Сын Екатерины Васильевой

Екатерина Васильева: «Привяжите себя к Богу»

Она – народная артистка. Вот так просто – народная, и все. Ее любят в России, Белоруссии, Украине, Молдавии, ее любят в Грузии, Армении, Прибалтике… Народ ее любит. Не за то, что она сыграла в ставших повсеместно известными фильмах, а за то, КАК она в них сыграла! Эти ее роли.

…Но внутренне она не ощущает себя народной. Внутренне она скорее ощущает себя мамой православного священника. Наверное, она может спокойно сказать об этом и в обыденном разговоре, но на самом деле для нее это очень сокровенно, задушевно. Потому что она, будучи верующим человеком, будучи христианкой, совершено по-другому все воспринимает. Да, это ее сын! Но это еще и батюшка…

– Мы вместе возрастали духовно – мать и сын. Когда я познакомилась с отцом Владимиром Волгиным[1], сыну было 7 лет, мне 35. Стараниями батюшки, его молитвами началась наша новая, духовная жизнь. Отец Владимир стал нашим духовником. Он говорил мне, что моя обязанность, как матери, воспитать сына христианином. Но для этого мало одних только слов, нужно ДЕЛО. Нужно стать ребенку примером.

Я каждый день наблюдаю, как родители приносят или приводят своих детей в храм приобщить Тела и Крови Христовых. Преимущественно это одни и те же люди. И большинство из них сами не причащаются. И, может быть, даже никогда и не причащались! Вы же знаете, батюшка, эту ситуацию. Я думаю, что это происходит во многих храмах. Но это неправильно. В этом есть что-то нехристианское. Причащают – чтобы не болел, чтобы телесно укреплялся, быстро набирал в весе и росте, хорошо учился, был удачлив… О духовной жизни не думают. Они ее подменили заботой о телесном здоровье ребенка и собственном душевном комфорте: дескать, мы выполнили свой долг! Ни о какой духовности здесь речи не идет.

А дети очень чутки. Они все замечают, даже если взрослые думают, что ребенок в силу своего возраста что-то недопонимает, не обращает на это внимание. Все понимает! Если не умом, то сердцем. И когда такие дети подрастут, многие из них не будут ходить в храм, потому что к тому времени уже не будут ходить в храм и их родители, которые причащали своих детей только для того, чтобы их чада росли здоровыми.

Необходимо духовное возрастание всей семьи. Причащаться должны все – и родители, и дети. Причащаться – для того, чтобы соединиться со Христом, показать Ему, что мы верим Ему и готовы идти за Ним до конца, как Он это нам и заповедовал.

Конечно, во всем есть Промысел Божий. И в том, что мы с сыном обрели великого (не побоюсь этого слова) духовника – отца Владимира, который помог нам понять смысл Веры. Что могло бы быть с нами без его духовных наставлений и молитвенной помощи – порой, страшно себе представить. Мы как на дрожжах возрастали на его духоносных молитвах.

– К огромному сожалению, институт духовничества сегодня находится в упадке. Люди, которые приходят в церковь, зачастую даже не предполагают, что без духовного водительства непросто выстоять в духовной жизни, поскольку «противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить» (1 Пет., 5,8).

– Духовное наставничество и послушание – это первое, что мы получили, придя в Церковь. (Какая в этом все-таки милость Божия к нам, грешным!) А ведь помимо нашего дорогого батюшки, мы много общались и с отцом Иоанном Крестьянкиным[2] – духовником отца Владимира Волгина. Мы нередко сопровождали нашего батюшку в его частых поездках к отцу Иоанну в Печоры, и не только видели их отношения, но и многому учились. Это такая школа для нас! Отец Владимир по своему глубокому смирению, не всегда сразу отвечал на вопросы своих духовных чад, откладывал ответы на потом, пока не посоветуется со своим духовником. Поэтому я всегда всем говорю: « Ищите своего духовного отца». Нужно молиться Богу, чтобы Господь в этом помог. Иначе легко сбиться с пути, заплутать, впасть в прелесть. Не дай Господь!

– Я помню, как когда-то газеты сообщили о том, что вы якобы ушли в монастырь…

– Когда в начале 90-х начали писать о церкви, священниках, церковной жизни вообще, то журналисты мало что в этом понимали. Даже сегодня многим из них не знакомы простейшие церковные понятия, они путаются в терминологии, не понимают смысла Литургии, могут спутать ее с Всенощным бдением. Что уж говорить о тех годах! Услышали, что я поехала в монастырь помолиться и потрудиться во Славу Божию, и сразу бросились писать – «Екатерина Васильева ушла в монастырь!» С тех пор прошло много лет, но люди до сих пор думают, что я постриглась в монахини, и часто недоумевают, когда видят меня в кино, по телевидению, в театре: «Неужели Васильева оставила монастырь?!» Поверьте, батюшка, это такое тяжкое искушение – и для меня, и для людей.

Недавно я была в Крыму, и поехала в Топловский Свято-Троице Параскевиевский женский монастырь. По преданию на этом месте произошла мученическая кончина святой Параскевы Римской, и здесь забил святой источник. В честь этой святой названа моя внучка, она родилась как раз в день памяти преподобномученицы Параскевы Римской, 8 августа. Это первый ребенок отца Димитрия с матушкой, и назвали они ее по святцам. У нас в стране эту святую мало кто тогда знал, и если детей называли Прасковьями, то как правило в честь святой Параскевы Пятницы.

Так вот в этом монастыре я встретилась с женщиной – дородной и румяной красавицей Марией. Она выходила из монастырской трапезной, увидела меня, разулыбалась, подошла, стала с любовью расспрашивать, какими судьбами я здесь. Я ответила, что здесь сейчас работаю, играю… Нужно было видеть как расстроилась Мария, как вмиг она спала с лица. Но я расстроилась еще больше. И до сих пор расстраиваюсь. До слез.

– Помоги вам Господь… Вот вы справедливо отметили, что не все могут отличить Литургию от Всенощного бдения, не понимают, что они означают. Но многие также не понимают, чем занимается, к примеру, казначей в храме. Расскажите, пожалуйста, чем вы занимаетесь, трудясь казначеем в церкви?

– Ну, казначей – это человек, который имеет дело с финансами. Уж не знаю, по каким качествам назначают казначеями в других приходах, а меня назначили, чтобы я добывала средства для восстановления, строительства и благоукрашения нашего храма. А денег нужно немеренно! Здесь нельзя тяп-ляп! Нужно чтобы было на века. Чтобы внешний облик храма и его убранство соответствовали внутреннему содержанию совершающегося в нем богослужения. Чтобы было действительно во славу Божию!

Конечно, я подписываю все необходимые финансовые бумаги, но главным образом я «хожу с лицом» по всей Москве и прошу денег. Шучу по этому поводу: если мне когда-нибудь будут ставить памятник, то пусть ваяют меня с протянутой рукой.

Всем кажется, что именно их послушание самое тяжелое. Вот и я тоже так считаю. Мне очень непросто. Конечно, на моем пути встречается много добрых и отзывчивых людей, которые если и сами не помогут, то посоветуют, к кому лучше обратиться, да еще и протеже составят. С другой стороны далеко не все готовы дать деньги на церковь. У меня были очень хорошие, дружеские отношения с некоторыми известными людьми, которые – уверена! – если бы я попросила у них денег для себя, дали бы не задумываясь. Но поскольку они знают, что я буду просить денег на храм, то стали слегка сторониться меня.

– Екатерина Сергеевна, как вы относитесь к происходящей либерализации нашего общества? Считаете ли это благом или, напротив, злом?

– По натуре я человек консервативный! Я очень переживала крушение империи, была сильно напугана демократией, которая «несет свободу». Свобода в понимании этих людей – это так страшно! Но нет худа без добра: начала возрождаться религиозная жизнь, Православие стало обретать силу. В этом есть свой положительный момент.

– А что значит свобода в вашем понимании?

– Господь говорит: «Если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Иоан.8:31,32). То есть свободным может быть только верующий в Бога человек, заботящийся о своем спасении. Такой человек свободен от греха, пороков, страстей, низменных привязанностей. Господь дает ему свободу от этого рабства.

– Добавлю – земного рабства! Но мы выбираем рабство Божие. Помню, в школе учителя нам говорили: «Как это религиозные люди могут называть себя рабами? Где же их человеческая гордость? Мы – не рабы, рабы – не мы!» Бедные! Они не представляли, какое это блаженство – быть рабами Божиими, рабами Того Господина, Который ради нас пошел на крестную смерть. И при этом они не догадывались, что сами тоже являются рабами, но отнюдь не Божиими, так как, проповедуя атеизм, работают на главного Его противника – сатану. «Кто кем побежден, тот тому и раб» (2 Петра 2:19), – говорит Апостол. Побежден пороком – служишь пороку, побежден добродетелью – служишь добродетели.

– Да-да, батюшка, и совместить никак невозможно, ибо, по слову Господа, «Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и мамоне (богатству)” (Матф.6:24).

– Вы, конечно, слышали о ювенальной юстиции, которую мечтают внедрить в России приспешники Запада. Сегодня критические высказывания в адрес ЮЮ можно прочитать или увидеть исключительно в православных средствах массовой информации. В так называемых светских изданиях – ни слова! Или только хорошее. Как о покойнике. Вот таковы реалии сегодняшнего дня – все, о чем бы ни говорили православные христиане, сильно раздражает мир. И те, кто работает на этот мир, порой готовы идти насмерть, чтобы только люди не услышали голоса Церкви.

– Ювенальная юстиция… Это ужасно! Я всегда говорю: не надо обольщаться, нас никто в покое не оставит. Идет третья мировая война. Только брань эта – духовная. И враг – как всегда! – сильный и страшный. Ювенальная юстиция – это одно из оружий массового поражения, которое применяет враг в отношении России. Это оружие направлено на уничтожении пятой заповеди Закона Божией: почитай отца твоего и мать твою. Но что говорит апостол Иаков? Он говорит, что если человек нарушит хотя бы одну заповедь Закона, он становится преступником закона и виновным во всем! Не убивал, не грабил, не прелюбодействовал, но выказал непочитание родителям и стал преступником во всем…

Когда я была на лечении в Швейцарии, ко мне в гости приезжала одна русская эмигрантка с младшим сыном. Мальчику было семь лет, и вел он себя… как бы это помягче сказать… ну очень вольно. На мой вопрос, почему она позволяет ему так себя вести, женщина ответила, что здесь так положено… Я спросила о ее старшем сыне, которому на тот момент было 16 лет. Она сказала, что юноша все-таки жил в России, и он другой. И что же! Прошло совсем немного времени, и я узнаю, что этот самый юноша вызвал полицию, чтобы полицейские задержали его мать за то, что она, будучи у себя дома, сказала его девушке, чтобы та шла домой, поскольку уже поздно. Вот вам и хваленая демократия. Вот вам и хваленая ювенальная юстиция. Только дьявол мог такое придумать! Абсолютно уверена в том, что ювенальная юстиция в нашей стране должна быть запрещена.

Подростковый возраст очень тяжелый, он сулит родителям много неожиданностей. Взрослым нужно к нему готовиться. В этот период ребенку требуется особое внимание, особое отношение, нужно набраться терпения и покрывать все родительской любовью. Но если в семейные отношения начнет вмешиваться ювенальная юстиция, если ее представители начнут внушать ребенку, что он может не слушать родителей, что он «право имеет», что закон всегда на его стороне, то ничего хорошего из этого не выйдет. Это духовное растление и опустошение человека.

– В случае принятия ювенальной юстиции, закон будет вынужден защищать новоявленные права наркоманов, воришек, бездельников, хулиганов. Они станут тем более неуправляемыми! И там, где раньше можно было бы справиться окриком, подзатыльником, ремнем, наконец, теперь нужно будет обходиться одними увещеваниями. А что из этого выйдет? Как в басне Крылова «Кот и повар»: «А Васька слушает, да ест!» …

…Екатерина Сергеевна, я знаю, что вы родственница Антона Семеновича Макаренко. Насколько близко вы состояли с ним в родстве?

– Это мой двоюродный дед – родной брат деда. Дед был белогвардейским офицером, и они с бабушкой должны были уехать из страны. Но во время страшной давки при эвакуации, потеряли друг друга. Они крепко-крепко держались за руки, но толпа разлучила их. Бабушка к тому времени уже была беременна моей мамой. Антон Семенович помогал бабушке, а когда родилась мама, то он занялся ее воспитанием. Многие удивляются, как он мог возвращать к нормальной жизни беспризорников, которые тогда были не чета нашим, современным. Настоящие убийцы! Только любовь способна их преобразить. По-видимому, у Антона Семеновича ее было сполна. Его родители были религиозными людьми. И он несомненно впитал Православную Веру с молоком матери. Потому что только Верой можно перевоспитать таких людей. Верой и… тяжким трудом. И Господь хранил его. Вы только представьте, работать в учреждении, подчиненном ГПУ, и не быть членом партии! Как такое возможно? В те-то времена!

– Что бы вы посоветовали людям, вроде бы и готовым прийти в Церковь, но которым «все что-то, да мешает это сделать».

– Идите в храм! Верите – не верите – идите в храм! Выбросьте из головы все, что вам пели в уши неверующие люди, или люди, которые утверждают, что у них «Бог в душе». Не слушайте никого. Себя слушайте, прислушивайтесь к своему сердцу.

Вам говорят, что христианская жизнь скучная и постная? Уверяю вас, она живая и счастливая. У нас каждый день праздник! Как-то звонит мне знакомая: «Ну видела я вашу Пасху. Что же в ней такого веселого?» А другая вышла с пасхальной службы с тихим ликованием в сердце. Потому что Пасха – это Праздник праздников и на самом деле одно сплошное ликование. Только нужно прийти в храм не с предубеждением, а с раскрытым сердцем.

Вы родились и живете в православной стране, вас окружает православная культура, и вы ее чувствуете, потому что она вам родная. За тысячелетие в сердцевине страны ничего не изменилось. Страна была и остается православной. Поэтому идите в храм, там вы узнаете, что от вас хочет Бог. Вы узнаете это очень быстро, потому что, по слову христианского писателя, философа и богослова Тертуллиана, душа человека по природе своей христианка. Постепенно внутри вас выстроится духовная система координат. Нельзя идти на поводу у других. Привяжите себя к Богу!

Читайте также:  Дети Сергея Маковецкого

Актриса Екатерина Васильева служит в храме казначеем, но продолжает играть в кино

Обыкновенное чудо

Все знают и любят народную артистку РСФСР Екатерину Васильеву, недавно отметившую 60-летие. Часто показывают фильмы с её участием: «Чародеи», «Обыкновенное чудо», «Бумбараш», «Соломенная шляпка», «Экипаж» и многие другие. Недавно появились картины «Кто, если не мы» Валерия Приёмыхова и «Приходи на меня посмотреть» Олега Янковского. А Олег Меньшиков в 2000 году пригласил Васильеву в свой спектакль «Горе от ума». Сама актриса говорит, что играет только ради заработка. Сегодня главная её забота — семья, которая состоит из сына-священника Дмитрия, его жены матушки Любови и четырёх внуков: семилетней Прасковьи, шестилетнего Феди, четырёхлетней Агаши и полуторагодовалого Серафима.

Одно время была информация, что она служит казначеем одного из московских храмов. Мы пришли к Екатерине Сергеевне, чтобы узнать, как она сейчас живёт, чем дышит, каковы её взгляды на семью, профессию и вообще на жизнь.

— Екатерина Сергеевна, вы действительно служите казначеем в храме?

— Да, сейчас в храме Священномученика Антипы. Я подписываю ведомости, платёжки и занимаюсь «добыванием денег» для храма Антипы и для храма Софии Премудрости Божией. Батюшка Дмитрий (отец Дмитрий Рощин — сын Екатерины Васильевой и драматурга Михаила Рощина. — Ред.) служит и там и там.

— В церковь ходят ваши внуки. Они и молитвы знают?

— А как же? Для них это жизнь, так же как и для нас. Они вообще родились в семье священника, поэтому для них это так же естественно, как дышать. Кроме того, в нашем приходе много детей, их друзей. И они вместе растут, много общаются между собой. Когда собираются, надевают самые лучшие платьица, костюмчики. Любят храм. Не хочу никого обидеть, но дети, которые посещают церковь, очень сильно отличаются от тех, которые этого не делают. Наши дети причащаются каждое воскресенье.

А исповедуются — с 7 лет. С этого возраста они считаются уже отроками, а до 7 — младенцы. Старшая внучка Прасковья, Паша, вот уже год как исповедуется, страшно серьёзно готовится, рыдает на исповеди, успокоить невозможно. Сокрушается о своих грехах. Следующий у нас Фёдор на подходе — через семь месяцев должен исповедоваться впервые. Ждёт не дождётся. Он у нас алтарник (человек, который помогает при алтаре. — Авт.).

— Прасковья ещё и учится в православной школе.

— Там всё происходит с молитвой. Это продолжение той жизни, к которой Паша привыкла дома. Молитва перед учением, после. Там есть церковь, которую дети посещают. На церковные праздники не учатся. Начальство церковное, то есть у них всё плавно сочетается в одном пространстве: семья, церковь, школа. Столкновение с миром смягчается. Но оградить от всего нельзя. Мы уже видим это по Паше. Она приносит из школы всякие словечки, ужимки. Дети есть дети. Не та уже стерильная обстановка, как раньше. А вообще у моих внуков очень строгая жизнь, они трепещут отца. В наказание становятся на колени, поклоны бьют. Постятся наравне со взрослыми. Им даже в голову не придёт нарушить пост. Телевизор они не смотрят.

— Но в доме он есть?

— Для них его нет. И для нас тоже в принципе. Включаем очень редко. Смотрим кассеты, в основном православные. Или если мне нужно что-то по работе. Дети смотрят мультфильмы. Наши, старые. Ничего американского не знают. Книжек, которые популярны в миру, не читают. У нас большая библиотека, но строгая цензура детской литературы присутствует. Всё контролируется их родителями — отцом Дмитрием и матушкой Любовью. Матушка вообще с ними занимается 24 часа в сутки.

— А чем внуки интересуются?

— Любят рисовать, лепить из пластилина. Пашка вообще за всё хватается. Она учится играть на пианино, теперь Федя начинает учиться. Его ещё отвели в бассейн, собираются отдать на теннис. Он же мальчик, хочет спортом заниматься, хотя это, конечно, необязательно. Мы советовались с тренером в спорткомплексе «Олимпийский», он сказал — надо отдавать в тот спорт, который потом в жизни пригодится. Все дети пойдут в музыкальную школу и на рисование. Паша вот картины рисует. (На стенах в квартире висит несколько её красивых картин, и не скажешь, что рисовал ребёнок. — Авт.) Да ей всё интересно, как в стихотворении Агнии Барто: «Драмкружок, кружок по фото, хор-кружок — мне петь охота. » Поэтому сейчас уже обед, а Паши до сих пор нет. Осталась на хор, потом бисероплетение.

60-летняя актриса Людмила Шевель рассказала, что много лет назад подверглась сексуальным домогательствам со стороны ныне покойного кинорежиссера Олега Янковского.

— У них такие имена красивые: Прасковья, Фёдор, Агаша, Серафим.

— Всё по правилам — день в день. Сейчас в церкви большое разнообразие имён. Так радостно! У прихожанина нашего храма Андрюши Щенникова (известный артист театра Петра Фоменко), родился мальчик, и он назвал его Антипой.

— Вы живёте вместе с детьми, не вмешиваетесь в их отношения?

— Нет, ни в коем случае! Мы живём вместе — съехались, потому что так решили. Я очень довольна и счастлива этому обстоятельству. По христианским обычаям совместная жизнь в большой семье полезна для души. Домашние отношения сложные и серьёзные. Семейный крест один из самых тяжёлых. А мы живём все вместе: родители с детьми, пожилые люди, такие, как я в 60 лет со всеми своими проблемами и болезнями. Многому друг у друга учимся: терпению, смирению, любви, заботе о ближнем. Если правильно исполнять законы Божьи, живя в семье, можно прийти к спасению. Вот так и спасаемся в семье!

— А внуки знают, что вы актриса?

— Только в последнее время это стало для них очевидно. Пару лет назад Паша меня спросила: «Бабушка, а ты когда-нибудь была в театре?» Я покраснела и ответила: «Нет, не была». — «А что такое театр?» — «Я не знаю!» Мне было наказано сыном как можно дольше оттягивать это разоблачение. А потом они стали видеть, что ко мне на улице люди подходят, берут автографы. Паша как-то в гостях увидела отрывок картины «Королева Марго», где я ехала в карете (режиссёром многосерийного телефильма был Александр Муратов. Екатерина Васильева играла Екатерину Медичи. — Ред.). Она пришла в ажиотаж! Так всё и раскрылось. Но до конца они не понимают, какая у меня профессия, потому что не видели ни одного фильма со мной, ни одного спектакля. Просто видят повышенное ко мне внимание, понимают, что их бабушка особенная. Они, правда, бывают в ужасе, когда я прихожу со съёмки или со спектакля с накрашенными глазами. Сбегаются и, молча, открыв рты, на меня смотрят. «Зачем ты это сделала, бабушка? У тебя такие глаза накрашенные». — «Так нужно». — «Зачем? Пойдём скорее умоемся!» Или там ногти накрашены. Я для них тогда чужая становлюсь. А поскольку Паша — самая, что называется, артистичная, пластичная, восприимчивая, она ближе всех ко мне в этом смысле. И если б ей дали волю, то точно бы она в артистки подалась. Но у нас другая семья, другое воспитание. На рождественских спектаклях Паша вроде такая лихая, а как выступать — зажатая становится, плачет. Внуки боятся публично выступать.

— Сын вас как актрису как оценивает?

— Раньше высоко (он сам оканчивал режиссёрский факультет ВГИКа), а сейчас ему это не близко.

— Но вы отдаёте себе отчёт, что, хоть вы и говорите, что играете без души, люди-то всё равно вас любят и, видя вашу игру, плачут?

— Конечно. И было бы лукавством говорить, что я не отдаю себе отчёт в том, что владею профессией. В театре я работала с самыми лучшими режиссёрами и актёрами. Играла главную роль в «Орестее» у Петера Штайна (премьера состоялась в 1994 году. — Ред.). А чтобы приступить к такой роли, нужно что-то уметь. Вначале мы взяли посмотреть кассету спектакля «Орестея» на немецком (её ставили в Германии). И я не понимала, как артистка её играет. Откуда у неё силы, здоровье? Мне было ясно, что она каждую секунду может упасть и разорваться от накала страстей и объёма энергетики. Потом я сама занялась тем же, и было ощущение, что я могу лопнуть или взорваться каждую секунду. Единственное, что меня сейчас утешает, — то, что я несу, наверное, хорошее, раз меня с такой любовью вспоминают зрители. Я заслуженно, а может, и незаслуженно, купаюсь в этой любви. Причём эта любовь с годами не уменьшается, а я не смею думать, что это какие-то мои профессиональные таланты.

— Когда как. На лето снимаем дачу. У нас, к сожалению, нет своей. Теперь это проблема. Раньше я об этом не задумывалась. Вообще не задумывалась о материальных благах, профукала в своей жизни всё. И сейчас всё даётся с таким трудом. Я раньше не была готова к тому, что у меня будет такая большая семья. Неприятно уходить, ничего не оставив детям.

Бывший секс-символ кинематографа актриса Ева Мендес давно пропала с экранов. Но на днях папарацци застали звезду в совсем неприглядном виде.

Так вот, летом на даче отдыхаем. Одно время — года четыре — мы вообще жили за городом, прекрасное было время. Но тогда отец Дмитрий ещё не был священником. Сейчас это уже невозможно: ему необходимо каждый день ездить в Москву. И Паша пошла в школу. Я же стараюсь каждый год ездить недельки на две на море, но вот уже второй год не получается.

— Какое любимое место из тех, куда вы ездили?

— Самое моё любимое место на свете — это Галилейское озеро на Святой земле. Когда я первый раз его увидела, это стало для меня совершенным потрясением, потому что я закрывала глаза и мысленно переносилась на две тысячи лет назад. Там даже рябь на воде — дорожками, и говорят, что это — следы Иисуса, когда он ходил по воде. Я в это верю. Когда долго заснуть не могу, представляю себе эту гладь. У меня есть фотография, которую мне на 60-летие подарил один знакомый, зная о моей любви к этому месту. Он сфотографировал с того самого места, на котором я стояла, когда ездила на гастроли со спектаклем «Горе от ума» (в постановке Олега Меньшикова. Екатерина Васильева играла Хлёстову. — Ред.). Когда стоишь там прямо у края воды, ощущаешь вечность.

Ещё мы ездим на Кипр. Если у меня не получается, то батюшка с матушкой и детьми обязательно ездят. Вообще стараемся путешествовать по православным местам: Греция, острова (там батюшку возят на Афон).

— Москву не любите.

— Москву люблю очень! Выросла здесь и всегда её любила. Я преданная москвичка, достаточно хорошо её знаю. И потом, Москва как была Первопрестольной, так и осталась. А когда некоторые говорят, что она стала Вавилоном, это смешно слушать, потому что в Москве каждый день совершается около 300 литургий. И потом: «Где преумножается грех, там преизобилует благодать». Сейчас такое время, когда все храмы открыты, священники ходят по улицам, на каждом шагу развалы духовной литературы. А ведь совсем недавно я прятала духовную литературу под кроватью под страхом ареста.

— Расскажите про вашего отца.

— Он был известным в своё время поэтом, сейчас его мало кто знает. Помнят моё поколение и люди постарше. Сергей Васильев входил в десятку читаемых и издаваемых поэтов-песенников в советское время. Он родом из Кургана, из очень богатой и уважаемой купеческой семьи.

В Кургане наши корни, и многое сохранилось: дом, огромное поместье. А мой дед по отцовской линии был церковным старостой в Кургане. По материнской линии (Макаренко) дед тоже был старостой на Украине, в Кременчуге. И я вот казначей.

— Вернулись к истокам?

— Конечно. И вопрос: «Как вы пришли к вере?» — неверный. Надо спрашивать: «Как вернулись?» Все мы возвращаемся к смыслу русской православной жизни.

— У вашей мамы тоже была непростая судьба.

— Это долгая история. Она была племянницей Антона Семёновича Макаренко. (Антон Макаренко организовал колонию для несовершеннолетних правонарушителей под Полтавой.

Её отец, мой дед, эмигрировал в Париж, когда мама была ещё в утробе своей матери. Дед потерялся во время эвакуации, бабушка осталась здесь. Когда мама родилась, Антон Семёнович забрал её к себе, потому что бабушке было тяжело её воспитывать, она была замужем за белым офицером. Было тяжёлое лихолетье. А у Антона своих детей не было. Днём моя мама была в коммуне, считалась колонисткой. Антон считал, что ей полезно находиться среди коммунаров. А вообще она жила и воспитывалась у Антона Семёновича до самой его кончины. Настоящий дед — Виталий Семёнович — объявился только в 1962 году, хотя мы думали, что он погиб на войне. А он прожил долгую жизнь во Франции, но мы с ним так и не встретились. Так сложились обстоятельства. Он умер в доме престарелых. Страшная судьба, совершенно трагическая.

— Вы в судьбу верите?

— Нет, не верю. Какая может быть судьба? Всё в руках Господа. Если человек будет жить по-Божьему, будет одна судьба, нет — другая. У нас же воля свободная. Господь сказал: живи как хочешь, только знай, что придётся отвечать за всё это. А так — пожалуйста. Поэтому человек в праве выбирать, хочет ли он жить так, как хочет он, либо как Господь.

Михаил Рощин: Катя Васильева подалась в церковь из-за алкоголизма

Известный драматург впервые подробно рассказал о причине своего разрыва со знаменитой актрисой

В минувшее воскресенье отметила 65-летний юбилей блистательная актриса Екатерина ВАСИЛЬЕВА. После разрыва со вторым мужем – Михаилом РОЩИНЫМ звезда неожиданно оставила сцену и кинематограф, и посвятила себя Богу, став прихожанкой храма Софии Премудрости Божией. Ее единственный сын Дмитрий стал священником. С 1997 года актриса вновь начала сниматься, но с церковью остается неразлучной. Словно отмаливает грехи, совершенные в мирской жизни.

– На свой юбилей 15 августа Катя меня не позвала, – посетовал Рощин. – Последний раз она приезжала ко мне на дачу в Переделкино в прошлом году, когда еще была жива моя жена Таня. Я тогда не стал Кате говорить, в чем ее главный грех, но хочу через вас ей это передать.

Потерю последней жены – Татьяны Бутровой, которой не стало в марте этого года, 77-летний драматург до сих пор не может пережить. Он даже не поехал на похороны друга – драматурга Михаила Шатрова: настолько плохо себя чувствовал. Сейчас, когда жизнь, по его словам, прожита, Михаил Михайлович решился рассказать правду о том, почему его бывшая жена Катя так истово молится в храме и по какой причине они развелись.

Замечательная актриса давно раскаялась в грехах юности

Катя Васильева – человек необычайного таланта и такого же дурного нрава, – начал свой рассказ Рощин. – То, что ей Богом намечено, портит из-за несносного характера.

С журнального столика Михаил Михайлович взял журнал, где опубликовано интервью с Васильевой:

– Вот здесь Катя перечисляет свои грехи, которые теперь отмаливает: «Я лгала, пила, разводилась с мужьями, аборты делала». Она надеется, что ее в царство Божие примут очищенной. Катенька, не это – твой самый страшный грех. Он в том, что ты только себя одну и любила всю жизнь. Приходят на память слова Фаины Раневской: «У нее всегда было такое выражение лица, будто ей под нос подсунули говно». Такой и у Кати нрав. А как же главная заповедь, Катенька: «Возлюби ближнего, как самого себя»?

– Сейчас, когда вы одиноки, нужен уход близкого человека. Не хотели бы увидеть Васильеву возле своей кровати?

– Я переживаю за нее, потому что безумно любил. И она любила меня по-своему, насколько позволял эгоизм. Как сказал мой друг Олег Ефремов: «Ну что ты, Миша, плачешь? У нее нет органа, которым любят». Помню, как после инсульта я прилетел из Америки в Москву. Мы ехали из Шереметьево в Переделкино. По дороге Катя просит остановиться и сходить за картошкой. У меня сердце больное, а она меня навьючила. Это лишь один из примеров.

Екатерина ВАСИЛЬЕВА с Андреем МИРОНОВЫМ в фильме «Соломенная шляпка»

Эффект бумеранга

Роман Васильевой и Рощина случился еще при ее первом муже – режиссере Сергее Соловьеве. Высокая, яркая, с рыжими волосами, она словно манила своей необычной свободой. Как вспоминал покойный ныне писатель Александр Александров, Катя могла выпить, выругаться и закрутить интрижку: «Когда мы с ней после накануне выпитого спиртного оказались утром в одной постели, она потащила меня каяться к мужу Соловьеву. Он был моим другом, но после этого наши пути разошлись».

Сергей Александрович принял раскаявшуюся жену обратно. Но та вдруг влюбилась в драматурга Рощина. Ее не смутил тот факт, что Михаил был женат на актрисе Лидии Савченко. – Я думаю, Сергей Александрович все знал про нас с Катериной, – вспоминает Рощин. – Катя и ушла от него из-за меня. Я был безумно в нее влюблен, в эту гремучую смесь таланта и дурного нрава.

Все, что пришлось перенести Соловьеву, бумерангом вернулось к самой Васильевой. Однажды она застала мужа в постели со своей подругой Ириной.

– Ирина просто была поводом, – уверяет Рощин. – Не она стала истинной причиной нашего развода. Ирина была подсобной работницей: она мыла пол, помогала по дому, водила нашего сына в детский сад. Когда я остался с Митей после развода, то позвал Ирину, Митю оставить мне было не с кем.

Рощин первым подал на развод с Васильевой. А бывшая подруга Ирина вскоре заняла ее место.

– Никакой попытки примирения со стороны Кати не было. Даже когда она уже ходила в церковь и можно было помириться, она этого не сделала. А Ирина меня женила на себе.

Елену КОРИКОВУ трудно представить в роли матушки

Привезла на дачу тетю из загса и зарегистрировала брак. Я прожил с ней несколько лет, но эти годы были невеселыми. Как только пришел в себя, развелся и женился на Татьяне.

Самое интересное, что Ирина родила от меня мальчика. Алексею уже 25 лет, и его судьба меня беспокоит. Он не учился и ничем не увлекался. Я пытаюсь ему как-то помочь.

Наследственная болезнь

Причину развода с Васильевой Рощин объясняет так:

– Нам надо было расстаться, резко и категорично. Катя так пила в то время, что спасения, казалось, не было. Поэт Васильев, отец Кати, был известный пьяница. Катя знает, что это – наследственная болезнь. В каких только клиниках она не лечилась, ничего не помогало. Но встретила священника отца Владимира, который помог ей вылечиться от алкоголизма. Думаю, она искренне стала верующей, иначе бы ничего не получилось. Год назад, когда мы встретились, она только пригубила бокал шампанского. Я понимал, что мальчик без матери не может, и отдал ей сына, а она стала таскать его с собой в церковь.

Дмитрий Рощин стал священником в том же храме, где работает казначеем его мать.

– С сыном у нас хорошие отношения, – говорит Михаил Михайлович. – Я пытался понять, как он пришел в церковь. В детстве, когда мы с Катей ездили по Подмосковью и заходили в храмы, Митя бежал оттуда, словно резаный.

С сыном Дмитрием у Михаила РОЩИНА самые тёплые отношения

Я рассказываю ему об этом, а он понять не может, как такое могло происходить. Но он мне сказал однажды, будто отрезал: «Я про это сейчас знаю намного больше, чем ты. Поэтому ты меня не одолеешь». Я верю, что он искренне верит в Бога. Больше к этой теме мы не возвращались. В отличие от мамы своей он любит людей. Для меня это – главное.

Первую невестку не признала

Дело было в студенческие годы, и отношения носили гражданский характер. Сын Екатерины Васильевой Дмитрий Рощин учился во ВГИКе на курсе Сергея Соловьева, и красавица-однокурсница Елена Корикова буквально вскружила ему голову. Вступившей на путь служения Господу Васильевой избранница сына не нравилась. Она сделала все, чтобы их отношения прекратились.

– Я читал про эту историю в журнале, – говорит Михаил Рощин. – Сын мне сам ничего про эту девушку не рассказывал. Вполне могло случиться, что тут вмешалась со своим дурным нравом Катя, и они из-за нее разошлись.

Мальчика, которого родила Елена Корикова, никто из семейства не признал. Дмитрий вскоре стал священником в храме Святого Антипы, где казначеем работает и его мать. Отец Дмитрий нашел себе скромную девушку по имени Любовь, на которой вскоре женился.

– Я горжусь своими внуками, – говорит Рощин. – Их у меня шесть. Они часто навещают меня с Дмитрием и его матушкой Любой.

Грехи земные

Екатерине ВАСИЛЬЕВОЙ приписывают многочисленные романы, особенно в тот период, когда она состояла в браке с Сергеем СОЛОВЬЕВЫМ.

По утверждению Михаила Рощина, от него Екатерина не сделала ни одного аборта. Соловьев тоже утверждает, что от него она не беременела. Сама же актриса признавалась в интервью в этом своем грехе. Получается, что детей она зачинала от внебрачных отношений. В театральных кругах судачили о ее связи с известным актером Константином Григорьевым. Тогда газеты писали: «Он покорил сердце самой Васильевой!».

Геннадий ШПАЛИКОВ (слева) попал в переплет по пьяни. Константин ГРИГОРЬЕВ (справа) стал краткой вехой в жизни звезды

Григорьев в 1984 году перенес несколько операций на мозге и потерял речь. Оставшись инвалидом, он продолжал играть немые роли во МХАТе, но вскоре оттуда уволился. Кто знает, может, именно из-за этой трагедии Екатерина Васильева и ушла на время в Толжский монастырь? В 2007 году Константин Григорьев умер от рака.

А вот о романе с поэтом Геннадием Шпаликовым известно достоверно. Писатель Александров в своей книге рассказывал:

«За неделю до самоубийства Гена (Шпаликов) рассказал мне замечательную историю:

– Знаешь, из-за чего мы расстались с Сережей Соловьевым? Запили мы как-то с Катькой и переспали по пьяни. Я же не знал, что произойдет дальше. А она взяла меня за жабры и повезла к Сереже каяться. «Мы, – говорит мужу, – такие вот – растакие, согрешили!» Соловьев стал кататься по полу и кричать: «Катя, что ты наделала?!»

Соловьев знал об измене жены

Режиссер Сергей СОЛОВЬЕВ познакомился с Екатериной ВАСИЛЬЕВОЙ во ВГИКе, где они учились на одном курсе. Поженились в студенческие годы и были вместе около пяти лет.

– Я не могу сказать, чем конкретно Катя меня поразила. Она была необыкновенной во всем. Дураки говорили, что ей надо поправить нос, глаза, уши. Но сама Катя так не считала. На мой взгляд, она была первой красавицей на нашем курсе.

Семейное счастье разбилось, когда у Екатерины закрутился роман с драматургом Михаилом Рощиным.

– Я знал об этой связи, – говорит Сергей Александрович. – И благодарен Рощину, что он появился в нужный момент. Наши отношения с Катей к тому времени себя исчерпали, и тут вовремя появился Михаил.

Сергей СОЛОВЬЁВ (слева) о плохом предпочитает не вспоминать. Александр АЛЕКСАНДРОВ (справа) согрешил, но покаялся

– А как же роман с писателем Александром Александровым? Он рассказывал, как приезжал к вам – каяться в связи с вашей женой.

– Это все бред Александрова, которому надо было бы полежать в психбольнице.

– Что, на ваш взгляд, привело Катю в церковь?

– Внутренние поиски согласия с самой собой. Именно в церкви она это согласие нашла.

– Почему у вас не было детей?

– Все время пытались их завести, но никак не получалось. Наши отношения с Катей остались замечательными. Недавно я снял ее в роли матери Вронского в картине «Анна Каренина» и буду звать ее в другие свои картины. Я не жду приглашения на Катин юбилей, приеду к ней сам. И Михаилу Рощину следовало бы сделать то же самое.

После развода с Васильевой Сергей Соловьев женился на актрисе Марианне Кушнировой, которая родила режиссеру сына Митю. Во время беременности супруги Соловьев влюбился в 14-летнюю Татьяну Друбич. Но поженились они только через девять лет. Все эти годы режиссер жил на две семьи.

3 любви и сплетни. Кому отдано сердце Елены Кориковой

Елена родилась в семье предпринимателя Юрия Корикова и балерины Татьяны Кориковой в сибирском Тобольске, но семейная жизнь ее родителей не сложилась, и очень скоро они развелись. Мама быстро восстановилась после родов и вернулась в профессию. Из-за частых гастролей маленькую Лену пришлось перевезти к бабушке под Тобольск, где она и прожила до второго класса.

С отцом Корикова начнет общаться, только став взрослой. Уже давно живущий новой жизнью с супругой и двумя детьми мужчина сначала скептически отнесется к появлению старшей дочки, но постепенно их отношения станут теплыми. Папа даже купит Елене квартиру в столице.

Когда девочке исполнилось восемь, маму пригласили работать в Ростов-на-Дону, куда она и переехала вместе с Еленой. В новом городе девочке понравилось. Там она не только пошла в школу, но и стала посещать занятия исторического театра-студии «Эпос». Однако даже изучение драматического искусства не наталкивало ее на мысль стать актрисой.

Актриса

Подходило время выпускного, и пора было выбирать профессию. Как это часто бывает на пороге взрослой жизни, девушка была в замешательстве, хоть и понимала, что аттестат у нее неплохой. Но судьба решила за нее: совершенно случайно девушка наткнулась на объявление газете. Оно гласило, что местный драматический театр набирает новую труппу, причем к работе приглашаются не только профессиональные актеры, но и любители.

Вспомнив свое школьное увлечение, Елена подумала, что, пожалуй, могла бы стать актрисой. На пробах ее хвалили, проча большое будущее. И, поверив в себя, только что окончившая школу 17-летняя выпускница отправилась одна в Москву — поступать в театральный.

Елена довольно успешно сдала все экзамены во ВГИК, и уже на младших курсах начала сниматься в кино. Талант молодой студентки и ее необычную внешность — возвращающую в прошлые века или погружающую в волшебство, заметили режиссеры. Сначала Корикову пригласили в сказку «Ха-би-ассы», потом еще несколько раз звали в экранизации классических произведений.

Из вуза Елена уже вышла знаменитостью: последняя ее работа в кино — роль Лизы Муромской в «Барышне-крестьянке», очаровала не только строгое судейство на фестивалях, где Корикову награждали за главную роль, но и предвзятого зрителя.

Разочарование

Первой серьезной любовью в жизни Елены стал Дмитрий Рощин, сын знаменитой актрисы Екатерины Васильевой и драматурга Михаила Рощина. Они были однокурсниками. Говорят, Корикова по‑настоящему вскружила голову симпатичному и обаятельному парню из хорошей семьи.

Но в роман часто вмешивалась мама Дмитрия — своенравная и волевая Екатерина Васильева, которая была настроена резко против связи сына с «этой деревенщиной» и была уверена, что Корикова пытается охмурить Диму, чтобы закрепиться в Москве. Когда Елена выяснила, что беременна, они с Рощиным уже не встречались.

Где-то в середине беременности он сообщил новость маме, а потом пришел к Елене и объяснил, что не верит в свою причастность к ребенку и сына не признает. Корикова рожала одна и никогда об этом не жалела. Актриса не раз признавалась, что родившийся Арсений — самый желанный ребенок в мире.

Знакомые с этой ситуацией приближенные к семье Рощиных в интервью признаются, что эту историю знают лишь из светских сплетен. Но не исключают вероятности, что в отношения действительно вмешалась Васильева. Никто из семьи Рощиных мальчика не признает. Дмитрий сегодня служит священником. Общается ли он с Арсением неизвестно: ни одна из сторон ситуацию не комментирует.

Писатель

Когда Корикова на одной из вечеринок познакомилась с известным писателем и сценаристом Дмитрием Липскеровым, она уже была научена нехорошим опытом, поэтому отношения с интересным и умным мужчиной подводила к семейной жизни сама. По словам Липскерова, Елена не раз заявляла, что устала разрываться между мамой, ребенком и Димой. Для писателя Корикова была человеком близким, теплым, поэтому немного провстречавшись с ней, он сделал Елене предложение.

Это был короткий, но сексуально-насыщенный и уютный брак для обоих его фигурантов. Всего год счастливой жизни, о котором писатель отзывается самыми теплыми словами, но признается: «Мы друг друга так и не поняли». Дело в том, что для Кориковой во главе угла всегда стояла мама. Именно ее интересы были превыше всего, именно к ней она бежала по первому требованию. Прошло время первой притирки, и Дмитрия это стало сильно раздражать.

А вот с Арсением отчим очень подружился и даже хотел усыновить его, но Елена была против, ведь у мальчика есть настоящий отец, пусть никто и не знает его имени. Несмотря на это, мальчик звал Дмитрия папой и очень скучал по нему, когда молодожены вдрызг разругались и собирались разводиться. Елене даже пришлось запрещать видеться своим «мужчинам».

Впрочем, когда развод закончился и поле боя затихло, Корикова и Липскеров снова не смогли устоять друг перед другом — начали встречаться хотя бы ради физической близости. Но эти свидания тоже не продлились долго.

Осадчий

Сама актриса никогда не скрывала того, что характер у нее — не подарок. А чего еще ждать от творческого человека с бурей внутри? Поэтому новые отношения — с известным оператором и режиссером клипов Максимом Осадчим, по слухам, носили характер весьма темпераментный.

Осадчий не раз признавался, что Елена несколько раз, после размолвок и скандалов паковала чемоданы, но терпеливое отношение знаменитого брутального и немногословного оператора быстро возвращало ее под их общую крышу. За время их романа Корикова часто жаловалась, что несмотря на очевидный мужской имидж Осадчего, всю заботу о быте ей приходилось тащить на своих плечах.

Комментируя такие выпады Максим говорит лишь о том, что действительно много времени отдает своему делу и, возможно, никогда не будет готов к семейной жизни. А Корикову вспоминает в образе русской красавицы со светлой косой. С такой Леной он познакомился, в такую влюбился. Это потом она стала экспериментировать со стрижками и цветом.

Сплетни

Расставание с Максимом Осадчим случилось после завершения съемок «Бедной Насти». Отношения вспыльчивой актрисы и интроверта-оператора так и не заладились. Освободившееся сердце главной красавицы того времени мигом попытались занять: сначала любитель блондинок Андрей Малахов сдувал с Елены пылинки, смотрел влюбленным взглядом и, казалось, ничего, кроме любимой вокруг не видел… но официальными отношения так и не стали.

Потом Корикова вскружила голову Марату Сафину. Тот не отходил от нее ни на минуту, ревностно следил за передвижениями возлюбленной и даже купил помолвочное кольцо. Но тут в роман вмешалась мама теннисиста, которая, как и в первом ее романе, вдруг увидела в Кориковой какую-то коварную угрозу своему сыну. Не без ее помощи отношения молодых людей разладились.

В следующий раз актриса стала выходить в свет с Сергеем Астаховым. Красивая и яркая пара встречалась два года, пока общественность не стала судачить о том, что Астахов закрутил роман с учительницей, ради которой бросил знаменитую пассию.

О романе с питерским продюсером и режиссером Сергеем Черных Корикова рассказывать не любила, а он, всегда терявшийся от вопросов прессы, переадресовывал их к ней. Так и говорил: «Я не против говорить о нас, но не знаю, как к этому отнесется Леночка».

В последнее время Корикову считают дамой одинокой, но в сторону очаровательной блондинки снова ползут слухи. Говорят, что теперь она живет с каким-то бизнесменом.

Екатерина Васильева: Я – мать священника

Корреспондент “РГ” побывала на съемках сцены знакомства родителей главной героини – Леры с ее будущим мужем. На съемочной площадке в пятикомнатной квартире дома 2 по улице Серафимовича (знаменитого Дома на Набережной) собрались Юля Тельпухова (Лера), Сергей Жарков (жених Леры), Дарья Михайлова (мама), Дмитрий Харатьян (папа) и Екатерина Васильева (бабушка). В зале накрыт стол, потому что смотрины жениха по русскому обычаю устраивают за трапезой, с водкой и коньяком. Решение Леры выйти замуж для родителей оказалось неожиданностью, правда, “пить горькую” по большей части приходится герою Дмитрия Харатьяна, мама ограничивается демонстративным выходом из комнаты, а бабушка и вовсе считает, что “вот поженятся молодые, тогда и познакомятся” и “лучше парень пусть сразу ответственность за семью несет”.

В перерыве между съемками Екатерина Васильева уединяется в одной из комнат. Говорит, что хочется отдохнуть от людей и суеты. Но на интервью “РГ” соглашается. Когда я сажусь напротив Васильевой, актриса крестится, а потом осеняет знамением и диктофон. Говорит медленно и устало.

Российская газета : Екатерина Сергеевна, вы ведь в последнее время почти не снимаетесь. Почему согласились на роль в фильме “Лера”?

Екатерина Васильева : Ответ однозначный – потому что фильм снимает моя близкая подруга, дорогой мне человек, и это первая ее работа в качестве режиссера кино. Как я могла не помочь, если она попросила?

РГ : А много ролей сейчас предлагают, или режиссеры уже боятся, зная, что вы ответите отказом?

Васильева : Не могу сказать, что меня раздирают на части. Годы мои уже какие! Ролей для бабушек не так много, да и у каждого режиссера свои любимые артисты. При выборе ролей у меня есть главный критерий – нравственное содержание драматургической основы. Я смотрю, может ли картина принести пользу зрителям, может ли она быть назидательной. Просто рассказывать о душевных переживаниях, на мой взгляд, мало. Мы все сейчас как на войне, и искусство – на передовой этого фронта.

РГ : Помимо Татьяны Догилевой, у вас есть “близкий круг” режиссеров, которым вы доверяете и предложения от которых вас интересуют в первую очередь?

Васильева : Что толку им доверять, если они предложат совершенно неприемлемый сценарий? Нужно же смотреть, какие мне слова дают, о чем речь идет, и тут уж никаких поблажек никому не будет! Я сейчас совсем мало снимаюсь. За последнее время снялась в сериале по рассказам Виктории Токаревой “Больше, чем любовь”. Тут само название говорит за себя: речь в сериале про то, что долг важнее, чем любовь, а эго человеческое ставится на второе место. Снималась в совсем крошечном эпизоде в фильме “Отец”, премьера которого сейчас проходит. Фильм о войне, а для меня – это святое. Я всегда соглашаюсь сниматься в кино о войне, только материал должен быть хороший, без всякого “пересмотра истории”. Сейчас я начинаю сниматься в 15-серийном фильме “Я вернусь”. Тоже про войну. Читая сценарий фильма, написанный Натальей Назаровой, я плакала.

РГ : Раньше в интервью вы часто говорили, что кино, несмотря на все сыгранные и любимые зрителями роли, занимает в вашей жизни гораздо меньше места, чем театр.

Васильева : Кино, честно скажу, меня волнует гораздо меньше и сейчас. Кино я не люблю и снимаюсь из-за денег, чего никогда и не скрывала. Главное, чтобы и материал был достоин, тогда за него и деньги можно получать. А нет – так нет. Основная моя работа, уж если я берусь за актерство, остается в театре. Сейчас играю в антрепризном спектакле “Сестры”.

Я попросила своего давнишнего друга Владимира Урсуляка потрудиться и написать пьесу по дневникам Анны Григорьевны Сниткиной, жены Достоевского. Пьеса получилась замечательная. Основа сценария – дневники плюс вкрапления некоторых произведений Достоевского. Я играю и Настасью Филипповну, и Пульхерию Александровну, мать Раскольникова, и бабушку из “Игрока” – получается серьезный и сильный замес. Это проповедь христианской беззаветной и жертвенной любви, образцом которой являлась Анна Григорьевна, мною очень любимая.

РГ: В воспоминаниях режиссера Сергея Соловьева я прочла такую фразу: “Катя всегда была человеком невероятной внутренней свободы”. Что значит внутренняя свобода для вас сейчас?

Васильева : Я не знаю, почему он так сказал. Думаю, что он все-таки внешнюю свободу принимал за внутреннюю. Сейчас, подходя к концу своей жизни, я понимаю, что человек свободный – это только верующий человек. Свобода – это результат того, что человек становится независимым от светских привычек и условностей. Человек свободен в Боге и во Христе. (С улыбкой.) Это очень просто, а прийти к этому очень сложно. Свободный человек старается отказаться от тщеславия, от мирской славы. Это невероятно трудно, но именно к такой свободе я стремлюсь. Не думаю, что я в молодости ей обладала. Напротив, я была антиподом всех добродетелей и внешне распущенной, что Соловьев, по молодости, принимал за свободу.

РГ : В публичных выступлениях вы говорите как о главной награде в жизни о том, что вы – мать священника. Но ваш сын тоже прошел через стремление к актерской профессии. Как думаете, для ваших внуков путь в актерство закрыт?

Васильева : Это исключено и решено не мною, а тем, что внуки воспитываются совершенно в иной традиции. Не далее как позавчера, ко мне домой приезжала киногруппа, которая просила дать им снять в главной роли мою внучку. (У Васильевой четыре внука. – Прим. авт.) Мне это просто смешно и это даже не обсуждается. Знаете, многие люди раньше, когда Россия была страной верующей, отвечали на вопрос: “Кто вы?” – “Я – православный христианин”. Это суть человека и сверхценность. Если брать по такому счету, то на вопрос “Кто я такая?”, я отвечу – “Мать священника”. (Улыбается.) Это в моем биографическом ряду – вершина, и не моя заслуга, а дарованная Господом благодать.

Ко мне многие в храме после службы подходят и со слезами на глазах говорят: “Спасибо вам за сына”. У нас даже есть такая семейная шутка: я говорю, что когда я умру, вы мне на памятнике напишите не имя и не фамилию, а такую эпитафию: “Спасибо вам за сына!” Я была бы рада, уже не в шутку, а всерьез, если б действительно забыли мою фамилию и чем я занималась, а помнили, что я была матерью священника. Вот, опять не могу не похвалиться, хотя, не должна.

“Фастфуд” от кино

По словам режиссера, история получается сугубо мелодраматическая. Татьяна Догилева рассказала “РГ”, что за съемки кино в качестве режиссера она решила взяться “по глупости и чрезмерной эмоциональности”.

– Мне дали сценарий, и я его прочитала как актриса. Увидела хорошие роли и то, как здорово эту историю можно сыграть. Мне предложили ее и срежиссировать. Когда я стала разбирать сцены, пыталась понять, как их снимать, включила свои “неактерские” мозги, которых у меня не так много, потому что они-то у меня в основном как раз актерские, оказалось, что у меня очень много проблем. К примеру, мы снимали ключевую сцену свадьбы, а через неделю выяснилось, что мне не хватило крупных планов. Хотя я у всех в съемочной группе спрашивала, все ли я сняла! Честно вам признаюсь, мы делаем “фастфуд” от кино, времени у нас крайне мало, всего 12 съемочных дней.

Екатерина Васильева родилась 15 августа 1945 года в Москве, в семье известного поэта-песенника и пародиста Сергея Васильева, который был родом из Кургана, из богатой купеческой семьи. По матери Васильева происходит из известного рода педагога Макаренко.

В 1962 году поступила во ВГИК (мастерская В.В. Белокурова), по окончании института устроилась в Театр им. М.Н. Ермоловой, в котором проработала до 1970 года. Тогда же Васильева сыграла свои первые главные роли в кино: “Солдат и царица” (1968), “Адам и Хева” (1970). Потом вышли знаменитые картины с участием Васильевой “Бумбараш” (1971), “Эта веселая планета” (1973), “Соломенная шляпка” (1974), “Обыкновенное чудо” (1978), “Чародеи” (1982).

В 1970 году Васильева перешла на работу в “Современник”, в 1973-м – во МХАТ.

В 1993 году Васильева принимает решение оставить сцену и кино и обращается к Богу. В настоящее время служит в московском храме Софии Премудрости Божией казначеем. Сын Екатерины Васильевой и драматурга Михаила Рощина – Дмитрий Рощин окончил ВГИК. Сейчас Дмитрий – священник.

В 1997 году Васильева сыграла в сериалах “Королева Марго” и “Графиня де Монсоро” королеву Марию Медичи.

В 2000 году снялась в мелодраме Олега Янковского “Приходи на меня посмотреть”.

Страшная судьба Екатерины Васильевой

Все мы помним актрису Екатерину Васильеву по небольшим ролям в фильмах и сериалах. Главных ролей у актрисы было не так много. Любимицей публики она стала во взрослой жизни, однако в молодости она блистала на подмостках, став настоящей примой. Жизнью она наслаждалась на полную катушку.

Екатерина родилась в Москве, отец ее был поэтом Сергей Васильев, она была также внучатой племянницей прославленного в СССР педагога Антона Макаренко. Катя была очень устремленной девушкой, к выпускному уже была сложившейся сильной личностью.

Она очень быстро повзрослела. Когда Кате было 12, ее родители развелись, отец перестал помогать им деньгами. Девочка в 12 лет пошла подрабатывать. Она работала на почте, а в свободное время посещала театральный кружок. Школа в то время не интересовала Васильеву.

Девушка всегда знала, что она станет актрисой и планировала поступить в ВГИК.

Она талантлива и уверенна в себе, ей досталось одно из 50 мест, она стала студенткой знаменитого института.

Педагоги и студенты хвалили Васильеву за талант. Она нравилась режиссеру Сергею Соловьеву. Он в своих интервью рассказывал о Васильевой, как о прекрасной высокой женщине с сигаретой и рыжей челкой.

Девушка была как магнит, притягивала взгляды, благодаря своей харизме. Она всегда выделялась своей неординарностью среди женщин и мужчин.

Когда Катя была студенткой, она вышла замуж за Соловьева. Соловьев был ее первым мужем. Влюбленные скитались по общежитиям и коммуналкам, они не купили своего жилья. Через некоторое время пара рассталась, но после расставания они остались настоящими друзьями.

ЛЮБОВЬ С ПЕРВОГО ВЗГЛЯДА

Екатерина и Сергей часто ссорились. После серьезного скандала Екатерина отправилась в ресторан Центрального дома литераторов с Никитой Михалковым, он хотел рассказать ей, как нужно помириться с Сергеем.

Сам того не хотя, он стал свидетелем начала новой любви Екатерины.

За соседним столиком сидел Ефремов с супругой и приятелем – драматургом и известным писателем Михаилом Рощиным. Васильева сразу влюбилась в Рощина.

Драматург был знаменитым донжуаном и влюбляться в него не стоило бы, но Екатерина уже потеряла голову. Она решила, что без него не уйдет из ресторана. Михалков вбивал в голову Екатерине то, как она должна вести себя с Соловьевым. Она поддакивала, но сама его не слышала.

Она пристально смотрела на Рощина.

Никита чувствовал, что с Катей что-то не так: «Уйдем вместе». Но та протестовала: «Люди стоят, нельзя так, не попрощавшись». Он ушел один, а Катя с Рощиным и четой Ефремовых отправились в ресторан во «Внуково» – он работал круглосуточно.

В этот день и начался роман.

Они начали встречаться тайно, но когда она забеременела, пришлось рассказать мужу правду. Она ушла от мужа и родила единственного сына – Дмитрия.

Но и Рощин не могу сдержать жену от богемного образа жизни.

Позже она расскажет, что пила и материлась, гуляла от мужа, думала, что в каждом новом мужчине встречает свою большую любовь.

Актриса признается, если бы кто-нибудь ей подсказал как нужно правильно вести себя в семье, она бы все свое время проводила вместе с семьей. Но не оказалось рядом человека, который бы смог ее вразумить.

Вместе они прожили 5 лет, пара постоянно ссорилась и расходилась, а потом снова мирилась и сходилась.

Позже она встретила новую любовь, поэта Дмитрия Виноградова. Она забрала сына и переехала к новому любимому мужчине.

Ее ждал успех, и в семье царило счастье. Вся ее жизнь стала прекрасной. Но счастье было недолгим она рассталась с Виноградовым, в это же время у нее начались проблемы на работе.

Были пьянки, жизнь шла под откос.

Актриса была на грани самоубийства, позже она начала ходить в храм.

В скором времени она стала прихожанкой в храме, а потом решилась на постриг. Все хотели, чтобы он ушла из профессии. Васильева со временем совсем перестала сниматься, а потом решила покинуть и театр.

Васильеву не было слышно целых 5 лет, а в 2000-х она снова вернулась на сцену и в кино. Таким образом, она зарабатывает, чтобы помочь пятерым внукам.

Сегодня Екатерина Васильева пропагандирует православные ценности, просит прощения у своего бывшего мужа – Михаила Рощина, она чувствует себя перед ним виноватой.

Сергей перед смертью сказал, что не держит зла на Екатерину. Рощин помнил, что Васильева сама страдала от своих недругов, лечилась в клиниках от алкогольной зависимости.

А Васильева считает, что испортила жизнь своему супругу. Сейчас она молиться за его упокоение и свое прощение.

Читайте также:  Евгения Добровольская, дети
Ссылка на основную публикацию