Муж Виктории Токаревой

Виктория Токарева рассказала о романе с Данелия и жизненной мудрости

Я не могла оттаскивать дочь от родного отца и тащить к другому — чужому дядьке, которому она совершенно не нужна

01.09.2016 в 17:16, просмотров: 56715

Правила ее жизни гениально просты: делать только то, что нравится. При этом она в отличие от любимой жены саудовского шейха, дочери нефтяного магната или подруги сердца банкира за все свои «хочу» платит сама. Для этого надо всего ничего: в 26 лет сочинить рассказ «День без вранья», написать сценарии картин «Джентльмены удачи» (совместно с Георгием Данелия), «Мимино», «Шла собака по роялю» и других.

— Виктория Самойловна, а у вас получается жить без вранья?

— Получается после пятидесяти. Раньше мои главные приоритеты были любовь и творческий успех. А к этому возрасту уже покончено и с тем, и с другим. Успех добыт, любовь вычерпана. Все в порядке.

— А когда вы влюблялись в последний раз?

— В 57 лет. И это было ужасно. Во-первых, пятьдесят семь — это уже много, а во-вторых, того человека можно обозначить тремя буквами — чмо.

— Вы как-то сказали про Сергея Довлатова: «Он бы меня соблазнил и бросил на другой день, и я бы его возненавидела». Безответная любовь — это не про вас?

— Если я вижу, что ответной любви быть не может, я просто не иду на эти отношения. А с Довлатовым мы даже не были знакомы, но все произошло бы именно так. Он был очень востребован, очень красив и имел большой выбор.

— Но почему потом обязательно ненавидеть? Разве нельзя быть благодарным за какие-то прекрасные мгновения?

— Нет, нельзя. Благодарность строится на чем-то основательном, фундаментальном.

— Вы сохранили копию любовного письма, которое написали Георгию Данелия на пике чувств. Как это возможно — думать о втором экземпляре, когда эмоции преобладают над разумом?

— (Смеется.) Это чисто профессиональное. Я знала, что такой пик чувств я вряд ли еще испытаю. Однажды я сломала ногу. Был поздний вечер, почти ночь, а в нашем дачном поселке все живут за высокими заборами. Лежала я на снегу и думала о том, что я чувствую, потому что знала: это может мне пригодиться. Не было ни отчаяния, ни паники, даже боль не ощущалась.

— Почему среди тех, кого вы называете архитекторами вашей жизни, нет ни одного женского имени?

— Если и была какая-то женщина, то только моя мама, которая создала мне такие невыносимые условия, что я должна была бежать от нее куда-то подальше. Она меня тиранила и при этом очень любила.

— У вас не было в детстве мысли: вот я умру, и тогда все поймут, но будет уже поздно?

— Было, конечно. Это заложено в детской психологии.

— Вы унаследовали что-то от мамы, кроме внешнего сходства?

— Характер, наверное. Я тяжелая. Мне очень часто дочка говорит: «Привет от Натальи Степановны!» О родителях я написала хорошую книгу «Муля, кого ты привез?»

— Именно этими словами мать вашего папы встретила его юную избранницу, вывезенную из-под Донецка.

— Мне недавно сестра привезла фотокарточку, где вся семья моего отца в сборе, и среди них моя мать. Это, я вам скажу, такая белая ворона! Такая деревня! Я не могла понять, где были его глаза. Но, видимо, их брак нужен был для того, чтобы родилась я. Значит, он не был случайным, это провидение Господне.

— Как вы думаете: если бы ваш отец не умер так рано, в 36 лет, он бы сохранил семью или все-таки нашел бы другую женщину — по образу и подобию?

— Думаю, что родители жили бы вместе. Существует такое понятие, как чувство семьи. У одних оно есть, а у других отсутствует. Это прежде всего чувство ответственности. Мой отец никогда не ушел бы от матери, имея двух дочерей, а мать никогда бы не бросила отца по той же причине.

— Вы никогда не рассказываете о своем муже. Известно только, что он инженер с синими глазами. Это была любовь с первого взгляда и скоропалительный брак, оказавшийся прочным.

— Есть женщины, которые любят мужчину больше, чем ребенка. А есть женщины, которые детей любят больше всех на свете, и мужчина занимает уже следующее место. Я из этих вторых. Я не могла бы строить счастье на слезах своей дочки. У нее с отцом была и есть такая страстная, бесконечная любовь, что раздирать их, растаскивать значило бы просто уродовать ребенка. Я не могла оттаскивать дочь от родного отца и тащить к другому — чужому дядьке, которому она совершенно не нужна. И в этом причина моего долгого и непрекращающегося брака. А когда я вижу семьи, где у мужа одни дети, у жены — другие, это как будто искусственное. Потому что любовь-страсть между мужчиной и женщиной проходит, а остается только разное прошлое.

— Но у вашей дочери брак с Валерием Тодоровским не сложился…

— Валерий Петрович Тодоровский очень хорошо себя повел в этой ситуации. Он без памяти любит своих детей и очень их поддерживает.

— То самое чувство семьи — якорь, который вас всегда удерживал, но были, наверное, мгновения, когда вы готовы были сорваться?

— Не только мгновения…

— У вас есть счастливое ощущение, когда можно сказать: «Я выиграла свою жизнь». А что могло стать проигрышем? Если бы вы остались учительницей пения?

— Да. Это было бы ужасно.

— Вы общаетесь с Георгием Данелия?

— Сейчас мы общаемся очень много. Разговариваем по телефону два-три раза в неделю, и все, что он говорит, мне безумно интересно. Несмотря на возраст и болезни, его мозги работают, как раньше, и юмора — море. Внутренний мир не тронут, и индивидуальность не полиняла.

— В вашей жизни это тоже была одна из самых ярких страниц.

— Самая яркая! Дело в том, что он очень интересный человек. Господь Бог создал природу, животный мир, но он не может выразить себя через шум дождя, через лай, мяуканье или кваканье, он может выразить себя только через человека. Но не через каждого, а через очень редкие экземпляры, которые он выбирает. Данелия — один из них.

— Когда начался ваш роман, вам было 28, Данелия — 36, а его гражданской жене, актрисе Любови Соколовой — 46. Она, как луна перед рассветом, на вашем фоне исчезла с его небосклона.

— Она никогда и не была в зените. Просто она родила ему замечательного сына, который составил счастье всей семьи. Я помню Колю, это был очень красивый и талантливый мальчик. Данелия его любил и любит до сих пор, несмотря на то, что Коля ушел рано, в 25 лет. Когда я сейчас вижу по телевизору молодые фотографии Георгия Данелия, я замечаю, как похож был на него Коля.

— Его мама, Мери Анджапаридзе, ваш роман не приветствовала.

— Мама вначале была в меня влюблена. Это потом она не приветствовала, когда стало все опасно. И я ее сейчас очень хорошо понимаю. Она хотела, чтобы у Коли была полная семья. Это нормально.

— А вы тогда не испытывали угрызений совести?

— Моменты были, конечно, но любовь — как поезд, который все сметает на своем пути. И моральные запреты уже не работают.

— Виктория Самойловна, меня завораживает ваша открытость. Такими бывают только самодостаточные и независимые люди.

— Это во-первых, а во-вторых, врать унизительно. И если можно не врать, то это очень удобно. Бывают унизительные подробности, которые не хочется из себя вытаскивать, но в моем прошлом ничего унизительного нет. Есть только то, что является поводом для прекрасных рассказов. Художественное произведение интересно тогда, когда узнаваемо, когда в нем все — правда. Я пишу о том, что происходит в жизни практически каждой женщины.

— Многие узнают себя в ваших героинях.

— Однажды позвонила женщина со скандалом: «Кто вам рассказал мою историю?» Я спросила: «Какую? — «Я ехала отдыхать, и наша машина перевернулась. Я попала в больницу и влюбилась во врача».

— А вы узнали себя в фильме «Осенний марафон»?

— Не совсем, потому что Алла была машинисткой, а я — писателем. Это разные социальные слои. Вот она печатает, сидя, сгорбившись, за машинкой, а писатель — это другой уровень. Машинистка зарабатывает гроши, ищет приработок, а писатель, если он еще и сценарист, идет в другом материальном коридоре. И потом я была замужем и с ребенком, а Алла одинокая. Общее у нас только то, что Бузыкин был женат. Вот и все.

— В общем, параллелей нет?

— Параллели есть, потому что Александр Володин писал свою историю. У него была именно такая Алла, которую он очень любил. А у Данелия — другая история, и он пытался эту Аллу ко мне подтянуть. И к концу работы они даже поссорились.

— Вы еще и очень независимы в отличие от Аллы. В этом ваша сила. Но не хотелось хоть однажды стать слабой женщиной?

— Не понимаю, что значит быть слабой. Моя независимость — от материальной независимости и от профессиональной состоятельности.

— Но в советское время ваши книги выходили редко.

— Книги редко, а фильмы часто. Тогда сценарий стоил, как машина «Волга». А сейчас — как «Вольво».

— На что вам не хватает сегодня денег?

— Чтобы купить остров, хотя на самом деле он мне не нужен. Мой дом — это мой остров.

— Вы только что закончили новую книгу.

— Я ее еще не читала. Только написала, и все.

— Вы сказали, что теперь будете полгода отдыхать. Чтобы родник наполнился?

— Нет, мне просто надоело.

— Может, вы просто устали, пройдет время — и вам захочется вернуться к столу?

— Может быть, и так.

— А кто вам нравится из нынешних прозаиков?

— Мне нравится Прилепин. Он очень талантливый человек. Но очень брутальный. Читала его рассказ, где он описывает убийство: как взял его за волосы и семь раз ударил затылком об асфальт со всей яростью и злобой. Семь раз! Пока изо рта не пошли кровавые пузыри. Так написано, что я почувствовала, как убивают.

— Раньше вам нравился Лимонов.

— И сейчас нравится. Это очень большой писатель. Из-за известной сцены с негром на помойке в книге «Это я — Эдичка», внушившей людям такое отвращение, никто не хочет видеть главное — его отчаяние от потерянной любви. Это ведь его самоубийство, его суицид. Довлатов говорил о Лимонове, что как личность он ничтожен. Мне он близок по своему проценту правды, которая вспарывает пространство.

— Кто еще в вашем коротком списке?

— Петрушевская, хотя у нее другое, какое-то изломанное сознание. Очень люблю Толстую, она в последнее время пишет короткие вещи, например, как она варит холодец. Или рассказывает, как утонул «Титаник»: вроде все знают, а все равно очень интересно.

— Было время, когда книги Татьяны Устиновой шли нарасхват.

— Ни одной не читала. Хотя саму Устинову очень люблю.

— Дарья Донцова тоже очень плодовитая.

— Она такая очаровательная, и нежная, и трогательная. Болела, выздоровела и всем об этом рассказала. Некоторые думают, что она себя так пиарит. А я верю, что это было на самом деле, и всегда, когда ее вижу, радуюсь, что она здорова и жива. И пусть пишет свои иронические детективы, раз хочет. Но я их не читаю, потому что я люблю другую иронию. А именно иронию Фазиля Искандера, Сергея Довлатова, Александра Володина.

— Вы на своем острове вдали от политики?

— Я вовсе не вдали.

— Вы по-прежнему первый тост поднимаете за Горбачева?

— Теперь уже нет. Но перестройка дала мне очень много. Именно в перестройку я заключила договор со швейцарским издательством. И сумела на эти деньги построить дом, который составил мое счастье. Так что недооценивать Горбачева — несправедливо. У моего поколения появилась возможность хорошо одеваться, чего не было во времена СССР.

Благодаря Горбачеву у меня даже появилась норковая шуба. Был такой случай. Мы с Эдвардом Радзинским путешествовали по маршруту Самарканд — Хива — Бухара, и нас принимал председатель колхоза. Стояла осень, но было, как ни странно, холодно, и я взяла с собой легкую норковую шубку. Председатель подал мне ее и сказал: «Иди ко мне в гарем!» Я удивилась: «Мне уже 40 лет, зачем тебе такая старая жена?» Он ответил: «Женщина, которая приносит в дом доход, ценится как молодая!» — «А с чего ты взял, что я приношу доход?» — «Вон на тебе какое пальто! Сколько из него шапок можно нашить!»

— Статусные вещи имеют для вас значение? Если платок, то от Эрме, если сумка, то Диор.

— У меня есть косыночка «Берберри», которую мне подарила Лариса Рубальская. У меня есть две брошки, эмаль в золоте, которую мне подарил Олег Митяев, вернее, его жена Марина Есипенко. У меня есть профессия, которая составляет мое счастье, двое внуков и правнук Илья невиданной красоты. И больше мне ничего не надо.

— В вашем поселке, наверное, много историй с людьми происходит. Или ничего не доносится из-за высоких заборов?

— Все доносится, но я их не обсуждаю, а то мне дом подожгут.

Заголовок в газете: Жизнь без вранья
Опубликован в газете “Московский комсомолец” №27193 от 2 сентября 2016 Тэги: Дети , Книги Персоны: Лариса Рубальская

vesninalj

Любовь и честность

Известная писательница и драматург написала откровенную повесть “Мои мужчины”.
Токарева Виктория Самойловна, 78 лет, родилась в Ленинграде, девичья фамилия Зильберштейн.

В 1964 году поступила во ВГИК. Среди известных книг “Лошади с крыльями”, “Вместо меня”.

Стала популярна после того, как принимала участие в написании сценариев к фильмам “Мимино”, “Джентльмены удачи”, “Шла собака по роялю”, “Шляпа”.

Семья: муж – Виктор Токарев, 85 лет, дочь Наталья, 50 лет, была замужем за Валерием Тодоровским, двое внуков.

Аристократ Михалков, талантливейший Юрий Нагибин, авторитетный Константин Симонов, сложный Владимир Войнович, неподражаемый Георгий Данелия – все они в доле ее успеха. Войнович “втолкнул в литературу”, а Данелия открыл перед ней двери в кино.

“Михалков ничего не просил взамен”

– Виктория Самойловна, эта книга – выражение благодарности или желание поделиться женскими радостями?

– Благодарности, конечно. Неблагодарность – грех. Сергей Михалков, Владимир Войнович, Георгий Данелия, Константин Симонов – архитекторы моей жизни. Может быть, и без них я стала бы тем, кто я есть. Потому что внесла и свой вклад немалый, а именно труд. Тем не менее они мне очень помогли. Когда я переехала в Москву из Ленинграда, мне было 20 лет. Я вышла замуж за инженера. Работала учительницей музыки в школе. Зарплата – 120 рублей. Жили мы на улице Горького у родителей мужа. С одной стороны, это самый центр, с другой – коммунальная квартира. И вдруг оттуда я выбралась в писатели.

По звонку Сергея Михалкова Токареву взяли на сценарный факультет ВГИКа, хоть она и недобрала балл на экзаменах.

– Говорят, талант сквозь асфальт прорастает.

– Талант талантом. Но помог и счастливый случай.

– Первым помощником на вашем писательском пути был Сергей Владимирович Михалков.

Читайте также:  Жена Александра Барыкина

– Он первый и самый главный. Он меня протолкнул во ВГИК. Именно протолкнул. Меня же вначале не приняли. Михалков позвонил ректору и попросил за меня. И ректор внес меня в списки сценарного факультета. Из-за этого курс ко мне относился настороженно. Все вместе сдавали экзамены. Они поступили, а я нет. Недобрала один балл. И вдруг 1 сентября приходят они на занятия, а тут и я явилась не запылилась: здрасте вам. Сразу ясно: по блату.

– К Сергею Владимировичу было предвзятое отношение, мол, придворный поэт.

– Михалкову завидовали. Зависть – очень сильное чувство, сродни материнскому. Михалков был гениальный детский поэт. И прекрасный человек, просто его мало кто знает. Наверное, у всех был свой Михалков. Мой Сергей Владимирович помог выжить в большом городе и найти себя. Он был аристократ во всем, даже в том, как приходил в гости. Никогда не опаздывал, но и не приходил раньше времени. В течение жизни он мне много раз помогал. Никогда ничего не просил взамен. В начале пути он брал в производство мои “Фитили”. Я писала короткие сценарии и получала по тем временам хорошие деньги.

“Годы работы с Данелия были самыми прекрасными”

– О вашем, не только творческом, романе с Георгием Данелия уже можно говорить?

– Есть мужчины, которые для жизни, а есть, с которыми жить невозможно. По разным причинам. Ко второй категории относятся творцы. А следовательно, к ним относится и Данелия.

– Вы не боитесь, что, прочитав вашу книжку, он обидится?

– Уверена, что не обидится. Я пишу про тот период, когда мы вместе написали шесть фильмов, два из которых стали шлягерами – “Джентльмены удачи” и “Мимино”. Конечно, его вклад гораздо больший, чем мой. Все-таки он режиссер. А кроме того, очень хороший сценарист. И у него очень хорошие фильмы. Его совокупный вклад в общий продукт гораздо больший. Я всегда это ему говорила, на что он мне отвечал: “Когда ты находилась в моем пространстве, я становился гениальным”. Слышать такие слова любой женщине лестно. Когда мы с ним писали сценарий и он говорил какую-то смешную фразу, я хохотала, как ребенок в цирке. Для него мой смех был допингом. Если мне что-то не нравилось, я переставала смеяться, тупо хмурилась. Данелия менял направление своей фантазии, и в конце концов мы находили нужное решение. Данелия талантлив во всем, даже готовит он талантливо.

– Вы с ним сейчас общаетесь?

– Он мне звонит довольно часто. Мы подолгу беседуем. Я хохочу, как прежде. Я его не вижу, но на слух он молод. Потому что талантливые люди старыми не бывают. Ничего более прекрасного, чем годы нашей совместной работы, не было ни в его жизни, ни в моей.

Писателя Константина Симонова Виктория считает “архитектором” своей жизни.

Роман – это всегда весело, особенно когда мужчина не идет в руки

– Данелия наполнил вашу жизнь любовью и страданием. И дал вам тему: тоска по идеалу. Почти каждая женщина переживает подобное. Какой можете дать совет?

– Это миф, что нельзя любить двоих. Очень даже можно. Потому что любишь по-разному. Но в любом случае: терпите своих мужей, если в них нет явных пороков. После 70 лет вы начнете их любить. А они – любить вас. В этом возрасте приходит совершенно другое чувство: как будто спускается благодать, снисходят нежность и покой. У Юрия Нагибина есть такие слова: “Только в старости люди любят друг друга по-настоящему”.

– А что делать до 70?

– Если бы я могла давать совет, я прежде всего дала бы его себе. Меня многое не устраивает в моей жизни. Но судьба – это характер. А характер переделать невозможно. И нет ничего прекраснее, чем просто жизнь.

– В своих книгах вы часто рассказываете про современников. Есть опасность кого-то обидеть…

– Многие мои конфликты с соседями, работодателями, издателями из-за этого. Кто-то обязательно обижался. Я беру сюжеты из жизни, потому что не умею придумывать. Не могу писать о том, что сама не пережила. Дело не в том, о ком я пишу. А в том, как я про это рассказываю. Я себя сдерживаю. Пишу далеко не обо всех, хотя под сукном материала скопилось на миллион долларов. Отдаю себе отчет в том, о ком можно и о ком нельзя. Потому что боюсь санкций.

– Близкие, например, муж, из-за книг на вас не обижаются?

– Почему муж должен обижаться? Мы вместе начинали жизнь и вместе заканчиваем. Я вышла замуж, когда мне было 20 лет. Мой муж дал мне ощущение стабильности, которое в браке очень важно. Ощущение, что тебя не предадут, не бросят. Муж – это небо над головой. Он был всегда, есть и будет. Он отец моей единственной и любимой дочери. Он был ей необходим, а она необходима ему. А им обоим – я. И что бы со мной в жизни ни происходило, я всегда приходила ночевать домой. И еще готовила, убирала, зарабатывала деньги. Я – прекрасная жена. Союзы, где жена зарабатывает, самые прочные.

– А как же зов любви?

– Вот те, кто в молодости ушел на зов любви, свою старость, как правило, встречают в глухом одиночестве. Потому что сумасшедшая любовь проходит. Но. и жизнь без ярких впечатлений груба, скучна и однообразна. А роман – это всегда весело, особенно когда мужчина не идет в руки. Так даже интереснее.

Виктория Токарева – биография, информация, личная жизнь

Виктория Токарева

Виктория Самойловна Токарева (в девичестве – Шефтер). Родилась 20 ноября 1937 года в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург). Советская и российская писательница, сценарист.

Виктория Шефтер, ставшая известной как Виктория Токарева, родилась 20 ноября 1937 года в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург).

Имеет еврейские (по отцу) и русские (по матери) корни.

Отец – Самуил Насонович Шефтер (1907-1945), инженер, родом из Белоруссии.

Мать – Наталья Хлопова (1913-1995), родом из Донецкой области, работала вышивальщицей.

Семья жила в однокомнатной квартире на Лесном проспекте.

В войну Виктория с мамой и сестрой были в эвакуации на Урале. Во время войны отец был призван в ополчение. С фронта вернулся очень больным, затем умер от рака пищевода в январе 1945 года в возрасте 36 лет.

После смерти отца семье долгое время помогалего старший брат Евгений Насонович Шефтер (1900-1961), который работал директором Ленинградского металлического завода.

Родители Виктории Токаревой

Виктория Токарева в детстве

По словам Виктории, лет в 12-13 мама прочитала ей «Скрипку Родшельда» А.П. Чехова, и этот момент она считает своим «подключением в розетку» – тогда у нее родилось желание писать.

В школьные годы окончила музыкальную школу по классу фортепиано.

После школы собиралась учиться на врача, однако в медицинский ее не взяли.

В 1958 году окончила Ленинградское музыкальное училище по классу фортепиано. Далее училась в Ленинградской государственной консерватории имени Н.А. Римского-Корсакова.

Виктория Токарева в молодости

Выйдя замуж, Виктория Токарева переехала в Москву. Работала в детской музыкальной школе учительницей пения. Позже работала редактором на киностудии «Мосфильм».

Параллельно начала писать прозу.

В 1962 году Токарева по протекции поэта Сергея Михалкова поступила во ВГИК на сценарный факультет, который окончила в 1967 году.

В 1963 году по совету Владимира Войновича опубликовала свой первый короткий рассказ «День без вранья», который напечатало издательство «Молодая гвардия». Сама она вспоминала: “У меня первый мой рассказ вышел, и я стала сразу знаменитой через 3 дня, это было в 26 лет”.

В 1971 году вступила в Союз писателей СССР.

С конца 1960-х годов Токарева начала работать с различными советскими кинорежиссёрами. Написала полтора десятка сценариев к кинофильмов, ряд из которых по своим произведениям: «100 грамм для храбрости» (1976), «Перед экзаменом» (1977), «Талисман» (1983).

Была соавтором сценариев к таким знаменитым картинам как «Джентльмены удачи», «Совсем пропащий» и «Мимино». Фильм «Мимино» получил Государственную премию СССР 1978 года и золотую медаль на Московском международном кинофестивале в 1977 году.

Автор сценария картины «Шла собака по роялю» (в основу сценария Виктории Токаревой положена её повесть «Неромантичный человек», опубликованная в 1978 году в журнале «Юность»).

Виктория Токарева и Федерико Феллини

Книги Токаревой стали чрезвычайно популярны не только у советских и российских читателей, но также иностранных. Легендарный режиссер Федерико Феллини, прочитав ее книгу, сказал: «Какое доброе дарование. Она воспринимает жизнь не как испытание, а как благо».

О себе писательница говорила: “Торжественно к себе не отношусь. Всегда писала, потому что мне хотелось писать. Как у алкоголика есть тяга к водке, так и у меня тяга к письму. Кто-то называет это талантом. Для меня это потребность, разновидность наркомании. Во всяком случае я никогда себя не заставляла, не писала по заказу. Я сажусь за стол и испытываю счастье”.

В 1990-2000-е были экранизированы ее произведения «Ты есть. » (экранизация повести «Я есть. Ты есть. Он есть»), «Я люблю» (по повести «Ничего особенного»), «Вместо меня» (по одноимённому рассказу), «Лавина» (экранизация одноимённой повести), «Важнее, чем любовь. » (по повести «Длинный день»), «Простая история» (по повести «Паша и Павлуша»), «Лилии для Лилии» (экранизация рассказа «Розовые розы»), «Единственному, до востребования» (по рассказу «Свинячья победа»), «Птица счастья» (по одноимённой повести), «Своя правда» (по одноимённой повести), «Первая попытка» (экранизация одноимённой повести в соавторстве с Майей Шаповаловой), «Террор любовью» (экранизация одноимённой повести, написанной в соавторстве с Майей Шаповаловой).

Личная жизнь Виктории Токаревой:

Замужем. Супруг – Виктор Токарев (1930 г.р.), инженер.

В браке в 1965 году родилась дочь Наталья Токарева.

Как признавалась Виктория, несмотря на брак, она часто заводила романы на стороне. Супруг поначалу устраивал скандалы, но потом смирился и на развод подавать не стал. Токарева говорила: “Я думаю, муж очень страдал первое время. Потом махнул рукой. Наверняка в глубине души он мечтал встретить другую женщину – преданную, верную, но, видимо, не встретил и остался со мной. А я в глубине души искала кого-нибудь поярче, поинтереснее, но тоже не нашла и осталась с ним”.

У Виктории Токаревой был 15-летний роман с режиссером Георгием Данелия. Когда начался их роман, ей было 28 лет, а Данелия – 36, у него в тот момент была гражданская жена актриса Любовь Соколова.

По словам писательницы, это была самая яркая страница в ее жизни. Она говорила: “Дело в том, что он очень интересный человек. Господь Бог создал природу, животный мир, но он не может выразить себя через шум дождя, через лай, мяуканье или кваканье, он может выразить себя только через человека. Но не через каждого, а через очень редкие экземпляры, которые он выбирает. Данелия – один из них”.

Их отношения поддерживала мать режиссера – Мери Анджапаридзе.

В то же время сам Данелия отрицал отношения с Токаревой, говоря, что они просто вместе работали: “А это она все придумала. Токарева же писательница. Мы работали вместе”.

Виктория Токарева и Георгий Данелия

В октябре 2019 года Виктория Токарева стала героиней программы «Судьба человека», в которой рассказала подробности романа с Георгием Данелия. Она заявила, что об этом знал не только ее муж, но и жена режиссера. “Она давала мне бусы, когда он выходил со мной в свет”, – заявила писательница.

Виктория Токарева в программе “Судьба человека”

Дочь Наталья Викторовна Токарева окончила сценарный факультет ВГИКа. Позже окончила колледж психоанализа. По второй специальности – психоаналитик.

Была замужем за Валерием Тодоровским, режиссёром, сценаристом и продюсером.

В браке родилось двое детей: сын Пётр Валерьевич Тодоровский (1986 г.р.) и дочь Екатерина Валерьевна Тодоровская (1995 г.р.).

Однако брак не сложился и Наталья с Валерием развелись. Однако вместе воспитывали детей. Виктория Токарева о бывшем зяте говорила: “Валерий Петрович Тодоровский очень хорошо себя повел в этой ситуации. Он без памяти любит своих детей и очень их поддерживает”.

Виктория Токарева и дочь Наталья с внучкой

Наталья Токарева и Валерий Тодоровский с сыном

Фильмография Виктории Токаревой:

1971 – Джентльмены удачи – прохожая (нет в титрах)
2005 – Рождение легенды. Мимино (документальный)
2007 – Ничто не вечно. Юрий Нагибин (документальный)
2008 – Неизвестная версия. Джентльмены удачи (документальный)
2011 – Олег Митяев. “Фантазии завтрашнего дня” (документальный)
2012 – Джентльмены удачи. 40 лет спустя (документальный)
2012 – Георгий Данелия. Между вымыслом и реальностью (документальный)
2012 – Виктория Токарева. Она написала себе роль (документальный)

Сценарии Виктории Токаревой:

1963-1967 – Фитиль (короткометражный)
1968 – Урок литературы
1971 – Джентльмены удачи
1973 – Совсем пропащий
1975 – Красный петух плимутрок
1975 – Василиса Микулишна (анимационный)
1976 – “Сто грамм” для храбрости (киноальманах)
1977 – Перед экзаменом
1977 – На короткой волне
1977 – Мимино
1977 – Между небом и землёй (фильм-спектакль)
1978 – Шла собака по роялю
1979 – Поговори на моем языке (короткометражный)
1979 – Дефицит на Мазаева (фильм-спектакль)
1980 – Зигзаг (короткометражный)
1980 – Гость (короткометражный)
1980 – Глубокие родственники (короткометражный)
1981 – Шляпа
1983 – Талисман
1984 – Маленькое одолжение
1985 – Тайна земли (короткометражный)
1986 – О том, чего не было
1986 – Кто войдет в последний вагон
1987 – Стечение обстоятельств (Apstākļu sakritība)
1993 – Ты есть.
1994 – Я люблю
2000 – Вместо меня
2001 – Лавина
2006 – Важнее, чем любовь

Библиография Виктории Токаревой:

1969 – О том, чего не было
1972 – Когда стало немножко теплее
1978 – Летающие качели
1983 – Ничего особенного
1991 – Сказать – не сказать.
1992 – Римские каникулы
1993 – Почем килограмм славы
1995 – Антон, надень ботинки!
1995 – Хэппи энд
1995 – Вместо меня
1996 – Лошади с крыльями
1997 – Можно и нельзя
1998 – Этот лучший из миров
2002 – Мужская верность
2004 – Птица счастья
2006 – Террор любовью
2009 – Дерево на крыше
2012 – Тихая музыка за стеной
2012 – Короткие гудки
2013 – Так плохо, как сегодня
2014 – Сволочей тоже жалко
2015 – Муля, кого ты привёз?
2015 – Мои мужчины
2016 – Немножко иностранка
2016 – Кругом один обман
2017 – Дома стоят дольше, чем люди
2018 – Дом за посёлком

Бабье лето звёзд – Виктория Токарева

«Бабье лето» — авторский проект Сергея Майорова, известного журналиста, многократного лауреата Российской национальной телевизионной премии Тэфи и фотохудожника Аслана Ахмадова. 20 потрясающих актрис и красивейших женщин отечественного кино, среди которых Людмила Гурченко, Вера Васильева, Людмила Касаткина, Людмила Чурсина, Ирина Скобцева, Элина Быстрицкая, Ада Роговцева, Инна Макарова, Ольга Аросева, Римма Маркова, Зинаида Кириенко, Ирина Мирошниченко, Людмила Хитяева, Тамара Семина, Ирина Печерникова, Лариса Лужина, Татьяна Конюхова, Ольга Волкова, Наталья Варлей, Евгения Уралова, Татьяна Васильева, Светлана Светличная, Ирина Алферова расскажут о любви, личных драмах, закулисных интригах, об успехе и уходящей эпохе. Глядя на них, понимаешь, что время не властно над талантом — несмотря на возраст, эти актрисы так же прекрасны и интересны в пору «бабьего лета», как и в молодости. Бабье лето, если верить словарям, это период по-летнему теплой и сухой погоды в преддверии осени, наступает после значительного похолодания и сопровождается вторичным цветением. В культурах разных стран этот период называют по-разному: «цыганским летом» в Болгарии и Македонии, «летом Святого Мартина» в Италии, «летом Святого Дени» или «индийским летом» во Франции. А народные предания гласят, что название это связано с периодом в жизни женщины, когда она может отдохнуть от летних трудов и забот, расслабиться и насладиться последними ласковыми солнечными лучами. Есть такая пора и в жизни каждой женщины. Пора, когда уже не надо спешить, не надо бояться упустить что-то, а можно просто отдыхать и размышлять.
«Бабье лето» — истории кинобогинь. Их именами можно назвать целые эпохи. Они создали незабываемые яркие, полные трагизма и жизненной правды, юмора и света образы в кино и на сцене. Но, будучи великими актрисами, они стали и великими женщинами. Женщинами, готовыми пленять сердца мужчин, женщинами, способными дарить надежду, женщинами, познающими счастье материнства и боль утраты. Они блистали на публике как звезды и плакали в подушку как самые обычные женщины.

Читайте также:  Муж Марины Кравец - фото, биография, личная жизнь, дети

Началось всё с того, что я узнала интересную новость: новое произведение Виктории Токаревой, которое я ещё не успела прочитать «Дерево на крыше» – автобиографическое. То есть, о ней самой. Правда, в главной роли – её «соперница-разлучница», а сама она – Лена. И вот я зашла в Википедию ( это свободная энциклопедия, которую может редактировать каждый, и сейчас в ней около 1 161 195 статей на русском языке), и ужаснулась. На меня смотрела толстая страшная Баба Яга. Пальцы как сардельки, два подбородка, щёки едва помещаются на фотографии, а взгляд безумный, жуткий, безжалостный, как у Фрекен Бок, когда она кричала, размахивая пылесосом. И мне, помню, подумалось тогда: «Вот это месть!» Я про фотографию.
С детства обожаю кино. Это обожание мне передалось по генам. Мама и папа слыли неисправимыми киноманами. Не пропускали ни одной новой киноленты в кинотеатре. А самый любимый кинотеатр «Аврора», стоял немного во дворах, за огромным зданием городского ЦУМа. Как сейчас помню, крик с улицы: «Све-та!» Мама высовывается в форточку или выскакивает на балкон и в ответ: «Что, Толик?» «Спускайся! Мы опаздываем!» Мама всё бросает, неважно насколько это важно: выключает утюг, останавливает стиральную машинку, если мыла пол – ведро так и стоит до вечера посредине зала, если жарила, варила – всё вырубается, и пока горит спичка (если её поджечь!) одевается. Пулей вылетает из квартиры. На ходу кричит мне, что сделать до её прихода. Пятый этаж. Нужно заметить, что в кино родители всегда опаздывали. Но возвращались довольные и счастливые. Как обкуренные. Хотя в нашей семье никто не пил и не курил. До третьего колена. Никто.
Когда мы всей семьёй смотрели какую-нибудь киноленту по телевизору, папа всегда спрашивал: «Кто это?» «Тихонов!» – отвечала я. «А это кто!» «Не знаю…» «Как тебе не стыдно! Это же Фрунзе Мкртчян. Правда, выговорить трудно, 5 согласных подряд, но знать надо».
Первый раз я смотрела фильм «Мимино» – меня держали семеро, а я смеялась. С повестью Токаревой «Неромантичный человек» я познакомилась быстрее, чем с фильмом «Шла собака по роялю». Соседи вешались, стуча нам в потолок. Три часа ночи, а я ржу как лошадь. В детстве я не знала, что сценарии к фильмам «Джентльмены удачи», «Сто грамм для храбрости», «Талисман», «Ты есть» написаны тоже Токаревой. Всего 14 сценариев. Я вообще не знала Токареву. Иногда она мне попадалась под руку, я проглатывала её драму в один присест, но имя Токаревой отложилось в памяти не сразу. Это были 80-ые годы, а мне – всего 10 лет.
Сегодня я увидела Викторию Токареву, что называется, вживую. Она давала интервью Сергею Майорову. Она поразила меня своим высказыванием: «Женщины, у которых не сложилась жизнь, все очень любят меня читать. А так как жизнь не сложилась у 99% женщин, даже те, которые замужем, и даже те, которые за олигархами, – у них тоже не сложилась. Поэтому меня читают все женщины». Я смотрела на неё и поражалась – где ты, моя самая необыкновенная женщина? Во что ты превратилась?
Виктория Самойловна Токарева родилась в 1937 году, в Ленинграде, в семье инженера. На самом деле «Токарева» – это фамилия мужа. Надо же! О своей девичьей фамилии она расскажет сама. Любовь к литературе проявилась в 13 лет, когда её мать читала ей рассказ Чехова «Скрипка Ротшильда». Тем не менее, увлечение литературой не сразу перешло в желание стать писательницей: в девичестве Токарева решила изучать медицину. Но её заявление было отклонено, и ей пришлось получать музыкальное образование, четыре года учась по классу фортепиано сначала в Ленинградском музыкальном училище (окончила в 1958 году), а затем — в Ленинградской государственной консерватории имени Н. А. Римского-Корсакова. Её рассказ «Сказать-не сказать» произвёл на меня неизгладимое впечатление. Неделю я ходила как в тумане. Переживала.
После замужества Виктория Токарева переехала в Москву. Работала в детской музыкальной школе учительницей пения и тогда же начала писать прозу, позже работала редактором на киностудии «Мосфильм». В 1962 году Токарева по протекции поэта Сергея Михалкова поступила во ВГИК на сценарный факультет, который окончила в 1967 году. Наверное, странно быть женщине сценаристом, как, впрочим, и режиссёром. Но женщины-космонавты ведь есть? И женщины-физики.
На второй год обучения в институте Токарева опубликовала свой первый короткий рассказ «День без вранья» (издательство «Молодая гвардия»). В 1971 году её приняли в Союз писателей СССР. Я в этот год только родилась. А у неё началось самое интересное в жизни: признание таланта, поклонники, творческие встречи, командировки. Мы тогда выписывали журнвал «Юность» и «Новый мир», там я и натыкалась то на Токареву с драмой, то на Друнину с воспоминанями о войне. Благодаря журналу «Юность», а до 1991 года журнал являлся органом Союза писателей СССР, я знала творчество многих известных писателей и поэтов: Роберта Рождественского, к примеру, Беллы Ахмадулиной, Вознесенского, Окуджавы, Риммы Казаковой, Дины Рубиной, Александра Иванова, Кира Булычева и др. Главные редакторы журнала – достаточно известные фамилии – Катаев, Полевой, Дементьев. Сейчас (с 2007 года) – Валерий Дударев.
Виктория Токарева живёт и продолжает работать в Москве. Её работы переведены на английский, немецкий и датский языки. У Токаревой есть муж и дочь Наталья. Но об этом позже. Она сама расскажет. Или Сергей Майоров: «Муж Виктории Самойловны – бывший инженер, бывает в доме наездами и в дела супруги не вмешивается. Режим строгий – ни дня без строчки. Печатает на печатной машинке». Токарева саркастически улыбается (вероятно, оператору) и комментирует: «Между человеком и космосом не должно быть никакой железяки. Компьютер – магнитная железяка. Темя человека – канал, направленный на связь с космосом. У творцов этот канал никогда не закрывается. Анатолий Ким сказал, что последний роман он писал на компьютере, поэтому роман получился пресный, неинтересный. А те предыдущие – от руки. То есть писать на компьютере, это всё равно, что совокупляться с презервативом.
Теперь о фамилии, как я и обещала: «Виктория меняет свою девичью фамилию Зильберштейн на фамилию мужа – Токарева. Причины в общем-то ясны. Также в её жизни происходят другие серьёзные замены: она меняет вторую столицу на первую. А музыку – на литературу.

Виктория кокетничает, хотя мимикой не выдаёт себя: «Я была очень хорошенькой. Очень нравилась мальчикам. А они нравились мне. Я вообще без любви жить не могла ни одного дня. Но замуж вышла за Москвича в Лениграде. Он был стиляга. Такие глаза. Мы мало хороводились, месяца три. В Москве началась моя новая жизнь. Георгию Данелию было 36, мне 29. Мне кажется, что все люди в молодости – самые талантливые, потому что аккумулятор заряжен. В молодости я была очень талантлива. И я не преувеличиваю. Моя фраза «пошёл дождь, в луже вскипали водяные человечки» потрясла моего «мастера» не на шутку, и он так посмотрел. Знаете, это большее счастье, работать с большим талантом. Когда человек талантлив – он как театр. Он интересен каждую минуту…»

Сергей Майоров за кадром: «26 лет выживали под одной крышей два талантливых, но абсолютно не подходящие друг другу, человека: режиссёр Данелия и актриса Любовь Соколова. Жена старше мужа на 10 лет – приговор для гражданского брака. Они не сошлись во времени. Жили в параллельных мирах. Вопреки всем мыслимым законам эти миры пересеклись. Был общий сын. Соколова попала в книгу рекордов Гиннеса, как самая снимаемая актриса в мире. На её счету 389 фильмов. И только в трёх фильмах снялась она у своего мужа Данелия.
Токарева комментирует: «Если бы Данелия был водопроводчик, пришёл, починил кран и ушёл, я бы не обратила на него внимания. Но он был талант. Мы жили на одной вибрации. Для меня никогда нет никаких неожиданностей. Когда происходит успех, мне кажется, так и должно было быть».

Токарева показывает фотографию, где ей 40 лет, и она – с ним. Это единственное, что осталось в память о нём, где они вместе. Это единственное напоминание о том времени, когда-то она, в любовном порыве, была готова бросить свою семью. Любить сердцем, а поступать по разуму. За мужа выходила по страсти, а оказалась – по расчёту. «Ни один муж не стал бы меня терпеть, – говорит Токарева, – у меня нет приоритета в браке. Женщина должна восходить к мужу как к Божеству. Для меня же муж – не божество. Для меня профессия – божество. У меня есть дочь. Только для дочери мне нужен был муж. Мне кажется, вернее, я уверена, что отец или дедушка должен обязательно родной. Чужой не имеет права дать даже затрещину. Не имеет права воспитывать».
Токарева, известие о распаде брака дочери, встретила без истерик. Ей было 16, ему 19. 23 года не расставались. Любовью не поруководишь. Она приходит, а потом смотришь – она ушла. Обоим захотелось другой участи. Моя дочь – партизан.
Валерий Тодоровский от первого брака с Викторией Токаревой имеет сына и дочь Екатерину. Все получили харизму и породу. Токарева рассказывает: «Я посеяла сад или огород. Хочу, чтобы им досталось литературное наследство. Жванецкий сказал, как страшно умирать, когда ты ничего не оставляешь своим детям. И это один из смыслов жизни. Пусть прозаический. Очень трудно человеку начинать с нуля.
Брак и любовь – работа и задача. Любовь проходит. Брак остаётся. Вспоминаю. Есть выражение – служебный роман. Наш роман с Данелия не мог перерасти ни во что другое. Жёны алкоголиков, когда из обследовали, из ста – все 100 были больны. Бедная жена. Когда Данелия находился в запое, он был неузнаваем. Два разных человека. После «Осеннего марафона» Данелия чуть не погиб во время операции. Потом он расстался со своей женой Соколовой. Перестал соавторствовать с В. Токаревой, звонить ей, и женился на режиссере Галине Юрковой. Сын Данелии и Соколовой погибает. Соколова не дожила до 80 лет один месяц. В последнем интервью – ни слова о сопернице Виктории Токаревой. Но Токарева написала «Дерево на крыше», где Соколова – главная героиня, Вера. Токарева: «С годами всё портится, человек портится, характер портится, никакой красоты не приходит. Природа запрограммировала человека до 120 лет. Завязка, кульминация и развязка. И это надо понимать. А может там лучше в 100 раз? Это я сама себя часто спрашиваю. Старость – единственная альтернатива смерти. Либо постареть, либо умереть. Возраст – тормозной путь молодости. В детстве я мечтала стать врачом. Все болезни от нервов. Главное – выговориться и быть понятой. Я читаю медицинские учебники как художественную литературу. Это очень похоже. Что ещё сказать ко всему? Влюблённость – это лихорадка. Любовь – хроническое тяжёлое заболевание, продолжительное. Это всё».

Биография Виктории Токаревой

Виктория Самойловна Токарева (урождённая Шефтер, род. 20 ноября 1937, Ленинград) — русский прозаик, сценарист. Многие относят произведения Токаревой к женской прозе, но ее книги не имеют гендерного оттенка.

Ранние годы

Родители будущей писательницы поженились перед войной. Отец Виктории – Самуил Зильберштейн – был коренным ленинградцем, инженером. Его призвали в ополчение. После он сильно болел, попал в госпиталь с диагнозом «рак пищевода». Умер 36-летним в начале 1945 года.

Мать одна занималась воспитанием двух дочерей, поскольку после смерти супруга больше замуж не вышла. Долго помощником был старший брат отца Евгений. Работая вышивальщицей на фабрике, матери часто приходилось брать работу на дом, а также загружать себя подработками.

Во многих своих произведениях Токарева представляла образ своей матери. О безграничной, иногда нелогичной чрезмерной материнской любви Токарева напишет в повести «Террор любовью», где главная героиня будет списана с матери.

Виктория после школы хотела посвятить себя медицине, но после отклонения заявления пришлось учиться 4 года в музыкальном училище по классу фортепиано. После окончания училища Токарева продолжила обучение в консерватории имени Н.А. Римского-Корсакова.

Когда Виктория вышла замуж, она уехала в Москву, где преподавала в музыкальной школе. Работа педагога ей не нравилась, о чем можно прочесть в ранних рассказах Токаревой. Позже писательница устроилась редактором на киностудию «Мосфильм».

Как-то раз творческий вечер в школе свел Викторию Самойловну с известным советским детским поэтом Сергеем Михалковым. В памяти будущей писательницы Сергей Михалков остался, как человек добрый и бескорыстный, потому что именно его протекция помогла Токаревой стать студенткой ВГИКа, фактически предопределила ее судьбу.

Карьера писательницы

1964 год был знаковым в жизни Токаревой. В этом году Виктория напечатала свой первый рассказ «День без вранья», а также стала студенткой сценарного отделения ВГИКа. Через 5 лет будущая писательница получила диплом сценариста и выдала первую книгу «О том, чего не было». В этом издании были собраны новые рассказы и повести, а также уже появлявшиеся в периодике.

В 1971 году Токарева становится членом Союза писателей Советского Союза.

В период с 1969 по 1991 год свет увидели 4 книги писательницы. К 90-м годам Виктория Токарева входит в топ-10 наиболее издаваемых российских прозаиков.

Тематика произведений Токаревой различна, но более всего она любит исследовать психологию жизни женщин в больших городах, совмещение личной жизни с работой, эфемерный мир фантазии, не вяжущийся с тусклой реальностью, мечты и грезы слабой половины человечества.

В 2009 году вышла откровенная автобиографическая книга писательницы «Дерево на крыше», где главная героиня Вера (прообраз Любовь Соколова) – менее счастливая соперница Токаревой.

В 2012 году вышел сборник рассказов «Короткие гудки», который, как и все предыдущие издания, имел огромный успех.

В свое время произведения Виктории Токаревой перевели на английский, французский, датский, итальянский, немецкий, а также китайский языки. За границей проза Токаревой воспринимается как феминистическая, отчего популярность только растет.

Интересным фактом можно считать тот момент, что все свои произведения Токарева пишет от руки, используя бумагу и ручку. Не понимает писательница компьютера, считая, что талант – подарок Бога, а компьютер не сможет быть проводником данного таланта, потому что просто машина.

Виктория Самойловна является членом Русского ПЕН-центра. В 1987 году талантливую писательницу наградили орденом «Знак Почета». Также Токарева в 1997 году была лауреатом премии Москва-Пенне.

2000 год принес Токаревой награду «За вклад в литературу и кино», который ей вручили на Каннском кинофестивале.

Библиография

  • О том, чего не было (1969)
  • Когда стало немножко теплее (1972)
  • Летающие качели (1978)
  • Ничего особенного (1983)
  • Сказать — не сказать. (1991)
  • Римские каникулы (1992)
  • Почем килограмм славы (1993)
  • Антон, надень ботинки! (1995)
  • Хэппи энд (1995)
  • Вместо меня (1995
  • Лошади с крыльями (1996)
  • Можно и нельзя (1997)
  • Этот лучший из миров (1998)
  • Мужская верность (2002)
  • Птица счастья (2004)
  • Террор любовью (2006)
  • Дерево на крыше (2009)
  • Тихая музыка за стеной (2012)
  • Короткие гудки (2012)
  • Так плохо, как сегодня (2013)
  • Сволочей тоже жалко (2014)
  • Муля, кого ты привёз? (2015)
  • Мои мужчины (2015)
  • Немножко иностранка (2016)
  • Кругом один обман (2016)
  • Дома стоят дольше, чем люди (2017)
  • Дом за посёлком (2018)
Читайте также:  Жена Александра Ширвиндта

Киноработы

Токарева начала работать с различными советскими кинорежиссёрами с конца 1960-х годов. Сегодня на счету Виктории Самойловны 14 сценариев, многие из которых – адаптации её рассказов или книг, среди них – «100 грамм для храбрости» (1976), «Перед экзаменом» (1977), «Талисман» (1983).

Три фильма – «Джентльмены удачи» (1971, сценарий совместно с Георгием Данелия), «Мимино» (1977, сценарий совместно с Ревазом Габриадзе и Георгием Данелия) и «Шла собака по роялю» (1978) – были чрезвычайно успешными, в особенности «Мимино», который получил Государственную премию 1978 года и золотую медаль на Московском международном кинофестивале в 1977 году.

Личная жизнь

О том, кем является муж знаменитой писательницы, известно немного. По профессии он инженер. Зовут его Виктор Токарев. Виктория Самойловна неохотно рассказывает как об этом человеке, так и вообще о биографии своей личной жизни, ссылаясь на его нелюбовь к публичности. В книге «Дерево на крыше», пожалуй, самом автобиографическом произведении Токаревой, речь идет об ее отношениях с известным режиссером Георгием Данелия.

Безусловно, автор наделил своих персонажей вымышленными именами. Но после прочтения книги становится ясно, что Александр – это Данелия, Вера – известная актриса Любовь Соколова, Елена – сама Токарева. Но даже в этом произведении образ мужа находится где-то в тени. Он присутствует незримо. Этот герой не наделен какими бы то ни было характерными чертами. Он – всего лишь муж известной сценаристки и писательницы.

О браке у Виктории Самойловны понятие однозначное. Она полагает, что отчим никогда не сможет заменить родного отца. А потому, женщина, несмотря ни на что, не имеет права лишать своих детей отцовской любви. Возможно, это мнение у писательницы сложилось под впечатлением невеселых детских воспоминаний, а также благодаря воспоминаниям в биографии об отце – человеке, который любил ее так, как никто впоследствии.

Виктория Токарева сейчас

Виктория Токарева и сейчас много пишет. Ее любимое место обитания – подмосковная дача, любимая семья – муж, дочка, внучка и внуки, а также правнуки. Она считает себя счастливой женщиной, которой повезло заниматься любимым делом, хотя ее героини и мечутся в поисках призрачной птицы удачи. Талантливая писательница, признанная во многих странах, мечтает о домике у моря.


Когда Данелия женился, «Мосфильм» объявил ему бойкот

Сюжеты своих фильмов великий режиссер придумывал во время секса с писательницей Викторией Токаревой

В этом году исполняется 25 лет со дня создания фильма «Кин-Дза-Дза» Георгия ДАНЕЛИЯ. После этой картины мы вместо «Спички есть?» стали говорить «Каце!», а чтобы продемонстрировать свое превосходство над другим, заявляем: «Ты пацак, а я – чатланин!». Странность фильма была еще и в том, что это единственный фильм режиссера без любовной линии. Может, потому что к моменту рождения этой «космической одиссеи по-советски» режиссер-легенда уже несколько лет жил спокойно с третьей женой? А ведь раньше в его жизни кипели такие донжуанские страсти…

Первой женой великого режиссера – тогда еще студента архитектурного института – стала Ирина Гинзбург – дочка министра строительства. Данелия увидел красавицу на лестничной клетке в доме своего друга и влюбился. Ирина ответила взаимностью. Однажды он сломал руку, и (если верить повести «Дерево на крыше» еще одной возлюбленной Георгия Николаевича Виктории Токаревой — о которой мы расскажем ниже) прямо в гипсе Ириной и овладел. Вдруг пришел папа, и Гие пришлось на морозе пережидать на балконе. Вскоре они поженились, хотя мать Данелия не одобряла этот ранний брак. В своей книге «Тостуемый пьет до дна» Георгий Николаевич рассказал еще одну символическую историю из их жизни. Как-то перед отъездом Гии на военные сборы, молодые договорились, что каждый день с 11 до 12 ночи будут смотреть на Полярную Звезду. При встрече они решили посмотреть на нее уже вместе. Но почему-то глядеть начали в разные стороны. «А ты куда смотришь?» – спросил Гия жену. «Как куда? Вон на ту Полярную Звезду красного цвета», – ответила Ирина, указывая на Марс. Разошлись не только траектории их взгляда, но и жизненные пути. Брак распался через год, как шутил Данелия, из-за того, что «жена слишком ярко красила губы». С бывшей женой он сохранил приятельские отношения, а с дочкой Светланой до сих пор созванивается каждый вторник.

Виктория ТОКАРЕВА и Георгий ДАНЕЛИЯ были любовниками 15 лет и особо своих отношений не скрывали

«Полюбила его навсегда»

Второй супругой режиссера стала народная артистка СССР Любовь Соколова. В 36-летнюю красавицу Любу 27-летний Данелия влюбился с первого взгляда на съемках фильма «Хождение по мукам» в 1957 году. Он сразу же стал за ней ухаживать несмотря на то, что его предупредили: у тебя нет шансов. Люба недавно потеряла мужа, ребенка и не собиралась больше выходить замуж и рожать детей. Данелия наврал, что ему тоже 36 лет, и стал добиваться расположения Соколовой. Однажды на глазах у всей съемочной группы он встал на колено и сказал: «Люба, роман я тебе не предлагаю, будь мне женой!»Уже через год они жили вместе, а еще через год родился Коленька. Роды были очень трудные: ребеночек пошел не тем боком и врачам пришлось щипцами его переворачивать. Любовь назвала сына в честь святого Николая Угодника, образ которого возник у нее перед глазами зимой 1941 года – в начале Великой отечественной войны: «Ты будешь есть по чуть-чуть, но выживешь. Выучи молитву «Отче наш». И правда, пророчество сбылось. В ленинградскую блокаду умерло много людей, но Люба выжила.

Любовь научилась готовить грузинские блюда, отказывалась от главных ролей, терпела увлечения мужа на стороне, ведь Гия мог внезапно пропасть на неделю и также без объяснений вернуться. Когда же после 25 лет совместной жизни муж ее все-таки покинул, она собрала вещи и ушла к себе на квартиру. Целыми днями сидела дома и смотрела в одну точку. Но ненависти к любимому Гие она не чувствовала. Наоборот, от грусти даже сочинила романс «Полюбила его навсегда, навсегда я его полюбила, и добра я была и верна, это было давно, давно это было» и спела ему по телефону. А когда в 26 лет погиб их сын Николай (есть версия, что из-за наркотиков) – порвалась будто их последняя нить. Данелия во всем винил себя и, если верить повести Токаревой, пытался застрелиться, но пистолет дал осечку, а второй раз он не осмелился.

Брак режиссёра с Ириной ГИНЗБУРГ распался, когда дочке Свете не было и года

Любовный марафон

– Неужели он женится на этой Юрковой? – в отчаянии Виктория Токарева кричала подруге.

– Как, ты не знаешь? Он уже на ней женился! – сообщили Вике горькую правду.

Сердце известной писательницы бешено колотилось от отчаяния и сердечной боли. Об их 15-летнем романе судачила вся Москва, и никто не ожидал, что Данелия выкинет такой фортель – женится на бывшей журналистке, окончившей высшие режиссерские курсы. Вика бросилась к балкону, разодрала шпингалеты – вот выход. Останавливало только одно – пятый этаж: есть шанс остаться в живых и инвалидом. Так описала Токарева чувства своей героини в автобиографической повести «Дерево на крыше»: «Александр (под которым подразумевался Данелия. – М.О.) вычерпал ее, разграбил, заставил страдать. Но эти страдания оказались конвертируемы, как золото. Она переплавила страдания в творчество. Стала знаменита и независима».

Познакомились Гия и Вика в 1967 году, он помогал 30-летней сценаристке писать. Она хохотала от его выдумок, глаза горели – это подстегивало маститого режиссера. Их восхищало и забавляло одно и то же. Он влюбился. Она – тоже. После работы он провожает ее на такси до дома, жадно целует на остановках, в подъезде в неистовстве расстегивает пальто. Она отстраняется: «Ну, что мы в подъезде, как кошки, будем? Нет!» «Да» получается только в творческих командировках, куда они отправляются как сценаристы «Мимино», «Джентльменов удачи». Они часами маются, сценарий не вытанцовывается. И тогда ложатся в постель, истово лаская друг друга, и затихают, как после грозы. А в наступившей паузе Георгий говорит: «Ты меня сейчас убьешь, но я все придумал». Так во время секса с Токаревой у Данелии рождались сюжетные линии. Но вместе быть они не могут.

Сын ДАНЕЛИИ и СОКОЛОВОЙ Коленька погиб в 26 лет якобы из-за наркотиков

Хотя режиссер давно спит с супругой Любовью Соколовой в разных комнатах, но есть сын Коленька. На страже семьи – мать Данелии – властная и величественная красавица Мэри Анджапаридзе. Токарева тоже замужем, есть дочка. Лишь по телефону они запоем болтают по ночам, а планы строят в командировках. И только когда Гия напивался, приходил к ее соседям: «Позовите Вику! Вика, я готов взять ответственность за тебя и твою дочь, давай жить вместе, я уйду от Любы». Но на следующее утро трезвел и порывы рассеивались с парами алкоголя и лунным светом.

Фильм «Осенний марафон» – это исповедь Данелии на тему их связи с Викторией Токаревой. – В моей жизни было два потрясения. Я сам. И потому я создал фильм «Не горюй». Второе потрясение – это ты. И я создал фильм «Осенний марафон», – как-то сказал он Вике.

В фильме переводчик Бузыкин в исполнении Олега Басилашвили мечется между женой (Наталией Гундаревой) и любовницей (Мариной Нееловой). В жизни Гии и Вики тоже все разрешилось само собой. Даже когда мама Данелии Мэри Ивлиановна, умирая, благословила сына брак с Токаревой, Гия ответил: «Нет, мама, Вику я уже «передержал». А в интервью потом даже отмахивался: «Не было у нас никакого романа». Правда, потом звонил Токаревой и извинялся: «Я любил только тебя». И Вика чувствовала, что Данелия «не ушел из ее жизни окончательно».

Смерть ребёнка и уход мужа подкосили здоровье знаменитой актрисы Любови СОКОЛОВОЙ – она стала часто падать в обмороки

«Дама с Данелиями»

Выбором Данелии на «Мосфильме» были недовольны все!

– Коллектив кинокомпании объявил ему бойкот! – вспоминают его коллеги. – «Вертихвостка добилась-таки своего», – шептались про Юркову в коридорах. – Всю жизнь к мужчинам-знаменитостям клеилась: и к Тарковскому, и Ерофееву, и Шатрову. И, наконец, заполучила в мужья великого режиссера. А Данелия наш и повелся. Слабый был совсем после операции – его только-только с того света вытащили. Мать умерла. Вот он, исхудавший скелет, с серым лицом вернулся на «Мосфильм» – тут-то его и взяли в оборот. Галя окружила заботой, теплом и лаской, начала водить Георгия к целительнице Джуне. Гия стал приходить к Гале в гости, играть на гитаре, а однажды пришел и сказал: «Вот моя зарплата, вот моя бритва. А это я сам. Принимай таким, какой есть». Галина тогда спешила на деловую встречу, разговаривать было некогда и Георгию Николаевичу пришлось делать предложение в лифте. Он надел ей на палец старинное серебряное кольцо, доставшееся ему от мамы. А Любе Соколовой дома признался: «Я влюбился, я ухожу».

Галина ЮРКОВА – «Дама с Данелиями» – не вдохновляет режиссёра на творчество, но создает ему тепло и уют в доме

Но спустя годы коллеги вдруг поняли, что Данелия не ошибся с выбором третьей жены, они вместе уже больше 25 лет! Галина Юркова на новые сюжетные ходы хоть и не воодушевляла, но смогла создать для гения-мужа домашний уют, ведь Данелия в быту очень не приспособлен. Чтобы он догадался поесть – на крышке кастрюли с супом надо приклеить стикер «СУП». Дабы вкусно накормить мужа в гостинице во время съемок, Галина покупала мясо и варила его в самоваре! Именно за столом с приготовленными Галиной яствами Данелия и Резо Габриадзе придумали инопланетные названия: «пепелац», «каце», «пацак», «ку».

– Галина и сама – очень талантливый человек, – рассказывает друг семьи Дмитрий Таланкин, сын режиссера, с которым Данелия снял два фильма «Сережа» и «Путь к причалу». Именно у Игоря Таланкина Галина училась режиссуре во ВГИКе. – Но решила посвятить себя знаменитому мужу. Она – очень активная, продюсер, великолепный организатор, создала модную картинную галерею, где выставляет работы Георгия Николаевича, ее и его сыновей. Поэтому Евгений Примаков – друг и одноклассник Георгия Николаевича – и называет ее «Дамой с Данелиями».

На сочинском пляже во время «Кинотавра» в 2005 году ДАНЕЛИЯ чувствовал себя раскрепощённым

Код Да Нелия

Благодаря Галине, Данелия решился на «подвиг» – перестал пить, хотя среди коллег уже давно слыл законченным алкоголиком. Из-за его запоев съемки приходилось останавливать на неделю-две. И вот Георгий с самым близким другом-режиссером поехали на Украину, где тогда только начинал работать по методу кодирования от пьянства Александр Довженко. Гипнотическое внушение, с помощью которого дается установка (код) на трезвую жизнь, вырабатывает отвращение к вкусу и запаху алкоголя. После сеанса они вернулись в Москву. Друг Данелии зашел в кафе, съел пирожное «картошку» и вдруг его сердце прихватило. Принесли валидол – стало еще хуже. Почуяв что-то неладное, позвонили Довженко и с ужасом узнали, что другу Данелии стало плохо, потому что в пирожном был ром, а в валидоле – спирт.

– А при чем тут я? – возмущался друг Данелии – Гия же кодировался, а не я!

– Но вы же рядом сидели, значит тоже закодировались! – был ответ.

– Тогда срочно раскодируйте меня обратно!

Друга-то раскодировали, а вот Данелия уже более 20 лет ни-ни.

И все же самой счастливой Георгий Николаевич считает свою первую любовь, которая с ним приключилась в 7 лет.

– Я поехал в Тбилиси и там в соседнем переулке жила очаровательная девочка, – рассказывал в интервью Данелия. – Я сказал всем, что она – моя. Кто-то возражал, мол, нет, это моя девочка. Тогда начиналось единоборство – и мне как-то удалось сохранить ее за собой, хотя она и знать не знала, что она моя. А потом я ее выменял на ремень с пряжкой. Вот это моя любовь была самой удачной, так как закончилась без потерь – наоборот, с приобретением.

Георгий Данелия и Джейн Фонда

В 1964 Георгий Данелия, сценарист Геннадий Шпаликов и актриса Галина Польских представляли фильм «Я шагаю по Москве» на Каннском фестивале. Во Франции судьба столкнула режиссера и мировую кинозвезду Джейн Фонду! Правда, сам он ничего об этом не помнил. Друзья рассказали: « Гия! Ты и Джейн Фонда уже заполночь сидели посередине лестницы, ведущей из вестибюля в ресторан, она плачет, ты ее утешаешь и сопли платком вытираешь! Мы хотели тебя увести, но личная охрана Джейн нас отогнала». Данелия подумал, что друзья пошутили, но в тот же день увидел в газете фотографию, где он действительно сидит с Фондой на лестнице, а под фотографией подпись: «Джейн Фонда и русский режиссер Галина Польских». Эту историю описал Георгий Николаевич в своей книге «Безбилетный пассажир». Только Джейн Фонде придумал псевдоним Джейн Смит.

Ссылка на основную публикацию