Павел Бородин, дети

Павел Бородин

Основатель фонда «Отчий дом»

«То, чем я занимаюсь, я благотворительностью не называю: это мой образ жизни. Я иначе просто не могу. С самого детства, на собственной шкуре я узнал — каково живется обездоленным детям » .

Судьба распорядилась так, что мне не пришлось близко знать, чувствовать руку и душу отца. Его разлучили с нами, когда мне не было и года — война. Я ждал его и мечтал всегда быть рядом с ним. Не суждено было. Как дань несостоявшейся любви отца и сына стоит на его могиле памятник, поставленный мною на тувинской земле.

Поэтому, я рос рядом с мамой, тремя сёстрами и тётей Серафимой — папиной сестрой.

Наша семья жила в послевоенное время в деревнях, мы часто переезжали.

Мы cуществовали в режиме жесточайшего дефицита вещей и средств, если говорить современным языком. Мама работала много и одна. На её руках было нас пятеро иждивенцев. Мы старались помогать ей, чем только могли.

Она научила девочек вязать, вышивать. Вышитые или связанные сестрёнками Викой и Валюшей изделия тётя Серафима иногда продавала на базаре. Мы экономили на всём. Для меня, например, одежда перешивалась только из вещей сестёр. Мы никогда не обращались в дирекцию школы за помощью в приобретении одежды, обуви, школьных принадлежностей, которые выдавались малообеспеченным семьям. Мама просто не хотела просить.

Вся домашняя утварь у нас была самодельная. Занавески, скатерти на дощатых столах, накидки на подушках и скамейках, полотенца, салфетки были расшиты анютиными глазками, лилиями, ромашками, розами, зеленью листвы — творчество моих сестёр. Дом наш, с безукоризненно побеленными известью с синькой стенами и потолком, надраенными полами, смотрелся уютным и даже праздничным. Правда, нам сравнивать наш дом было не с чем. Нам не приходилось бывать в домах людей состоятельных и важных.

Но бедность — не порок, а школа самовоспитания и самовыживания, если философски смотреть на эту сторону жизни.

Дома у нас не было достатка, но было много книг и задушевных бесед о прочитанном. Мама выбирала книги и покупала их сама после своей получки или нашего подручного заработка. И делала это с умом и толком, как мне сейчас представляется. Когда я оканчивал школу, у нас дома образовалась приличная библиотека, в которой каждая книга была нами прочитана.

В нашей семье верховенствовал культ труда, которому я начал «поклоняться» с раннего детства. Афоризм «труд — всему голова» родился не абстрактно, в исходил от правды жизни. Труд ради выживания и существования стал для меня осознанной необходимостью уже в годы отрочества.

Первые уроки труда я осваивал дома. Примерно с шести лет неплохо владел молотком, ножовкой, топориком. Женщины возложили на меня чисто мужскую домашнюю работу. Я очень гордился таким доверием и вовсю старался делать как надо. И неплохо владел ремеслом домашнего столяра и плотника уже в школьные годы.

В раннем возрасте я был довольно рослым среди своих сверстников, казался старше своих лет, и потому меня брали на подсобную работёнку вроде прополки грядок на совхозных полях. Так в шесть лет я стал «выходить в люди».

Уже во втором-третьем классах с моим другом Колей Петуховым, отец которого был прорабом, подрабатывали разносчиками инструментов и инвентаря на строительстве жилого дома. Я впервые тогда поставил свою подпись в ведомости заработной платы. Это был праздник взросления и осознания собственного значения для семьи!

После четвёртого класса и дальше несколько летних каникул работал грузчиком на кирпичном заводе. Коллектив был в основном женский. Меня определили в чисто бабскую бригаду, которая подавала загруженные кирпичом вагонетки к грузовым машинам. Работа получалась нелёгкая. Часто вагонетки съезжали с рельсов на аппаратном круге.

С годами моя помощь маме становилась всё существеннее. Много работали, и по меркам того времени стали жить лучше. Это был свет надежды в нашей долгой борьбе за более-менее достойную жизнь.

Став уже взрослыми, мы поняли, что ради нас мама была вынуждена исключить из своей жизни даже самые маленькие житейские радости.

Вместо посиделок с подругами и праздничных застолий, которые прокатывались по скромным домам и дворам нашей улицы — она, строгая и добрая, озабоченная и весёлая, всегда была возле нас. Самым заветным её желанием было дать нам хорошее образование.

Мама отдала себя самому главному делу своей жизни — воспитанию своих дочерей и сына.

Мама сама абсолютно уверена, что правильно выполнила свой долг в сложившихся обстоятельствах сурового времени. Даже трудное детство, будучи осенено маминой заботой, нежностью и любовью, хранится в памяти радостным и светлым отрезком моей судьбы. Моя мама, Лина Ивановна Дубровина, — человек поколения своего времени.

В моей памяти слово МАТЬ занимает главное место, имеет особое звучание. Судьба мамы, как и миллионов её ровесниц, вершилась не только их умом, волей, способностями. Они были бесправными живыми существами, попавшими в жернова исторических и житейских обстоятельств.

Сегодня, когда в стране около двух миллионов детей-сирот (только по официальным данным!), и огромное количество детей из неблагополучных семей, беспризорников и просто детишек с тяжёлой судьбой — очень важно, чтобы государственные органы, владельцы бизнеса и магнаты — чувствовали личную ответственность за судьбы маленьких людей. За целую Жизнь тех, кому они могут помочь одним росчерком пера.

К сожалению, в наше время это случается не так часто. Но — и к счастью, ростки добра пробиваются вокруг и даже среди заасфальтированных душ чиновного круга. Достойны уважения акции телевизионной программы “Пока все дома” по сбору средств на спасение смертельно больных российских детей, и те сотни и сотни безымянных зрителей, которые откликаются на призыв журналистов помочь нашим детям. А разве не заслуживают благодарности “Мурзики”, постоянно помогающие детским домам, интернатам обустроить более комфортную жизнь для своих воспитанников. Есть факты организации негосударственных детских домов и приютов, реабилитационных центров.

Они создаются и финансируются люльми, осознающими необходимость воспитиания в добре земном не только своих чад, но и тех, кто волею судьбы лишён возможности познать это добро. Пока я готовил свою книгу, услышал добрые новости от Правительства России.

Будут материально поддерживаться семьи, берущие на воспитание сирот. Деньги, конечно, небольшие, но всё же они помогут добрым людям реализовывать их желание пригреть обездоленных детей.

Для меня и моей жены Валентины, для моей дочери Кати такие дети уже давно стали неотъемлемой частью нашей жизни.

Кое-кто из журналистов додумался усмотреть в этом некую спекуляцию. Могу сказать одно: попробуйте сами пригреть и поставить на ноги хотя бы одного сироту или беспризорника, помогите ему прочувствовать добро души человеческой.

И, быть может, тогда придёт понимание того, что спекулировать чувствами доверившихся вам и поверивших в вас исстрадавшихся детей — преступно.

Наконец, я тешу себя постоянной надеждой: может, кто-то, у кого есть много денег, прочитав это, передумает покупать очередную яхту или дворец — и решится построить и подарить сиротам новые отчие дома.

Электронный журнал о благотворительности

Филантроп

Дети Бородина

Павел Бородин — один из символов 1990-х, символ такой же противоречивый, как и сама эпоха. В чем только не обвиняли управляющего делами президента Ельцина — и за что только не хвалили. Пожалуй, сомнений никогда не вызывала лишь любовь Пал Палыча к детям. Проверено временем: помощью сиротам Бородин занимается с 1975 года.

Он рассказывает, что поддерживает 25 детских домов в разных городах России и в Белоруссии. В 1997 году вместе со своей супругой Валентиной, возглавляющей благотворительный фонд «Отчий дом», Бородин открыл в московском районе Кунцево Пансион семейного воспитания для детей-сирот. А в 2002 году — еще один подмосковном Одинцове. Кроме того, они сами усыновили пятерых детей. «У меня нет приемных детей, у меня все мои дети», — сказал Павел Бородин во время нашей встречи. Повода не верить в его искренность у меня в этот момент не возникло.

Как вы начали заниматься благотворительностью?

Я на собственной шкуре узнал, каково живется обездоленным детям. То, чем я занимаюсь, я благотворительностью не называю: я не могу не помогать детям.

В 1949 году, когда мне было всего три, меня привезли в город Кызыл Тувинской АССР. А уже в шестилетнем возрасте, дошкольником, я впервые пошел на работу — полол грядки. За лето заработал 17 рублей — тогда бешеные деньги. За все время обучения, а я 11 классов закончил с отличием, лишь раз бывал летом в пионерском лагере: сосед заболел, и мне отдали его путевку. А так каждое лето я работал — грузчиком, маляром, штукатуром, плотником.

Потом приехал на обучение в столицу, где поступил в Московский институт химического машиностроения. Но поучиться там смог только три года, потому что все это время пришлось работать — штукатуром, маляром. До сих пор шея вот здесь болит.

В 1967 году переехал в Ульяновск, поступил в местный сельскохозяйственный институт, где мне предложили преподавательскую ставку: занимался баскетболом со студентами. Одновременно работал грузчиком. В общем, был сразу тренером, студентом и грузчиком.

[slider title=»Бородин Павел Павлович. Биография»]Бородин Павел Павлович

Бывший государственный секретарь Союза Белоруссии и России, занимал пост с 2000 по 2011 год. Ранее был руководителем Управления делами президента РФ (1993-2000). В 1973-1993 годах работал в Якутии, последние пять лет был мэром города Якутска. Государственный советник первого класса, заслуженный работник народного хозяйства Республики Саха (Якутия).

Но именно детскими домами вы начали заниматься уже в Якутии?

Да, в 26 лет я уехал в Усть-Неру. Это такое место в Якутии, где минус 68 зимой, плюс 47 летом. Единственное место в мире, где такая большая разница температур. В 1974 году, когда я стал там начальником третьего строительно-монтажного управления, попал в детский дом. Детишки жили не в доме, не в бараке даже — они жили в сарае. Мы построили там первый детский дом. В этом помогали геологи, предприятие «Индигирзолото».

В 1978 году меня перевели в Якутск, где я стал начальником отдела капитального строительства объединения «Якутгеология». Когда там узнали о детском доме в Усть-Нере, меня сделали заместителем председателя попечительского совета по благотворительности Якутской АССР. Сироты в Якутске жили тогда в бараках. Мы отстроили и полностью оборудовали детские дома.

В 1980 году меня назначили вторым секретарем райкома партии Вилюйска, затем — председателем Вилюйского райисполкома Якутской АССР, это северо-запад республики. Но фактически я строил там газопровод и газопроводное хозяйство. И вот как-то в Вилюйск прилетел министр народного образования РСФСР. Пошел в местный детский дом и увидел, что дети живут на конюшне. Он меня вызвал, отчитывает. Я ему говорю: «Вы знаете, я строю газопровод, хозяйство у меня, три детских дома в Якутске, в Усть-Нере, детишки ездят, мы им помогаем…» «Ну-ка быстро все сделать!» — ответил он. В итоге мы в Вилюйске построили прекрасный детский дом: с кухней, столовой, спальным корпусом, котельной, небольшим спортивным комплексом. Там было 86 детишек.

С 1985 года детскими домами стала заниматься и моя жена — стала заместителем директора детдома. Потом — после возвращения в Якутск — работала уже директором.

Эту деятельность вы продолжили и после того, как переехали в Москву…

Да, Борис Николаевич Ельцин, мой второй отец, забрал меня в Москву…

Мы постоянно помогали детским домам. В родной Шахунье — три детдома, куда каждый год посылаем необходимое оборудование и финансы, один в Кызыле — с 1993 года ему помогаем. Пять в Ульяновске, где я получил высшее образование. Забираем в Москву ребят-выпускников якутских детдомов, помогаем им с квартирой, с устройством на работу — 85 детей таким образом перевезли… Старшая дочь, Катенька, тоже занялась этим делом — у нее на попечении детдом в Подмосковье. Всего за эти годы набралось 25 детдомов в России и Белоруссии.

А в 1997 году мы построили в столице свой первый пансион семейного воспитания, в районе Кунцево. Этот дом рассчитан на 6 групп-семей (48 детей), в каждой есть своя мама. В 2002 году в подмосковном Одинцове открыли второй пансион — на 8 семей (64 ребеночка).

Как устроены ваши пансионы, в чем главная идея?

Мы с супругой насмотрелись детских домов в разных регионах страны, и уже в 1994-95 году поняли, что без человеческого, семейного подхода трудно воспитать сироту. Когда человек живет в общем интернате, у него нет представления о том, что такое мама, своя квартира, семья. И поэтому ему трудно бывает после выпуска устроиться в жизни, стать полноценным членом общества.

В наших же пансионах детишки растут как в обычной семье: ходят в детский сад, потом в школу, потом в колледж, университет, потом мы им пробиваем квартиры, оборудование предоставляем, мебель, помогаем с поиском работы. Наш ребенок знает, кто такая мама, что такое своя квартира, семья. Мы с ними каждый месяц два-три раза ездим в Макдоналдс, в цирк, в театр, летом на кораблях путешествуем по Москве-реке, играем в футбол со знаменитыми футболистами — Мишей Гершковичем, Сережей Горлуковичем. К нам в пансионы приезжают артисты — Галина Волчек, Иосиф Кобзон…

А как формируются семьи? Кто эти мамы, откуда они берутся?

Мамы у нас — профессиональные педагоги. Все делается на сверхзаконном уровне. Они там живут, готовят. Для детей это дом.

Наверное, для детей это шок, если мама вдруг увольняется.

Конечно, поэтому у нас такого практически не происходит. Единичные случаи — по возрасту на пенсию, например, мамы уходили. А так мамы с 1997 года работают постоянно.

Семья мамы Веры. Квартира №2 в кунцевском пансионе

Известно, что многие детдомовцы, выйдя из-под попечения государственной системы, часто обратно в систему и возвращаются. Или крутятся около детского дома, или вообще попадают в тюрьму. А как складывается судьба ваших выпускников?

У нас тоже негативные примеры есть. Бывало, наши детишки сейфы в пансионе вскрывали, мам грабили. Сейчас у нас один мальчик до 3-4 часов ночи за компьютером сидит, а просыпается в 12. Но такие случаи — единичные, буквально 1 на 30-40 человек.

Читайте также:  Дети Джона Купера

А так, например, одна наша красавица вышла замуж за турка, теперь приезжает со своими детьми. Наши воспитанницы из якутских детских домов живут в Швейцарии, один парень живет в Париже, один — в Нью-Йорке.

Масленица в одинцовском Пансионе семейного воспитания. Фото с сайта www.borodina.info

Кое-кто из выпускников приходит в детские дома работать. А есть, например, мальчишка, который сейчас работает в полиции, есть люди, которые работают в системе Минздрава, Минкультуры… В общем, все трудоустроены на самом законном уровне.

Кроме того, наших детей часто усыновляют американцы, европейцы.

То есть, вы активно работаете с иностранными усыновителями?

Не только работаем, мы контролируем: если что не так у нашего ребенка за границей, мы тут же возвращаем.

Такие случаи бывали?

Да, но тоже очень немного. Поскольку это семейный детский дом, у 99 из 100 детей другой совершенно подход к своему будущему. Они куда более ответственные, чем воспитанники обычных детских домов.

Дети-сироты часто у нас останавливаются на даче, в квартире. Они видят, что такое семья, что такое забота. Они видят это и сами так начинают жить. Они для своих детей создают будущее. Вот в чем польза от наших детских домов семейного типа.

При всем при этом вы поддерживаете обычные детские дома. В регионах, конечно, есть действительно бедные учреждения, в которых не хватает самого необходимого. Но немало «задаренных» детдомов. Как вы определяете потребности детдомов в конкретной помощи? Как определить, что подарков достаточно, что нужно делать нечто другое?

Приведу пример. В 2007 году мы отправили 7 фур в три детских дома. Там были телевизоры, DVD-плееры, печи СВЧ. Потом мой помощник посетил эти детдома — и ничего не обнаружил: все оборудование по домам разошлось.

С тех пор мы все жестко контролируем. Приезжаем в детский дом и сами смотрим, чего не хватает. Потом фурами привозим и обязательно проверяем, чтобы все дошло детям, чтобы все это не увезли.

А для того, чтобы избежать перекосов, о которых вы говорили, нужна хорошая нормативно-правовая база, нужно законодательство. И вообще — необходима большая государственная программа помощи обездоленным.

В чем должна быть суть программы, о которой вы говорите?

Во-первых, все сиротские учреждения должны быть семейного типа. Когда я прихожу в общий детдом на 70-90 детишек и вижу, что некоторые из воспитанников в 6-7 лет не говорят, не умеют держать вилки и ложки, я слезы сдержать не могу. Мы таких детишек забираем и в жизнь ведем. Ну, может, не несколько тысяч, но тысячу уже воспитали за эти годы с супругой.

Праздник футбола в Пансионе семейного воспитания в Кунцево. Фото с сайта www.borodina.info

Во-вторых, нужна личная ответственность местного руководства. Я когда был мэром Якутска в течение пяти лет, у нас среди городов-побратимов были Фэрбенкс на Аляске, Мураяма в Японии, Харбин в Китае, Дюссельдорф в Германии. Там везде забота об обездоленных — функция муниципальных образований.

Например, в 1990 году посетили Фэрбенкс. У местного мэра четыре функции: коммунальное хозяйство, дорожное строительство, пожарная и общественная безопасность. И два делегированных полномочия: социальное обеспечение обездоленных детей и пожилых людей. Если чего-то не исполнил мэр, ему башку сносят и снимают. Это четко прописано в законодательстве Соединенных Штатов. Так же в Японии, в Китае, в Германии, в Евросоюзе. Нам тоже нужно принять соответствующие законы.

Если нет государственной программы, если нет ответственности чиновничества, то и дети потом такие вырастают: становятся алкоголиками, наркоманами и так далее.

Кто помогает вам в вашей работе с детскими домами?

Я привлекаю большое количество порядочных людей, которые помогают. Это и Евгений Гинер (президент футбольного клуба ЦСКА. — Ред.), и Виталий Мащицкий (председатель совета директоров ОАО «Росинвестнефть». — ред.)… Один детдом в Ленинградской области содержит Николай Патрушев (секретарь Совета безопасности РФ. — Ред.), исключительно порядочный человек. Очень помогает обездоленным Рашид Нургалиев (министр внутренних дел.- Ред.)

Раньше мне все наши миллиардеры помогали. А теперь они пишут мне, что у них свои дети, свой фонд. Захожу в интернет, смотрю, а фонд составляет 100 тысяч рублей. Большие деньги, конечно. У него состояние 20 миллиардов, а фонд — 100 тысяч. А один сказал, что больше помогать не сможет, потому что свои проблемы у него. Да, 25 миллиардов долларов это проблема, согласен.

А вот простые люди помогают, очень помогают, причем и на содержание детских домов, на оборудование, на мебель, и на обучение сирот. Да и я все-таки получаю третью зарплату в стране, ее тоже трачу на детские дома.

Сотрудничаете ли вы с другими благотворительными фондами? Если да — с какими и как складывается это партнерство? Если нет, то почему?

Взаимодействия нет как такового. Деятельность фонда «Отчий дом», который возглавляет моя супруга Валентина Бородина, сосредоточена на обездоленных детях, которые находятся в ведении фонда. Взаимодействие идет только на информационном уровне. Другие фонды и организации перенимают наш опыт. Такое взаимодействие мы ведем в специализированной социальной сети Общественники.ru, где есть профиль нашего фонда. И если у кого-то возникнут вопросы, мы с радостью поделимся своим опытом.

БОРОДИН
Павел
Павлович

Дата рождения: 25 октября 1946 года

Возраст: 74 года

Место рождения: Шахунья, Нижегородская область, РСФСР, СССР

Деятельность: Советский и российский государственный деятель, государственный секретарь Союзного государства. Управляющий делами Президента Российской Федерации в 1993-2000. Доктор политических наук, профессор политологии, профессор экономики.

Биография

Биография

Госсекретарь СНГ, Государственный секретарь Союза Белоруссии и России с 2000 года. Бывший руководитель Управления делами президента РФ (1993-2000). В 1973-1993 годах работал в Якутии, последние пять лет был мэром города Якутска. Государственный советник первого класса, заслуженный работник народного хозяйства Республики Саха (Якутия). В 2001 году был арестован в Нью-Йорке по обвинению в отмывании российских денег, выпущен под залог в 5 миллионов швейцарских франков (более 3 миллионов долларов). Дело против Бородина было прекращено в 2002 году, тогда же был возвращен внесенный за его освобождение залог.

Родился 25 октября 1946 года в городе Шахунья Нижегородской области. Вскоре после его рождения семья Бородина переехала в город Кызыл Тувинской АССР.

Бородину еще ребенком пришлось начать работать: с шести лет – в подсобном хозяйстве с девяти лет – на кирпичном заводе: катал груженые вагонетки от пресса к печи, а от печи к сараю. Бородин был маляром, штукатуром, плотником, шофером и автомехаником.

В 1964 году Бородин устроился на работу на Московский завод деревообрабатывающих станков и автоматических линий, став учеником токаря. Одновременно с этим он самостоятельно поступил в Московский институт химического машиностроения и проучился там три года. В 1967 году Бородин переехал в Ульяновск и перевелся в Ульяновский сельскохозяйственный институт, где ему предложили преподавательскую ставку в 90 рублей: Бородин занимался баскетболом со студентами. В 1972 году он с отличием окончил институт получив диплом экономиста.

После окончания вуза Бородину единственному из выпускников предложили остаться в институте – преподавать на факультете экономики. Он согласился, некоторое время преподавал бухгалтерский учет и экономическую статистику но уже в 1973 году вместе с семьей переехал на Крайний Север – в поселок Усть-Нера Оймяконского района Якутской АССР. В поселке он был старшим экономистом, начальником СМУ. В 1975 году Бородин вступил в партию, несмотря на то, что его отец после Великой Отечественной войны сидел в лагерях за то, что побывал в немецком плену.

Затем Бородина пригласили в Якутск, где он стал начальником отдела капитального строительства объединения “Якутгеология”. В 1979 году, несмотря на свой возраст и образование агронома-экономиста, был назначен заместителем генерального директора “Якутгеологии”.

В 1980 году Бородина назначили вторым секретарем райкома партии Вилюйска, затем – председателем Вилюйского райисполкома Якутской АССР. Затем он стал председателем горисполкома города Якутска и занимал эту должность на протяжении пяти лет. В 1985 году Бородин стал выпускником Хабаровской Высшей партийной школы. В 1988 году был избран председателем Якутского городского Совета народных депутатов. Бородин оставался главой (мэром) города до 1993 года.

В 1990 году Бородин также был избран народным депутатом РСФСР. В мае 1991 года он значился в списке депутатской группы “Отчизна”, затем долгое время не входил во фракции и политизированные депутатские группы, а в феврале 1993 зарегистрировался во фракции “Согласие ради прогресса”.

Весной 1993 года Бородин был назначен первым заместителем начальника Главного социально-производственного управления администрации президента РФ Бориса Ельцина. В Москву Бородина президент пригласил лично при посещении Якутска. Вскоре Бородин стал исполняющим обязанности начальника управления, а в ноябре возглавил вновь созданную структуру – Управление делами президента. По мнению СМИ, он принадлежал к ближайшему окружению Ельцина и обладал большой властью и влиянием на главу государства. С августа 1996 года по март 1997 года заместителем Бородина являлся будущий президент России Владимир Путин.

В декабре 1995 года на выборах в Государственную Думу второго созыва Бородин вошел в общефедеральный список “Блока Ивана Рыбкина” однако в парламент не попал, так как блок не преодолел пятипроцентный избирательный барьер.

В 1999 году Бородин стал участником крупного коррупционного скандала. Генеральный прокурор России Юрий Скуратов, замешанный в политической игре против Кремля и Ельцина лично, инициировал расследование по делу крупнейшего партнера возглавляемого Бородиным управления – швейцарской фирмы “Мабетекс” занимавшейся реконструкцией Кремля и объектов высших органов федеральной власти России. Однако никаких доказательств дачи швейцарской стороной взяток Бородину за выгодные строительные подряды он не представил, и никаких ощутимых последствий для политика этот скандал тогда не имел. Более того, отмечалось, что проведенной реставрацией Большого Кремлевского дворца и самого Кремлевского холма Бородин всегда гордился и охотно о ней рассказывал.

“Российская газета” в декабре 1999 года называла Управление делами президента “государством в государстве”. Отмечая ту роль, которую Бородин и возглавляемое им управление играли в экономике Москвы, издание сообщало, что “треть инвестиций в столице делается ‘кремлевским завхозом'”, который “строит дома, ремонтирует офисы, дает работу сотням тысяч москвичей”. “В шутку его называют неофициальным префектом Центрального округа Белокаменной”, – писала газета.

Зимой 1999 года Бородин баллотировался на пост мэра Москвы но выборы проиграл. Набрав более 273 тысяч голосов, пара Бородин – Леонид Трошин, который баллотировался на пост вице-мэра, заняла лишь третье место. Победу одержали Юрий Лужков и Валерий Шанцев, которых поддержали более 3 миллионов москвичей.

10 января 2000 года исполняющий обязанности президента Российской Федерации Владимир Путин своим указом освободил Бородина от должности управляющего делами президента РФ в связи с переходом на другую работу.

26 января 2000 года Бородин был избран государственным секретарем Союза России и Белоруссии. Эта должность была введена с договором о создании союзного государства, заключенном в декабре 1999 года. В 2003 году, выступая на “Радио Свобода”, Бородин выразил надежду, что, соединив белорусский государственный подход и рыночный наш (“может, не бандитский, хоть бы полубандитский”), можно создать “нормальные условия для жизни”. В 2004 году Бородин вновь был назначен главой главой Высшего совета союза России и Белоруссии сроком на 4 года. Летом 2007 года на пресс-конференции, посвященной проведению Дня Союзного государства в рамках XVI Международного фестиваля искусств “Славянский базар в Витебске”, Бородин уверено заявил, что в состав Союзного государства Белоруссии и России “войдет вся Европа”.

В 2001 году получил продолжение скандал вокруг Бородина и фирм, производивших реконструкцию Кремля и других объектов в Москве. В январе того года в нью-йоркском аэропорту чиновника взяли под стражу по подозрению в получении 30 миллионов долларов комиссионных за предоставление строительным фирмам “Мабетекс” и “Мерката” подрядов на проведение работ. Однако Генпрокуратура РФ не усмотрела состава преступления в действиях Бородина. В апреле 2001 года Бородин был выпущен под залог в 5 миллионов швейцарских франков (более 3 миллионов долларов). Деньги были выделены по линии исполкома Союза России и Белоруссии. СМИ отмечали, что при отсутствии данных о нанесенном России ущербе (о чем также заявляла Генпрокуратура, ранее прекратившая дело о злоупотреблениях в Управлении делами президента), доказать участие Бородина в отмывании российских денег было “практически невозможно”. В марте 2002 года дело против Бородина было закрыто, а залог (по некоторым данным – за вычетом штрафа и судебных издержек), внесенный ранее за освобождение Бородина из-под стражи, был возвращен в августе 2002 года.

В 2003 году на выборах в Государственную Думу РФ четвертого созыва Бородин выступил лидером избирательного блока “Великая Россия – Евразийский Союз”. Вторым и третьим номером списка стали экс-президент Ингушетии Руслан Аушев и генерал-полковник Леонид Ивашов. В предвыборных заявлениях Бородин отмечал: “Я не хочу пройти в Думу, мы просто хотим провести те или иные идеи”. Блок выборы проиграл.

В октябре 2006 года “Коммерсант” сообщал о том, что Бородин является одним из кандидатов на пост президента Якутии. Срок полномочий занимающего этот пост Вячеслава Штырова истекал в конце января 2007 года. В итоге, Штыров сохранил свой пост: местный парламент и наделил его полномочиями руководителя региона по представлению президента Путина.

В августе 2007 года Бородин вновь был назначен государственным секретарем Союзного государства. В декабре того же года полномочия Бородина на посту госсекретаря Союза еще на четыре года продлил Высший государственный Совет Союзного государства Белоруссии и России. Сообщалось, что незадолго до заседания Высшего госсовета Бородин встретился с президентом России Владимиром Путиным. Накануне этой встречи госсекретарь союзного государства рассказал журналистам о существующих проектах союзного конституционного акта. Отмечалось, что согласование Путиным и президентом Александром Лукашенко общего варианта документа “будет означать переход к реальному созданию союза России и Белоруссии” с введением поста единого лидера союзного государства.

Бородина называют одним из богатых людей в России. Но официальных подтверждений этому нет. В 2003 году Бородин сообщал, что у него есть личный счет, на котором на тот момент было 2 миллиона 300 тысяч рублей. “Я вполне мог накопить такое состояние, я его и накопил”, – заявил Бородин в интервью журналистам “Радио Свобода”. Высказывалась и иная точка зрения: так, в 2007 году эксперты выразили сомнение по поводу возможности возвращения Бородина в кресло мэра Якутска, поскольку “у него не так много денег”.

Читайте также:  Дети Артемия Владимирова

Бородин – государственный советник первого класса, заслуженный работник народного хозяйства Республики Саха (Якутия). Он стал лауреатом Государственной премии РФ (1997), был награжден орденом “За заслуги перед Отечеством” II степени (1996).

В юности Бородин увлекался баскетболом, был капитаном “Буревестника”. Также отмечалось, что он увлекался футболом и был президентом московского клуба “Торпедо”.

Бородин женат. Его супруга Валентина Александровна Чудинова по образованию – юрист занимается проблемами детей-сирот и является главой благотворительного фонда “Отчий дом”. Супруги занялись благотворительной деятельностью еще в Якутии: в Вилюйске Бородин построил первый детский дом, а в Якутске был председателем благотворительного фонда по детским домам. Бородины опекают несколько детских домов в Москве, Подмосковье, Вилюйске, Якутске, в Тульской области и Белоруссии.

У Бородиных есть взрослая дочь Екатерина. В семье Бородиных воспитываются четверо приемных детей – Сергей, Петр и Иван и Наталья . По данным на 2005 год, у Бородина было четверо внуков.

«Элемент слабости, молодости, надежд и будущности» (Дети в жизни Бородина)

Добавлено 12.11.2015 moderator в рубрике Образование // 0 Комментариев

Может быть, одним из самых горьких разочарований в жизни Бородина было то обстоятельство, что брак его с Екатериной Сергеевной оказался бездетным. Но этого рода радость все-таки не миновала его.

«Элемент слабости, молодости, надежд и будущности» с некоторых пор был представлен в семье Бородиных маленькой воспитанницей Лизой Баланевой. Ее имя все чаще появляется в переписке Бородиных. Александр Порфирьевич хлопочет о ее будущем, думает, куда отдать учиться. Один из вариантов – патриотическая школа. «Там дети всех сословий, — пишет он Екатерине Сергеевне Бородиной, — мещан, купцов, чиновников. Учат там русскому языку, арифметике, закону Божьему, географии, истории, рукоделию и хозяйству. Телесных наказаний нет. На Выборгской эта школа около церкви Спаса-Бочарного, следовательно, в двух шагах от нас. Напиши мне, пожалуйста, как ты думаешь? Если согласна, то можно сейчас же поместить Лизу туда. По крайней мере, она всегда будет у нас на глазах. У меня сейчас только что была мать Лизы. Она велела тебе кланяться, разумеется, благодарит за Лизу, предоставляет Богу наградить нас. Она тоже была бы рада, если бы Лизутку отдали туда».

Дальнейшая судьба Лизы вся просматривается по письмам Бородина. Она выросла в их доме. Один из любимых учеников Александра Порфирьевича, Александр Дианин полюбил Лизу. Они поженились и жили в той же квартире; там же росли их дети. Последние годы жизни Александра Порфирьевича были буквально согреты и освещены лаской маленького сына Дианиных.

Первенец Александра Павловича и Елизаветы Гавриловны Дианиных – Борис родился в 1882 году. Его крестными родителями были Александр Порфирьевич Бородин и Вера Яковлевна Дианина. Молодая семья продолжала жить в квартире Бородина. Поскольку своих детей у Бородиных не было, этот ребенок стал настоящей отрадой для Александра Порфирьевича. Теперь в его письмах появляется новый персонаж. «Мой крестник Борька, общий любимец и баловень всей семьи … – мальчонок прелестный, занятный и умненький».[1]

Лето 1883 года Дианины провели как всегда в Давыдове. А.П. Бородин волновался за ребенка и давал в письмах наставления молодым родителям: «Мне очень прискорбно слышать, что у Вас лето вышло не совсем удачное; особенно мне прискорбно, что Борька не набрался здоровья, не особенно развился, не ходит. Я, признаюсь, рассчитывал, что летом, на открытом деревенском воздухе он расти и развиваться будет, как молодые побеги, укрепится здоровьем… Холода могут прихлопнуть вас сразу вдруг; примите, следовательно, меры, чтобы не простудить Борьку; весь арсенал теплого платья, всяких одеяльцев, платочков, вуалей и пр. держите наготове в запасе…»[2]

По его письмам можно проследить, как рос и развивался ребенок. «У нас за столом к чаю является теперь новый член семьи – миньятюрный мущина Борька, преважно восседающий на своем высоком кресле… Борьку водят теперь уже за одну ручку, впрочем, он ходит пешком и совсем один. Меня зовет теперь папой, Павлыча тоже папой, Лизу – мамой, а всех остальных женщин – Кáками…»[3] К 4 годам у мальчика обнаружились музыкальные способности. «Борька утешает и умиляет нас всех. Он теперь поет, да как верно. Чувство ритма у него развито необыкновенно и он ужасно любит играть в 4 руки с Павлычем и со мной. Разумеется, он играет педаль на одной и той же ноте, пока мы играем остальное… Всякое утро он приходит у меня убирать все с табуретки у постели: часы, подсвечник, спички и пр. Он называет это: убирать все разнообразие у Папы Кокинького. Уронив раз бумаги и письма на пол, он воскликнул: Ах! Растерял все разнообразие у Папы Кокинького! Прелестный мальчонок!»[4]

О его необыкновенной музыкальности пишет в своих воспоминаниях и Елена Владимировна Кудрякова[5] – близкий друг Сергея Дианина: «Сергей Александрович рассказал мне, что у его матери, Елизаветы Гавриловны, первый сын умер в детстве. Его звали Борис. Он обладал абсолютным слухом и когда в семье музицировали, маленький мальчик тут же определял, какой инструмент сфальшивил. За это его очень любил Цезарь Кюи».[6]

Вот что писал Бородин за пять дней до своей смерти: «Перехожу к Бобе. Боба и прежде любил папу Кокинького, но теперь на него нашла особенная полоса нежных отношений к Кокинькому. Когда только возможно, он спешит влезть ко мне на колени, целует, ласкает и причитывает: «Голубчик ты мой! Голубчик каких нет! … Дуся мой! Крошечка моя! Воробушек мой! Птичка моя маленькая! Жучок мой! и т.д. в том же роде всегда с уменьшительными. При этом в засос целует руки и лицо и требует, чтобы я, непременно, смотрел ему прямо в лицо; чуть я поверну голову в сторону, он сейчас поправит ручкой мою голову и повернет лицом к себе. Теперь играет «пляску птиц» и песни Леля из Снегурочки и просит, чтобы я ему играл «пляску шутов» из той же оперы».[7]

1891 год был очень тяжелым для семьи Дианиных. В апреле 1891 г. похоронили Павла Афанасьевича Дианина, а в июне этого же года от воспаления легких умер Борис. Его похоронили рядом с дедом в селе Давыдово.

Эта ребячья улыбка, светившая ему на прощанье, оказалась наградой единственной, но не последней. Дети Дианиных выросли в атмосфере, где все дышало Бородиным. Ученик, преемник и наследник Александра Порфирьевича, А.П. Дианин сохранил сотни писем, около тысячи документов, связанных с жизнью и творчеством Бородина. Через сорок лет после смерти композитора, в 1927 году вышел в свет первый выпуск обширного собрания писем А.П. Бородина, подготовленный сыном А.П. Дианина, Сергеем Александровичем. Труд этот был посвящен памяти незадолго до этого скончавшейся матери исследователя, Елизаветы Гавриловны Дианиной, урожденной Баланевой. Изучению биографии, творчества, эпистолярного наследия Бородина Сергей Александрович посвятил всю жизнь; ему принадлежит и первое научно выверенное жизнеописание композитора. Сегодня ни одна работа по истории русской музыки второй половины XIX века немыслима без обращения к тому, что сделано С.А. Дианиным, не говоря уж о том, что для всякого, кто обращается к бородинской теме, труды его сохраняют значение первоисточника.

Чистота и самоотверженность прослеживаются в его судьбе. В жизни добро вознаграждается, нужно сказать, вовсе не всегда так неукоснительно, прямо и наглядно. Мать Лизы Баланевой, «предоставившая Богу наградить» Бородиных, едва ли в состоянии была вообразить, как велика и прекрасна будет награда.

[1]Письма А.П. Бородина. Вып. ІV. М., 1950. С. 117.

[2] Письма А.П. Бородина. Вып. ІV. М., 1950. С. 32-33.

[3]Письма А.П. Бородина. Вып. ІV. М., 1950. С. 56.

[4] Письма А.П. Бородина. Вып. ІV. М., 1950. С. 182.

[5] Дочь художника В.И. Маркелова.

[6] Воспоминания Е.В. Кудряковой. Из фондов музея.

[7] Письма А.П. Бородина. Вып. ІV. М., 1950. С. 234.

Как Путин оказался замом Бородина

В июне 1996 года Анатолий Собчак проиграл выборы. Путин остался без работы, но быстро ее нашел – уехал в Москву, где два года проработал в администрации президента (потом стал главой ФСБ). Начал с должности заместителя управляющего делами президента РФ.

Наталья Никифорова брала интервью у Путина регулярно – в 1991-м, в 1994-м, в 1996-м – после нового назначения Путина. Где он объясняет, чем теперь занимается и как в Москве оказался.

«Город 812» продолжает публиковать впечатления о Владимире Путине прежних лет.

  • Автор интервью Наталья Никифорова. 1990-е

Газета «Дело» 26 ноября 1996 года

Владимир Путин:

«Сегодня, если видишь за границей ветхий дом, смело можно говорить – российская недвижимость»

Большинство петербургских руководителей последней волны, обосновавшиеся в Москве, уже освоились в новой обстановке и вошли в курс дела, за которое взялись весьма активно.

Сегодняшний собеседник Натальи Никифоровой – бывший первый заместитель мэра Петербурга, ныне заместитель начальника Управления делами президента РФ Владимир Путин.

– Владимир Владимирович, насколько в действительности это мощное образование – Управление делами Президента? И верно ли именуют Бородина, руководителя Управления, всероссийским завхозом?

– Да, завхоз. Только не лично Павел Павлович Бородин, а Управление делами президента страны в целом, являющееся коллективным завхозом, который обеспечивает деятельность президента, его администрации, правительства России, Госдумы, Совета Федерации, Счетной палаты, Верховного суда, Верховного арбитражного суда.

– В московской прессе поговаривали, что Анатолий Чубайс, создав в администрации президента хозяйственный отдел, задумал снабжаться автономно…

– Управление делами президента по своему положению и в соответствии с Указом президента является независимым федеральным органом власти, напрямую подчиненным президенту России.

Но действительно был слух, будто глава администрации решил подмять под себя ведомство Бородина – как раз после создания нового подразделения в администрации.

Ничего подобного. Административно-хозяйственное управление администрации создано по согласованию с управляющим делами президента. Новое управление администрации будет оперативно делать заказы и с толком распределять необходимое по подразделениям Анатолия Чубайса.

– Кто выполняет подобные заказы?

– У Управления делами президента примерно 44 постоянных иностранных и большое число российских партнеров. Они выполняют разнообразные заказы – поставляют продовольствие, занимаются строительством…

Сейчас Управлению делами переда­но авиапредприятие, обслуживающее президента страны и правительство, залы V.I.P. Управление делами содержит, ремонтирует, реконструирует здания правительства – Белый дом, Кремль, все правительственные резиденции и санатории в стране и в странах СНГ… Хозяйство большое. И хотя численность аппарата Управления делами невелика, однако в подведомственных ему предприятиях и учреждениях работают несколько десятков тысяч человек.

– За какой участок работы отвечаете лично вы?

– Я курирую несколько направлений, в том числе договорно-правовое управление. Это юридическое, экспертное под­разделение, через которое должны про­ходить все внутренние и международные контракты Управления.

Кроме того, недавно создано управление внешних экономических связей Управления. В нем три отдела. Первый занимается работой, связанной с приобретением товаров и услуг по импорту. Второй – инвестиционный, привлекающий ресурсы для реализации различных проектов, связанных с обеспечением деятельности центральных органов власти и управления России. Третий отдел – управление недвижимостью министер­ства внешних экономических связей за границей (недавно указом президента Управлению делами передана собственность МВЭС в 71 стране мира).

– С чем это связано?

– Монополия МВЭС канула в лету и государственная функция представлять отечественные фирмы за рубежом через торгпредства утрачена.

Ситуация во многих странах, где мы раньше активно торговали по госканалам, изменилась кардинально. Правительство решило оставить торгпредства только в ключевых странах. В результате, более чем в 30 государствах наши торгпредства закрыты, а построенные там еще в союзные времена общежития, гостиницы, клубы, офисы (целые комплексы) пустуют, разрушаются, разворовываются. А здания нужно эффективно использовать в интересах России.

Этим теперь занимается наше управление недвижимостью МВЭС за границей. Создано подведомственное унитарное предприятие.

Позже оно, конечно, будет вынуждено создать за рубежом управляющие компании. Тем более что российская недвижимость во многих странах находится в неоднозначном юридическом положении: процесс признания собственнос­ти России на ряд объектов идет в спорах с некоторыми странами СНГ. Например, с Украиной.

– Во что оценивается российская недвижимость за рубежом?

– Если по балансовой стоимости (нашей, советской), то на сумму немногим меньше миллиарда долларов. А по рыночной еще никто не оценивал. Находится, допустим, здание в центре Лондона и ветшает; там земельный участок стоит сегодня во много раз больше, чем сам особняк в дни его юности… Все зависит от конкретной ситуации, от конкретной страны, от состояния имущества. Что-то, возможно, необходимо сдавать в аренду, от чего-то, может быть, избавиться. А вырученные средства вложить в другую, более ликвидную и эффективную недви­жимость.

– Стало быть, необходимы специалисты.

– Нам необходимо опереться на специалистов в странах нахождения российского имущества. Вот почему важны управ­ляющие компании на местах. Во Вьетнаме в свое время мы построили прекрасный комплекс – с современной техникой, искусственным климатом. Этот дорогостоящий объект становится пустым. Конечно, одно дело – придумать, как распорядиться таким объектом во Вьетнаме, другое – в Европе и совсем иное – в Африке. Везде свой правовой и торговый режим. Проблема и в том, что в свое время Союз добился, чтобы наши торгпредства были подчинены Венской конвенции 61-го года. На них как бы распространялись права дипломатических представительств. Это означало, что местные налоги не взимались или взимались в малых размерах. Но недвижимость нельзя было использовать в коммерческих целях – продавать, сдавать в аренду по коммерческим ценам. Сегодня от части таких льгот нужно избавляться – используя специалистов в области управления недвижимостью и квалифицированных юристов – как наших, так и иностранных.

– Работа уже началась?

– Предприятие по управлению недвижимости МВЭС за рубежом создано. Сейчас ведем переговоры с возможными партнерами. Кстати, солидных, крупных фирм, занимающихся недвижимостью, не так много в мире. Мы будем работать в тесном контакте с Минэкономики. Основная цель – должным образом содержать здания, в которых МВЭС будет продолжать деятельность. Нужно добиться, чтобы наша недвижимость за рубежом выглядела прилично. А то сегодня, если видишь за границей обветшалый дом – можно сразу сказать, что он – российский. Такого впредь не будет. Кроме того, наша деятельность должна приносить дополнительные средства в бюджет.

Читайте также:  Дети Дарьи Мельниковой и Артура Смольянинова - фото, свадьба

Как распределяются доходы от деятельности унитарного государ­ственного предприятия?

– 20 % – в бюджет, остальное – на нужды предприятия. Само же предприятие большую часть этих средств должно направлять на содержание и развитие российской недвижимости за границей.

– Сейчас многие российские фирмы имеют свои офисы за рубежом, платят немалые деньги за аренду. Могут ли бывшие помещения советских торгпредств использоваться под российские бизнес-центры?

– Не только могут, но и должны. И над этим мы серьезно работаем.

Владимир Владимирович, до того, как вы пришли в Управление делами президента, такого подразделения не было? Оно создано “под вас”?

– Решение принимал Павел Павлович Бородин. Поскольку вырос объем внешнеэкономической деятельности Управления, то возникла идея объединить несколько разрозненных ведомств (которые этим занимались) в одно, специализированное. Как я понял, Бородин брал меня на работу, имея в виду именно это направление, за что я ему, конеч­но же, благодарен.

То, чем я сегодня занимаюсь (я не могу говорить о своей деятельности более конкретно, прошу меня понять) это задачи государственной важности.

Мне интересно. И все нормально. Кроме одного: меня по-прежнему тянет в Петербург.

Наталья Никифорова

Газета «Дело», 26 ноября 1996

Павел Бородин: Бил и буду бить

«Я ЗАБИЛ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ПЕЛЕ»

С Бородиным мы встретились в офисе Объединения отечественных тренеров, куда нас пригласил Михаил Гершкович. Новый глава комитета по этике выделил время на интервью, а также решил очертить круг лиц, с которыми хотел бы работать в комитете. Гершкович, полагаю, помогал ему в этом выборе.

– Пал Палыч, почему в футболе оказывается все больше политиков? Что за мода такая?
– Считайте, что я футболист, а не политик.

– Тогда обоснуйте.
– Сборная мира забила два гола Ринату Дасаеву. А я четыре. Пеле, если не ошибаюсь, забил за карьеру 1292 гола. Я начал подсчет своим мячам только в 46 лет, и у меня голов во много раз больше.

– Знаю – 12 699.
– Это на конференции РФС объявили? Они ошиблись. На самом деле 12 691 гол.

– Почему не пришли в субботу на конференцию РФС, на которой вас утвердили?
– Я был на футболе. Мы же играем по средам и субботам.

– И все же как стало возможным ваше назначение в комитет по этике?
– Скажу сразу: это была не моя инициатива. С Сергеем Фурсенко мы встречались трижды и подробно обсудили все вопросы вплоть до нюансов. Я взялся за работу в комитете, потому что безумно люблю футбол. Это мой образ жизни. Начал играть шестилетним пацаненком в Кызыле, где футбольное поле нам заменяло уличное пространство, и играю до сих пор.

У нас есть команда – Романцев, Гершкович, Гаврилов, Лосев, Горлукович и другие известные футболисты. Два раза в неделю собираемся, тренируемся, играем. Кубки и в России завоевывали, и за границей.

Я всю жизнь болел за «Торпедо». Как услышал в 1953 году радиорепортаж о матче «Торпедо» – ЦСКА, так и заболел. В 1964 году приехал в Москву на учебу. Стипендия студента составляла 35 рублей, за проход на стадион брали от 80 копеек до 1.20. Нам казалось: дороговато. Шли на хитрость. Покупали два-три мороженых директрисе музея спорта «Лужников». И она нас жалела, пускала на футбол.
Помню, как «Торпедо» крупно побеждало «Спартак». Но спартачи не свистели. Все 100 тысяч человек аплодировали красивому футболу. То же и в день игры со сборной Бразилии. Несмотря на то что наши уступили 0:3, стотысячные «Лужники» овацией провожали участников матча. Теперешний футбол лишен былой искренности.

«РАЗНОГЛАСИЙ У КОМИТЕТА НЕ БУДЕТ»

– Вам удавалось ранее следить за деятельностью комитета по этике?
– Не обращал особого внимания. Информация практически не доходила. Понимаете, скандалы мне неинтересны. На досуге я люблю футбол и только футбол. Играть, смотреть…

– Опыт ваших предшественников в комитете по этике получился не самым удачным. Люди давали понять: нам не дали поработать, связали по рукам. Жаловались на апелляционный комитет, который отменял некоторые решения. Вас не смущает история?
– Я в курсе, что происходило. Не чувствую, а знаю: у нас разногласий не будет. Когда общались с Фурсенко, расставили все точки над «и». Подход у нас идентичный – «коллегиально-корпоративный». Это когда у людей есть общая цель. Когда решения принимаются совместно и продуманно. Когда в работе не возникает революционных ситуаций. На мой взгляд, не совсем правильно, когда каждый из комитетов настаивает на своем мнении.

– То есть по важным решениям вы будете совещаться с Фурсенко?
– По регламенту комитета мы рассматриваем вопросы, которые поступают от президента РФС или от исполкома. Но вопросы обсуждаются только членами комитета.

– Какой вам видится высокая миссия комитета по этике?
– Люди футбола – игроки, тренеры, судьи, зрители и все причастные – не должны делать пакостей. В футболе должна главенствовать этика. Чтобы тренер или игрок не смели рукоприкладствовать, оскорблять друг друга. Футбол – это спорт, благородное сражение, а не подворотня. Важное значение придаю уважительному отношению друг к другу представителей разных народов. Я 20 лет прожил в Якутии, где моими соседями были грузин и якутка, вырастившие шестерых детей. А в Ульяновске жил рядом с семьей армянина и чувашки, у которых было четверо. Так что я не понаслышке знаю, что такое мир и любовь между народами.

Мы хотим, чтобы в российском футболе не нашлось места оскорблениям, унижениям, файерам, мордобою, национализму и прочему. Футбол должен стать высоконравственным соревнованием. Праздником! Перед российским футболом стоит задача выиграть чемпионат мира в 2018 году. Надеюсь, что мы внесем и свой вклад в эту победу, постараемся сделать наш футбол заметно чище.

«ЗА «ПОДОНКА» МОЖНО ЛИШИТЬСЯ РАБОТЫ»

– Будет ли заниматься комитет по этике борьбой с договорными матчами?
– Эту борьбу возглавляет президент РФС. Под его руководством создана комиссия по договорным матчам. Мы будем максимально ему помогать. Все меры примем. Я думаю, что наши стадионы не заполнены и по той причине, что зритель чувствует: истинной борьбы не хватает.

– Ваше отношение к «делу Никезича»?
– Могу сказать одно: будем разбираться в подобных ситуациях в порядке, установленном законом.

– Вспомним еще одну ситуацию: гендиректор ЦСКА отзывается в интервью о футболисте «Спартака»: «Подонок конченый». Что дальше?
– Нашему комитету в подобной ситуации придется предупредить директора, что он может лишиться работы. Его просто может не стать в футболе. В ответ на оскорбления будут приниматься самые жесткие меры. Деятельность в футболе публична, это ответственность перед общественностью. Если ляпнул раз, ляпнул два, то тебе лучше где-нибудь в другом месте поработать.

«МНЕ ПОМОГУТ ГАЗЗАЕВ И РОМАНЦЕВ»

– Разве футбольный регламент подразумевает возможность лишения профессии?
– Продемонстрируем наши возможности разок-другой, и все станет нормально. Люди футбола должны знать: у нас будут основания карать строго. Мы сможем не только дисквалифицировать и выписывать штрафы, но и исключать из футбола вообще. В случае каких-то серьезных прегрешений, разумеется. Правовая база будет создана.

– О чем говорит тот факт, что вашим заместителем в комитете станет Владимир Васильев, известный по работе в МВД?
– Васильев поможет в юридических вопросах. Да, он имеет стаж в МВД, работал замминистра. Но я, быть может, не пригласил бы его, не будь он спорт-сменом и моим старым другом.

– Кто станет вашей правой рукой в комитете по этике? И вообще футбольным советчиком?
– Заслуженные футбольные люди: Валерий Газзаев, Олег Романцев.

– Когда состоится ближайшее заседание комитета?
– Первое заседание, я думаю, состоится в конце февраля – начале марта. Пока занимаюсь формированием комитета.

– На первом заседании обратитесь к каким-то эпизодам или начнете работу с чистого листа?
– Будет день – будет пища.

– Кто, помимо Васильева, Романцева и Газзаева, войдет в комитет?
– Подчеркиваю: кандидатуры предварительные. Не хотелось бы называть фамилии, пока список не будет полностью утвержден.

– Не смущает ли вас тот факт, что за деятельность в комитете не предусмотрено вознаграждение?
– Повторю: футбол – мой образ жизни. Так что денег не надо. Я живу по-другому – для людей. Поддерживаю 25 детских домов – встречаемся с детишками, играем в футбол или выезжаем на хорошие матчи. Ветеранам футбола помогаем. Вдова одного знаменитого футболиста сказала: «Если бы не вы, давно б не жили»… Хочу сказать, что члены комитета подбираются мною по названному принципу: футбол должен быть для них образом жизни.

– С какой регулярностью собираетесь встречаться, учитывая вашу занятость?
– Ежеквартально. И в том случае, если возникнут срочные вопросы. Планирую, что численность комитета составит 13–15 человек.

«ПРИ МНЕ РУГАТЬСЯ ЗАПРЕЩЕНО»

– Насколько вы сами этичны на футбольном поле?
– Никогда не матерился – в моих командах это запрещено. Я никогда никого не бью по ногам.

– Такой вы безобидный?
– Расскажу историю. В 1974 году я на охоте застрелил зайца, и он заплакал. Заплакал и я. С тех пор не беру ружье в руки. И никому не могу сделать худо. Мой принцип по жизни: помоги ближнему своему.

– И все же: если на поле кто-то начнет материться и бить по ногам, как отреагируете?
– Такого не бывало. Но все знают, что Пал Палыч Бородин становится суровым, если кто-то нарушает правила. Поэтому при мне никто не ругается, никто не совершает грязных подкатов. Так, надеюсь, будет и в российском футболе.

Алла Духова: муж и дети. Личная жизнь

Алла Духова родилась в небольшом селе с названием Коса Коми-Пермяцкого автономного округа РСФСР 29 ноября 1966 г., в семье педагогов.

Но детство Аллы прошло в Прибалтике, в г. Рига, куда родители перебрались через год после рождения девочки. Алла окончила музыкальную школу, потом в студию народного танца, работала танцовщицей в цирке, но сломала ногу, пришлось уйти из цирка. Ей было 16 лет, когда она собрала коллектив хореографии «Эксперимент», а потом девушки из этого ансамбля познакомились с брейкерами из питерской группы «Тодес». Это стало переломным моментом в ее творческой биографии.

Сегодня в стране десятки школ-студий балета Аллы Духовой, а также ее Театр танца.

Если в бизнесе у нее все отлично (“TODES” попал в Книгу рекордов Гиннесса как крупнейшая в мире сеть танцшкол), то личная жизнь Аллы Духовой не так удачна. Впервые Алла Духова вышла замуж за программиста по имени Сергей, причем официально, хотя фамилию менять не стала. И сыну Володе, который родился уже после эмиграции отца в США, тоже дала свою фамилию.

Сергей был отличным специалистом, но в конце 90-х в России он не мог реализовать себя и рвался за границу, а жесткая и бескомпромиссная Алла отказалась ехать с ним, ведь здесь у нее было любимое дело – ее «Тодес». После рождения сына Аллу поддержала ее сестра Дина, которая тоже танцевала в «Тодесе», но потом вышла замуж и, в отличие от сестры, выбрала семью, а не танцы. Забавная история: у Аллы в квартире завелась мышь, и сестра предложила ей на время переехать к ней. Духова согласилась, а потом и вовсе перебралась к сестре, потому что за Володей было некому присматривать во время ее гастролей.

Алла с сестрой и детьми

Был в жизни Аллы Духовой еще один мужчина, о котором она предпочитает умалчивать, к тому же ни штампа в паспорте, ни детей от него не осталось. Известно лишь, что она впервые обмолвилась об этом в интервью модному журналу, но ни имени, ни подробностей того романа не раскрыла.

С отцом второго ребенка, Константина, Алла познакомилась на гастролях в Болгарии.

Антон Кись был ди-джеем, потом перешел работать в «Тодес» художником по свету. Регистрировать отношения Алла не стала:

“Какой толк от того, что у меня был официальный муж и в паспорте стоял штамп? Это не удержало нас от развода. “.

То Антон был на гастролях, то Алла, которая рассказывала в интервью 2003 года:

“Конечно, я скучаю по нему, жду встречи. Зато от того, что мы редко видимся, все воспринимается как в первый раз. Антон недавно сказал: «Ну надо же, у нас с тобой еще роман продолжается, а уже сыну полгода!»

Антон супругу очень любил, пара была довольно долго вместе, но все-таки рассталась, и виной тому невероятная преданность Аллы своей работе. Сил на мужа у нее не оставалось, видимо, этой женщине на роду было написано не быть женой в полном смысле слова. Расставшись, Алла и Антон сохранили теплые отношения, он по-прежнему работает в театре. Кстати, в январе 2017 года Антон Кись устроил стрельбу из автомата Калашникова, находясь на крыше театра «Тодес», за что получил 1,5 года условно.

Сейчас Алла и думать не хочет о новом романе:

“Какие свидания, вы что, с ума сошли? Избави Бог! Мне и так прекрасно…”

Главное для Аллы – ее дети, внучка и, конечно же, «Тодес» – третий ребенок Аллы Духовой. Старший сын Владимир после школы уехал к отцу в Америку, получил образование режиссера и вернулся в страну. У него хватает работы в театре матери, к тому же он рано женился – в 19 лет, а невеста Аня была уже беременна и в 2014 году родила ему дочь Софию, в которой бабушка Алла не чает души. Константин, младший сын, также танцует в театре матери, пока не женат.

Алла считает, что рождение детей сделало ее мягче, добрее, внимательнее к людям, она поняла, что живет именно ради них и хочет, чтобы сыновья ею гордились. Семья Аллы Духовой и ее театр – главное в жизни этой незаурядной женщины. Возможно, еще появится мужчина, который сделает ее счастливой, ведь ей всего 53 года.

Ссылка на основную публикацию