Павел Бородин, дети

Павел Бородин: Я никогда не интриговал

Пал Палыч Бородин, несмотря на то, что сидит на шатком стуле, возглавляя Союз России и Белоруссии, держится при этом вполне уверенно. Смело делает прогнозы о будущем Союза, любит вспомнить былые, ельцинские времена, эмоционально рассуждает о настоящем. В каждом интервью он любит подчеркивать, что вовсе не политик, а завхоз. Но ему мало кто верит. Кто знает завхозов в лицо? Да и масштаб у Бородина другой. Политический.

Друзья, прекрасен наш Союз

– Павел Павлович, в апреле Союз России и Белоруссии отметил 11-летие. И до сих пор его многие называют призрачным или мифическим. Вы, конечно, с этим не согласны?
– Недавно на совете министров России и Белоруссии я назвал эту цифру знаковой. Наш средний бюджет в 5 млрд рублей в 20 раз больше бюджета СНГ. Существует более 20 совместных производственных программ, в которых заняты более 5 млн россиян и белорусов. А ведь в 2000 году все заводы стояли. Союзное государство дает людям рабочие места. И пусть говорят мне, что это не главное, думаю – одно из важнейших достижений.
– Но не все так гладко, наверное…
– Вы опять намекаете на так называемый газовый конфликт? Это всего лишь межкорпоративные отношения. Когда происходит конфликт других корпораций, допустим автомобильных, никто не считает это чем-то из ряда вон выходящим. Но если поссорились Белтрансгаз с Газпромом – это событие становится золотой жилой для нашей прессы. Но при чем тут Союзное государство? Если говорить в целом о сотрудничестве наших стран, оно ведь не пострадало. Не отменили ни одну союзную программу, не закрыли ни одного рабочего места.
– Чем еще может гордиться Союз?
– Я думаю, что именно с союзного государства России и Белоруссии началось восстановление постсоветского пространства. Кстати, мы берем на вооружение лучший опыт советских времен. Однажды заведующий отделом «Нью-Йорк таймс» сказал мне, что конституция Евросоюза – это прекрасно переписанная Конституция СССР.
В Советском Союзе были прекрасные плановики. На Западе многие взяли на вооружение наши советские методы управления, которые нами незаслуженно забыты. В России в центральном аппарате Министерства сельского хозяйства работают 350 человек, а в Америке – 32 тысячи, хотя там все частное. Для чего? Для того, чтобы по основным продуктам выработать единую объемную и ценовую политику. Поэтому у них такой инфляции и нет. А в России решения часто принимаются поспешно, без планирования и прогнозирования. Вот американцы спросили Грефа: «Как вы собрались в ВТО вступать? Что будет с ценами на внутреннем рынке?» Ведь у нас газ стоит 39 долларов, а у них все 700.
– Но при чем здесь Союз России и Белоруссии?
– А вот в Союзе России и Белоруссии мы весь лучший опыт прежних лет на вооружение взяли. 85% комплектующих для машиностроительных комплексов белорусы получают из России. 95% энергоносителей тоже из России. 85% собранных машин и оборудования белорусы отправляют в Россию. 75% товаров из Европы идет в Россию через Белоруссию. Это и есть Союз.

Бог им судья…
– Вы часто вспоминаете Америку… Пребывание в тамошней тюрьме повредило вашей карьере?
– Конечно, повредило, меня ведь обвиняли в коррупции. А в России только дай повод, потом вовек не отмоешься. То ли у тебя украли, то ли ты… Никто уже в твою невиновность на все сто не поверит.
Вообще, это был хорошо организованный заказ. Я ведь много чего могу сделать. Сколько людей работало с Ельциным, многих он выгонял по 2–3 раза, а меня не трогал. Поэтому думали, что я плету интриги. А я никогда не интриговал, просто делал свою работу. Вообще, легенды разные ходят. То рассказывают про какие-то заводы, якобы принадлежащие мне, про алмазные копи. А недавно разговаривал со знакомыми из очень крупной американской корпорации, так они поинтересовались: «Сколько вы заплатили, господин Бородин, чтобы сделать себе на весь мир такую рекламу? Теперь американским экскурсантам показывают бруклинскую тюрьму, потому что там три месяца находился русский Бородин».
– Кстати, про алмазные копи. Вы когда-нибудь озвучивали размер своего состояния, чтобы не давать пищи для разговоров?
– Я алмазы-то один раз видел, когда был заместителем генерального директора «Якутгеологии». Тут дело не в алмазах, а в том, что приехал я – то ли тувинец, то ли якут – и Ельцин меня почему-то не гонит. Что касается состояния, то сейчас у меня на счету около 2 млн рублей, в месяц я получаю 140.000 рублей. Если бы американцы, которые меня 2,5 месяца в тюрьме держали, что-нибудь нашли, думаете, меня бы выпустили из Америки? Какие там счета в швейцарских банках?!
– Но об этом столько писали…
– Моя ошибка еще и в том, что я не трачу деньги на прессу. Мне предлагали: плати, организуем кампанию в СМИ. Но лучше я эти лишние деньги на детский дом потрачу. А тем, кто меня заказал, руки не подам, но мстить не стану. Я человек верующий. Бог расставит все по своим местам. Я не политик, чтобы тратить деньги на пиар, а хозяйственник. Политики приходят в белых штанах – черных пиджаках и горланят: «Ура, да здравствует демократия!» И разваливают все на фиг. А у нас все заводы работают, которые раньше стояли.

Ельцин мне был почти как отец
– О детских домах, которым вы помогаете, много говорится. Но согласитесь, ведь

многие занимаются благотворительностью с популистскими целями…
– Согласен. Когда я работал управляющим делами президента России и ведал огромным хозяйством, возле меня крутилось множество известных и меркантильных людей. Банкиры и шоу­мены помогали тогда вместе со мной детским домам, а теперь, когда я не управделами, они этих детей просто бросили. У меня из-за этого сложилось убеждение, что большинство чиновников поддерживают отношения, только исходя из полезности того или иного человека.
– А вы почему этим занялись?
– Когда мы жили на Севере, моя супруга уже в 40 лет, прочитав заметку о детском доме в якутском городе Вилюйске, вдруг решила пойти туда работать. И стала завучем. Постепенно детдомовские дети вошли в нашу жизнь, некоторые – и в нашу семью. А началось все с самого детства. Ее мама тоже когда-то работала в детском доме медсестрой. А я почти не знал своего отца. На работу пошел в 6 лет, в подсобное хозяйство. А потом чем только не подрабатывал – был и штукатуром, и маляром, и плотником, и грузчиком… Мы тогда в Туве жили, в Кызыле.
Для меня детские дома не просто благотворительность – это моя вера. Когда я вижу никому не нужных детей, не могу оставаться равнодушным. Я «нагинаю» банкиров, крупных предпринимателей, они дают денег, и это моя жизнь. Как-то пришел один человек с пакетом денег, хотел пожертвовать. Жена говорит: «Вы поднимитесь в бухгалтерию». А он оставил пакет и ушел со словами: «Я вам верю».
– Ваше нелегкое детство повлияло на отношение к деньгам?
– За рубежом люди состоявшиеся – политики и звезды шоу­бизнеса – берут в семью приемных детей. Они тем самым подают пример другим, чтобы дети жили не в детдомах, а только в семьях. А мне иногда наших олигархов хочется поставить к стенке. Столько наворовали, так помогайте детям! Но боюсь, что на курок нажать не смогу…
– Вы что, не охотник?! А говорите, якут…
– Однажды был на охоте, подстрелил зайца, а он заплакал. И я заплакал тоже. С тех пор ружье в руки не беру.
– А почему вам так рано пришлось работать?
– Я вырос в семье, где были одни женщины – мама и три сестры. Отец воевал, попал в плен, сидел в сталинских лагерях. Потом вернулся совсем другим человеком и прожил с нами недолго. Я не успел почувствовать отцовского влияния. Хотя, конечно, потом было много мужчин-учителей, наставников. Ельцин меня просто покорил своим добрым, почти отеческим отношением, все остальное по сравнению с этим оказалось второстепенным. За эти отношения я всегда ему буду благодарен. Мне никогда не приходилось встречать ни в одном человеке такого удивительного сочетания доброты и строгости. Его смерть – страшная потеря для меня.
– Вы с ним постоянно виделись?
– Я бывал у него как минимум два-три раза в год. А недавно Борис Николаевич приезжал ко мне на дачу и просто ахнул: «У вас что, только 25 соток?» Я говорю: «Как мне эту дачу в 1994 году дали, так и живу здесь». Борис Николаевич удивился: «Я тут у некоторых ваших друзей был, так у них 25 гектаров».

Короче Ельцина на 1 см

– Вы с ним еще в Якутии познакомились?
– Да в якутском аэропорту, в депутатском зале. Я тогда был председателем Якутского горисполкома. Стоял мороз 57 градусов, а самолет может приземлиться при минус 55, поэтому он час кружил над городом. Выходит Ельцин в ушанке, и я говорю: «Борис Николаевич, вы уши-то у шапки опустите, а то свои отморозите». Он отвечает: «Ну, Пал Палыч, у нас в Екатеринбурге тоже нежарко». Но уши опустил. Эта поездка произвела на него впечатление. Он тогда назвал Якутск «городом кишками наружу» (все коммуникации над землей) – это выражение потом стало крылатым. Кстати, только тогда, в Якутии, при поездке за полярный круг, мы единственный раз и были с Ельциным в бане. Все остальное – просто слухи.
– А как вы управделами стали?
– В 1993 году я приехал в Москву проситься к Ельцину на работу. Он меня вспомнил и говорит: «Как же я вас возьму на работу, если вы все время голосовали против меня?» Я нашелся: «Так я такой же коммунист, как и вы, – настоящий. Если партия решала голосовать против вас, я подчинялся». Тогда он спрашивает: «Рост какой у вас?» Я отвечаю: «Борис Николаевич, вы на один сантиметр длиннее и на десять голов выше». Тут он и говорит: «Беру без собеседования».
– В каком-то интервью вы называли себя везучим человеком. А в чем вам по-крупному повезло?
– Мне всегда везло на людей. Представьте, когда я приехал поступать из города Кызыла в Московский институт химического машиностроения, был одет в женские штаны, кофту, перешитую из женской, и женскую шапку. Но мне встретились настоящие друзья, и жизнь сложилась так, как сложилась. Знаете, мне очень нравится певица Мадонна. В одном интервью она сказала: «Я – никто! Когда я приехала в Нью-Йорк, в кармане было 30 долларов, меня никто не знал, но я оттрахала всю Америку». Когда я приехал в Москву, у меня была другая сумма в кармане – курс тогда был другим. Не могу сказать, что я Москву поимел, но… мне очень нравится Мадонна.

анекдот от Бородина
Ехал Ельцин на ЗИЛе, а навстречу – Кириенко на «Запорожце». На перекрестке Кириенко решил Ельцина подрезать, да неудачно – «Запорожец» угодил прямо под колеса ЗИЛа. Кириенко выходит из помятой машины и плачет: «Извините, Борис Николаевич, я думал, проскочу…» А Ельцин ему в ответ: «Я 40 лет за рулем, у меня хрен проскочишь!»

интересные факты из жизни
1. Как известно, Пал Палыч любит крепкое словцо. Первые уроки были получены в детстве, когда после четвертого класса юный Паша подрабатывал на кирпичном заводе. Бывало, что вагонетки съезжали с рельсов, и женщины, которые работали на заводе, при этом страшно ругались. Мальчик принес первые познания русского матерного домой, за что здорово получил. Но поздно, урок был усвоен.
2. Примерами для подражания считает Рузвельта, Черчилля, немцев, японцев и китайцев. Достойным внимания он называет воплощение принципов национальной идеи в экономическом плане – дорожное строительство, ипотеку, государственное регулирование.
3. слухи об участии в каких-либо выборах Бородин опровергает. Свою должность называет третьей в стране, а политику – делом малопривлекательным.
4. Павел Павлович Бородин – знаменитый рассказчик анекдотов. Говорят, однажды на спор на отдыхе он рассказывал анекдоты едва ли не всю ночь, один за другим, ни разу не запнувшись. Слушатели спали по очереди, чтобы зафиксировать рекорд. «Собеседник» не мог не попросить ПП вспомнить что-нибудь специально для нас.

анекдот от Бородина
Один большой политик в белых штанах прилетел в Японию. Встречает премьера Хасимото и видит: у того на пиджаке – три кнопки. Интересуется: «А это для чего?» «А это у меня костюм-кондиционер, – отвечает Хасимото. – Когда мне холодно, я нажимаю на красную кнопку – тепло идет. Когда жарко – нажимаю на зеленую, идет холод. А когда я устаю, нажимаю на желтую, и идет поток энергии». Через некоторое время Хасимото прилетает в Москву, а его во Внуково встречает все тот же политик в белых штанах. И у него на ремне дверь от «Волги» висит. Премьер спрашивает: «Что это у вас?» «Кондиционер, – отвечает политик. – Когда мне жарко – я стекло открываю, когда холодно – стекло закрываю». «А когда устаете?» – «Когда устаю, я дверь снимаю».

Электронный журнал о благотворительности

Филантроп

Дети Бородина

Павел Бородин — один из символов 1990-х, символ такой же противоречивый, как и сама эпоха. В чем только не обвиняли управляющего делами президента Ельцина — и за что только не хвалили. Пожалуй, сомнений никогда не вызывала лишь любовь Пал Палыча к детям. Проверено временем: помощью сиротам Бородин занимается с 1975 года.

Он рассказывает, что поддерживает 25 детских домов в разных городах России и в Белоруссии. В 1997 году вместе со своей супругой Валентиной, возглавляющей благотворительный фонд «Отчий дом», Бородин открыл в московском районе Кунцево Пансион семейного воспитания для детей-сирот. А в 2002 году — еще один подмосковном Одинцове. Кроме того, они сами усыновили пятерых детей. «У меня нет приемных детей, у меня все мои дети», — сказал Павел Бородин во время нашей встречи. Повода не верить в его искренность у меня в этот момент не возникло.

Как вы начали заниматься благотворительностью?

Я на собственной шкуре узнал, каково живется обездоленным детям. То, чем я занимаюсь, я благотворительностью не называю: я не могу не помогать детям.

В 1949 году, когда мне было всего три, меня привезли в город Кызыл Тувинской АССР. А уже в шестилетнем возрасте, дошкольником, я впервые пошел на работу — полол грядки. За лето заработал 17 рублей — тогда бешеные деньги. За все время обучения, а я 11 классов закончил с отличием, лишь раз бывал летом в пионерском лагере: сосед заболел, и мне отдали его путевку. А так каждое лето я работал — грузчиком, маляром, штукатуром, плотником.

Читайте также:  Сын Валерия Меладзе и Альбины Джанабаевой - фото, новости

Потом приехал на обучение в столицу, где поступил в Московский институт химического машиностроения. Но поучиться там смог только три года, потому что все это время пришлось работать — штукатуром, маляром. До сих пор шея вот здесь болит.

В 1967 году переехал в Ульяновск, поступил в местный сельскохозяйственный институт, где мне предложили преподавательскую ставку: занимался баскетболом со студентами. Одновременно работал грузчиком. В общем, был сразу тренером, студентом и грузчиком.

[slider title=»Бородин Павел Павлович. Биография»]Бородин Павел Павлович

Бывший государственный секретарь Союза Белоруссии и России, занимал пост с 2000 по 2011 год. Ранее был руководителем Управления делами президента РФ (1993-2000). В 1973-1993 годах работал в Якутии, последние пять лет был мэром города Якутска. Государственный советник первого класса, заслуженный работник народного хозяйства Республики Саха (Якутия).

Но именно детскими домами вы начали заниматься уже в Якутии?

Да, в 26 лет я уехал в Усть-Неру. Это такое место в Якутии, где минус 68 зимой, плюс 47 летом. Единственное место в мире, где такая большая разница температур. В 1974 году, когда я стал там начальником третьего строительно-монтажного управления, попал в детский дом. Детишки жили не в доме, не в бараке даже — они жили в сарае. Мы построили там первый детский дом. В этом помогали геологи, предприятие «Индигирзолото».

В 1978 году меня перевели в Якутск, где я стал начальником отдела капитального строительства объединения «Якутгеология». Когда там узнали о детском доме в Усть-Нере, меня сделали заместителем председателя попечительского совета по благотворительности Якутской АССР. Сироты в Якутске жили тогда в бараках. Мы отстроили и полностью оборудовали детские дома.

В 1980 году меня назначили вторым секретарем райкома партии Вилюйска, затем — председателем Вилюйского райисполкома Якутской АССР, это северо-запад республики. Но фактически я строил там газопровод и газопроводное хозяйство. И вот как-то в Вилюйск прилетел министр народного образования РСФСР. Пошел в местный детский дом и увидел, что дети живут на конюшне. Он меня вызвал, отчитывает. Я ему говорю: «Вы знаете, я строю газопровод, хозяйство у меня, три детских дома в Якутске, в Усть-Нере, детишки ездят, мы им помогаем…» «Ну-ка быстро все сделать!» — ответил он. В итоге мы в Вилюйске построили прекрасный детский дом: с кухней, столовой, спальным корпусом, котельной, небольшим спортивным комплексом. Там было 86 детишек.

С 1985 года детскими домами стала заниматься и моя жена — стала заместителем директора детдома. Потом — после возвращения в Якутск — работала уже директором.

Эту деятельность вы продолжили и после того, как переехали в Москву…

Да, Борис Николаевич Ельцин, мой второй отец, забрал меня в Москву…

Мы постоянно помогали детским домам. В родной Шахунье — три детдома, куда каждый год посылаем необходимое оборудование и финансы, один в Кызыле — с 1993 года ему помогаем. Пять в Ульяновске, где я получил высшее образование. Забираем в Москву ребят-выпускников якутских детдомов, помогаем им с квартирой, с устройством на работу — 85 детей таким образом перевезли… Старшая дочь, Катенька, тоже занялась этим делом — у нее на попечении детдом в Подмосковье. Всего за эти годы набралось 25 детдомов в России и Белоруссии.

А в 1997 году мы построили в столице свой первый пансион семейного воспитания, в районе Кунцево. Этот дом рассчитан на 6 групп-семей (48 детей), в каждой есть своя мама. В 2002 году в подмосковном Одинцове открыли второй пансион — на 8 семей (64 ребеночка).

Как устроены ваши пансионы, в чем главная идея?

Мы с супругой насмотрелись детских домов в разных регионах страны, и уже в 1994-95 году поняли, что без человеческого, семейного подхода трудно воспитать сироту. Когда человек живет в общем интернате, у него нет представления о том, что такое мама, своя квартира, семья. И поэтому ему трудно бывает после выпуска устроиться в жизни, стать полноценным членом общества.

В наших же пансионах детишки растут как в обычной семье: ходят в детский сад, потом в школу, потом в колледж, университет, потом мы им пробиваем квартиры, оборудование предоставляем, мебель, помогаем с поиском работы. Наш ребенок знает, кто такая мама, что такое своя квартира, семья. Мы с ними каждый месяц два-три раза ездим в Макдоналдс, в цирк, в театр, летом на кораблях путешествуем по Москве-реке, играем в футбол со знаменитыми футболистами — Мишей Гершковичем, Сережей Горлуковичем. К нам в пансионы приезжают артисты — Галина Волчек, Иосиф Кобзон…

А как формируются семьи? Кто эти мамы, откуда они берутся?

Мамы у нас — профессиональные педагоги. Все делается на сверхзаконном уровне. Они там живут, готовят. Для детей это дом.

Наверное, для детей это шок, если мама вдруг увольняется.

Конечно, поэтому у нас такого практически не происходит. Единичные случаи — по возрасту на пенсию, например, мамы уходили. А так мамы с 1997 года работают постоянно.

Семья мамы Веры. Квартира №2 в кунцевском пансионе

Известно, что многие детдомовцы, выйдя из-под попечения государственной системы, часто обратно в систему и возвращаются. Или крутятся около детского дома, или вообще попадают в тюрьму. А как складывается судьба ваших выпускников?

У нас тоже негативные примеры есть. Бывало, наши детишки сейфы в пансионе вскрывали, мам грабили. Сейчас у нас один мальчик до 3-4 часов ночи за компьютером сидит, а просыпается в 12. Но такие случаи — единичные, буквально 1 на 30-40 человек.

А так, например, одна наша красавица вышла замуж за турка, теперь приезжает со своими детьми. Наши воспитанницы из якутских детских домов живут в Швейцарии, один парень живет в Париже, один — в Нью-Йорке.

Масленица в одинцовском Пансионе семейного воспитания. Фото с сайта www.borodina.info

Кое-кто из выпускников приходит в детские дома работать. А есть, например, мальчишка, который сейчас работает в полиции, есть люди, которые работают в системе Минздрава, Минкультуры… В общем, все трудоустроены на самом законном уровне.

Кроме того, наших детей часто усыновляют американцы, европейцы.

То есть, вы активно работаете с иностранными усыновителями?

Не только работаем, мы контролируем: если что не так у нашего ребенка за границей, мы тут же возвращаем.

Такие случаи бывали?

Да, но тоже очень немного. Поскольку это семейный детский дом, у 99 из 100 детей другой совершенно подход к своему будущему. Они куда более ответственные, чем воспитанники обычных детских домов.

Дети-сироты часто у нас останавливаются на даче, в квартире. Они видят, что такое семья, что такое забота. Они видят это и сами так начинают жить. Они для своих детей создают будущее. Вот в чем польза от наших детских домов семейного типа.

При всем при этом вы поддерживаете обычные детские дома. В регионах, конечно, есть действительно бедные учреждения, в которых не хватает самого необходимого. Но немало «задаренных» детдомов. Как вы определяете потребности детдомов в конкретной помощи? Как определить, что подарков достаточно, что нужно делать нечто другое?

Приведу пример. В 2007 году мы отправили 7 фур в три детских дома. Там были телевизоры, DVD-плееры, печи СВЧ. Потом мой помощник посетил эти детдома — и ничего не обнаружил: все оборудование по домам разошлось.

С тех пор мы все жестко контролируем. Приезжаем в детский дом и сами смотрим, чего не хватает. Потом фурами привозим и обязательно проверяем, чтобы все дошло детям, чтобы все это не увезли.

А для того, чтобы избежать перекосов, о которых вы говорили, нужна хорошая нормативно-правовая база, нужно законодательство. И вообще — необходима большая государственная программа помощи обездоленным.

В чем должна быть суть программы, о которой вы говорите?

Во-первых, все сиротские учреждения должны быть семейного типа. Когда я прихожу в общий детдом на 70-90 детишек и вижу, что некоторые из воспитанников в 6-7 лет не говорят, не умеют держать вилки и ложки, я слезы сдержать не могу. Мы таких детишек забираем и в жизнь ведем. Ну, может, не несколько тысяч, но тысячу уже воспитали за эти годы с супругой.

Праздник футбола в Пансионе семейного воспитания в Кунцево. Фото с сайта www.borodina.info

Во-вторых, нужна личная ответственность местного руководства. Я когда был мэром Якутска в течение пяти лет, у нас среди городов-побратимов были Фэрбенкс на Аляске, Мураяма в Японии, Харбин в Китае, Дюссельдорф в Германии. Там везде забота об обездоленных — функция муниципальных образований.

Например, в 1990 году посетили Фэрбенкс. У местного мэра четыре функции: коммунальное хозяйство, дорожное строительство, пожарная и общественная безопасность. И два делегированных полномочия: социальное обеспечение обездоленных детей и пожилых людей. Если чего-то не исполнил мэр, ему башку сносят и снимают. Это четко прописано в законодательстве Соединенных Штатов. Так же в Японии, в Китае, в Германии, в Евросоюзе. Нам тоже нужно принять соответствующие законы.

Если нет государственной программы, если нет ответственности чиновничества, то и дети потом такие вырастают: становятся алкоголиками, наркоманами и так далее.

Кто помогает вам в вашей работе с детскими домами?

Я привлекаю большое количество порядочных людей, которые помогают. Это и Евгений Гинер (президент футбольного клуба ЦСКА. — Ред.), и Виталий Мащицкий (председатель совета директоров ОАО «Росинвестнефть». — ред.)… Один детдом в Ленинградской области содержит Николай Патрушев (секретарь Совета безопасности РФ. — Ред.), исключительно порядочный человек. Очень помогает обездоленным Рашид Нургалиев (министр внутренних дел.- Ред.)

Раньше мне все наши миллиардеры помогали. А теперь они пишут мне, что у них свои дети, свой фонд. Захожу в интернет, смотрю, а фонд составляет 100 тысяч рублей. Большие деньги, конечно. У него состояние 20 миллиардов, а фонд — 100 тысяч. А один сказал, что больше помогать не сможет, потому что свои проблемы у него. Да, 25 миллиардов долларов это проблема, согласен.

А вот простые люди помогают, очень помогают, причем и на содержание детских домов, на оборудование, на мебель, и на обучение сирот. Да и я все-таки получаю третью зарплату в стране, ее тоже трачу на детские дома.

Сотрудничаете ли вы с другими благотворительными фондами? Если да — с какими и как складывается это партнерство? Если нет, то почему?

Взаимодействия нет как такового. Деятельность фонда «Отчий дом», который возглавляет моя супруга Валентина Бородина, сосредоточена на обездоленных детях, которые находятся в ведении фонда. Взаимодействие идет только на информационном уровне. Другие фонды и организации перенимают наш опыт. Такое взаимодействие мы ведем в специализированной социальной сети Общественники.ru, где есть профиль нашего фонда. И если у кого-то возникнут вопросы, мы с радостью поделимся своим опытом.

Итальянская прокуратура вернулась к делу Mabetex

Как стало известно вчера, прокуратура итальянского города Тренто выдала ордера на арест восьми российских граждан, причастных к делу Mabetex. Среди обвиняемых в коррупции и отмывании почти $63 млн — экс-глава ФГУП “Росвооружение” Евгений Ананьев, дочь бывшего управделами президента РФ Павла Бородина Екатерина Силецкая, а также родственники бывшего главы ГТК РФ Анатолия Круглова. Их могут арестовать в странах Евросоюза. Представитель господина Бородина назвал новое уголовное преследование одного из членов его семьи провокацией.

Прокурор города Тренто Стефано Драгоне заявил вчера, что расследованием дела об отмывании незаконных доходов, полученных в конце 90-х при реконструкции Кремля, итальянская прокуратура занялась два года назад. Следствие обратило внимание на крупные денежные переводы на один из счетов в отделении банка Raiffeisen в городе Виго-ди-Фаса. Это был счет, открытый на имя бывшей гражданской жены экс-главы “Росвооружения” Евгения Ананьева Ольги Бельцовой. Прокурор Драгоне утверждает, что Евгений Ананьев отмыл $2,7 млн, поступивших на этот счет. Другими обвиняемыми по делу об отмывании денег прокурор назвал неких Виктора и Равиду Бондаренко, Виктора Махитского, Андрея и Маргариту Нероденковых (зять и дочь бывшего главы Государственного таможенного комитета России Анатолия Круглова.— Ъ ), Милену Новоторжину, дочь Павла Бородина Екатерину Силецкую и адвоката Грегори Коннора, единственного среди обвиняемых не имеющего российского гражданства. Всего, как считает следствие, они отмыли $62,52 млн, полученных в виде взяток за контракты на строительные работы в Кремле. Схема отмывания прокуратурой не раскрывается, но, по некоторым данным, речь идет о приобретении обвиняемыми недвижимости в Италии. Прокурор Стефано Драгоне выдал европейские ордера на арест всех девяти обвиняемых.

Обвиняемые в отмывании денег россияне должны быть задержаны в случае их нахождения на территории Евросоюза. Согласно принятому год назад положению о европейском ордере на арест EAW (именно такой ордер выдал прокурор Стефано Драгоне), страны ЕС не могут отказывать стране, издавшей EAW, в аресте и выдаче разыскиваемых лиц.

Напомним, что в 2004 году прокуратура Тренто уже выдала ордер на арест Евгения Ананьева, обвинив его в отмывании $18 млн, якобы полученных в качестве взяток при продаже Перу российских истребителей МиГ-29. К тому времени, однако, Евгений Ананьев вернулся в Россию и стал недосягаем для итальянских властей. В прокуратуре Тренто не уточняют, каким образом господин Ананьев оказался причастен к “старому” скандалу с отмыванием незаконных доходов, якобы полученных в конце 90-х при реконструкции Кремля.

В январе 2001 года в США был арестован и экстрадирован в Швейцарию бывший управделами российского президента Павел Бородин, сейчас занимающий пост госсекретаря Союзного государства России и Белоруссии. Четыре года назад в Швейцарии ему предъявили обвинения в коррупции в рамках связанного с реконструкцией Кремля дела Mabetex. По данным прокуратуры Швейцарии, бывший управделами президента передал контракты на реконструкцию Кремля компаниям Mabetex и Mercata, которые контролировал бизнесмен Виктор Столповских. За это в офшорный банк на острове Мэн якобы были переведены $62,52 млн, которыми могла пользоваться семья господина Бородина и люди из его окружения. Самого господина Бородина отпустили под залог в $3 млн. Впоследствии обвинения с чиновника сняли.

“Это наглый и тупо сфабрикованный политический заказ, направленный на дискредитацию союза России и Белоруссии”,— передал вчера Ъ мнение о новом уголовном деле своего шефа пресс-секретарь Павла Бородина Иван Макушок. То, что среди подлежащих аресту россиян оказалась дочь госсекретаря, по словам господина Макушка, “возмутило Павла Бородина, и он намерен подать в суд”. “Павлу Павловичу (Павлу Бородину.— Ъ ) известны имена людей, стоящих за этой провокацией,— заявил Иван Макушок.— Под этими бредовыми заявлениями нет никакой почвы. И обратите внимание, что нападки на господина Бородина и провокации начинаются обычно накануне реальных шагов по сближению России и Белоруссии. На этот раз — накануне утверждения на референдуме конституционного акта Союзного государства”.

Читайте также:  Дети Моники Белуччи сейчас - фото, последние новости

Связаться с другими обвиняемыми или их представителями Ъ вчера не удалось. Только бывшая гражданская жена Евгения Ананьева Ольга Бельцова, которая по делу мужа, связанному с отмыванием “самолетных” денег, провела шесть месяцев под стражей в Италии и сейчас находится под подпиской о невыезде, сказала Ъ, что о новых обвинениях она узнала из СМИ. “Что касается денег в банке Raiffeisen, то Евгений не посвящал меня в свои дела. Я просто пользовалась этим счетом, который он предоставил в мое распоряжение”,— сказала госпожа Бельцова. Она заявила, что не знает, как одна и та же сумма с одного и того же счета может иметь отношение к двум уголовным делам — делу о “МиГах” и Mabetex.

Бородин Павел Павлович

Родился 25 октября 1946 года в г. Шахунья Горьковской (ныне Нижегородской) области в семье строителя, русский. Вскоре после его рождения семья переехала в столицу Тувинской АССР г. Кызыл.

В 1972 г. окончил экономический факультет Ульяновского сельскохозяйственного института, в 1985 г. – Хабаровскую высшую партийную школу.

Супруга – Валентина Александровна в Якутии руководила детдомами, после переезда в Москву стала основательницей и главой благотворительного фонда “Отчий дом”.
Семья Бородиных многодетная, хотя родной ребенок один – дочь Екатерина.
Еще четверо приемных детей появились у Бородиных в разные годы: Сергей, Петр, Ваня, Наташа.

Основные этапы биографии

C 1973 г. работал в “Якутскгеологии”, где в течение семи лет прошел путь от рядового экономиста до заместителя гендиректора. Затем – председатель Вилюйского райисполкома.

В 1988 г. избран председателем Якутского горсовета народных депутатов, затем – мэром Якутска.

В 1990 г. избран народным депутатом РСФСР.

Весной 1993 г. назначен первым заместителем начальника, а затем начальником Главного социально-производственного управления администрации президента РФ.

С ноября 1993 г. – управляющий делами президента РФ.

С сентября 1998 г. является членом наблюдательного совета “АЛРОСА”.

В 1999 г. баллотировался на пост мэра Москвы. 19 декабря 1999 г. набрал 6,12% голосов.

10 января 2000 г. освобожден от должности управляющий делами президента РФ.

26 января 2000 г. на первом заседании Высшего государственного совета Союза России и Белоруссии избран государственным секретарем Союза.

18 января 2001 года был задержан сотрудниками ФБР в аэропорту Кеннеди (США) по требованию Швейцарии (“дело Mabetex”).
В марте Нью-Йоркский суд отказал Бородину в освобождении под залог.
Бородин добровольно пошел на экстрадицию в Швейцарию, чтобы ускорить возвращение на родину. 7 апреля его доставили в женевскую тюрьму Champ Dollon.

12 апреля 2001 года обвинительная палата Женевы освободила Павла Бородина до суда под залог в 5 млн швейцарских франков ($2,9 млн). Обвинение в участии в преступной организации с него снято, но обвинения в коррупции остаются в силе.

25 октября 2001 года награжден высшей государственной наградой Белоруссии – орденом Франциска Скорины.

6 марта 2002 года признан судебными властями Швейцарии виновным в отмывании “грязных денег” и приговорен к штрафу в 300 тысяч франков.

В январе 2003 года не исключил возможности выдвижения своей кандидатуры на выборах губернатора Мурманской области.

Бородин о семье

Мой отец Бородин Павел Федорович, 1907 года рождения, строитель, окончил Омский строительный институт. Мой родной дядя, старший брат отца, Никита Федорович Бородин, в свое время был другом Ворошилова, Буденного. Оба прошли Великую Отечественную войну, а потом сталинские репрессии. В 1950-х годах были оправданы, восстановлены в воинских званиях. В 1964 году отец умер. Мать Дубровина Лина Ивановна, экономист. Мама жива, ей 88 лет в этом году будет, живет сейчас в Москве с младшей сестрой. Бородины родом из Орла, а Дубровины – из Тамбовской области. А я появился на свет в городе Шахунья Горьковской области 25 октября 1946 года. Впрочем, там мы прожили недолго – отец был репрессирован, и мы переехали сначала под Омск, потом в город Кызыл Тувинской республики. В Туве я прожил до 17 лет, в 1964 году поступил в Московский институт химического машиностроения. Работать, кстати, я начал в 6 лет – еще в школу не ходил, но устроился в подсобное хозяйство, пропалывал грядки. Работал и в школьные годы, и в студенческие грузчиком, водителем. Затем институт. Меня единственного из 650 выпускников оставили работать преподавателем экономического факультета. Днем преподавал, вечером разгружал вагоны. Так что и детство, и юность у меня, можно сказать, трудовые. Жили трудно, и в детстве кусок сахара был для меня главным лакомством. (Российская газета, 2002)

18 января 2001 года Бородин был задержан сотрудниками ФБР в аэропорту Кеннеди (США) по требованию Швейцарии (“дело Mabetex”).

По словам зама Бородина Анатолия Бондарева, у госсекретаря союза было официальное приглашение на инаугурацию нового президента США от Джеймса Зенга, члена финансового комитета предвыборной кампании Буша. “Бородин улетал туда в прекрасном настроении, все торопился – бегом, бегом”, – говорит Бондарев. Бородин предъявил в аэропорту общегражданский паспорт: в дипломатическом не было американской визы.”К вечеру (среды) отдали паспорт, а утром нужно было уже улетать, – рассказывает Бондарев. – К 11 утра обещали сделать визу, самолет перенесли на час, визы не было, и он улетел по многократной визе с обычным паспортом. В аэропорту подошли трое, представились ФБР, двое по-русски разговаривали. С Бородиным было еще двое помощников – всех задержали, отвезли в тюрьму, проверили документы, тех отпустили, а Пал Палычу сказали:”вот постановление, надо бы уточнить некоторые детали по ремонту Кремля”, что-то такое. А Пал Палыч говорит, что поскольку Генпрокуратура закрыла дело, он чувствовал себя спокойно, абсолютно уверенно”. Речь идет о “деле Mabetex”, расследование которого в декабре прошлого года было прекращено в России, но продолжилось в Швейцарии. (Ведомости, 2001)

25 января 2001 года прокурор Женевы Бернар Бертосса заявил о новых обвинениях в адрес Бородина. Его обвиняли в отмывании денег, и эти обвинения связывались с махинациями при реставрации Кремля. Теперь же, сообщает РТР, речь идет о злоупотреблениях при реконструкции президентского самолета, производившейся в Швейцарии.

Федеральный суд Бруклина отказался отпустить Бородина, чтобы он временно жил на территории Генконсульства РФ в Нью-Йорке, несмотря на пакет мер, предложенных адвокатом госсекретаря Раймондом Левитесом. Это и личное поручительство посла РФ в США Юрия Ушакова и готовность внести залог в размере до $200 тыс., и даже согласие Бородина носить на руке электронный браслет, позволяющий правоохранительным органам фиксировать его местонахождение.

В марте Нью-Йоркский суд отказал Бородину в освобождении под залог.
Такое решение принял федеральный окружной судья Юджин Никерсон. Как сообщил ИТАР-ТАСС адвокат госсекретаря СРБ Эдуард Маргулян, письмо с решением судьи поступило в офисы прокурора и защитников. Проанализировав дело и постановление судьи Виктора Похорелски, обжалованное защитой 9 февраля, Никерсон не согласился с мнением Похорелски о наличии особых обстоятельств, в силу которых Бородин может быть выпущен на свободу. Касаясь вопроса о возможности побега, он пришел к заключению, что “риск значительный”, передает НТВ. В ответ защита Бородина подала новую апелляцию, сообщает РИА “Новости” .

МИД РФ выразил категорическое несогласие с решением нью-йоркского суда, отказавшего в ходатайстве об освобождении Бородина под залог. Сам же Бородин заявил, что дело, связанное с его задержанием в США, “лежит не в правовом, а в политическом поле”. В телефонном интервью “Интерфаксу” он заявил, что если суд в США примет решение о его экстрадиции в Швейцарию, то это будет “политическим решением”. “Я готов приехать в Швейцарию, но как свободный гражданин. Что от меня хотят сейчас? Что – мне хотят 37-й год устроить?”, – подчеркнул Бородин.

В марте Бородина выписали из Лютеранского медицинского центра, куда он был доставлен с подозрением на инфаркт. Впрочем, адвокаты Бородина сразу же стали добиваться его выписки, поскольку, по их словам, условия пребывания в больнице были значительно жестче, нежели в тюрьме. В частности, Бородин был пристегнут наручниками к кровати, ему не разрешали звонить по телефону и читать прессу, передает НТВ.

Бородин добровольно пошел на экстрадицию в Швейцарию, чтобы ускорить возвращение на родину. 7 апреля его доставили в женевскую тюрьму Champ Dollon.
12 апреля 2001 года обвинительная палата Женевы освободила Павла Бородина до суда под залог в 5 млн швейцарских франков ($2,9 млн). Обвинение в участии в преступной организации с него снято, но обвинения в коррупции остаются в силе.

Администрация президента велела МИДу во что бы то ни стало выкупить госсекретаря уже в четверг. МИД успел – деньги на счета российского Генерального консульства срочно перевел Внешэкономбанк, а генконсул в Женеве Вячеслав Анисимов внес их в кассу Обвинительной палаты за несколько часов до ухода всех швейцарских чиновников на пасхальные каникулы. По мнению швейцарского адвоката Бородина Ральфа Изенеггера, Обвинительная палата не просто освободила госсекретаря из тюрьмы, а практически похоронила его уголовное дело. “Наша Обвинительная палата – это верховный судебный орган, надзирающий за всеми расследованиями. Судья, вынося решение об освобождении, сказала, что она не видит никаких оснований расследовать дело по статье “создание преступной группы”, а также высказала сомнение в обоснованности дела об отмывании денег “, – рассказал “Ведомостям” Изенеггер. По его мнению, “делу осталось жить максимум два-три месяца”. (Ведомости)

При освобождении под залог госсекретаря СБР Павла Бородина не было использовано “ни копейки” из средств бюджета союзного государства. Как передает НТВ.ru, со ссылкой на “Эхо Москвы”, об этом сообщил зам председателя комиссии по бюджету Парламентского собрания Белоруссии и России Алексей Ваганов. Вместе с тем, “Бородин – гражданин России и совершенно логично, что именно Россия изыскала необходимые средства”, – подчеркнул Ваганов. Ранее, пресс-секретарь Бородина Иван Макушок в интервью РИА “Новости” заявил, что средства, возможно, будут внесены Постоянным комитетом Союзного государства России и Белоруссии.

Бородин намерен выступить в качестве истца, поскольку у него имеются материальные претензии к бывшим тюремщикам – госсекретарь Союза по-прежнему уверен, что его незаконно арестовали и держали под стражей в США. Еще один иск, но уже швейцарским следователям, намерен вчинить Постоянный комитет Союзного государства России и Белоруссии. Причем, как утверждают в секретариате Постоянного комитета, руководителем которого является Бородин, речь идет о возмещении не морального, а именно материального ущерба, ведь содержание Пал Палыча под стражей сорвало подписание ряда соглашений по крупным международным проектам. Ущерб, нанесенный российско-белорусскому Союзу, в Постоянном комитете оценивают примерно в 100 млн долларов. (Время MN, апрель 2001)

“В деле Павла Бородина мы впервые столкнулись с ситуацией, когда государство, где было совершено преступление, не только не преследует преступника, но и торжественно заявляет, что никакого преступления не совершено. Даже африканские страны так не поступают”, – заявил в интервью Le Monde прокурор Женевы Бернар Бертосса. Накануне он вызвал госсекретаря Союза РФ и Белоруссии для дачи показаний 17 мая. Бородин заявил о готовности предстать перед следователями. Однако Бертосса практически полностью уверен, что Бородин к этому дню “заболеет”. “Слишком редки случаи, когда могущественные обвиняемые не заболевали именно в тот день, когда должны были принимать участие в следственных действиях”, – пояснил он свои опасения. Адвокат Бородина Генрих Падва, оценивая перспективы его поездки в Швейцарию, сообщил, что в последнее время его подзащитный проходил лечение в больнице и выходил на работу лишь на несколько часов в день.

Госсекретарь союзного государства России и Белоруссии Павел Бородин готов 17 мая прибыть в Женеву на допрос по требованию швейцарских следователей. Как подчеркнул Бородин, он явится на допрос в Женеву, поскольку ему нечего скрывать. Кроме того, передает Интерфакс, он отметил, что помнит о залоге, который был внесен Россией за его освобождение. В случае неявки Бородина, залог перейдет в швейцарскую казну. “У меня никакого нет. желания этот залог кому-то там оставлять”, подчеркнул Бородин.

Из интервью. Я в молодости много играл в баскетбол, в частности, играл за Московский институт химического машиностроения в 1964-1967 годах. Тренером у нас был Анатолий Михайлов, главный тренер подмосковного “Спартака”, мы играли в высшей группе класса “А” вузов города Москвы – два раза занимали второе место, два раза – третье. А в футбол по-настоящему я начал играть в 1993 году, в 46 лет. За это время на большом футбольном поле я забил 2585 голов! В моем возрасте некоторые и по полю-то футбольному бегать как следует не могут, а я вот забиваю. И, к слову, “Спартаку” я забил пять голов, “Арарату” – шесть. Причем я их сам забиваю и горжусь этим. Для сравнения: Пеле забил только 1252 гола. Я люблю футбол. А еще люблю бокс – это мужской вид спорта. Вот недавно по инициативе известного российского боксера Виктора Рыбакова создана Федерация бокса Союзного государства – я это дело поддержал, так как считаю: и в спорте белорусы и россияне должны быть вместе.

Госсекретарь Союза России и Белоруссии Павел Бородин своим талисманом считает голубого терьера Хазара: он преданно служит хозяину уже 10 лет. “У нас с Хазаром – родство душ,- признается Пал Палыч, – я ведь родился в год Собаки”. На рабочем столе Бородина стоит миниатюрная керамическая копия голубого терьера, который “стережет счастье”. (Комсомольская правда, 2002)

П.П. Бородин – заслуженный работник народного хозяйства Республики Саха-Якутия, 1993 г.
В октябре 1996 г. награжден орденом “За заслуги перед Отечеством” II степени.
В 1997 г. удостоен звания лауреата Государственной премии России.

Хобби: футбол. Президент московского клуба “Торпедо”.
Лауреат “Стрельца” – награды, вручаемой лучшему бомбардиру года.

Бывший управделами Президента России Павел Бородин: “С бывшим владельцем «Лисмы» сейчас общаюсь редко”

Павел Бородин призывает верить в свою страну. Как бывший управделами Президента России он имеет на это полное право

Он помогает обездоленным детям и надеется, что вера и духовность спасут нашу страну, а все конфликты нужно решать исключительно мирным путем. По мнению известного государственного деятеля Павла Бородина, Бог всегда на стороне тех, кто поддерживает других людей. Бывший управляющий делами Президента Бориса Ельцина воспитал шестерых приемных детей. «У меня замечательная семья, и в этом заключается счастье всей жизни», — признался он ТАТЬЯНЕ НОВИКОВОЙ.

Читайте также:  Дети Елены Валюшкиной - фото, личная жизнь, биография, муж

«С»: Сможет ли Россия развиваться в условиях экономического кризиса и западных санкций?

— Для этого нам надо создавать собственную экономическую программу и брать на вооружение американский, европейский и советский опыт. Нужно всегда помнить, что мы — супернезависимая страна! Европа всегда была сборочным цехом Советского Союза, а теперь — России. Она получает от нас большое количество титана, металла, нефти и газа. Даже наш щебень туда завозят…

«С»: Бывший владелец ЮКОСа, самый знаменитый заключенный России начала XXI века Михаил Ходорковский тоже часто ссылался на зарубежный экономический опыт. Кстати, как вы думаете, есть ли у него шансы стать известным российским политиком?

— Честно говоря, этого человека я не видел лет 20 и ничего не могу сказать о его нынешней жизни. Понимаете, я никогда ничего не комментирую, потому что всегда занимаюсь своим делом. Как говорится, если бы я умный был, то в Лондоне бы жил, «Челси» купил и с экранов не сходил… А быть ли Михаилу Ходорковскому в российской политике, пусть решает народ, от которого зависит все. Посмотрите — в руках Саакашвили и Ющенко были целые государства. И что в итоге получили эти два лидера, когда люди увидели, чем они на самом деле занимаются?! Так же было и с присоединением Крыма. Если бы народ был против, то полуостров никогда не попал бы в состав России.

«С»: Крымчанам повезло больше, чем жителям Юго-Восточной Украины, где уже больше года идет война…

— Ее можно было легко предотвратить. Считаю, что единственный способ решать такие вопросы — садиться за круглый стол и договариваться. И никакие НАТО и войны не помогут. Хотя очень уважаемый мною Владимир Вольфович Жириновский как-то сказал: «Всего несколько минут — и нет ни Европы, ни Америки!» Но, по-моему, это чистой воды глупость. Неужели нельзя решить все мирным путем?! Считаю пустым занятием тратить время на всевозможные конфликты. Когда я был госсекретарем Союзного государства Россия-Беларусь, активно сотрудничал с 75 европейскими к 19 турецкими корпорациями. И все они трудились душа в душу. И никаких конфликтов и войн!

«С»: Тем не менее они происходят… Как вы думаете, кто стоит за убийствами известно российского политика и не менее известного беглого олигарха Бориса Немцова и Бориса Березовского?

— Мне сложно комментировать эту ситуацию. На мой взгляд, смерть Немцова — это не политическое заказное убийство. Скорее всего, здесь присутствует какой-то коммерческий интерес… Что касается Березовского, то, думаю, он сам принял решение уйти их жизни. Я ведь хорошо знал этого человека. Мы с ними вместе работали.

В подчинении Бородина были сотни таких, как Виктор Столповских. Время такое…

«С»: Вы также работали и с Виктором Столповских, которому раньше принадлежало саранское предприятие «Лисма»…

— Сейчас мы с Виктором общаемся редко, он живет и работает в Крыму. Я знаю этого предпринимателя с 1990-х, когда он занимался реставрацией Кремля… Знаете, у меня таких столповских на каждом объекте было великое множество. Только в Белом доме работало 209 строительных корпораций! В сенате — 175, а в Большом Кремлевском дворце — 148, в том числе там было задействовано предприятие Столповских.

«С»: Говорят, экс-президент США Билл Клинтон удивился, когда увидел Кремль после реконструкции…

— У него тогда просто челюсть отвисла! То и дело спрашивал, настоящее ли дерево, камень, золото… Ему почему-то казалось, что все это сделано из пластика. Помнится, я тогда ответил: «Господин Клинтон, у нас все настоящее, даже Президент не пластиковый!» Он на это нисколько не обиделся и потом принял меня пять раз. Кроме него я так же хорошо общался с Гельмутом Колем, Жаком Шираком, Сильвио Берлускони, Муаммаром Каддафи и другими известными политиками мирового уровня… Вы спрашиваете, как я отношусь к роману Клинтона Моникой Левински? Сами понимаете, все мы не ангелы, и думаю, что людям не стоит делать из этой истории какую-то пропаганду.

«С»: Павел Павлович, как вы думаете, почему первый Президент России Борис Ельцин выбрал своим преемником именно Владимира Путина?

— Потому что Владимир Владимирович исключительно порядочный человек. Он очень толковый. Настоящий трудяга. Я принял его на работу в качестве своего заместителя в 1996 году. Путин трудился у меня 9 месяцев, занимался зарубежной собственностью. И прекрасно справлялся! Могу сказать о нем только хорошее. Борис Николаевич все видел и понимал, поэтому и сделал его своим преемником. И не ошибся в выборе!

«С»: Чем вы сейчас занимаетесь?

— C прошлого года являюсь председателем правления Союза предпринимателей евразийского экономического пространства «Деловой союз Евразии». Мы ведем курортное строительство, решаем вопросы с зарубежными инвесторами и создаем агрохолдинги… Но самым важным считаю помощь обездоленным малышам. Вместе с женой помогли тысячам детей. С 1975 года я открываю детские дома в разных городах. Вы наверняка слышали о таких заведениях семейного типа, где ребята чувствуют по-настоящему домашний уют. Вот мы и стараемся, чтобы их в России было как можно больше. Пусть у ребят, оставшихся без родителей, все будет хорошо. Дети — это наше будущее, то, ради чего стоит жить! У меня самого шестеро приемных ребят, седьмой умер от врожденного порока сердца. Ужасно, что кровные родители оставляли их в конюшне, водонапорной башне, в подъездах, в родильном домах… Сейчас мои ребятишки выросли и у них все хорошо. У меня уже 8 внуков! У нас замечательная семья!

«С»: Как вы думаете, что является истинным спасением для российского народа?

— Вера, духовность и культура. То, чем мы, по сути, живем! У нас разные религии и вероисповедания, но все мы от Бога. Помоги ближнему, и Господь поможет тебе. Рано или поздно всем нам придется перед Ним отвечать. Он нас вместе собирает и дает будущее. Я всегда считал, что нам всем надо жить друг для друга. И, конечно, верить в свою страну. А что происходит сейчас? Все наши самые умные головы в Европе и Америке. У Билла Гейтса в Силиконовой долине работает до 30 тысяч сотрудников, причем 26 тысяч из них — выходцы из стран бывшего СССР. И в Европе все выдающиеся ученые тоже родом из нашей страны. Все они получают хорошие деньги — совсем не такие, какие платили бы им в России.

Личное дело

Павел Павлович Бородин родился в 1946 году в Шахунье Горьковской области. В 1972-м окончил экономический факультет Ульяновского сельскохозяйственного института, в 1985-м — Высшую партийную школу в Хабаровске. В 1973—1980 годах работал строителем, прошел трудовой путь от экономиста участка до заместителя генерального директора ПО «Якутск­геология». С 1980-го был председателем Вилюйского райисполкома (Якутская АССР), затем возглавил горисполком Якутска.

В 1988 году был избран депутатом Якутского горсовета, с 1990-го по 1993-й год был его председателем. В 1990-м избран народным депутатом РСФСР. В феврале 1993-го вошел во фракцию «Согласие ради прогресса». В ноябре этого же года стал управляющим делами Президента РФ. Возглавлял государственную комиссию по приемке в эксплуатацию зданий, сооружений, инженерных систем Большого Кремлевского дворца, Совета Федерации, Государственной Думы, а также комиссию по использованию административных зданий в Москве. В 1996—1998 годах был членом Совета директоров ОРТ. С 26 января 2000 года по 2011 год состоял государственным секретарем Союзного Государства Россия-Беларусь.

C 2014 года является председателем правления Союза предпринимателей евразийского экономического пространства «Деловой союз Евразии». Женат. Шестеро детей и восемь внуков.

Павел Бородин

Основатель фонда «Отчий дом»

«То, чем я занимаюсь, я благотворительностью не называю: это мой образ жизни. Я иначе просто не могу. С самого детства, на собственной шкуре я узнал — каково живется обездоленным детям » .

Судьба распорядилась так, что мне не пришлось близко знать, чувствовать руку и душу отца. Его разлучили с нами, когда мне не было и года — война. Я ждал его и мечтал всегда быть рядом с ним. Не суждено было. Как дань несостоявшейся любви отца и сына стоит на его могиле памятник, поставленный мною на тувинской земле.

Поэтому, я рос рядом с мамой, тремя сёстрами и тётей Серафимой — папиной сестрой.

Наша семья жила в послевоенное время в деревнях, мы часто переезжали.

Мы cуществовали в режиме жесточайшего дефицита вещей и средств, если говорить современным языком. Мама работала много и одна. На её руках было нас пятеро иждивенцев. Мы старались помогать ей, чем только могли.

Она научила девочек вязать, вышивать. Вышитые или связанные сестрёнками Викой и Валюшей изделия тётя Серафима иногда продавала на базаре. Мы экономили на всём. Для меня, например, одежда перешивалась только из вещей сестёр. Мы никогда не обращались в дирекцию школы за помощью в приобретении одежды, обуви, школьных принадлежностей, которые выдавались малообеспеченным семьям. Мама просто не хотела просить.

Вся домашняя утварь у нас была самодельная. Занавески, скатерти на дощатых столах, накидки на подушках и скамейках, полотенца, салфетки были расшиты анютиными глазками, лилиями, ромашками, розами, зеленью листвы — творчество моих сестёр. Дом наш, с безукоризненно побеленными известью с синькой стенами и потолком, надраенными полами, смотрелся уютным и даже праздничным. Правда, нам сравнивать наш дом было не с чем. Нам не приходилось бывать в домах людей состоятельных и важных.

Но бедность — не порок, а школа самовоспитания и самовыживания, если философски смотреть на эту сторону жизни.

Дома у нас не было достатка, но было много книг и задушевных бесед о прочитанном. Мама выбирала книги и покупала их сама после своей получки или нашего подручного заработка. И делала это с умом и толком, как мне сейчас представляется. Когда я оканчивал школу, у нас дома образовалась приличная библиотека, в которой каждая книга была нами прочитана.

В нашей семье верховенствовал культ труда, которому я начал «поклоняться» с раннего детства. Афоризм «труд — всему голова» родился не абстрактно, в исходил от правды жизни. Труд ради выживания и существования стал для меня осознанной необходимостью уже в годы отрочества.

Первые уроки труда я осваивал дома. Примерно с шести лет неплохо владел молотком, ножовкой, топориком. Женщины возложили на меня чисто мужскую домашнюю работу. Я очень гордился таким доверием и вовсю старался делать как надо. И неплохо владел ремеслом домашнего столяра и плотника уже в школьные годы.

В раннем возрасте я был довольно рослым среди своих сверстников, казался старше своих лет, и потому меня брали на подсобную работёнку вроде прополки грядок на совхозных полях. Так в шесть лет я стал «выходить в люди».

Уже во втором-третьем классах с моим другом Колей Петуховым, отец которого был прорабом, подрабатывали разносчиками инструментов и инвентаря на строительстве жилого дома. Я впервые тогда поставил свою подпись в ведомости заработной платы. Это был праздник взросления и осознания собственного значения для семьи!

После четвёртого класса и дальше несколько летних каникул работал грузчиком на кирпичном заводе. Коллектив был в основном женский. Меня определили в чисто бабскую бригаду, которая подавала загруженные кирпичом вагонетки к грузовым машинам. Работа получалась нелёгкая. Часто вагонетки съезжали с рельсов на аппаратном круге.

С годами моя помощь маме становилась всё существеннее. Много работали, и по меркам того времени стали жить лучше. Это был свет надежды в нашей долгой борьбе за более-менее достойную жизнь.

Став уже взрослыми, мы поняли, что ради нас мама была вынуждена исключить из своей жизни даже самые маленькие житейские радости.

Вместо посиделок с подругами и праздничных застолий, которые прокатывались по скромным домам и дворам нашей улицы — она, строгая и добрая, озабоченная и весёлая, всегда была возле нас. Самым заветным её желанием было дать нам хорошее образование.

Мама отдала себя самому главному делу своей жизни — воспитанию своих дочерей и сына.

Мама сама абсолютно уверена, что правильно выполнила свой долг в сложившихся обстоятельствах сурового времени. Даже трудное детство, будучи осенено маминой заботой, нежностью и любовью, хранится в памяти радостным и светлым отрезком моей судьбы. Моя мама, Лина Ивановна Дубровина, — человек поколения своего времени.

В моей памяти слово МАТЬ занимает главное место, имеет особое звучание. Судьба мамы, как и миллионов её ровесниц, вершилась не только их умом, волей, способностями. Они были бесправными живыми существами, попавшими в жернова исторических и житейских обстоятельств.

Сегодня, когда в стране около двух миллионов детей-сирот (только по официальным данным!), и огромное количество детей из неблагополучных семей, беспризорников и просто детишек с тяжёлой судьбой — очень важно, чтобы государственные органы, владельцы бизнеса и магнаты — чувствовали личную ответственность за судьбы маленьких людей. За целую Жизнь тех, кому они могут помочь одним росчерком пера.

К сожалению, в наше время это случается не так часто. Но — и к счастью, ростки добра пробиваются вокруг и даже среди заасфальтированных душ чиновного круга. Достойны уважения акции телевизионной программы “Пока все дома” по сбору средств на спасение смертельно больных российских детей, и те сотни и сотни безымянных зрителей, которые откликаются на призыв журналистов помочь нашим детям. А разве не заслуживают благодарности “Мурзики”, постоянно помогающие детским домам, интернатам обустроить более комфортную жизнь для своих воспитанников. Есть факты организации негосударственных детских домов и приютов, реабилитационных центров.

Они создаются и финансируются люльми, осознающими необходимость воспитиания в добре земном не только своих чад, но и тех, кто волею судьбы лишён возможности познать это добро. Пока я готовил свою книгу, услышал добрые новости от Правительства России.

Будут материально поддерживаться семьи, берущие на воспитание сирот. Деньги, конечно, небольшие, но всё же они помогут добрым людям реализовывать их желание пригреть обездоленных детей.

Для меня и моей жены Валентины, для моей дочери Кати такие дети уже давно стали неотъемлемой частью нашей жизни.

Кое-кто из журналистов додумался усмотреть в этом некую спекуляцию. Могу сказать одно: попробуйте сами пригреть и поставить на ноги хотя бы одного сироту или беспризорника, помогите ему прочувствовать добро души человеческой.

И, быть может, тогда придёт понимание того, что спекулировать чувствами доверившихся вам и поверивших в вас исстрадавшихся детей — преступно.

Наконец, я тешу себя постоянной надеждой: может, кто-то, у кого есть много денег, прочитав это, передумает покупать очередную яхту или дворец — и решится построить и подарить сиротам новые отчие дома.

Ссылка на основную публикацию