые небеса, пока их бренные тела не отойдут в мир Аида.

Шону Бреннану свойственно тихое, несуетное творчество. Он редко пишет новые песни и нечасто выступает. Но его песни – это отражение его собственных внутренних поисков. И хочется верить, что они привлекают не только готов, но и более серьёзную, интеллектуальную аудиторию.

Читайте также:  Эми Уайнхаус без макияжа

London After Midnight: пауки и паутина

Для просмотра видеоролика Вам необходимо установить последнюю версию плеера Adobe Flash Player.

В своей последней работе “Violent Acts of Beauty” Шон Бреннан соединил музыку протеста 60-х гг. с современным и оригинальным звучанием. Не смотря на то, что музыка Шона часто проявлялась в виде поэтических образов острых социальных проблем, реакция фанатов на новый альбом London After Midnight была довольно неоднозначной.

Интервью с основателем проекта London After Midnight было организовано FUZZОМ необычным способом – поклонники сами задавали вопросы группе, на лучшие из которых ответил Шон Бреннан.

Какой смысл несет в себе пятиугольная звезда как символ London After Midnight?

Шон Бреннан: Пожалуй, это приведет к пятому альбому LAM.

Пауки и паутина, кажется, являются особенными для тебя. Что делает их особенными? Есть ли какая-то особая символика, которую ты подразумеваешь под паутиной?

Шон: Паутина связана со “Spider and the Fly”, песней про соблазнение, романтику и любовь. Поэтому я полагаю, что паутина была хрупким символом этих вещей. И LAM имеет эту трагическую романтику в основе.

Кажется, ты предпочитаешь не раскрывать некоторую информацию о себе. Как дату рождения, например. Почему?

Шон: Когда люди знают точную дату рождения, это облегчает возможность проследить тебя, твой домашний адрес и т.д. Я держу всю эту информацию в секрете, в том числе мой домашний адрес, потому что в прошлом меня преследовали и угрожали моей жизни. Я никогда не знал тех людей, это были просто сумасшедшие люди, одержимые LAM. Общественным людям иногда приходится иметь дело с такого рода проблемой. К счастью, “Шон Бреннан” является достаточно распространенным сочетанием ирландского имени, так что если кто-то попытается меня найти, они не смогут этого сделать .

Какова, на твой взгляд, роль артиста как посланника в современном обществе?

Шон: К сожалению, лишь немногие артисты видят себя подобным образом. Они становятся “артистами”, как способ стать известными, чтобы удовлетворить свое эго. У них нет никакого посыла. Но я думаю, посыл необходим, чтобы быть актуальным. Чтобы выдержать испытание временем, нужен посыл. Искусство совершенно бессмысленно без стоящей за ним какой-либо цели. Для меня искусство, которое обращено только к самому себе, не так уж интересно. Я предпочитаю искусство, которое что-то говорит и фактически занимает позицию подрывного.

Что приносит тебе наибольшее удовлетворение в творчестве?

Шон: Я думаю, наибольшее удовольствие доставляет сам процесс, независимо от того, занимаюсь я музыкой или каким-то другим видом искусства: лепкой, рисованием и т.д. Но именно в области музыки особенно приятно его завершение, потому что музыка в большей степени, чем любая другая форма искусства, зависит от тех хрупких и мимолетных мгновений и, когда кажется, что буквально из ниоткуда возникают такие вещи, как твое музыкальное исполнение или, прежде всего, сама способность творить. Процесс написания и записи песен может быть сравним с тем, как ты проходишь по канату над ямой со львами и каким-то чудесным образом перебираешься на другую сторону и что-то ухватываешь. Приятно быть на другой стороне, уловив это “что-то”, а не в начале, ожидая, что ты что-то поймаешь. Приятно, когда эти мгновения запечатлены навсегда и доведены до конца.

Что ты можешь сказать о Роззе Уильямсе (который когда-то был твоим коллегой), создателе Калифорнийского дет/готик рока?

Шон: Ну, я бы не сказал, что он был коллегой. Он как бы угас прежде, чем появились LAM. Я сам никогда не был фанатом его музыки. Все же я помню первый концерт Christian Death после воссоединения в Голливуде, как раз когда я основал LAM в 90-х. А затем были другие концерты-воссоединения почти каждый месяц. До тех пор, пока все не потеряли интерес. И это привело к тому, что они буквально играли в маленьких ресторанах на 15 человек (представьте себе фильм “Хедвиг и злосчастный дюйм”, когда они выступают в небольших ресторанах для горстки безучастных стариков). Рассказывали, что Розз делал все эти шоу ради денег на наркотики, и это печально. Но, в любом случае, я не думаю, что они по-настоящему внесли большой вклад в музыку в художественном плане. Личные проблемы сломали их и были отнюдь неблагоприятны для сцены, потому что он также как бы преподавал деструктивный образ жизни своим фанатам. Хуже всего то, что люди, которые имеют проблемы с зависимостью, часто могут превозносить деструктивность и невежество, даже ненамеренно. Я никому не желаю плохого. Это очень грустная история. Но есть более важные вещи вне этого.


У тебя есть любимое дикое животное/птица/и т.д.? То есть животное, о котором ты много знаешь и о котором тебе нравится говорить? Кто это?

Шон: Каждое животное уникально и интересно по-своему. Но мне очень нравятся вороны. Моя фамилия означает “Ворон”. Лисы тоже довольно прикольные. И белки.


Что важного ты можешь сказать о бездомных животных? Удавалось ли тебе встретить одного из них, и если да, то чем это обернулось для тебя?

Шон: Когда я был маленьким, дом моей семьи был словно магнитом в окрестностях для бездомных животных. А позже я также подбирал бездомных животных. Ненужные животные – это огромная проблема, и люди должны стерилизовать своих питомцев, чтобы со своей стороны сократить число ненужных животных. Это также является причиной, почему люди никогда не должны покупать животных у заводчиков или в зоомагазинах. Бесчисленное множество ненужных животных в приютах ждут кого-то, кто их заберет, но люди все же ПОКУПАЮТ животных в зоомагазинах и у заводчиков, обрекая тех бескровных животных на смерть. Отвратительно, что люди могут быть столь пренебрежительными к проблеме, но людей приучают все больше и больше игнорировать реальность и потреблять или идти на поводу у своих эго и жадности. Так что эти проблемы будут продолжать расти, если люди не начнут принимать меры.

Какова твоя принципиальная точка зрения, а также личное отношение к животным в неволе? Что послужило бы показательным примером встречи с животными в неволе?

Шон: Это допустимо только, когда нет другого выбора для выживания животного. Но, конечно, условия должны быть гуманными и как можно естественнее. Я совершенно не люблю зоопарки, цирки и другие места содержания животных взаперти в тесных клетках, где их жизни подвергаются тому, что считалось бы пыткой согласно Женевским конвенциям, будь это совершено в отношении человека. Я помню, как ребенком ходил в зоопарк в Нью-Йорке и видел животных в тесных клетках, за толстыми железными прутьями. Это было поистине душераздирающим зрелищем.

Всегда было интересно, каким ты был в школе, а затем в колледже? Какого мнения ты был о тех коллективах? Что дало тебе общение с одноклассниками?

Шон: В школе я был очень артистичным (рисовал, лепил и снимал фильмы), и, в основном, держался в стороне. Но мое искусство начало привлекать большое число почитателей, и, в результате, было не так просто держаться в стороне. К окончанию школы я был начинающей знаменитостью в моем маленьком городке благодаря моему искусству и тому, что я снимал свои собственные фильмы, а также благодаря тому факту, что мой брат был достаточно хорошо известным специалистом по гриму и визуальным эффектам, как раз начинавший тогда работать в крупных и хорошо известных Голливудских фильмах.

“Невидимая” жестокость – когда на поверхности все выглядит прекрасно и невинно, а внутри темнота. Тебе когда-нибудь приходилось сталкиваться с чем-то подобным? Удалось ли тебе изменить эту темную сторону? Я предполагаю, что об этом уже есть песня или еще будет?

Шон: У многих людей есть эта привлекательная “наружность”, но плохое “внутреннее содержание”. И, к сожалению, наша культура преподносит это как нечто желательное и “крутое”. Вместо того, чтобы быть хорошими внутри, что есть самое главное, многие люди предпочли бы быть привлекательными, но подлыми. А потом они жалуются, какой мир плохой. Люди могут быть реальными идиотами.


Чтобы ты сделал, если бы однажды встретил Барака Обаму?

Шон: Обама был выбран многочисленным, полным энтузиазма большинством населения США, ожидавшим от него прогрессивных действий. Проблема в том, что он не был достаточно прогрессивным демократом, он был весьма консервативен во многих вопросах, что сейчас отражается на числе его избирателей. Он не слишком популярен среди людей, которые выбрали его в прошлый раз, и его поддержка движением “Захвати Уолл-Стрит” очень низка, так как они хотят прогрессивных изменений, а не разрушительную консервативную политику.

Если бы Обама хотел быть прогрессивным, что, как иногда он заявлял, было его желанием, у него была огромная поддержка после его избрания, которая позволила бы ему выдвинуть прогрессивные инициативы. И эти инициативы по-настоящему помогли бы экономике, обеспечили бы здравоохранение, закончили бы войну и т.д. Но он предпочел подчиниться воле консерваторов, которые, по иронии судьбы, потерпели сокрушительное поражение и были осуждены населением США после 8 лет ужасного правления Бушем. Я бы спросил его, почему он не воспользовался мандатом народа и не настаивал на прогрессивных изменениях, которых хотела и ожидала общественность. Я бы спросил его, “неужели наша страна настолько контролируется консервативными корпоративными властями, что невозможно иметь государство, управляемое людьми, состоящее из людей и для людей”. Я знаю, что это так, но нам нужен кто-то у власти, кто признает это, чтобы мы могли начать работать над этой проблемой.

Как тебе видится необходимая реформа политической структуры США?

Шон: Первое, что необходимо совершить, – это убрать деньги из политики. В последние десятилетия именно деньги, а, следовательно, корпоративное влияние, стали ядром политических кампаний. До этого кампании финансировались за счет публичных средств – это не значит, что тогда все было совершенным, просто все стало намного хуже, когда республиканец-консерватор Рональд Рейган изменил законодательство и позволил корпорациям влиять на выборы.

Когда деньги будут отозваны у политических кампаний, когда политики смогут выполнять работу, для которой они были избраны, а не беспокоиться о том, как собрать миллион долларов на их следующую кампанию, когда влияние мега-богатых корпораций на кампании будет устранено, тогда система начнет меняться к лучшему. Конечно, консерваторы не хотят этой перемены, потому что их приоритет – это богачи и удержание власти. Именно поэтому меня всегда поражает, когда кто-то называет себя консерватором.

Планируешь ли ты политическую карьеру в будущем? Какие изменения могли бы быть в мире, если бы у тебя была политическая власть?

Шон: Нет, я не планирую политическую карьеру. Я никогда не получил бы поддержки. США слишком консервативны. Это не так, как в Австралии, где, например, Питер Гарретт из Midnight Oil мог быть выбран на государственную должность. Там могут быть выбраны несколько более прогрессивные люди и люди с нетрадиционными в прошлом профессиями (как “рок-звезда”). Хотя если бы у меня был шанс, я хотел бы баллотироваться на какую-нибудь политическую должность. Но, как я упоминал ранее, система настолько кривая здесь, в США, что это практически невозможно для кого-то, как я.


И последний вопрос. Ты просишь фанатов посодействовать London After Midnight, если они хотят увидеть группу живьем. Почему?

Шон: Чтобы группа могла гастролировать или выпускать альбомы, единственный способ – это если кто-то с полномочиями, как организаторы концерта или звукозаписывающие лейблы, в курсе о спросе. Если Ваш местный организатор концерта никогда не слышал о LAM, тогда это действительно осложняет мне задачу заказать концерт. Даже если LAM пользуются популярностью у фанатов, эта популярность ничего мне не дает до тех пор, пока местные клубы, промоутеры и ди-джеи не знают о том, что люди хотят услышать музыку LAM и увидеть LAM на концерте.

Вот почему это действительно важно, чтобы фанаты делали то, чем занимались звукозаписывающие лейблы до файл-шейринга, и давали организаторам знать о спросе. Сейчас невозможно сказать, основана ли популярность группы на продажах дисков, как это часто делалось раньше, так как файл-шейринг, в сущности, навредил продажам дисков и разрушил лейблы, а также разрушает группы. Поэтому фанатам нужно активизироваться и сделать работу, которую прежде делали лейблы.

Теперь фанаты продвигают группу. Поскольку некоторые фанаты не намерены поддерживать группу покупкой альбома за 9 долларов, меньшее, что они могут сделать, – это связаться со звукозаписывающими лейблами и сказать им о том, что они хотят больше музыки на дисках, связаться с клубами и радио ди-джеями и сказать им о том, что они хотят услышать музыку, связаться с организаторами и сказать им о том, что они хотят тур, а также пытаться делать так, чтобы друзья покупали музыку, футболки и мерчандайз. Все это гарантировало бы концерты и новые альбомы. И это то, о чем я прошу фанатов LAM. ПОЖАЛУЙСТА, помогите. Сейчас это единственный способ, чтобы группы могли вести деятельность, – за счет помощи и поддержки фанатов. Я не прошу этого без причины. Зачем бы я это делал? Есть причина, по которой я говорю эти слова. Без поддержки фанатов и без дохода вряд ли что-то может получиться. Да, другие группы гастролируют, но у них есть связи и деньги от лейблов, а также они являются больше гастролирующими группами, нежели чем LAM. LAM – это проект, а вовсе не концертная группа. Живые туры – редкость. Другие группы только гастролируют, и у них есть связи, а также менеджмент, помогающий им это сделать. Я делаю музыку, и мне нужна помощь фанатов, чтобы организовать гастроли, так как у меня вообще нет менеджмента или кого бы то ни было, работающего на меня, чтобы что-то сделать.

Шон Бреннан: «Все, что тебе нужно сегодня — это красивое лицо с тонной косметики, фотошоп и аккаунт в «Инстаграме»

Эпатажный американский музыкант-мультиинструменталист, известный защитник прав человека и животных, лидер группы London After Midnight Шон Бреннан выпустил переиздание своего первого альбома 1991 года “Selected Scenes from the End of the World”.

«Selected Scenes…», выпущенный в 1991 году, быстро превратился в классический андеграундный альбом с уникальными и навязчиво красивыми песнями, такими как «Sacrifice», «Spider And The Fly», «This Paradise» и многими другими. Это принесло группе армию преданных фанатов, которая продолжает расти год за годом. В 2019 году LAM снова взорвали главную сцену на фестивале Wave Gotik Treffen в Германии, выступив перед 10 000 зрителей. «Selected Scenes from the End of the World: 9119» переиздается во всем мире на американском лейбле Darkride Records.

ROCKWEEK поговорил с Шоном об альбоме, о проблемах окружающей среды, об идеальном мире и деградации искусства.

RW: Когда читаешь о тебе в интернете и видишь рядом твое фото, возникает разрыв шаблона. Ты – веган, защитник окружающей среды и прав человека. При этом на сцене ты используешь достаточно мрачный и жесткий образ. Почему ты выбрал такое направление в творчестве?

Шон: Ну, это довольно серьезные темы. Может быть, мой образ отражает это. Полагаю, мой имидж — это, скорее, заявление о необходимости воевать против всего, что неправильно: против глупости, жестокости, недоброжелательности, невежества, фанатизма, гомофобии, расизма, сексизма. В этом смысле, здесь есть трагедия, конфликт, бунт. Одежда наглядно это демонстрирует. Но в то же время еще жива надежда, поэтому в игру могут вступать слегка романтические элементы и детали. Так что нельзя сказать, что все тлен. На самом деле я просто так выгляжу, только так я чувствую себя комфортно.

Читайте также:  Томми Джо Рэтлифф без макияжа

RW: Твои песни глубокие, оригинальные, ты пишешь о социальных проблемах (о жестокости, насилии, эгоизме и т.д.). Как ты считаешь, музыка в первую очередь должна развлекать людей или заставлять думать?

Шон: Я думаю, она должна делать и то, и другое, как и любая хорошая музыка. Да и большая часть моей музыки также повествует о личном, об отношениях и т.д. Так что я затрагиваю не только социальные проблемы. Конечно, у меня есть песни, освещающие и более широкие темы, и композиции, которые лично для меня имеют несколько значений: могут отсылать к крупным социальным и политическим проблемам, а могут восприниматься как песни о личном, например, об отношениях. Но да, я считаю очень важным, чтобы музыка заставляла людей и думать, и чувствовать. И очень важно, чтобы кто-то из общественных деятелей использовал это для привлечения внимания к важным вещам. Когда искусство перестает побуждать слушателей ставить под сомнение их мир, когда оно перестает быть опасным и превращается просто в мягкий саундтрек, фоновую музыку, которую слушаешь, попутно занимаясь чем-то другим, — искусство потеряно. И если «художник» желает только известности, но не пользуется своим высоким положением, чтобы сделать что-то хорошее, он не заслуживает нашей поддержки. Вот что происходит сейчас в современном музыкальном мире. Искусство стало меньше заботиться о расширении границ и о точке зрения художника на важные темы, и больше — о статусе и славе. Это менталитет, где «я» стоит на первом месте, а также жадность — она стала почти повсеместной.

RW: К сожалению, сейчас более популярен развлекательный контент во всех сферах творчества и жизни. Это массовая деградация общества?

Шон: Да. Но мы можем рассматривать это и как причину деградации общества, и как его симптом: когда все плохо, когда люди чувствуют безнадежность, они прибегают к вещам, которые заставляют их чувствовать себя лучше. Это вещи, не требующие затрат энергии, умственного напряжения и заботы. Я думаю, это то, что лежит на поверхности. Но есть и другая часть, более глубокая. Она заключается в том, что некоторые люди охотнее всего отмахиваются от своей роли в мире и замечают только самое мелкое, поверхностное. Такая апатия ведет к деградации, которая погружает всех в чувство безнадежности. Это болезнь, кормящая отчаяние отвлекающими факторами.

RW: Недавно ты выпустил новый альбом Selected Scenes from the End of the World: 9119. Я так понимаю, что это – переиздание вашего альбома 1991 года. Расскажи о нем?

Шон: Заголовок переиздания отсылает к дате выпуска оригинального альбома: пятница, 13 декабря 1991 года. И дата нового релиза — пятница, 13 декабря 2019 года. Он доступен на официальном сайте LAMofficial.bandcamp.com, londonaftermidnight.com, а также на Амазоне и многих других площадках. Его можно заказать на CD или двойном виниле. Цифровая версия доступна на iTunes, GooglePlay и у других цифровых ритейлеров.

Я расторг все свои контракты с рекорд-лейблами, потому что хотел основать свой собственный. Нет смысла работать с лейблом и делиться с ними заработком, если он не делает чего-то существенного для группы. Итак, мои компакт-диски были в основном распроданы. Но люди все еще хотят диски и винил, поэтому я хотел создать лейбл, чтобы удовлетворить этот спрос.

В 1991 году, когда я записывал альбом Selected Scenes from the End of the World, у меня был очень ограниченный бюджет, что отразилось на финальном микшировании. Я выбился из графика, пытаясь решить проблемы с ударными, которые не хотели звучать как надо. К тому же, на мой взгляд, человек, помогавший мне с микшированием, не был особенно талантлив. Я не был доволен звучанием первого альбома: в некоторых песнях были использованы неверные записи, а то их и вовсе не хватало — это было ужасно, и потенциал музыки был скрыт. Мне было стыдно иметь такое в своем портфолио.

Поэтому вместо того, чтобы просто перевыпустить альбом с той же кучей проблем, я решил полностью его пересвести, используя оригинальные записи. Это было моей мечтой.

Итак, я взял оригинальные треки, вернулся в студию, где записывал первый альбом, и ремикшировал его с нуля так, как будто делал это впервые. При этом, я специально использовал винтажное оборудование. Я даже восстановил записи, которые фанаты никогда не слышали, обнаружив невыпущенный трек из оригинальной сессии 1991 года. Теперь я его закончил и включил в альбом. Новый микс — просто блестящий по сравнению с оригиналом. За исключением новой записи, Claire’s Horrors (песни, которая должна была быть в старой версии альбома, но из-за недостатка времени вошла в альбом только как демо-запись), все треки — оригиналы 1991 года, просто наконец-то звучащие правильно, как будто так всегда и было. А перезапись Claire’s Horrors была сделана на той же студии, с использованием оригинального оборудования того времени и моих винтажных синтезаторов и гитарных примочек. В общем, версия «9119» теперь звучит именно так, как всегда должна была.

RW: Ты мультиинструменталист и все свои альбомы записываешь сам, привлекая музыкантов только к живым выступлениям. Почему?

Шон: Это не было моим прямым намерением, просто так сложилось. Скорее всего потому, что со мной настолько плохо обращались музыканты, что мне было сложно положиться на них. Многие люди приходили в группу только из эгоистических соображений, а не потому, что хотели работать. Поэтому я был вынужден делать все сам, чтобы избежать негатива и проблем, — и доводить до конца. Но хотелось бы уточнить, что время от времени я приглашал сессионных барабанщиков для некоторых записей, пока мои навыки игры на барабанах были минимальны — я легко пишу и программирую партии ударных, но знаю, что другие могут играть на барабанах лучше, чем я. Так что я использую сессионных ударников там, где необходимы «живые» барабаны.

RW: В одном из интервью немецкому радио ты говорил, что не хочешь, чтобы LAM были чьим-нибудь клоном. Поэтому ты избегаешь относить группу к какому-то определенному стилю. Тем не менее, какие группы вдохновляют тебя на написание музыки?

Шон: Меня вдохновляет любое творчество. Не обязательно музыка. Взрослея, я слушал саундтреки к фильмам и классическую музыку, потом увлекся Дэвидом Боуи, Velvet Underground, панк-роком, пост-панком и т. д.

Но я люблю практически всю музыку за несколькими исключениями — например, я НЕ фанат большей части металлической музыки. Я не думаю, что музыка, которую я слушаю, сильно влияет на мое собственное звучание, потому что я не считаю себя похожим на остальных артистов. Но их творчество может вдохновлять меня попробовать создать что-то свое. Это может быть кино, живопись, танцы, театр — все искусство и творчество может вдохновлять.

Я думаю, очень важно сохранять индивидуальность, будучи артистом или музыкантом. Я так часто слышу, как одни группы подражают другим — от звука до подводки вокруг глаз; даже в движениях на сцене — с абсурдной акробатикой и почти хореографическими прыжками по сцене, с размахиванием гитарами и т.д. Это смотрится забавно, потому что каждая группа делает почти одно и то же. Не таким должно быть искусство.

RW: Ты хотел бы жить в идеальном мире? Как ты себе представляешь этот мир?

Шон: Это большой вопрос, и нужно определить само понятие «совершенство», потому что можно дойти до крайности — жизнь без болезней, смертей и т.д. Но я просто надеюсь, что мы по крайней мере примем существование фактов; поймем, что факты и мнение — это НЕ одно и то же; признаем главенство науки; примем необходимость быть вовлеченными в политическую жизнь общества. Потому что, оставаясь в стороне, мы даем возможность развращенным, продажным и жаждущим контроля людям его захватить. Один в поле, может, и не воин, но мы должны помнить, что нас больше, чем «прогнивших», и только вместе мы можем что-то изменить. Нужно только попробовать. Многие даже не пытаются, потому что власти убедили их, что пытаться бессмысленно. Это не так.

Кроме того, меня беспокоит состояние общества, в котором известность и статус ценятся больше, чем логика, внутренний мир, образование, оригинальность. Сегодня все это не требуется. Все, что тебе нужно — это красивое лицо с тонной косметики, фотошоп и аккаунт в «Инстаграме». Когда я начинал, эта проблема только зарождалась. А сегодня это стандарт, к которому стремятся многие люди. «Позер» больше не является оскорблением. Это гонка по нисходящей с точки зрения ожиданий, качества и т. д.

RW: Как ты считаешь, что должно произойти, чтобы человечество перестало деградировать и начало заботиться об окружающем пространстве, а не уничтожать его?

Шон: Не знаю, есть ли что-то, что может заставить людей наконец-то понять, что уничтожение планеты уничтожит и нас как вид. У нас уже были массовые отравления от загрязнения окружающей среды; глобальное изменение климата; стихийные бедствия от использования ископаемого топлива. Если люди этого не осознают, то надежды уже нет. Употребление в пищу мяса является огромным фактором, влияющим на изменение климата. За всем этим стоит неограниченный капитализм. Список можно продолжать бесконечно. Люди должны понимать, что они могут что-то изменить — просто нужно попробовать. Ситуация не может измениться за один день, но нужно с чего-то начать. Если ты этого не сделаешь, то ты уподобишься остальным людям, которые охотно разрушают наш мир.

RW: Ты несколько раз выступал в России. Расскажи, какое впечатление на тебя произвели концерты? Как тебя у нас принимали?

Шон: Было очень приятно путешествовать по России. LAM несколько раз выступал в Москве и Санкт-Петербурге, и мы хотели бы вернуться, потому что ваша страна и люди в ней прекрасны.

RW: Есть ли в планах еще приехать к нам с концертами?

Шон: Надеюсь, но это вопрос не ко мне. Промоутер, клуб, фестиваль — в их власти пригласить группу и организовать концерт. Вот почему это так важно, чтобы фанаты высказались и попросили промоутеров привезти LAM: когда фанаты высказываются, когда промоутеры знают, что люди купят билеты на концерт, они связываются с группами и бронируют туры. Власть в их руках.

RW: Если бы маленький ребенок подошел к тебе и попросил объяснить, о чем твои песни и зачем ты поешь, что бы ты ему ответил?

Шон: Секс, смерть и праведное негодование.

10 знаменитостей, которые изменились после рождения ребенка и совершенно счастливы

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Идеальный образ знаменитостей складывается из продуманного до мелочей гардероба, идеальной прически и макияжа, а также безупречной фигуры. И кажется, практически сразу же после родов знаменитые красавицы готовы блистать на подиуме или ковровой дорожке, демонстрируя прежние формы.

Но не всем удается так легко восстановить свое тело после родов, у некоторых знаменитых женщин (даже с учетом практически неограниченного денежного и временного ресурсов) на это уходит значительно больше пары месяцев.

АdMe.ru рассказывает о 10 звездных мамах, которым возвращение прежней формы после родов далось с большим трудом. И это в очередной раз доказывает, что даже знаменитости несовершенны.

Ким Кардашьян

Кажется, что Ким Кардашьян всегда была девушкой «в теле», но на самом деле ее пышные формы — это результат изменений, последовавших за беременностью и родами. Однако супруга скандального рэпера Канье Уэста всеми силами старается убрать лишние сантиметры. За исключением тех мест, которые уже стали ее визитной карточкой, конечно.

Кейт Миддлтон

Герцогиня Кембриджская всегда была худышкой, однако и ее не обошли естественные изменения, связанные с появлением детей. Но именно Кэтрин, надев легкое платьице, не побоялась показала всему миру, что после родов женщина выглядит именно так: с животиком, немного уставшая, но очень счастливая.

Бейонсе

Вокруг беременностей Бейонсе ходило немало слухов, которые сама певица подогревала с большой охотой. И даже рождение дочери Блю Айви Картер происходило в условиях максимальной конспирации. Но судя по изменившейся фигуре R’n’B-дивы, можно с уверенностью сказать, что никакая суррогатная мать не выполнила за нее эту трудную задачу вынашивания ребенка.

Лив Тайлер

Красавица Лив Тайлер — одна из тех женщин, которым, судя по всему, соответствие канонам идеального тела дается с большим трудом. После каждой беременности она длительное время приходит в форму. Но именно за то, что она не скрывает своих трудностей и всегда остается улыбчивой и жизнерадостной, мы ее и любим.

Дженнифер Лав Хьюитт

Звезда 2000-х Дженнифер Лав Хьюитт в настоящее время практически не появляется на экранах, все свое время посвящая семье и 2 детям. Однако по ее немногочисленным фотографиям можно сделать вывод, что беременности не прошли бесследно для фигуры актрисы. Но, похоже, Дженнифер счастлива и не обращает внимания на нападки недоброжелателей, которые указывают на ее лишний вес и немодельные формы.

Кристина Агилера

Несколько лет назад только ленивый не обсуждал увеличившиеся формы некогда миниатюрной певицы. Однако жесткие комментарии Кристина Агилера заслужила только потому, что несколько месяцев назад стала мамой и не смогла в столь короткие сроки вернуть былую стройность. Уверены, что среди критиканов не было ни одной женщины, которая бы сама прошла через беременность и рождение ребенка.

Джессика Симпсон

На самом деле Джессика Симпсон от природы склонна к полноте, а беременность и роды ускорили процесс набора лишнего веса, и весы показали певице +23 кг. Однако спустя всего пару месяцев, вместо того чтобы сбросить лишний вес, Джессика. вновь забеременела.

Келли Кларксон

Американской певице, ставшей известной благодаря участию в проекте American Idol, поддержание формы всегда давалось с трудом. «Когда я была по-настоящему худой, я была несчастной во всех смыслах, но никого это не заботило, потому что смысл имела лишь эстетическая составляющая. Для меня это был очень темный период. Все время я проводила в спортивном зале», — поделилась Келли Кларксон в интервью журналу Attitude Magazine.

Сейчас, после появления на свет 2 детей, Келли решила, что будет любить себя такой, какая она есть. И мы с нею полностью согласны.

Эмили Дешанель

Эмили Дешанель стала знаменитой после главной роли в сериале «Кости», который с успехом шел на телевидении целых 12 лет. И если в первых сезонах мы видели доктора Бреннан (Дешанель) подтянутой и стройной, то в заключительных сериях она заметно поправилась. Изменения, как выяснилось, были связаны с долгожданной беременностью актрисы. Но даже спустя несколько лет после родов Эмили Дешанель, в отличие от своей сестры Зоуи Дешанель, не хочет возвращать прежние формы.

Серена Уильямс

Всемирно известная теннисистка Серена Уильямс родила своего первого ребенка всего несколько месяцев назад. При этом она не прекращала участвовать в соревнованиях и тренироваться практически до самых последних месяцев беременности. Но, как видно по многочисленным фотографиям с официальных мероприятий, первой ракетке мира не удалось вернуть прежнюю форму так быстро, как хотелось бы. Но Серена не намерена скрывать свою фигуру под бесформенными нарядами, смело демонстрируя, как изменилось ее тело, которое дало новую жизнь.

А как вы считаете, молодая мама должна восстановить свое членство в фитнес-клубе как можно скорее или изменения тела после беременности — это естественно и прекрасно?

Ссылка на основную публикацию