Жена Михаила Винницкого

Семья Мишки Япончика и Баку.

Баку в судьбах семей. Часть 2-я

Семья Моисея Винницкого из города Одесса.

В Одессе, на Молдаванке, на улице Госпитальной, 23, жила еврейская семья:
мещанин, фургонщик Меер-Вольф Мордкович Винницкий, его жена Доба (Дора) Зельмановна и их шестеро детей – пять сыновей и дочь.

Сын Мойше-Яков (в последующих документах Моисей Вольфович) родился 30 октября 1891 года.

В 1905 году в еврейском отряде самообороны Моисей (Мишка) впервые берет в руки «шпалер» и больше уже никогда с ним не расстается.

В 1906-м он вступает в молодежную организацию анархистов-террористов «Молодая воля».

2 апреля 1908 года Одесский окружной суд приговаривает его к 12 годам каторжных работ.

В одесской тюрьме Моисей Винницкий некоторое время сидел в одной камере с Григорием Котовским.

В 1917 году возвращается в Одессу и становится легендарным до сих пор Мишкой Япончиком — «королем» одесского преступного мира.

Япончик руководил примерно четырьмя тысячами одесских бандитов, которые грабили всех подряд — власть в городе менялась каждые несколько месяцев.

Решив пойти по пути старшего товарища, Григория Ивановича Котовского, он вступает в Красную армию и формирует из своих ребят 54-й стрелковый советский украинский полк.
Но воевал полк недолго — ребята рвались назад, в Одессу.

4 августа 1919 года на станции Вознесенск командир кавалерийского дивизиона Урсулов по приказу командования без суда застрелил Мишку Япончика.

Но в Одессе у него осталась семья – красавица жена Циля Аверман и малышка дочь Удая (Ада) Мойше-Яковлевна Винницкая, которая родилась 18 августа 1918 года.

Едва ли не в день гибели Япончика в одесской Еврейской больнице на 23-м году жизни умерла его единственная сестра Женя.

Циля, боясь за свою жизнь, решила уехать с мужем покойной Жени за границу, где позже она вышла за него замуж.

Циля очень хотела взять Аделю с собой, но свекровь не отдала девочку и стала ей, по сути, матерью.

Циля из Индии, а затем из Франции до 1927 года, пока окончательно не закрыли границу, присылала людей в СССР, чтобы те привезли ей ребенка.
Но свекровь так и не отдала Аделю.

Жизнь у Адели сложилась нелегко…

Она вышла замуж…но имени ее мужа никто в семье не знал. Это было семейное табу.

В 1937 году в Одессе у нее родился сын, которого в честь дедушки назвали Михаилом.

Во время войны Ада с сыном эвакуировалась в Азербайджан, в Гянджу.
Потом они жили в Минчегауре.

А после войны ее посадили… Жить надо было, ребенка кормить…
Она торговала на базаре в Гяндже маслом. Значит — спекуляция, значит — срок…

Приехала ее двоюродная сестра Женя и забрала Мишу в Одессу.

Ада была очень сильным человеком. Замуж она не вышла. Жила одна с сыном. Ни от кого не хотела зависеть.

Работала завскладом на вокзале. Хорошо зарабатывала. Лихо командовала мужиками-рабочими.

Жила отдельно, много готовила и любила угощать всех соседей.

Когда по телевизору показывали фильмы о революции, она вздыхала и произносила одну и ту же фразу: «Как бы мы хорошо жили, если бы не они…»

В Минчегауре Миша познакомился с Симой Алахвердиевой — она работала учительницей в школе.

В 1960 году родился сын Игорь, а затем Лиля и Рада (сейчас они с семьями живут в Израиле).

После рождения Лили семья переехала в Баку, где Михаил взял фамилию жены.

Он работал шофером, возил министра соцобеспечения (может быть и это стало причиной смены фамилии), занимался тем, что сейчас называется «бизнесом».

У него в кармане нашли несколько долларов. Он был арестован, сидел четыре года.
Как и мать, Михаил не любил советскую власть.

Он умер молодым. Ему было всего пятьдесят лет.

Ада всю жизнь прожила с фамилией Винницкая и умерла в Баку 29 ноября 1983 года.

Похоронена на бакинском мусульманском кладбище… Это была ее последняя воля.

Дело в том, что на еврейском кладбище, которое находилось далеко от дома, у семьи ник­то не лежит. А на мусульманском были по­хоронены родители жены Михаила.

Аделя попросила: «Сима, похорони ме­ня рядом с ними. Ты ведь будешь приходить их навещать — и мне положишь на могилу цветочек. А еврейское кладбище далеко. Ник­то ко мне не приедет».

Волю Ады исполнили. На памят­нике написано: «Адель-ханум». Без фамилии…

В статье использованы материалы из открытых источников INTERNET’а.

Мишка Япончик

Биография

Криминальные авторитеты часто становятся героями литературных произведений и кинематографических лент. Их окружает романтический флер авантюризма и риска, привлекающий молодежь, женскую аудиторию и мужчин, любящих вспомнить былые годы.

Мишка Япончик – вор в законе, чья история не ограничилась мошенничеством и хулиганством. Он – предводитель одесских бандитов, байки о котором до сих пор не утихают на родине. Полная приключений жизнь этого человека окружена слухами и сплетнями, ведь ему удалось подчинить себе преступный мир города, славящегося своим распутным духом.

Детство и юность

Биография героя насыщена приключениями и незаурядными событиями. Он родился в центре Молдаванки в 1891 году. По паспорту будущая знаменитость Одессы числилась Мойше-Яковом Вольфовичем Винницким. Семья Винницких была большой и дружной, несмотря на суровый нрав ее главы.

Настоящие фото Мишки Япончика

Мишка получил образование в синагоге, посещая ее несколько лет кряду. Отец планировал, что сын продолжит его дело, занявшись извозопромышленной деятельностью, а мать мечтала, чтобы Мойше-Яков посвятил себя духовному служению. Сам паренек считал оба варианта скучными и хотел построить жизнь иначе.

Мишку пленяла светская жизнь – походы по театрам и ресторанам в окружении прелестных дам. Ввиду того, что имеющиеся ресурсы не располагали к подобной жизни, подростком он поклялся покорить Одессу. Национальность и происхождение героя сыграли немалую роль в его становлении.

Мама и брат Мишки Япончика

Молдаванка славилась тем, что была местом, изобилующим контрабандой. Попасть в бизнес было непросто, все, кто им занимался, были повязаны друг с другом. Бандиты, чьим убежищем служил этот район, промышляли тем, что в сотрудничестве с хозяевами постоялых дворов, ямщиками и лавочниками осуществляли налеты, обогащающие участников сделки.

Слухи о преступлениях разносились быстро, и «слава» Молдаванки шла по округе, а дети, играющие в налетчиков, подкрепляли общепринятое мнение. Они мечтали о лучшей жизни и те, кому удалось подняться, становились героями. Среди них был и Мишка Япончик, который, наблюдая за всем, планировал «дела» и просчитывал индивидуальные планы.

Преступная деятельность

Впервые Мишка участвовал в организованном преступлении в 16 лет. На дворе стоял 1907 год. Дело было в мучной лавке. Следующим объектом, на который пал выбор юного разбойника, оказались богатые апартаменты.

Первый арест случился спустя пару месяцев, во время облавы полицейских в публичном доме. После выяснения обстоятельств суд приговорил Мишку к 12 годам заключения. Тут, казалось бы, жизнь героя должна омрачиться перспективой ужасных впечатлений от тюрьмы, местного контингента и условий существования. Но он не впал в растерянность. Винницкий сообразил, каким образом выйти на свободу раньше срока, и оставшиеся годы за него отсиживал другой человек.

Дворик Мишки Япончика на Молдаванке

Обман быстро раскрыли, но об оплошности полиции никому не хотелось сообщать, и дело замяли. Мишка в это время решил, что настало время покорять Одессу. В 24 года он попросился в банду к Майеру Гершу, где впоследствии и получил прозвище Япончик. За короткий промежуток времени мужчина стал известен как уголовный авторитет.

Сколотив собственную банду, он держал в страхе мануфактуры и лавки. Спустя два года преступный мир Одессы считал Мишку главарем, а Майер Герш оказался помощником. Тысячи бандитов и контрабандистов объединились под предводительством Япончика, который везде имел «своих» людей, давал взятки и ловко обходил облавы.

Преступный синдикат, организованный бандитом, объединял группировки в регионах Российской империи. Он стал первым, кому удалось сплотить вокруг себя коалицию врагов закона и справедливости. Связи Япончика были столь велики, что он черпал ресурсы из казны, а преступная картель имела четкую структуру и иерархию. С легкой руки мужчины был сформирован «кодекс налетчика», который предусматривал наказания за непослушание и свод правил в отношении разбойнической деятельности.

Модник Япончик прогуливался по главной улице города, сопровождаемый охраной, и принимал поклоны от окружающих. Интеллигент и расчетливый человек, он был в курсе коммерческого дела и аспектов бизнеса. Личная жизнь героя при этом не уступала «профессиональной». Завсегдатай оперы и литературных вечеров, герой присутствовал на светских событиях и поддерживал дружбу с деятелями культуры и искусства. За шикарные приемы и вечеринки, которые устраивал Япончик, в Одессе его прозвали Королем.

Криминальному авторитету удалось удержать власть даже во время Гражданской войны. Хитрость и изворотливость позволили собрать под предводительством налетчиков многочисленный отряд, который запросто отражал атаки несогласных с Королем Одессы. Япончика не взяли ни деникинский генерал Шиллинг, ни большевики. Белогвардейцам пришлось наладить с ним отношения, но постоянная напряженная и конфликтная обстановка не позволяла никому расслабиться.

Большевики прибегали к помощи авторитета при организации общественных мероприятий. Плакаты, обещавшие покой в городе, нередко обнаруживались на улицах с подписью главаря одесской мафии. Когда пришло время показать, кто истинный хозяин города, красные решили притеснить Япончика и предприняли крайние меры вроде расстрелов без предупреждения. Герой быстро сориентировался в сложившейся ситуации и придумал хитроумный план: вступил в ряды Красной армии.

Личная жизнь

Про семью Мишки Япончика известно достаточно, чтобы сделать несколько предположений о его воспитании и обстановке, в которой формировался характер будущего главаря бандитской Одессы. Он родился в семье, принадлежавшей знаменитой еврейской династии Коротичей. Из села в Херсонской губернии родители вместе с детьми перебрались в Одессу. У Мишки было четыре брата и сестра. Абрам, Григорий и Юда погибли на фронте, а Исаак перебрался в Америку и умер в Нью-Йорке. Сестра Япончика скончалась в 1919 году от базедовой болезни.

Циля Аверман, жена Мишки Япончика

Отец героя умер рано. Но суровый работяга, любивший выпивку и крепкое словцо, сделал характер мальчика закаленным с детства. Семейные ценности много значили для Япончика. Это объяснялось его происхождением и интеллигентным складом, поэтому его жена и дети не были ославлены на публику ни разу. Жена бандита, Циля Аверман, была красивой женщиной, родившей ему дочь, которую назвали Ада. Девочка появилась на свет в момент формирования Япончиком украинского полка.

Ада Винницкая, дочь Мишки Япончика

Узнав о гибели мужа, Циля уехала за рубеж с мужем сестры Япончика, в объятьях которого нашла утешение. Дочь криминального авторитета осталась в Одессе на воспитании свекрови. Циля успела пожить в Индии и во Франции. Постоянно искала способы забрать дочь, но все было безуспешно, мать Япончика пресекала любые попытки.

Ада умерла в Баку в 1983 году. Долгое время на ее адрес приходили посылки от матери из Франции. Биография Цили после отъезда и последующие события в СССР подтвердили, что ее решение о побеге было верным.

Смерть

Громкие высказывания об участии Мишки Япончика в Гражданской войне спровоцированы им самим, и описывают моменты, когда он решил вступить в ряды Красной Армии. Мужчина собрал полк, насчитывавший 2 500 человек, и отправился на фронт. Одесситы гордились своими собратьями, которые из налетчиков превратились в солдат. Полк Япончика входил в бригаду Котовского, и влияние его подопечных на тех, кто раньше был мирным жителем, вскоре всерьез обеспокоило предводителей Красной Армии. Военачальники заманили героя в ловушку, и преступный главарь был убит.

Могила Мишки Япончика

Япончик знал о заговоре заранее и, когда его отправили за пополнением, пророча новое звание, приказал полку самовольно возвращаться в Одессу. Взяв отряд, он отправился за пополнением, захватил эшелон и направил поезд на Одессу. До города герой не добрался, так как среди доверенных лиц нашелся предатель. Он сдал командира, и в Вознесенске дивизион кавалеристов арестовал дезертиров. Япончик отказался идти в плен, и был застрелен Никифором Урсуловым, командиром отряда захвата. Причинами смерти Япончика стали предательство и два выстрела в спину.

Память

О жизни и похождениях Мишки Япончика снят не один фильм. Во многих из них использованы реальные фото, а в сценариях прописаны лучшие фразы, по слухам, принадлежавшие самому налетчику. Все картины демонстрируют места, где герой жил в Одессе, а некоторые – даже место, где похоронен.

Михаил Водяной в роли Мишки Япончика

В 1968 году на большие экраны вышел фильм совместного производства СССР и Болгарии. В нем актер Николай Губенко изобразил Яшу Барончика, прототипом которого послужил образ Мишки Япончика. Михаил Водяной примерил на себя роль известного персонажа в фильме 1965 года «Эскадра уходит на запад».

В 1989 году в ленте «Дежа вю» производства СССР и Польши Япончика сыграл Николай Караченцов. Этого персонажа можно увидеть и в картине 2006 года «Утесов. Песня длиной в жизнь» в воплощении Алексея Горбунова и Михаила Шкловского.

Евгений Ткачук в роли Мишки Япончика

Самым захватывающим проектом о легендарном бандите стал сериал 2011 года «Жизнь и приключения Мишки Япончика». В главной роли выступил Евгений Ткачук. Многосерийный фильм не претендует на историческую достоверность, но актерский состав, задействованный в нем, помог проекту снискать любовь публики и сделать цитаты из картины востребованными среди зрителей. В сериале особое значение уделено любовному мотиву Япончика и Цили. Актриса Елена Шамова воплотила на экране главный женский образ сериала.

Дочь «Короля» и все другие

А как они жили в СССР и после его развала, до эмиграции с такими знаниями о прошлом семьи? Во многом, как ни странно, – памятью и гордостью. За прадеда. И даже за прабабушку. Правнук Игорь рассказывает: «В шестидесятых-семидесятых годах, когда уже за связь с родственниками-иностранцами не так преследовались, к нам от еврейских организаций стали приходить посылки. Значит, Циля была еще жива и не забыла свою дочь. ». То есть Аду-ханум. А та невольно заложила и другую традицию этой семьи – сына, как известно, назвала в честь отца – Михаилом. И другие подхватили: с тех пор, делится сокровенным Рада, «в нашей семье имена повторяются, сына Игоря назвали Михаилом, а старшую дочь Лили, нашей сестры, Аделью». А зачем, спросите вы, это нужно знать в Украине? Мне кажется, это очень внятно объяснила правнучка Мишки Япончика Рада: «Бабушка всегда говорила, что если бы ее отец вернулся живым. то он бы стал, как Котовский, большим человеком». Япончик действительно воевал под началом Григория Котовского, который тоже был знатным разбойником, раньше познакомился с «подчиненным» в тюрьме и, по заверениям многих, побаивался его и фактически обрек на смерть от руки чекистов. Потому что кто был в Одессе «бессарабский Робин Гуд» Котовский, а кто – ее Король. . Но это, как говорится, совсем другая история. Гораздо более важным мне представляется то, что, по словам Рады, «до конца жизни у бабули (Ады, дочери Короля. – Авт.), это очень странно, после стольких лет жизни в Баку, был одесский акцент, она говорила: «я ишла», «он ишол», «исчо», «семачки», «цепачка». Хотя и лежит она в Баку под могильным камнем как Ада-ханум. Такой себе печальный и прощальный привет солнечному Баку от солнечной Одессы. Без фамилии. А зачем? Кому надо, знают…. В уходящем 2018 году у этой женщины сразу два юбилея – 100 лет со дня рождения и 35 лет – со дня смерти. Она родилась в августе 1918-го, когда новая страна на обломках уничтоженной Российской империи только начинала разбег, а умерла относительно нестарой 29 ноября 1983 года, когда страна фактически стала на финишную прямую, ведущую к гибели. Через год после ее рождения, в 1919-м, убили ее отца, который решил воевать за новую страну. Хотя ему и в старой было неплохо. Он завоевал там относительно прочное и признанное место. Его так и называли, и признавали Королем. Причем все! Правда, Королем уголовного мира Одессы и фактически всего юга России. Но сама свадьба Короля после падения империи, потом рождение дочери и уход на фронт на стороне красных командиром полка имени Владимира Ленина были ярчайшими свидетельствами его попыток не просто «завязать», но вписаться в новую жизнь в новой роли. Сегодня эта попытка кажется бессмысленной. В мире, где он «королевствовал», вход – рубль, а выход – два, а то и целая сотня. Ставка – как для Короля. И не важно, что ты Король, богатый и могущественный, а слово твое непререкаемо. «Подкладка тяжелого кошелька сшита из слез», – заметил по этому поводу великий русский писатель Исаак Бабель. И он был прав. Но время было такое, что рождало самые невероятные надежды и ковались самые неожиданные судьбы. И Король хотел проскочить. Да, верблюдом в игольное ушко. Но хотел. И не сумел. Однако мы сейчас о женщине. О его дочери. И вот обстоятельства, когда познакомились родители нашей героини, описал все тот же Бабель. И лучше, красочнее него это уже не сделать никому: «Во время налета, в ту грозную ночь, когда мычали подкалываемые коровы, и телки скользили в материнской крови, когда факелы плясали, как черные девы, и бабы-молочницы шарахались и визжали под дулами дружелюбных браунингов, – в ту грозную ночь во двор выбежала в вырезной рубашке дочь старика Эйхбаума – Циля. И победа Короля стала его поражением. Через два дня Беня без предупреждения вернул Эйхбауму все забранные деньги и после этого явился вечером с визитом. Он был одет в оранжевый костюм, под его манжеткой сиял бриллиантовый браслет; он вошел в комнату, поздоровался и попросил у Эйхбаума руки его дочери Цили. Старика хватил легкий удар, но он поднялся. В старике было еще жизни лет на двадцать. – Слушайте, Эйхбаум, – сказал ему Король, – когда вы умрете, я похороню вас на первом еврейском кладбище, у самых ворот. Я поставлю вам, Эйхбаум, памятник из розового мрамора. Я сделаю вас старостой Бродской синагоги. Я брошу специальность, Эйхбаум, и поступлю в ваше дело компаньоном. У нас будет двести коров, Эйхбаум. Я убью всех молочников, кроме вас. Вор не будет ходить по той улице, на которой вы живете. Я выстрою вам дачу на шестнадцатой станции… И вспомните, Эйхбаум, вы ведь тоже не были в молодости раввином. Кто подделал завещание, не будем об этом говорить громко. И зять у вас будет Король, не сопляк, а Король, Эйхбаум… И он добился своего, Беня Крик, потому что он был страстен, а страсть владычествует над мирами. Новобрачные прожили три месяца в тучной Бессарабии, среди винограда, обильной пищи и любовного пота. ». Красиво? Да, несомненно. Вот только звали его не Беня Крик, точнее, по паспорту – Моисей Вольфович. А если еще точнее, то вообще Мойше-Яков. По фамилии Винницкий. Боже, как необычайно актуально для сегодняшней Украины! Но в историю он вошел как Мишка Япончик, сын одесской Молдаванки и просто семьи еврейского мещанина, фургонщика Меера-Вольфа Мордковича Винницкого и его жены Добы (Доры) Зельмановны.

Читайте также:  Муж Наташи Королевой

Мишка Япончик с матерью Добой И она, наша героиня, всю жизнь прожила Винницкой. Называли ее, правда, по-разному – по паспорту Удая, по жизни – Ада, Адель, Аделя, а после смерти – Ада-ханум. То есть по-тюркски, уважительно – госпожа, дама, красотка. Потому что похоронена она, еврейка по рождению, в Баку на мусульманском кладбище. Как рассказал известному израильскому Владимиру Ханелису уже ее внук Игорь Михайлович, тоже Винницкий, живущий сегодня в Израиле, «так захотела бабу¬ля». И расшифровал: «Дело в том, что на еврейском кладбище, которое находилось далеко от нашего дома, у нас ник¬то не лежит. А на мусульманском, близком от нас, были похоронены наши дедушка и бабуш¬ка – родители мамы. Аделя ска¬зала маме: «Сима, похорони ме¬ня рядом с ними. Ты ведь будешь приходить их навешать – и мне положишь на могилу цветочек. А еврейское кладбище далеко. Ник¬то ко мне не приедет». Мы выполнили волю бабушки. На ее памят¬нике написано: «Адель-ханум». Без фамилии…». И правильно. Мир, за который погиб ее отец, должен был бы быть интернациональным, где ценность человека определяла бы не кровь по рождению, а поступки по жизни. Но она жила в мире, которым таким, как задумывался, не стал. Ой, как не стал. И даже ее единственный сын – тоже, как и ее отец, Михаил – долгое время носил фамилию. Алахвердиев. По фамилии жены – упомянутой Симы Алахвердиевой, азербайджанки, которую назвали по-еврейски по просьбе врача, принимавшего роды. Вот так вот все в этой семье перемешалось. Да и сидели в ней все. Кроме правнуков Мишки Япончика. Но это уже, как говорится, конец жизни. Еще более крутым и запутанным было начало жизни Ады-ханум, дочери Короля – Мишки Япончика. В год его гибели умерла и его единственная сестра – Женя. Та, свадьбу которой так живописно описал Бабель в рассказе «Король» и смерть которой так повлияла на судьбу нашей героини. С овдовевшим мужем этой Жени за границу уехала мать Ады – Циля Оверман (Аверман), тоже уже вдова Короля. Уехала без Ады, которую не отдала свекровь, мать Мишки Япончика. За границей Циля вышли за мужа умершей сестры и прожила довольно успешную и зажиточную жизнь. Сначала в Индии, потом во Франции, где у Цили были несколько домов, какой-то завод. «Она должна была уехать, иначе ее убили бы, как мужа», – рассказал Игорь, ее правнук.

Циля Аверман, жена Мишки Япончика: «5/3/26 г. На добрую память милой, незабываемой Аделичке от любящей тебя мамаши Цили»; рядом – Циля в одежде индийской женщины и подпись: «Так одеваются богатые индийки. Целую вас и Адельку. 28/8/25 г. Бомбей» По словам всех других правнуков, Циля все время пыталась забрать дочь Аду к себе, за границу. До 1927 года, пока окончательно не закрыли границу, она присылала деньги и людей, чтобы вывезти дочь. Но, повторяю, не отпустила бабушка Доба, а потом это стало невозможно по советским законам. Спасаясь от приближающейся Второй мировой войны бабушка с внучкой перебрались в Азербайджан. В Гянджу, а потом в Минчегаур. Но еще в Одессе в 1937 году у Ады родился уже упомянутый сын Михаил. Кто стал ее избранником и отцом Михаила – страшная тайна этой женщины, которую никто из родных не знает до сих пор. О табу не сможет рассказать и сам Михаил – он умер через четыре года после матери, в 1987-м, совсем молодым, в 50 лет. И тоже в Баку. Его мать Ада была страшно обижена на одесских родственников за то, что не отдали ее матери во Францию. Всю жизнь она жила в Баку, там они принимала всех одесских родственников, ни разу не возвращаясь в Одессу. Жизнь у Ады была несладкой. После Великой Отечественной войны она пошла по уголовным стопам отца-Короля. Торговала в Гяндже на рынке маслом, ей и пришили спекуляцию. После смерти Иосифа Сталина вышла на свободу. Михаил к тому времени жил у родственников в Одессе. А повзрослев, вернулся в Азербайджан. В Минчегауре женился на местной учительнице Симе Алахвердиевой и взял ее фамилию. В 1960 году у него родился сын Игорь. Потом дочери Лиля и Рада. Семья перебралась в Баку, а там к ним присоединилась и бабушка Ада. «Трудно сказать, почему отец сменил фамилию и национальность… Чтобы, наверное, жизнь стала полегче. Хотя Азербайджан интернациональная страна, но лучше там быть азербайджанцем», – рассказал потом его сын Игорь, внук Ады и правнук Мишки Япончика. В Баку Ада больше в тюрьму не попадала. Работала завскладом на вокзале и, по словам ее внучки Рады, «была очень сильным человеком». «Жила одна. Ни от кого не хотела зависеть. Работала завскладом на вокзале. Хорошо зарабатывала. Лихо командовала мужиками-рабочими. Жила отдельно, много готовила и любила угощать всех соседей. Когда по телевизору показывали фильмы о революции, она вздыхала и произносила одну и ту же фразу: «Как бы мы хорошо жили, если бы не они…», – рассказывала Рада Михайловна. Вот что значит кровь, обида и генная память. И тяжелый кошелек, чья подкладка сшита из слез. Сын Ады Михаил тоже, увы, не миновал дедушкиного пути – был объявлен преступником. В Баку он работал водителем, возил азербайджанского министра соцобеспечения и параллельно занимался тем, что сейчас называют «бизнесом», а тогда, при СССР – «незаконной предпринимательской деятельностью». Жизнь была тогда такая: лучше жить хотели все, а потому завидовали тем, у кого это получалось. Михаила, скорее всего, сдали «люди будущего» – эти бдительные ревнители советского равенства в нищете. И в кармане у арестованного нашли несколько долларов. Ему дали четыре года, а значит, еще хорошо отделался. Но нелюбовь к советской власти стала и его фамильной чертой. Как и у матери Ады, как у троих собственных детей.

Исаак Винницкий, брат Мишки Япончика, и его племянник Михаил Винницкий, внук Мишки Япончика; справа – Адель Винницкая. дочь Короля И, в принципе, трудно их не понять в этой нелюбви. В семьях Винницких в Одессе и Алахвердиевых в Баку всегда знали и помнили, кто их брат, дядя, сын, дедушка и прадедушка. Правнук Игорь Михайлович вспоминал «Узнал о Мишке Япончике еще пацаном. Мне бабуля все рассказала. У нас дома была фотография: Мишка Япончик в кожаной куртке, с большим маузером сидит на белом коне на площади перед Оперным театром. Этот снимок был сделан, когда его полк уезжал на фронт. Я гордился Япончиком. Но oтец строго предупредил – об этом нельзя рассказывать никому». Знали и правнучки – Лиля и Рада. «Мне было семнадцать лет. Выходила замуж Света, дочь наших одесских родственников. Я с мамой поехала в Одессу. Пошли в Театр оперетты. Там показывали спектакль «На рассвете» об Одессе времен революции. Мишку Япончика играл знаменитый актер Михаил Водяной. Когда спектакль окончился, дядя Филя, отец Светы, посмотрел на меня и спросил маму: «Сима, она знает?». «Нет, – ответила мама, – мы ей ничего не говорили». И дядя Филя мне все рассказал. О нашей семье, о прадеде… Я была в шоке», – рассказала Рада. И это притом, что у Мишки Япончика было четыре брата – Абрам, Григорий, Юда и Исаак. Все они выжили в огне гражданской войны и даже сталинских репрессий 30-х годов прошлого века. Но потом три первых погибли на фронтах Великой Отечественной войны, защищая Родину для своих многочисленных родственников, и сейчас еще живущих в том числе и в Одессе. На той войне погибли и несколько племянников Короля, некоторых его родственников уничтожили в одесском еврейском гетто. Брат же Исаак тоже воевал, но уцелел и прожил вообще удивительную жизнь, которую и закончил поразительно. В Одессе он был человеком состоятельным, известным в деловом мире. И тоже отсидел срок, как тогда говорили, «за экономические преступления». А когда евреям разрешили уезжать из СССР, он отправил своих дочерей с семьями в США, а потом и сам в 1979 туда уехал. В США Исаак дожил до глубокой старости в Бруклине, на Брайтон-Бич, 6-я улица. У него в Америке две дочери, два внука и четверо правнуков, тоже, наверное, знающих и помнящих, кто такой одесский Король Мишка Япончик. Но в США об этом знают, увы, не все. Там, как у них, у бандитов, говорят, рамсы попутали. За год до смерти к Исааку в квартиру ворвались воры, которым, несмотря на свой возраст – 92 года от роду – брат Короля дал отпор – начал драться и был сильно побит. Через два дня он скончался в нью-йоркской больнице. По-своему не посрамив имя брата, о котором он всем и всегда говорил: «Прошу учесть – мой брат не был бандитом. Он был налетчиком. А это не одно и то же…». Правнуки же Мишки Япончика, внучки его дочери Ады – Игорь, Лиля и Рада – в конце прошлого века тоже уехали в Израиль. Уже из независимого Азербайджана. И, по словам правнучки Рады, «когда мы двенадцать лет назад стали собираться в Израиль, пришлось много побегать по архивам и ЗАГСам, чтобы доказать, что наш отец Михаил Алахвердиев, азербайджанец, на самом деле Михаил Винницкий, еврей».

Правнуки Мишки Япончика: Рада, Лиля и Игорь

Мишка Япончик (Мойше-Янкель Меер-Вольфович Винницкий)

Фото Все

Видео Все

Король Одеского преступного мира Миша Япончик

Мишка Япончик – фрагменты из биографии. ОРТ.

Как появились первые вopы в законе. Мишка Япончик

Мишка Япончик — биография

Мишка Япончик – всемирно известный налетчик из Одессы. Прозвище получил из-за характерного разреза глаз, а еще потому, что пытался привить своим одесским «коллегам» образ жизни воровского мира Японии.

Биография Мишки Япончика неразрывно связана с Одессой. Без него этот город теряет свой колорит, именно он превратил его в криминальную столицу России, и правил в нем безраздельно. Неважно, что это правление длилось несколько месяцев, зато навсегда вошло в историю. Он ввел собственный кодекс чести и церемонии, именно Япончик стал «прародителем» современных «воров в законе». Мишка работал по совести, никогда не грабил бедных, и даже тем, кого обнес до нитки, оставлял немного денег – «на извозчика». Он обладал настоящим артистизмом, и пользовался любовью и обожанием непострадавшей публики.

Детство

Родился Мойше-Яков Винницкий(именно так звучит настоящее имя знаменитого вора) 30 октября 1891 года в небольшой деревушке Голта Херсонской губернии. В настоящее время это украинский город Первомайск близ Николаева. В Одессу семья переехала, когда мальчику исполнилось 4 года, хотя другие источники утверждают, что он родился на Молдаванке.

Мишка Япончик

Кроме него в семье подрастало еще пятеро детей. Братья Мойши – Григорий, Адам и Юда не вернулись с войны, Исаак эмигрировал в Штаты, где и умер. Сестры Жени не стало в 1919 году.

Отца семейства звали Меер-Вольф Винницкий, он владел извозопромышленным заведением, проще сказать, был биндюжником. Отличался суровым характером, мог хорошенько выпить и даже устроить мордобой.

Мишка закончил четыре класса еврейской школы при синагоге. Отец видел в нем продолжателя своего дела, а мама хотела, чтобы сын стал священником. Самому парню эти варианты не нравились вообще, не такой ему представлялась взрослая жизнь.

Мальчику исполнилось шесть лет, когда умер его отец. Нужны были деньги на пропитание, и он нашел работу ученика на матрасной фабрике Фарбера, продолжал учебу в школе. В 16 лет его взяли электриком на завод «Анатра».

Мишка тянулся к светской жизни, с походами по ресторанам и театрам, и обязательно под руку с красивой дамой. Однако имеющихся ресурсов явно не хватало, чтобы обеспечить красочное существование, поэтому еще в подростковом возрасте он поклялся, что когда-нибудь покорит Одессу. Все предпосылки к этому у него имелись, начиная от национальности и заканчивая местом жительства.

На Молдаванке в те годы процветала контрабанда. Заняться бизнесом постороннему человеку не представлялось возможным, все работали в тесной связке друг с другом, и не впускали туда чужаков. Владельцы постоялых дворов, лавочники, ямщики, тесно сотрудничали с бандитами, грабили и на этом прилично обогащались.

Слух об очередном налете быстро становился достоянием общественности, Молдаванка славилась своими бандитами. Даже дети, подрастающие в этом районе, мечтали в будущем попасть в банду и жить в достатке. Такие же мысли приходили и в голову Мишки Япончика, который пока только наблюдал и строил собственные планы.

Преступная деятельность

Жизнь парня полностью изменилась в 1905-м, когда в Одессе прошли погромы евреев. Мишка стал членом отряда «Молодая воля», который совершал дерзкие налеты, рэкет, грабежи. С того самого времени он больше не расставался с оружием.

В 1907 году он участвовал в ограблении лавки, потом юный разбойник «прошелся» по богатым апартаментам.

Его арестовали буквально через два месяца, когда полицейские нагрянули с облавой в публичный дом. После недолгих разбирательств Япончику дали 12 лет тюрьмы, и на этом его разгульная жизнь должна была закончиться. Однако Мишка быстро нашел выход из создавшегося положения, он оказался на свободе, заплатил другому человеку, который согласился отсидеть за него положенный срок.

Обман раскрылся достаточно быстро, но полицейские не могли публично признаться в своей ошибке, поэтому оставили все, как есть. Винницкий решил, что время покорения Одессы наступило. Ему исполнилось 24, он состоял в банде Майера Герша, и именно там ему дали прозвище Япончик. Прошло немного времени, и Мишка сумел выбиться в уголовные авторитеты.

Теперь у него была собственная банда, его боялись все лавочники и владельцы мануфактур. Не прошло и двух лет, как Мишка занял главенствующие позиции в преступном мире Одессы, оттеснив на второй план Майера Герша. Теперь банда Япончика исчислялась тысячами человек, у него везде были свои глаза и уши, он знал, когда и кого нужно подкупить, чтобы не попасть под облаву.

Мишка стал во главе преступного синдиката, в который входили группировки из разных российских регионов. Он создал настоящую коалицию, в которую вошли противники закона, сумел наладить четкую иерархию и структуру. Именно Япончик внедрил своеобразный «кодекс налетчика», в котором предусматривались не только наказания за нарушения правил, но и четко прописывались «понятия» кого нужно грабить, а кого не трогать ни при каких обстоятельствах. Именно он был противником того, чтобы отнимать последнее у бедняков, за что его и любили простые люди.

Япончик мог спокойно ходить по городу, у него была собственная охрана, и его никто не смел трогать. Он был очень расчетливым, разбирался в коммерции и бизнесе. Вел активную личную жизнь, постоянно посещал оперу и литературные вечера, различные светские мероприятия и приемы. Сам не раз устраивал громкие вечеринки для деятелей искусства и культуры, и за это его прозвали Королем Одессы.

Япончик не утратил своей власти и в Гражданскую войну. Благодаря своей изворотливости и хитрости он собрал отряд из нескольких тысяч единомышленников, и противостоял тем, которые не принимали его политику. Мишка не сдался одному из генералов Деникина – Шиллингу, не уступил и большевикам. Белогвардейцы быстро сообразили, что им нужно идти на контакт с одесским Королем, но напряжение в отношениях так и осталось.

Читайте также:  Жена Стаса Михайлова

Большевики тоже понимали, что криминальный авторитет так просто не сдастся, поэтому пошли на мировую, и даже обращались к нему за помощью, когда нужно было провести общественные мероприятия. В городе часто появлялись большевистские плакаты, сулящие в городе мир и покой, на которых красовалась подпись Япончика. Однако наступило время, и большевики решили показать «кто в городе хозяин». Начались притеснения Япончика вплоть до расстрелов без предварительных предупреждений. Мишка Япончик был не промах, он и в этой ситуации нашел единственно верное решение – вступить в Красную Армию.

Личная жизнь

Мойша Винницкий был потомком династии евреев Коротичей. Отец хоть и слыл суровым работягой, однако сумел привить мальчику любовь к родным и уважение к семейным ценностям. Мишка с детства дорожил этим, несмотря на его бандитский образ жизни, оставался интеллигентом. Он ни разу не опозорил на людях ни жену, ни любимую дочь Адель.

Мишка Япончик с Цилей Аверман

Свою личную жизнь Король Одессы устроил с Цилей Аверман, красивой еврейской девушкой. Их дочь Адель (Удая) родилась как раз тогда, когда Япончик формировал свой украинский полк.

После того, как Мишка погиб, Циля сошлась с мужем его единственной сестры Жени, и укатила с ним в Бомбей. Адель осталась с матерью Мишки в Одессе, которая и занималась ее воспитанием. Циля немного пожила в Индии, потом переехала в Париж. На протяжении многих лет она пыталась забрать свою дочь, но свекровь так и не дала ей осуществить задуманное.

Ада прожила долгую жизнь, умерла в 1983-м, в Баку. На протяжении многих лет мать слала ей посылки из-за границы. Циля поступила правильно, что сбежала из Союза, потому что вряд ли ей дали бы спокойно встретить старость. Как жена и сообщница мужа, она, скорее всего, отправилась бы в заключение на долгие годы.

Смерть

Чтобы избавиться от преследований большевиков, Мишка придумал хитрый план, и согласно ему вступил в Красную Армию. Ему удалось собрать настоящий полк добровольцев, насчитывающий 2500 человек, и отправиться с ними на фронт. Жители Одессы гордились своими земляками, которые из бандитов превратились в защитников. Япончик со своим полком служил в бригаде Григория Котовского. Подопечные бандита пользовались неоспоримым авторитетом у других солдат, которые до этого были простыми мирными жителями. Это обстоятельство не давало покоя командирам-красноармейцам. Военачальники решили, что с Мишкой пора кончать, заманили его в заранее придуманную ловушку и убили.

Могила Мишки Япончика

Япончик знал, что против него готовится заговор. В тот день, когда его отправили набирать пополнение, он отдал приказ своему полку о самовольном возвращении в Одесу. Со своим отрядом Мишка якобы отправился за пополнением, а на самом деле они захватили эшелон и двинулись на Одессу. Но добраться до родного города ему не дали. Среди его приближенных был предатель, который и выдал командира. Вместо обещанного нового звания за пополнение, Япончик был арестован в Вознесенске. Мишка отказался от жизни в плену, и 4 августа 1919 года его застрелил Никифор Урсулов, командир дивизиона кавалеристов, который отправился на поимку дезертиров. Известный налетчик Мишка Япончик умер в результате предательства и двух выстрелов в спину.

Память

Биография и деятельность Короля Одессы нашли свое отражение в кинематографе. О нем снято множество фильмов, основанных на реальных событиях, с реальными фото и выражениями знаменитого налетчика. Во всех лентах точно указаны места его жительства, в некоторых даже есть сведения о месте его захоронения.

Первая попытка увековечить память вора в кино состоялась в 1968-м, когда на суд зрителей представили совместный труд советских и болгарских кинематографистов. Главного героя звали Яша Барончик, эта роль написана с реального человека – Мишки Япончика. Роль налетчика досталась Николаю Губенко. Потом была лента «Эскадра уходит в небо», где в роли Япончика снялся Михаил Водяной.

В 1989-м на экраны вышла картина «Дежа вю», и в Мишку на этот раз перевоплотился Николай Караченцов. В 2006-м, в ленте «Утесов. Песня длиною в жизнь», Япончика сыграл Алексей Горбунов.

Кадр из фильма «Жизнь и приключения Мишки Япончика»

Однако самым заметным и интригующим получился многосерийный проект под названием «Жизнь и приключения Мишки Япончика», вышедший на экран в 2011 году. Теперь роль главного героя досталась Евгению Ткачуку. В сериале нет точной последовательности исторических событий, но благодаря удачно подобранному актерскому составу и использованных цитат самого Япончика, зрители очень тепло приняли этот проект. Основное ударение в этой ленте сделано на личную жизнь вора, его отношениям с Цилей, роль которой исполнила Елена Шамова.

Ссылки

Для нас важна актуальность и достоверность информации. Если вы обнаружили ошибку или неточность, пожалуйста, сообщите нам. Выделите ошибку и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter .

Мишка Япончик: командир полка имени Ленина и бандит с Молдаванки

Прошедший недавно на телеэкранах многосерийный художественный фильм «Жизнь и приключения Мишки Япончика» вызвал интерес к главному герою. Но так и не ответил на вопрос – кем он был: бандитом, простым одесским пацаном с Молдаванки, или Робин Гудом, защищавшим бедняков от богатеев? Ответ на эти вопросы знают только в одном городе – в Одессе.

ОТКУДА ВЗЯЛСЯ В ОДЕССЕ ЯПОНЧИК?

Одесса – не город. Это «остров» ни на что не похожий, а потому притягательный и всегда загадочный. Этот «остров» в какой-то мере создали писатели, но миф и ореол неповторимости Одессы и ее жителей никто уже не может развенчать. Так случилось и с бабелевским героем Беней Криком, прообразом которого, как принято считать, был пацан с Молдаванки Мишка Япончик.

По воспоминаниям современников, Исаак Бабель сделал из него Робин Гуда, а на самом деле это был «фармазонщик, бандит, головорез». Одесситка, попавшая с ним на одну свадьбу, вспоминала:

«Рыженький, плюгавый такой, лицо в оспинках, а глаза чуть раскосые, как у японца. Во что одет был – не помню, одет, как в те годы одевались. Весь вечер молчал… Гуляли до утра. А штейгер (большая коляска, больше похожая на маленькую карету, – авт.), на котором приехал Япончик, стоял всю ночь!». По тем временам это считалось неимоверной роскошью.

Впрочем, мнений об этом «герое», как говорят в Одессе, «разные есть». Леонид Утесов, знавший Япончика лично, в своих мемуарах упоминает даже их некий «моральный кодекс» – Япончик и его подельники не любили насилия, тем более «мокрые дела».

Из того, что известно историкам, следует, что Мишка Япончик родился 30 октября 1891 года в семье фургонщика Меера-Вольфа Мордковича Винницкого и его жены Доббы Зельмановны. При рождении его назвали Мойше-Яков. Позже в документах будет записано так: Моисей Вольфович Винницкий. Семья проживала в самом центре Молдаванки – на улице Госпитальной (ныне Богдана Хмельницкого, 23) – по одной информации, и на улице Запорожской – по другим сведениям. Думается, что и то, и другое – правда.

В шесть лет Мишка лишился отца, «уроки жизни» брал у улицы, на которой преимущественно были публичные дома, забегаловки, воровские малины. В 10 лет мать пристроила его учеником в матрасную мастерскую Фарбера. Потом он попробовал себя в роли электрика и даже поработал на заводе «Анатра», окончив четыре класса начальной школы при синагоге. Еврейский погром застал его 14-летнего, но, несмотря на малолетство, он вступил в вооруженный отряд еврейской самообороны. Документов об этом периоде его жизни не сохранилось (Одесское сыскное управление было сожжено в гражданскую войну). Но по преданиям, именно тогда из-за раскосых глаз, широких скул и смуглого цвета кожи Винницкого прозвали Япончиком. Он входил в организацию «Молодая воля», которая, прикрываясь идеями, занималась откровенным грабежом и вымогательством. Мишке это очень подходило. Он видел, как живет «настоящая» Одесса. Ему хотелось к изысканным дамам и галантным мужчинам, ресторанам, опере… И уже тогда он для себя, видимо, решил, что станет королем города. Все дальнейшее в его жизни только подтверждало это. Но «полет в короли» прервали, посадив Мишку в тюрьму. Достоверно известно, что 2 апреля 1908 года 16-летнего Япончика Одесский окружной суд приговорил к 12 годам каторги. По одной версии, за ряд ограблений. По другой – за убийство грозы Молдаванки, полицмейстера Михайловского, его вообще должны были повесить. Мишка, якобы, изображая чистильщика сапог, привел в действие взрывное устройство и убил «грозу». По малолетству отделался сроком. Мишка отбывал наказание в «Одесском замке» вместе с другой «легендой» – Григорием Котовским, на тот момент бессарабским грабителем.

В марте 1917 года, немного не добыв срок, Мишка Япончик вышел на свободу. И Одесса узнала, что более наглого бандита, чем он, еще не видели. Сколотил свою воровскую армию в 4000 «штыков», которая грабила направо и налево. А по Дерибасовской, сопровождаемый дюжиной телохранителей, в ярком, «цвета бэж» костюме с галстуком «кис-кис» (бабочкой) и желтой соломенной шляпе «канотье», щеголял сам Мишка Япончик. Он получил свою «красивую жизнь».

«Я ИЗВИНЯЮСЬ, НО МЫ ВАС ГРАБАНЕМ!»

Особую известность приобрело нападение на румынский игровой клуб. Налетчики переоделись в морскую форму, ворвались в клуб и «именем революции» забрали около ста тысяч рублей, стоявших на кону, а также выпотрошили то, что еще оставалось в карманах игроков.

Придя на новогодний банкет в дом сахарозаводчика Гепнера, Япончик сказал: «Мы очень извиняемся, мы люди бедные, а вы богатые, едите и пьете, а на Молдаванке есть нечего. Так что вы должны уплатить 50 тысяч, чтобы молдавские тоже праздновали Новый год». Правда, по 10 рублей «на извозчика» грабители оставили гостям. А врачу из «бедных, но хороших», приглашенному на банкет на случай «вдруг кому-нибудь станет чего-нибудь», оставили все его деньги.

И сегодня живы легенды (а может, и правда), что часть добытого шла на благотворительность, даже пострадавшим во время налетов, так сказать «случайно подвернувшимся под руку».

Во время очередного междувластия (а в Одессе власть из рук в руки переходила более 14 раз), 12 декабря 1918 года решили идти на штурм тюрьмы. Пока рабочие освобождали политических заключенных, люди Мишки Япончика открывали камеры уголовников. Остановили трамвай, уголовников с пассажирами поменяли одеждой. Те так и поехали дальше в арестантской робе, а зеки разбежались кто куда.

Существует версия, что путь к «трону короля блатной Одессы» Япончику расчищал некий Ржевский-Раевский. Истории он известен как аферист, военный корреспондент, делавший репортажи с Балкан, основатель первого в России Союза журналистов – «Клуб журналистов» в Петрограде. Сидел в тюрьмах и работал в ВЧК. Попав в Одессу, предлагал свои услуги одесской полиции. Там его брали на опасные задания, а он убивал арестованных одесских бандитских вожаков, инсценируя «попытку к бегству». Так расчистили Япончику путь к трону «короля». А 20 февраля 1919 года тело Ржевского-Раевского с пятнадцатью пулями было найдено возле Клуба артистов, который он любил посещать. «Мавр сделал свое дело, мавр может уходить».

Покровительственно относился к Япончику и будущий свояк Сталина, женившийся на Анне Аллилуевой, обозначенный в истории как молодой удачливый авантюрист, руководитель одесской ЧК в мае-июле 1919 года Станислав Реденс (партийная кличка «Стах»). Мишка Япончик оказывал «большие услуги штабу ВРК в доставке оружия». Наверное, поэтому никого не удивило желание Японца «бороться за идеи революции» своим полком.

С ИЛЬИЧЕМ НА ЗНАМЕНИ, С ФИНКОЮ В КАРМАНЕ

В июне 1919 года по решению Ревкома Одессы началось формирование «54-го стрелкового Советского Украинского полка имени В.И.Ленина». Командир – Япончик. Начальник штаба – не менее знаменитый бандит Майорчик (Меер Зайдман). Комиссар – Александр Фельдман.

Три дня полк Япончика гулял в здании консерватории, собираясь на фронт. Был дан «шикарный» концерт. По его завершении, как писал один из его участников Леонид Утесов, Япончик произнес яркую речь, полную цветистой брани и жаргонных выражений. Когда все-таки выпихнули этих бойцов на «поле боя», выяснилось, что в распоряжение штаба 45-й дивизии (командир Якир) в городок Бирзула (Котовск, Одесской области) вместо 2202 бойцов доехало 704.

Через два дня остатки бандитского войска приняли первый бой под… Крыжополем (это название – факт, а не одесская шутка). Вместе с другими силами Мишкины бойцы выбили петлюровцев из Вапнярки. Богатые трофеи, 400 пленных вскружили голову. Пир горой! Все перепились, пленные бежали, а на рассвете противник и их выбил из Вапнярки (похоже, банда Атамана Грицян-Таврического в «Свадьбе в Малиновке» списана была с типажей Мишки Япончика). Комбриг Котовский взвыл от негодования и принял решение – полк разоружить, бойцов отправить в Киев на «перековку». Однако все, что осталось от «полка», самовольно удрало, в поезде к виску машиниста приставили пистолет и приказали гнать до Одессы без остановок. И все-таки их остановили, в районе Вознесенска. Там «при попытке к бегству» Мишка Япончик, его адъютант и некая Лиза были убиты.

СОБАКЕ – СОБАЧЬЯ СМЕРТЬ

Винницкого, то бишь, Мишку Япончика, зарыли там же, в карьере. Через несколько дней комиссар полка Фельдман приехал удостовериться в смерти своего командира. Он потребовал, чтобы могилу вскрыли. В ней таки был Мишка Япончик, в трусах и тельняшке. Сбросив второй раз тело Япончика в могилу, бывший соратник плюнул и сказал: «Собаке собачья смерть». Спустя несколько месяцев он был убит на одесском базаре «за предательство». И еще раз «возвращали на землю» останки Япончика – по приказанию военного народного комиссара Украины Подвойского. Он тоже хотел лично убедиться, что мертв именно одессит Мишка. Убедился.

54-й полк был вырублен конниками Григория Котовского, уцелел лишь бывший начальник штаба Япончика – Зайдер. Они знакомы были с Котовским еще по тюрьме, и тот его пожалел. На свою беду. В 1924 году тот самый Меир Зайдер убил в Чабанке (окраина Одессы) Котовского, вогнав ему пулю прямо в сердце. Непосредственный убийца Япончика – Урсулов – избежал бандитского наказания и даже сталинских чисток.

Впрочем, «инфекция» бандитской романтики, особенно мастерски изложенная одесскими писателями, заражала. 27-летний актер-одессит Кучеренко (играл в фильме «Беня Крик» роль бандита, а в фильме «Красные дьяволята» – батьку Махно) сам стал руководителем шайки налетчиков, которые «подчищали» Одессу и крымские города.

Коммунистический диктатор Украины в 1925-1928 годы Лазарь Каганович картину «Беня Крик» снял с проката как «романтизацию бандитизма». И тем не менее, Япончик после гибели превратился в легенду, в миф о «блатной Одессе», составляя менталитет «вольного города Одессы».

Будущий известный писатель, автор повести «Зеленый фургон» Александр Козачинский, детство и юношеские годы которого прошли в Одессе, был налетчиком, а затем и атаманом банды. Он пытался подражать Япончику (это был 1921 год), проведя серию налетов. В 1922 году был приговорен к смертной казни. И только счастливая случайность сохранила ему жизнь, а нам чудесного писателя и журналиста.

Ближние и дальние родственники Япончика, разбросанные по всему миру, не скрывают своего родства с ним. Как, например, Юрий Влодов, внучатый племянник (автор «народного слогана» «Прошла зима. Настало лето. Спасибо партии за это»). Впрочем, этой семье есть, кем гордиться.

Бандитское прошлое Япончика кровью искупили родственники

Михаил был вторым ребенком в семье. Его мать умерла еще до войны, в 1947 году. Сестра Дебора большую часть жизни страдала базедовой болезнью. Дебора умерла после войны. Есть информация, что в нашумевшем «деле о валютчиках» 1961 года одним из организаторов проходил Шая Шакирман, сын Деборы (а значит, племянник Михаила Винницкого), приговорен к расстрелу. У старшего брата Михаила – Абрама Вольфовича – было шестеро сыновей, двое погибли на фронтах Великой Отечественной войны, а четверо несовершеннолетних сыновей и жена были уничтожены в гитлеровском гетто осенью 1941 года.

Другой брат, Григорий, был начальником одесской электростанции, погиб на фронте. Один из его сыновей, лейтенант Советской Армии, погиб в Сталинградском сражении. Его фамилия высечена на доске не вернувшихся с войны выпускников одесской специальной артиллерийской школы ГПТУ-43 на улице Чичерина, 1 (сейчас там институт милиции, а доска находится в запасниках музея).

Третий брат, Юдий, погиб на фронте в первые дни войны.

Младший, Исаак Винницкий, во время Великой Отечественной войны был командиром кавалерийского эскадрона в корпусе генерала Кириченко, жил в Одессе до 1978 года, затем перебрался с семьей в США, на 6-ю улицу Брайтон-бич.

Долго выясняли, кто такая была Лиза, убитая вместе с Япончиком. Женой она быть не могла (разве что «походной), ибо женился Мишка на красавице Циле, и свадьба их была в знаменитом «танцзале» дома Бейли Двойрис, что на Екатерининской, 80. Так вот эта самая Циля уехала за границу, в Париж, в «шикарные условия», открыв там даже небольшую фабрику, но… оставив маленькую Аду, дочку Мишки Япончика, в Союзе. Какими уж дорогами, но Ада оказалась в Баку. У нее – дети, внуки, правнуки…

Читайте также:  Ирина Винер, муж

С фамилией Винницкие в Украине очень много людей. Кто категорически отрицает свою причастность к Мишке Япончику, кто говорит, что был бы не против иметь такого родственника.

*Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

У нас появился Viber канал в котором мы рассказываем о коммунальных платежах, тарифах, льготах и субсидиях. Присоединяйтесь!

Они оставили след в истории Одессы

Одесский биографический справочник

Винницкий Михаил Вольфович (1891-1919)


Михаил Вольфович Винницкий (по метрике Мойше-Яков, по документам Мойсей Вольфович) – главарь одесских бандитов и командир Красной Армии.

Прообразом Бени Крика, главного персонажа “Одесских рассказов” Исаака Бабеля, был знаменитый предводитель налетчиков и контрабандистов Мишка Япончик – герой нескольких десятков романов и кинофильмов, бесчисленных анекдотов, песен одесского фольклора и даже трех оперетт! В литературе и кино у Мишки были разные псевдонимы: кроме Бени Крика – Лимончик, Японец, Рубинчик, Король и так далее. В миру же он носил простое имя и фамилию – Михаил Винницкий, а кличку Япончик получил за черные волосы, скуластое лицо и раскосые глаза.

Родился Михаил Винницкий 30 октября 1891 года в Одессе, в доме № 11 по Запорожской улице. Его отец, Меер-Вольф, был владельцем извозопромышленного заведения на Госпитальной улице и слыл в городе биндюжником с очень крутым нравом. “Об чем думает такой папаша? Он думает об выпить хорошую стопку водки, об дать кому-нибудь по морде, об своих конях, и ничего больше”, – как писал Исаак Бабель.

Михаил был вторым ребенком в семье. Помимо него в семье росли старшая сестра Дебора, большую часть жизни страдавшая базедовой болезнью, и братья Абрам – “еврей, который сел на лошадь и взял шашку, уже не еврей” – и Исаак. Известно, что Исаак Винницкий жил в Одессе до 1979 года, а после перебрался со своей семьей в Соединенные Штаты, где поселился на Брайтон-бич, на Шестой улице. Дебора умерла после войны.

Михаил окончил несколько начальных классов при синагоге. Но отцу не нравилось, что сын бездельничает. Учеба и дело – “две большие разницы” на Молдаванке, из-за этого в семье часто происходили ссоры. Мать мечтала связать судьбу сына с синагогой. Отец настаивал на семейном извозопромышленном деле. Но семейное дело парню казалось скучным, а поэтому противным. Он видел, как живет настоящая Одесса, ему хотелось туда – к изысканным дамам и галантным мужчинам. Миша рано понял: пропуск в тот мир ему дадут только деньги и власть.

23 августа 1907 года пятнадцатилетний Миша Винницкий принял участие в налете на мучную лавку некого Ланцберга, которая находилась на Балтской дороге. Ему удалось скрыться. Налет на квартиру Ландера был совершен 28 октября. Мишку арестовали случайно, во время облавы, 6 декабря того же года в доме терпимости на Болгарской улице. Приговор Одесского военно-окружного суда – двенадцать лет.

Фотографии Михаила Винницкого (Япончика) и его матери.
Из семейного архива племянницы М. Винницкого (дочери Исаака).

Находясь в тюрьме, Винницкий использовал одно из своих главных природных дарований – изворотливость. Нашел деревенского юношу, сверстника, получившего небольшой срок, взял под свое покровительство. И настолько его обаял, что тот согласился поменяться не только фамилиями, но и. сроками. Так через несколько лет Винницкий оказался на свободе. Вскоре афера была раскрыта. Но уголовная полиция, не желая себя скомпрометировать перед высшим начальством, решила умолчать об этом инциденте. И чтобы замести следы – виданное ли дело, фото одного человека, а отбывает срок другой, – изъяла его фотографию из уголовного дела. В будущем это не раз поможет Япончику и осложнит работу историков и литературоведов.

Винницкому было 24 года, когда он осознал, что наступило время для покорения преступного мира большого города. В один осенний день Мишка постучался в дом одноглазого рыжебородого Мейера Герша, предводителя воровской Молдаванки. И тот, посоветовавшись с себе подобными, дал добро на вхождение Винницкого в “дело”. Мишка получает не только кличку, но и первое серьезное задание, которое выполняет без сучка и задоринки. Быстро завоеванный авторитет среди одесских налетчиков позволил ему приступить к сколачиванию собственной банды из таких же дерзких и отпетых молдаванских головорезов. Первоначально в нее входили всего лишь пять человек, Мишкины друзья детства. Но и это дало возможность Япончику планировать и проводить налеты на лавки и мануфактуры. Волевой, хитрый, наглый, он в самые короткие сроки заставил говорить о себе всю Одессу. Молва приписывала ему удивительные по дерзости и смелости налеты, а также тонкие до комизма аферы.

Япончик и впрямь был фигурой незаурядной. Постепенно весь уголовный мир Одессы признал его своим вождем. Для восхождения на трон Япончику понадобилось всего два года. По сведениям уголовной сыскной полиции, он возглавил всех молдаванских налетчиков и контрабандистов. А это ни много ни мало – несколько тысяч человек. Одноглазый же Мейер Герш стал правой рукой Мишки и консультантом по вопросам тактики объединения всех воровских групп в одну громадную банду.

Люди Япончика проникали всюду. Они наводили ужас на одесских скототорговцев, лавочников, купцов средней руки, и те безропотно платили Мишке щедрую дань. Внедрил Япончик своих людей и в полицию – ему не только сообщали “за облаву”, но и рекомендовали, каким чинам и сколько “ложить за пазуху”. Полиция была на откупе. Такого в Российской империи еще не случалось.

Япончику также принадлежит первенство в России по организации преступного синдиката, куда входили банды из других губерний. Он наладил поступление средств в свою казну из различных регионов страны. В “организации” существовало строгое деление на преступные профессии. Были свои наводчики, наемные убийцы, барышники, аферисты и так далее. Работа хорошо оплачивалась. Особенно памятны одесситам и гостям города ошеломительные налеты на рестораны, театры и места скопления коммерческой элиты. Доходило до того, что быть не ограбленным Япончиком становилось просто неприличным. Для коммерсанта это означало нечто вроде понижения статуса.

Популярность Япончика в Одессе была столь велика, что про него еще при жизни рассказывали легенды. Коренастый щеголь с раскосыми глазами в ярко-кремовом костюме и желтой соломенной шляпе канотье, с галстуком-бабочкой “кис-кис” и букетиком ландышей в петлице фланировал по Дерибасовской, сопровождаемый двумя телохранителями из числа самых отпетых налетчиков. Городовые почтительно кланялись. Прохожие уступали дорогу.

Ежедневно Япончик отправлялся в кафе Фанкони, где имел собственный столик. Расположенное в центре города, в гуще коммерческой жизни, кафе превратили в свою “штаб-квартиру” биржевые игроки и маклеры. Там Япончик чувствовал себя равным среди равных. Он был в курсе всех происходящих сделок.

Но власти и денег оказалось недостаточно для полного покорения города. Мишка Япончик вводит “кодекс налетчика”, нарушение которого каралось не только отлучением от “дела”, но и смертью, хотя “мокрые дела” Япончик не признавал – при виде крови бледнел и запросто мог потерять сознание. По этому “кодексу” врачи, адвокаты, артисты получали привилегию спокойно жить и работать. Ограбление и оскорбление их считалось строжайшим нарушением “закона”.

Япончик жаждал признания интеллигенции. Его часто можно было видеть в первых рядах оперного театра с красавицей женой, милой и интеллигентной дамой. На литературных и музыкальных вечерах он тоже чувствовал себя почти своим. Однако большая часть интеллигенции его сторонилась. Тогда он придумал циничный ход в своем стиле. Каждого гастролировавшего в городе известного музыканта или артиста Япончик грабил, и в результате несчастному приходилось обращаться к Мишке с просьбой вернуть вещи. А тот долго цокал языком. Качал головой. Ссылался на “кодекс”. И в конечном итоге извинялся за низкий уровень образования своих мальчиков. Затем вел гастролера в свой гардероб и предлагал взять все, что тот сможет унести. Вещи потерпевшего возвращались, и произносился тост за дружбу. В Одессе говорили, что даже Шаляпин, человек достаточно щепетильный в отношении дружбы, смог попасться в умело расставленные Мишкой сети.

На Молдаванке Япончик часто закатывал шумные пиршества. На столы выставлялись контрабандная снедь, маслины, жареная и фаршированная рыба, апельсины, овощи и водка, подаваемая ведрами. Столы ломились от дармовой еды. В благодарность Молдаванка прозвала Мишку Япончика Королем.

Япончик был в дружеских отношениях с будущим красным комбригом Григорием Котовским. Но в те годы Котовский, известный бессарабский разбойник, с одинаковым усердием носил мундир жандармского офицера и форму бедного армейского капитана, принимал обличья коммерсанта и барина-помещика, был частым гостем игорных притонов и клубов. Когда Котовский оказался в тюрьме и ждал вынесения приговора, именно Япончик разработал план знаменитого побега будущего комбрига. Тот потом отплатит Мишке предательством в самое трудное для бандита время. Мишка объявляет войну.

Однако подлинную силу Япончик обрел во время Гражданской войны. Банда его росла. В разгар боевых действий под руководством Япончика оказалось, по разным данным, от двух до десяти тысяч вооруженных головорезов. Они хорошо знали город и на крайний случай имели на окраинах множество “опорных пунктов”. Япончик при любой власти оставался могущественным и непобедимым.

С 1917 по 1920 год в Одессе сменилось более десятка властей. Каждая устанавливала свой порядок. Изворотливость Мишки Япончика не один раз спасала банду от разгрома. Он очень тонко чувствовал настроение властей и благодаря этому всегда вовремя выводил свой “отряд” из-под удара.

Такая маневренность вызывала еще большее желание власти арестовать Япончика и покончить в городе с конкурентами. Но удалось это только деникинскому генералу Шиллингу, командующему Одесским военным округом. Он отправил в кафе Фанкони несколько вооруженных офицеров контрразведки. Они сидели за соседним столом, пили турецкий кофе. Когда телохранители Япончика отлучились, контрразведчики вытащили револьверы, намереваясь ликвидировать Короля. Мишка быстро оценил ситуацию: чтобы не выстрелили в спину, он прислонился к стене и попытался договориться с офицерами. Начали собираться зеваки, чего и добивался Япончик. Белые офицеры не хотели стрельбы в людном месте и решили отвести Мишку в здание контрразведки для получения дальнейших распоряжений.

Слух об аресте Япончика распространился по Одессе и достиг Молдаванки. Через тридцать минут к зданию контрразведки сбежались вооруженные налетчики. Они перегородили улицу биндюгами и фаэтонами. Несколько человек подошли к насмерть перепуганным часовым и в вежливой одесской манере попросили срочно выдать живого и здорового Япончика. Генерал долго сопротивлялся. Но страх взял верх. Мишка вышел на порог и так же вежливо раскланялся с окаменевшими часовыми.

Япончик попытался примириться с белыми и даже послал письмо военному губернатору Гришину-Алмазову – безрезультатно. Тогда он объявляет войну “золотопогонникам”: вступает с ними в перестрелки, развязывает настоящие уличные сражения.

Деникинцы, да и другие власти, возмущались наглостью короля одесских налетчиков. Газеты на все лады клеймили Япончика позором. На каждой витрине магазина, во всех полицейских участках, ресторанах, казино и гостиницах красовались его фотографии в профиль и анфас. Но и только. Арестовывать его больше не решались.

В начале апреля 1919 года в Одессу в очередной раз вошли красные. Представители революционного матросского комитета пришли к Япончику просить организовать порядок в дни концерта, весь сбор от которого шел сиротам погибших за революцию. По городу были расклеены афиши знаменитых артистов с припиской: “Порядок обеспечен. Грабежей в городе не будет до двух часов ночи”. А ниже подпись: “Мойсей Винницкий по кличке Мишка Япончик” . Одесситы могли без опаски гулять по ночному городу. Люди Япончика патрулировали, обеспечивали порядок.

Прошло несколько дней. И, как каждая власть в Одессе, большевики стали устанавливать свой порядок, в котором Япончику с его бандой места не оказалось. Были проведены облавы. Особенно пострадали Слободка и Молдаванка. Активность новой власти Япончик воспринял спокойно. Но когда большевики стали без суда и следствия расстреливать его людей, Мишка пропал на несколько недель из города и, проанализировав ситуацию, к своему большому разочарованию, понял: Россия будет большевистской. Стало быть, чтобы спасти свою многотысячную армию, ему следовало либо одержать верх над большевиками, либо сдаться. Просчитав все до мелочей, Япончик делает неожиданный тактический ход в своем стиле.

31 мая 1919 года в газете “Известия Одесского совета рабочих депутатов” он публикует письмо, где рассказывает, как 12 лет отсидел за революционную деятельность, побывал на фронте, участвовал в разгоне банд контры и даже командовал бронепоездом. На его “легенду” ответа не последовало. Но это Япончика не остановило.

В начале июня начальнику Особого отдела ВЧК 3-й Украинской армии Фомину сообщили, что в кабинете его ждет Мишка Япончик. Тот настолько перепугался, что отдал целому отделению команду срочно изъять у Мишки оружие. Каково же было его удивление, когда у Япончика не оказалось не только пистолета, но даже перочинного ножа. Но еще большее удивление вызвало восторженное отношение к Япончику чекистов, наслышанных о его подвигах.

“Я хотел бы, чтобы мои ребята под моим же командованием вступили в ряды Красной Армии, – заявил Япончик. – Оружие у меня есть, деньги – тоже. Требуется только разрешение на формирование отряда”.

Фомин тут же, при Мишке, связался с командующим армией Николаем Худяковым. После недолгого совещания в Реввоенсовете было решено дать добро на формирование полка. После чего Мишка Япончик немедленно приступил к занятиям военной и политической подготовкой со своим полком, получившим название – “54-й Советский полк”.

В начале июня 1919 года поползли упорные слухи об активизации петлюровской армии и стотысячной армии генерала Деникина. Михаил Винницкий обращается к командованию 3-й Украинской армии с предложением сформировать отдельный полк из своих ребят и нанести врагу удар неожиданно, на его же территории. Командование армии было удивлено, что какой-то бандит разбирается в тактических схемах лучше, чем военные, но, тем не менее, решило отправить на борьбу с петлюровцами 54-й Советский полк (2 400 человек).

Провожала на фронт Мишку, без преувеличения, почти вся Одесса. Темпераментные и падкие на все яркое и необычное одесситы гордились своими бандитами. Многие плакали и махали платочками.

23 июля полк Япончика прибыл в распоряжение штаба 45-й стрелковой дивизии, в Бирзулу (ныне – Котовск). Командиром дивизии был И.Э. Якир. Полк вошел в состав 2-й бригады Г.И. Котовского, старого знакомого Япончика. Началась подготовка к предстоящему бою с петлюровцами.

Сражение длилось несколько часов. Полк Япончика не только выдержал осаду своих рубежей, но и, к всеобщему удивлению, перешел в атаку. Япончик выполнил задание с минимальными потерями и одержал победу. Петлюровцы отступили. Как это ни странно, победа Япончика многим пришлась не по вкусу. Прежде всего Котовскому, который опасался влияния Япончика на бойцов. Котовский помнил также, что Япончик знает о его дореволюционных делах в бытность Григория Ивановича бессарабским разбойником. Ревновали и другие военачальники. Против Япончика назревал заговор.

Якир собрал на секретное совещание всех комбригов, штабистов и политработников дивизии, на котором единогласно приняли решение: полк разоружить, а Япончика ликвидировать. Но виданное ли дело – убийство красного командира без суда и формальностей? Был разработан план ликвидации полка. Япончик ожидал подобного исхода, но рассчитывал на помощь Котовского. Однако тот не только не предупредил Япончика о заговоре, но и выступил против него, опасаясь за свою личную карьеру красного комбрига.

54-й Советский полк получил задание вступить в заведомо неравный бой. Почти весь день люди Япончика отражали атаки петлюровцев. Обещанная помощь так и не пришла. Пошли разговоры о предательстве. Япончик молчал. Он впервые не знал, что ответить своим “подданным”.

На следующий день Якир успокаивает Япончика, говорит о несогласованных действиях, затем выдает бумаги о том, что полк нуждается в пополнении, а Мишку ждет новое назначение. Но перехитрить Япончика было невозможно. Он знал, что по дороге его арестуют и попытаются уничтожить. Шансов выбраться почти не было. Но Япончик рискнул. Иначе он не был бы Королем.

Перед отъездом Япончик, чтобы спасти людей, дает указание части полка возвращаться окольными путями в Одессу. Сам же со ста шестнадцатью бойцами отправляется за “пополнением”. Ход был гениален своей простотой. На станции Помошная Япончик со своими людьми высаживается из поезда и отправляет его дальше пустым. Затем захватывает эшелон и заставляет машинистов следовать в Одессу. Но комиссар 54-го полка Фельдман предает своего командира. 4 августа, на рассвете, в Вознесенске поезд Япончика поджидал отряд кавалеристов. Бойцов Винницкого заперли в вагонах и изолировали от своего командира. Япончика объявили арестованным и потребовали сдать оружие. Теперь спасти его могло только чудо.

Из вагона он вышел один. Вежливо попросил повторить команду. Его вторично объявили арестованным, потребовали сдать оружие. Япончик усмехнулся, повернулся спиной к кавалеристам и на глазах ошалевших от такой наглости бойцов дивизиона стал удаляться в сторону лесополосы. Командир дивизиона Урсулов выстрелил. Япончик обернулся. Он знал, что ему не уйти. Достал револьвер, оголил генеральскую шашку и пошел к стрелявшему. Раздались выстрелы. Когда дым рассеялся, Япончик лежал на земле и, смертельно раненный, что-то шептал.

Аркадий Кравец, журналист,
“Независимая газета”

Ссылка на основную публикацию