Руди Нуриев без макияжа

Руди Нуриев без макияжа

&nbsp Мемуары знаменитых танцовщиков

Нижинский и Нуреев полагали, что исповедь может помочь человечеству
Одна за другой в Москве вышли книги, посвященные двум самым знаменитым русским танцовщикам этого века — Вацлаву Нижинскому и Рудольфу Нурееву. В первом случае перед нами подлинный “Дневник Нижинского”, во втором можно подозревать мистификацию — роман “Руди Нуриев без макияжа” написан якобы на основании сорока девяти подлинных писем Нуреева австралийскому писателю, лауреату Нобелевской премии Патрику Уайту, попавших в руки автора книги при не очень ясных обстоятельствах.

Знаменитый “Дневник” Вацлава Нижинского, танцовщика дягилевского балета и хореографа двух постановок на музыку Игоря Стравинского, был впервые опубликован по-английски в Лондоне в 1936 году, за четырнадцать лет до смерти автора в сумасшедшем доме. Он вызвал не только большой интерес, но и большой скандал. В пост-викторианской Англии, едва привыкнувшей к скабрезностям Лоуренса и хорошо помнящей скандал вокруг Оскара Уальда, откровения гомосексуального характера, да еще из уст мировой знаменитости, и не могли вызвать иной реакции. Впрочем, книга вышла с купюрами, на первый план были выдвинуты пронзительные по своей трагичности и эмоциональному накалу переживания человека, который писал эти строки в состоянии, уже близком к помешательству. Опубликовала книгу жена Нижинского Ромола. На континенте “Дневник” вышел лишь в 56-м в издательстве Gallimard в переводе с английского на французский. Издательство “Арт” использовало именно этот текст, то есть перед нами обратный перевод с перевода. И это при том, что русско-польский оргинал, прежде недоступный, не так давно вышел во Франции.
Несмотря на это обстоятельство, книга представляет безусловный интерес — и отнюдь не только для балетоманов и историков искусства. Во-первых, сам текст Нижинского дополнен издательством фрагментами воспоминаний, рисующих его портрет на фоне знаменитых “русских сезонов” Дягилева (впрочем, мемуары, откуда извлечены фрагменты, в большинстве уже напечатаны в России). Но главный интерес, конечно, в самом “Дневнике”. Книга, разбитая на три главы, представляет собой сумбурные записки, в которых перемешаны философски-религиозные размышления, переживания человека, осознающего нарастающий недуг, и воспоминания. В воображении Нижинского к тому времени мир был устроен вполне манихейски, причем силы света оказывались заключены в Христе, с которым артист себя беспрерывно сравнивает, силы же мрака олицетворял Сергей Дягилев. К своему писательству Нижинский, если верить его словам, относился как к коммерческому предприятию: “Моя жена сильно нуждается в деньгах”. Но тут же он и поправляет себя: “Я пишу для того, чтобы помочь человечеству”. Исповедь приоткрывает тайные механизмы артистической психики и артистического эгоцентризма полнее и прямее, чем опосредованные свидетельства, заключенные в ролях или картинах.
“Исповедь” Нуреева, написанная австралийцем русско-японского происхождения якобы на основании подлинных писем танцора, при всей непохожести на “Дневник” Нижинского имеет с ним и сходство: оба гении балета, оба гомосексуалисты и оба писали на грани смертельной болезни. По степени откровенности описаний гомосексуальных отношений и страстей книга среди переведенных на русский может быть сравнима лишь с текстами Жана Жене, и эта “скандальная” ее сторона, безусловно, привлечет некоторых читателей. Не говоря уж о том, что в многочисленных новеллах, которые и составляют роман, наряду с уличными мальчишками-проститутками, промышляющими в скверах и общественных туалетах, то и дело мелькают силуэты знаменитостей вроде Меркьюри. Между тем это отнюдь не бульварное чтиво. Сам автор считает, как и Нижинский, что его книга способна “помочь человечеству”. Во всяком случае, научить людей гуманности и состраданию. Увы, ни одна книга, кроме трудов по естествознанию, человечество до сих пор ничему не научила. Но так или иначе, со страниц романа встает, пусть зыбкий и мерцающий, образ знаменитого танцовщика, гениального эгоцентрика и одиночки, космополита, жившего в гомосексуальном сообществе, покрывающем, как оказывается, весь земной шар.
“Я хочу всех любить — вот цель моей жизни. Я часть Бога, моя партия — это партия Бога. Я люблю всех”. Эти слова из “Дневника” Вацлава Нижинского вполне мог произнести и Нуреев со страниц этого романа. И констатировать, как и Нижинский, что любить “всех” — непосильная ноша для смертного человека, пусть даже и гения. И что это стремление, как правило, оборачивается несчастьем для тех неосторожных, которые берутся конкретизировать абстракцию, воплощая собой этих “всех”. Нуреев замечает в романе: “Я умею разбивать чужие жизни лучше, чем танцевать”.
Роман о Нурееве, написанный на Западе, но опубликованный в Москве, — далеко не первая исповедь больного СПИДом. И не первая книга о Нурееве. Но в том-то и дело, что в ней есть еще один план. Это роман об общности людей, любящих и страдающих на нашей ставшей столь тесной планете: недаром Нуреев в романе признается, что его любимый герой — Маленький Принц Экзюпери (“он был так же, как я, космически одинок”). Его судьба, как и судьба его гениального предшественника, свидетельствует скорее о том, что для искусства действительно нет границ, как ни банально это звучит и как ни противоречит реальной судьбе обоих.

Дневник Вацлава Нижинского. Москва. Издательство “Арт” (“Актер. Режиссер. Театр”. Серия Ballets Russes), 1995. Юри Мэттью Рюнтю. Руди Нуриев без макияжа. Москва. “Новости”, 1995.

Руди Нуриев без макияжа

Конечно, это не всегда такие доброкачественные источники. Так, недавно в бульварном издании – приложении к газете “Скандал!” – опубликована “на полном серьезе” интимная переписка Ленина с Зиновьевым, начинающаяся перед их вселением в знаменитый шалаш в Разливе (Соколов 1995). В переписке раскрывается их гомосексуальная любовь друг к другу и выступают предвкушения любовных услад в шалаше. Переписка продолжается в последующие годы – вплоть до поселения больного Ленина в Горках. При этом раскрывается еще и гомосексуальное отношение Ленина к Троцкому и фигурирует Крупская, которая мешает гомосексуальным связям мужа.

Публикацию с энтузиазмом перепечатали баркашовские издания, муссируют ее и организации сексуальных меньшинств.

Между тем, всё это явная фальшивка. Не указаны архивные номера документов, да и сам архив не назван, тогда как в столь сенсационном открытии это было бы первым делом. Нет фотокопий документов, и не приведена экспертиза почерка. Психологически чрезвычайно маловероятно, чтобы два пожилых человека, допустим даже гомосексуальных, вдруг воспылали сексуальным желанием друг друга – каждый выбрал бы кого-нибудь помоложе. Ленин, как известно, изменял Крупской, но с женщиной – Инессой Арманд, и при этом продолжал рассматривать Надежду Константиновну как друга. Общий тон переписки ёрнический – предполагаемые любовники относятся к своей страсти как к забавной проказе, к грязной шутке. “Целую тебя в твою марксистскую попочку”, “Не заросла ли твоя попочка за время нашей разлуки? Не стала ли она уже за это время. Скоро я приеду, и мы займемся прочисткой твоей милой попки”. Это гетеросексуалы, не представляя, что можно относиться к этому извращению иначе, воображают, что гомосексуалы должны общаться так. Но гомосексуалы, да еще пожилые и тайные, общаются в другом ключе, гораздо более романтичном, чему можно найти много примеров в реальной переписке таких людей. Не о “прочистке попочки” они мечтают, а о глазах любимого и о любовных объятиях.

Сама ситуация подполья 1917 года, а затем гражданской войны отнюдь не способствовала столь длительной и откровенной переписке. Вообще неправдоподобно, чтобы столь опытные конспираторы стали разглагольствовать открытым текстом о своих склонностях, предосудительных для многих революционеров и конкурентов в борьбе за власть.

Наконец, в опубликованных Соколовым письмах Зиновьев именует Ленина то “Ильич”, то “Вова”, а себя “твой Гершеле”. С какой стати? Даже родные называли Ульянова Володей, а не Вовой. Ленин тоже обращается в соколовских письмах к Григорию Зиновьеву, называя его еврейским именем Гершеле, ласкательным от Герш (вынесенное в заглавие “Герша” вообще не существует), а Льва Троцкого кличет Лейбой. Между тем Троцкого так именовали только противники коммунизма и революции. Ленин никогда так ни того, ни другого (и вообще никого) ни в какой корреспонденции не называл. Ему-то подчеркивать еврейское происхождение ряда своих соратников и соперников было незачем. Фальсификаторы переборщили – хотели намекнуть на долю еврейской крови у самого Ленина и создать впечатление, что в своей среде, между собой, вожди революции чувствовали себя как в еврейской общине, в кагале. Но это совершенно не соответствует действительности, как она известна по многочисленным сохранившимся письмам. Начиная с Маркса, коммунисты еврейского происхождения всегда в любой среде и перед самими собой старательно открещивались от иудейства. Что касается Ленина, то со своим еврейским дедом (по матери) Александром Бланком, к тому же крещенным задолго до рождения внука, Владимир Ульянов почти не общался, еврейского языка не знал. Антисемитом он не был, но всегда и везде подчеркивал свою русскую национальность. В семье Ульяновых всё было русским.

Никакого Н. В. Соколова среди кандидатов исторических наук, занимающихся революционным и раннесоветским периодами, нет (судя по учету авторефератов диссертаций). Нет под таким именем и публикаций других документов той эпохи, которые он упоминает. В основных архивах, где могли бы храниться такие документы, имя Н. В. Соколова в списке пользователей (ведется же их строгий учет) не значится. По моей просьбе это проверил известный историк – специалист по этому периоду Б. А. Старков.

Читайте также:  Yohio без макияжа

Фальшивка вышла из тех же национал-патриотических кругов сеятелей антисемитизма, что и пресловутые “Протоколы сионских мудрецов”. Именно в этих кругах гомосексуальность всегда считалась пороком, чуждым русскому быту, и замазать вождей коммунистов именно этим пороком, как и еврейством, было вожделенной целью этих кругов. По поводу других публикаций с гипотезой о гомосексуальности Ленина (А. П. Кутенев в “Новом Петербурге” и “24 часа”) коммунистический журналист Н. Волынский (1998) вспоминает о некоем “гарвардском проекте” психологической войны против СССР, якобы планировавшем приписать Ленину гомосексуальность, но если “гарвардский проект” и существовал, то в давние времена, а ныне источники идеи явно иные – национал-патриотические, так что пусть коммунистические защитники чести Ленина разбираются со своими союзниками.

Другой пример недостоверности. Несколько лет назад издательство “Новости” выпустило тиражом в 30 тыс. экземпляров книгу “австралийца с русскими и японскими корнями”, “ученого-биолога” Ю. М. Рюнтю “Руди Нуриев без макияжа” (Рюнтю 1995).

Книга, если верить автору, основана на 29 письмах Нуреева (именуемого в книге по паспорту Нуриевым) австралийскому гомосексуальному писателю Пэтрику Уайту, лауреату Нобелевской премии. Письма эти, переданные якобы автору книги и хранящиеся у него, содержат откровенные воспоминания об эпизодах гомосексуальных связей артиста с полусотней любовников, по письму на любовника. Книга целиком посвящена этой стороне жизни Нуреева – ничего о политике, ничего о художественном творчестве, только секс. Великий танцовщик оказывается обыкновенной “туалетной мухой” – увивается вокруг общественных туалетов и этим живет.

Нуреев был гомосексуален – это общеизвестно. В книге Отиса Стюарта “Вечное движение” он обрисован как обуянный похотью (“Красота партнера вовсе не была для него определяющим фактором. Главным фактором был размер”. Вспоминается оргия в нью-йоркской гей-бане, где Нуреев публично имел дело с четырьмя огромными неграми. – Пресс-панорама: 12).

Фредди Меркьюри. Украденная Жизнь (111 стр.)

Документальные фильмы? О том, что вышло после 1991 года, придется забыть. Довериться тому, что вышло в 70-80-е годы? Этих фильмов практически нет. Из всего, что выходило на мировом ТВ за 20 лет информационной эпохи, официально издан на видео только “Magic years”. Чтобы перечислить то, что ходит среди коллекционеров, хватит пальцев одной руки. Где остальное? Наверное, там же, где и остальные 99% видеоархива “Queen” – единственной супер рок-группы мира, у которой за десятилетия издано несколько концертов и интервью и менеджмент которой публично заявляет, что никаких раритетов издавать не будет и не собирается.

Из доступных крох приходится сразу же отбросить “Magic years”, учитывая, что данный фильм являл собой подготовку общественного мнения к будущей легенде о группе и о Меркьюри. Оставшиеся жалкие крохи нужно также проверять на достоверность, учитывая, что эти видео появились в последние годы, да и сведений о Меркьюри они дают очень мало.

Остаются аудио- и видеоинтервью. Это кажется наиболее достоверным источником информации. Официально изданы всего несколько интервью, прежде всего в обработке Дэвида Вига и Руди Долезала. Потратив много лет и денег, можно раздобыть и другие интервью – издания мелких фирм, записи радиопередач, телевизионные съемки из разных стран, радиоархивы бутлегеров и т.д. Если хорошенько поискать, то их можно найти десятки, несмотря на уже известную вам официальную легенду о том, что Меркьюри не любил давать интервью и единственным журналистом, с которым он общался, был Дэвид Вигг. В этих источниках можно найти много интересной и полезной информации.

Но и к ним приходится относиться без стопроцентного доверия. После той ловкости рук с большой долей мошенничества, которую продемонстрировали нам вышеупомянутые Дэвид Вигг и Руди Долезал, нужно иметь в виду, что похожие ловушки могут поджидать и в других материалах, даже если на них не стоит официальный копирайт “Queen Productions”. У нас нет никаких гарантий, что в том или ином случае ответы и вопросы не были переставлены местами, что Фредди отвечает именно на тот вопрос, что мы услышали, что его ответ не был вырван из контекста. После прецедента с официально изданной записью радиопередачи от 29 мая 1989 “Queen for an Hour” приходится иметь в виду, что подобные сюрпризы могут преподнести и другие архивные радиопрограммы. И не потому, что их содержание чем-то не устраивает исследователя, а просто потому, что при том масштабе фальсификаций, с которым сталкиваешься в данном деле, приходится проявлять осторожность. Чтобы быть уверенным в достоверности источника, нужно знать, что этот материал именно в таком виде видели и слышали до 1991 года (как, например, фильм “Magic in Budapest”). И тот, кто утверждает, что он это видел или слышал, – реальный человек и честный поклонник, а не карманная собачка официального фан-клуба “Queen” и не сетевой тролль.

Таким образом, задача исследователя сильно усложняется, потому что достоверных источников информации, за исключением прижизненно изданных альбомов и видео, почти нет. И, значит, приходится опираться прежде всего на творчество и на собственную интуицию. Остальное можно использовать с большой осторожностью.

Труднее всего понять даже не масштабы и циничность преступной травли и не фактор стопроцентной фальсификации жизни, смерти и творчества мегазвезды и нашего современника, а то, что не было на все это никакой реакции, никаких возражений, никаких опровержений и никаких возмущений.

Скажут: “Так не бывает. ” Не может такого быть, чтобы перед всем миром разыгрывался гнусный фарс – и никто даже не пикнул. Никто не возразил ни единым словом. Все как будто не заметили происходящего. Никто даже не попытался одернуть год от года наглеющих “близких друзей”. Родственники, друзья, знакомые, коллеги, менеджеры, члены “Queen” и представители пресс-службы, фан-клуб – никто ничего не предпринял. Было сформировано уникальное манипуляционное пространство с одной-единственной версией, безальтернативность которой закольцовывает порочный круг – раз никто не возражает, значит, это правда; это правда, потому что все так говорят и никто не возражает, и т.д. Трудно поверить в то, что все могут молчать. Невозможно же всех запугать, всех шантажировать, всех купить, всем заткнуть рот?

Невозможно? Но именно это мы и наблюдаем. Возражений нет не только по ключевым моментам клеветы – не опровергаются даже самые дикие, нелепые и оскорбительные мифы. Этот вопрос возник уже на ранних этапах исследования. И в дискуссиях, и с поклонниками Меркьюри, и со сторонними людьми не раз приходилось говорить: но вы же видите, что это, это и это – очевидные бред и ложь? Однако даже но этому поводу не было никакого официального или частного опровержения. Что бы ни говорили и ни делали, как бы ни издевались публично над Фредди Меркьюри, как бы его ни унижали – это никогда и нигде не вызывает никакой реакции. Поэтому возражение “не может быть” придется отставить – может. И происходит на наших глазах. Так что нужно попытаться понять, как это могло произойти?

Те, кто следит за публикациями о знаменитых людях, по умолчанию привыкли к тому, что измышления и сплетни в их адрес достаточно быстро опровергаются, а скандальные биографии и мемуары подвергаются критике. В случае с Меркьюри ничего подобного не было. А так называемые “опровержения” являлись частью того же самого спектакля.

Например, запускается легенда о романе Меркьюри с Рудольфом Нуриевым. В России появляется эротический роман Юри Мэтью Рюнтю “Руди Нуриев без макияжа”, одновременно появляются публикации в британских газетах, а затем большой кусок из книги Рюнтю помещен в книгу Лесли-Энн Джонс “Freddie Mercury The definitive biography”. Эта самая книга Лесли-Энн Джонс, переполненная дикими измышлениями о Меркьюри, активно рекомендуется квиноманам как “подробная, объективная и достоверная биография”.

А затем появляются официальные “говорящие головы” и со смехом опровергают этот Миф. Опровержением занимаются те же самые люди, что ранее рекламировали эротический роман Джима Хаттона в качестве эксклюзивных мемуаров “близкого друга”. В качестве основного опровергающего авторитета выступает Питер Фристоун, который параллельно рассказывает о многочисленных беспорядочных связях Меркьюри с барменами, водителями грузовиков и прочими гей-пролетариями.

Тем самым, опровергая один созданный ими же Миф, режиссеры параллельно закрепляют в сознании своих жертв десятки других. К тому же много чести для Меркьюри иметь в любовниках Нуриева. Хаттон, водители грузовиков, ярмарочные уродцы из фильма “Freddie Loves” – это те, достойные Меркьюри любовники, в существование которых должны безоговорочно поверить жертвы агитпропа.

Или запускается через прессу легенда о карликах, разносивших кокаин на вечеринках “Queen”, и популяризируется в книге Рика Ская. Некоторое время спустя те же говорящие головы с тем же смехом опровергают это. параллельно рассказывая о горах кокаина в доме и на вечеринках Меркьюри, а все тот же Питер Фристоун, насмехаясь над мифическими карликами, одновременно рассказывает о “кокаиновых супермаркетах”, в которых он закупал наркотики для Фредди и его друзей. “Официальный” Миф отличается от опровергнутого “неофициального” только ростом разносчиков кокаина. В результате “опровержения” публика принимает как неоспоримый факт “свидетельства” о кокаиновой наркомании Меркьюри.

Читайте также:  Санни Леоне без макияжа

Иногда кто-либо из “авторитетов” может покритиковать какую-нибудь мелкую ложь. Могут даже сказать, что им не нравится та или иная книга или фильм, и при этом продолжают это рекламировать. Хаттон может обвинить Мэри Остин в алчности, Брайан Мэй – поругать желтых журналистов, корифей из официального фан-клуба – высказать “фи” в адрес скандальной книги. Но все это – в рамках все той же пьесы, и все актеры этого спектакля продолжают участвовать в тех же проектах и обслуживать тот же Миф. Можно выразить недовольство “всякой ерундой о Фредди” – и участвовать в очередном “документальном фильме” в компании Хаттона и Фристоуна. Можно выразить возмущение книгой Хаттона – но не по поводу того, что посторонний дядя выдал себя за мужа Фредди Меркьюри и издал вымышленные мемуары с грубо слепленными в гараже палеными фотографиями, а по поводу того, что последний любовник Фредди публично рассказал об их интимной жизни и позволил себе неуважительные высказывания о нем, кое-где и приврав. Естественно, такие “протесты” ничего не опровергают, а только закрепляют легенду.

С “постановочными” протестами все понятно. Но где же настоящие? Почему знавшие Меркьюри люди (не путать с актерами, которых выдают за “близких”) разделились на две части – тех, кто обслуживает Миф, и тех, кто молчит?

Дело в том, что опровержениями в подобных случаях занимаются не все знавшие человека люди, а достаточно ограниченный круг – некоторые друзья, родственники, коллеги, пресс-служба, официальные биографы. В нашем случае задача сильно упрощается, поскольку о Фредди Меркьюри как о человеке не было известно почти ничего – только предоставленная им самим анкета-легенда: “родился-учился-хобби-интересы”. Чистый лист, на котором, если обеспечить то самое молчание, можно будет написать все, что угодно. Если блокировать структуры, из которых потенциально могут исходить протесты, будет полная тишина. Что и произошло.

Макияж и прочее

Рудольфа Нуриева называют одной из ключевых фигур в истории балета. Ему удалось соединить в танце классику и современность. Если раньше основное внимание публики было приковано к балерине, талантливый экспериментатор заставил зрителя обратить взор на танцовщика. Биография Нуриева полна скандальных фактов – СПИД, гомосексуальные связи, побег из страны, преследования КГБ. Что правда, а что миф в этих многочисленных слухах?

Факт 1. Рудольф Нуриев начал профессионально заниматься балетом только в 17 лет

Вплоть до поступления в училище в Ленинграде Рудик Нуриев, выходец из рядовой провинциальной советской семьи, профессионально не занимался балетом. Но танец с детства был его увлечением. С семи лет мальчик ходил в различные фольклорные кружки города Уфы, а с одиннадцати брал дополнительные уроки после занятий у бывшей солистки Дягилевского балета Анны Удальцовой, жены ссыльного «врага народа». Первый учитель и наставник с азов обучила его классическому балету и подготовила к поступлению в училище.

В Ленинграде в течение всей поры экзаменов Нуриев жил у дочери Удальцовой. После поступления он стал самым большим «мальчиком» в группе из одиннадцати и двенадцатилетних танцоров. Однако в те времена это не было сверхъестественным: в театральные, музыкальные и хореографические училища в послевоенное время нередко принимали людей постарше.

Факт 2. Отец Нуриева не принял его выбор и никогда не видел, как танцевал сын

Творческую энергию Нуриева в раннем детстве поощряла только мать. Вернувшийся с войны отец отказывался признавать в единственном сыне танцора и презрительно называл его «балериной». За пристрастие к танцу и общение с «врагами народа» Рудольф не раз ссорился с отцом, который применял к нему физические наказания. Ни в СССР, ни за границей отец Нуриева ни разу не видел, как он танцевал. Сын, в свою очередь, не смог приехать на его похороны в Уфе, будучи в эмиграции на западе.

Факт 3. В училище Нуриев был изгоем

Шестнадцать лет – позднее начало для балета. Нуриев тренировался сутками. У него были проблемы с техникой, и иногда на занятиях нервы танцора не выдерживали. Из-за нетерпимого характера Нуриев часто оказывался в центре конфликтов, уходил из общежития, попадал на «ковер» к директору. У него было мало друзей, и лучше всего отношения складывались с теми, кто был намного старше.

До самой смерти из «ленинградского периода» Нуриев с теплотой вспоминал разве что о своем учителе, Александре Пушкине и семье дочери Анны Удальцовой.

Факт 4. В юности Рудольф Нуриев был бисексуалом, а в зрелости заводил отношения только с мужчинами

По слухам, у Нуриева были романы с Фредди Меркьюри, Ив Сен Лораном, Элтоном Джоном и по слухам даже с Энди Уорхоллом и Жаном Маре. Еще в училище он питал влечение к женщинам, однако, став взрослым, однозначно определился в своей ориентации.

Биографии Нуриева описывают его неуемный сексуальный аппетит в анекдотах: не только режиссеры, танцоры и музыканты, но и матросы, продавцы, водители грузовиков и даже полицейские. При всем этом Рудольф Нуриев всегда умудрялся иметь «серьезные отношения».

Факт 5. Нуриев 25 лет любил датского танцовщика балета Эрика Бруна

В 1961 году на Западе Нуриев встретился с датским танцовщиком Эриком Бруном. Брун был старше его на 10 лет и сохранил влечение к женщинам, поэтому их отношения с самого начала были нелегкими. По легенде, мать Бруна, когда Рудольф переехал жить к ним в Гентофте, вскрикнула, увидев Нуриева, и упала без чувств. Танцоры расстались после нескольких размолвок окончательно, когда Рудольф узнал, что у Эрика была постоянная связь с женщиной и дочь от этих отношений.

Факт 6. Рудольф Нуриев сбежал из СССР на заграничных гастролях

В 1961 году после выступлений в Париже Нуриев совершил знаменитый «прыжок свободы» – из зоны контроля в аэропорту без багажа и с 30 франками в кармане он метнулся в руки парижской полиции и попросил у французских властей политического убежища. На Западе Нуриев провел остаток жизни, заслужив репутацию одного из самых одиозных танцовщиков. Считается, что главной причиной побега стало его уличение в гомосексуализме и желание сохранить личную свободу.

Многие биографы также отмечают, что, несмотря на побег, Нуриев никогда не критиковал советский строй и в целом был достаточно аполитичен. Все же, в СССР он считался невозвращенцем, поэтому всегда боялся преследования со стороны советских властей. На родину Нуриеву в первый раз разрешили въехать только в восьмидесятых годах, на ограниченное время (повидаться с родными) под присмотром КГБ.

Факт 7. Рудольф Нуриев родился в поезде

По национальности Рудольф Нуриев записан в паспорте как башкир, хотя сам себя он всегда называл татарином. Отец мальчика, Хамет Нуреев, служил военным и политруком. До Рудика у жены Хамета, Фариды, было три девочки, поэтому он с нетерпением ждал рождения мальчика. Нуриев родился в поезде по пути во Владивосток, где-то между Иркутском и Слюдянкой. До начала войны семья жила в Москве, но Рудольф с матерью и сестрами был эвакуирован из Владивостока в Уфу.

Факт 8. Нуриев был почти в два раза моложе своей партнерши по танцу Марго Фонтейн

Марго Фонтейн была спутницей Нуриева на сцене долгие годы. Одна из лучших британских танцовщиц сначала сомневалась, стоит ли ей связывать с ним свою профессиональную карьеру. Ведь Нуриев в 1937 году еще не родился, а Фонтейн уже танцевала в «Жизели». Но после выступления двадцатичетырехлетнего танцора на ее концерте, руководство театра предложило Рудольфу танцевать с Фонтейн. Знаменитой приме тогда было 42 года, и, однажды попробовав выступать в паре с Нуриевым, она до самого ухода со сцены оставалась его партнершей.

Факт 9. Когда Рудольф Нуриев умер от СПИДа, ему было 54 года

Диагноз СПИД был поставлен Нуриеву в 1984 году. Танцовщик надеялся избавиться от болезни с помощью денег и перепробовал множество экспериментальных лекарств. На лечение Нуриев ежегодно выделял до 2 миллионов долларов. 6 января 1993 года он скончался во Франции и был похоронен по завещанию на русском кладбище Сен-Женевьев де Буа.

“Великий Руди”: потерянный бог балета

Париж второй половины ХХ столетия – место обитания многих балетных стариков и старух русского происхождения. Мечтам о том, каким он будет балетным стариком, не единожды предавался и Рудольф Нуриев, гений русского балета. В эти дни балетный мир отмечает его 70-летие, а 6 января нынешнего года он же оплакивал 15-летие кончины “великого Руди”. Балетного старика не получилось. Впрочем, это единственное, что не получилось в жизни танцовщика. Нуриев родился в поезде, когда его родители ехали к очередному месту поселения. Жили они в Уфе, столице Башкирии, где юный Руди стал заниматься в балетном кружке в Доме пионеров. Данные у Нуриева были очень хорошие, но у родителей не было средств, чтобы начать его профессиональное обучение балету в установленные сроки. Балет – искусство жестокое. Не докрутишь, не дотянешь чего-то в детстве – и прощай, сцена. Профессиональная непригодность грозила и Нуриеву, когда он расстался с отчим домом и переехал в Ленинград. Его приняли в хореографическое училище, теперь обратившееся в академию, вероятно, не особенно надеясь на то, что из черного татарчонка (тогда всех темноволосых принимали за татар) вырастет герой-принц. Скорее, рассчитывали на солиста пятой линии кордебалета в каком-нибудь национальном театре. Но жестокие, очень тяжелые дополнительные нагрузки дали превосходный результат. Плюс работа с любимым педагогом – А.И. Пушкиным, у которого Нуриев фактически жил. В театральную труппу, в знаменитый Кировский балет, а не в провинцию, Рудольф был зачислен на вполне приличное положение и в короткий срок стал танцевать весь классический репертуар. К 23-м годам Нуриев станцевал все первые партии в классических балетах. Премьер особых не ожидалось; современные танцы – модерн или невинного Баланчина – советским мастерам балета танцевать запрещалось. Творчество “подкреплялось” не слишком устойчивым бытом. Великий танцовщик Махмуд Эсамбаев много лет спустя вспоминал, как покупал дефицит – рубашки и костюм – фактическому премьеру Кировского балета. Что ждало Нуриева после ухода со сцены? Должность педагога-репетитора или балетмейстера в провинции, когда всякое фуэте полагалось согласовывать в райкоме? В июне 1961 года Кировский балет отправился на гастроли в Париж. На тех парижских гастролях Нуриева засекли сопровождавшие поездку служащие Лубянского ведомства. На нетрадиционное “разложение” танцовщика у себя на родине закрывали глаза, но вот разлагаться за ее пределами с иностранными гражданами мужского пола строго запрещалось. И те, с кем Нуриев разлагался под небом Парижа, объяснили Руди, в какую дверь в аэропорту нужно войти, дабы попросить политического убежища и свободы. Свободы и денег Нуриев на западе получил очень много. Его по праву называли самым богатым танцовщиком мира. Он обладал не только выдающейся техникой, у Нуриева имелась редкостная выразительность танца, он умел говорить телом, выражать им глубинную сущность музыки. Руди считал, что за это надо платить и платить очень хорошо. Первоначально Нуриев много танцевал в Лондонском королевском балете, но все же постарался не связывать себя с определенной труппой, как это неизменно было в Советском Союзе. Постепенно Нуриев стал танцевать не только классику, но и современный ему балет, с тех пор давно уже ставший почти классическим. Танцовщик снимался в кино, искал себя в драматических ролях, но главное – он ставил балеты. Мужской танец он доводил до совершенства, выдвигая на первый план именно героя, а ведь первоначально в танцах мужчине отводилась роль двигающейся подставки для балерин. Впрочем, на западе Нуриевым больше интересовались не знатоки балета. Желтая пресса постоянно снимала с танцовщика всю одежду. Опубликованы весьма солидные, с подробностями труды, где дается полный список его друзей вне сцены. В известной мере это объясняется тем, что СПИД, который Нуриев где-то подцепил, в те времена считался за новинку и вызывал повышенный интерес публики. Последние годы жизни ослабевший от болезни танцовщик старался не показываться на публике. Благо, у него для этого имелось немало уединенных владений, вплоть до морского острова. Незадолго до смерти, на волне перестройки и гласности Нуриева пустили на родину, проститься с умиравшей матерью. Тут заодно выяснилось, что его настоящая фамилия не Нуриев, а Нуреев, что дела особенно не меняло. Просто, как водится, возникли многочисленные проблемы с завещанием, а наследовать было что. Нуриев, кроме недвижимости, собрал уникальную художественную коллекцию. Великий танцовщик старался быть неподражаемым во всем. Так и его могила, вернее надгробие, уникально и на удивление отражает внутреннюю сущность Нуриева, умевшего в танце летать над землею. Его могильный холм укрыт драгоценным восточным ковром, сделанным из драгоценной смальты. Думал ли его создатель о таинственном ковре-самолете – не знаю. Материал подготовил Алексей Буторов

Читайте также:  Кончита Вюрст без макияжа

Рудольф Нуреев был мастером эпатажа: однажды вышел к журналистам в чем мать родила

«Комсомол­ка» собрала пять малоизвестных фактов о жизни «великого и ужасного Руди», как артиста на­зывали в последние годы

1. Помните, знаменитый бо­тинок, который прилетел в Джорджа Буша ? Так вот, тот разгне­ванный житель Ближнего Востока не был пионером. Рудольф Нуреев, ко­торый всегда славился крутым нравом, часто делал то же самое. Поэтому его и прозвали « великим и ужасным». А началось все в далекой юности. Еле­на Чернышева фон Киттель, главный балетмейстер венской оперы, будучи в Уфе , вспоминала, что 17-летний Ру­дик был скор на расправу. Его, студен­та Ленинградского хореографического училища, где он учился вместе с Чер­нышевой, поселили в комнате обще­жития с 10-летними ребятами. Разу­меется, он сразу установил в комна­те свои порядки. Как-то Елена шла по общежитию и заметила, что маль­чишки толпятся в коридоре, не реша­ясь войти в комнату. Едва она приот­крыла дверь, в нее тут же вылетел са­пог. Оказалось, Рудик просто решил насладиться симфонией Бетховена , и, пока он слушал пластинку, никто не должен был ему мешать.

Юный Рудольф на уроке танца

2. Знаменитый танцовщик ни­когда не имел семьи, но это не мешало ему обзаводиться собствен­ным жильем по всему миру. У него бы­ло несколько квартир в Нью- Йорке , Париже , Монте -Карло, ранчо во Фло­ риде , вилла на Карибах, старинный особняк во французских Альпах и да­же целый остров в Средиземном море. Еще он был страстным коллекционе­ром, разыскивая до конца жизни ан­тикварные вещи по всему миру. Осо­бое пристрастие он питал к изобра­жениям обнаженных юношей. В его парижской спальне все стены сверху донизу были увешаны картинами и гравюрами старых мастеров, а на по­лочках располагалось несметное ко­личество скульптур с такими же об­наженными торсами.

Та самая спальня в парижской квартире

3. Нуреев, по свидетельству Юрия Григоровича, с кото­рым он тоже вместе учился в Ленин ­граде, никогда не гнался за модой, но в то же время уделял очень большое внимание своему внешнему виду. Ни­щая юность наложила свой отпечаток и на гардероб великого танцовщика: он с какой-то одержимостью скупал шубы с длинным ворсом, бархатные халаты, в которых часто не только раз­гуливал по дому, даже вел репетиции. А вот любимым головным убором ле­генды танца всегда был демократич­ный берет: Рудольф не изменял ему с юности и до последних дней.

Рудольф давал в год до 300 спектаклей

4. Рудольф был самым млад­шим из четырех детей в семье и единственным мальчиком, поэто­му его всегда баловали. В училище он не только постоянно нарушал дисци­плину, но и прогуливал общеобразо­вательные предметы. Если бы не за­ступничество его педагога по танцам Александра Ивановича Пушкина , Ру­дика могли бы и отчислить. Но Нуре­ев был абсолютно уверен, что станет звездой, а нежелание заниматься ма­тематикой объяснял просто: «День­ги считать я и так умею». Шокиро­вать окружающих постепенно вошло у Рудольфа в привычку. Как-то он не­сколько часов заставил ждать журна­листов, которых сам же и пригласил, а потом взял да и вышел к ним в чем мать родила.

Рудик с сестрами

5. Когда уже не смог выходить на сцену в качестве танцов­щика (а в свои лучшие годы он давал до трехсот спектаклей в год!), он ре­шил переквалифицироваться в ди­рижеры. Врожденная музыкальность и природный талант помогали ему в новом амплуа, но болезнь брала свое. Осознавая, что долго он не протянет, Рудольф составил завещание, в кото­ром свое многомиллионное состояние просил направить на благие цели. Он мечтал создать Фонд помощи ВИЧ -инфицированным, а также учредить международную премию своего име­ни, чтобы поддерживать талантливых людей по своему миру. Но планам ве­ликого танцовщика не суждено было сбыться. А вот своей уфимской родне он оставил сущие копейки, и им при­шлось оспаривать завещание в суде. В итоге отсудили лишь одну квартиру в Монте-Карло.

У артиста всегда был крутой нрав

КСТАТИ

В Уфе пройдет премьерный показ фильма «Рудольф Нуреев. Украденное бессмертие». Документальную карти­ну, снятую режиссером Радиком Кудо­ яровым , покажут сегодня в кинотеатре «Родина». Радик Кудояров – давний по­читатель таланта нашего прославленно­го земляка, потратил несколько лет на съемки этого необычного фильма. Он по крупицам воссоздавал историю нелегкой судьбы Нуреева. Начало сеанса в 18.30.

Архивные фото балетмейстера Рудольфа Нуреева

Фотографии из личного архива артиста

Еще больше материалов по теме: «Звезды тоже люди »

Ссылка на основную публикацию