Дочь Виктории Токаревой

Глубокие родственники

Записал Александр Ганулич

Виктория Токарева: «Я иногда смотрю со стороны на некоторые браки, они кажутся такими странными. А приглядишься и понимаешь – логичное сочетание. Вот как у Петра и Миры Тодоровских…»

– У нас с Петром Ефимовичем общие внуки. Внучка Катя похожа на дедушку. Те же глаза – серо-зелёные. А улыбка – бабушки Миры: пышный рот, сверкающие зубы. И специальность Катя выбрала бабушкину – продюсер. В меня никто не пошёл, но это и не обязательно. Внуки существуют не для продолжения профессии, а для того, чтобы было кого любить всю жизнь. Я так и делаю.

Мой внук Петруша – кинорежиссёр, продолжает режиссёрскую династию.

Я очень благодарна Валере, что он поучаствовал в создании моих внуков, передал качественные гены.

Валера и Наташа (моя дочь) познакомились в столовой ВГИКа. Валера сидел за столиком и ел сосиски с горошком, а Наташа стояла в очереди за этими же сосисками. Валера жевал и смотрел на незнакомую тоненькую Наташу с высокой шейкой, как у балерины. Внутренний голос ему сказал: «На этой девушке я женюсь».

На свадьбе Пётр Ефимович играл на гитаре пять часов. Буквально работал. Он очень любил сына, а Валера – отца. В семье не сюсюкались друг с другом, но это была глубоко запрятанная, настоящая, вечная любовь.

Мира – человек особого характера. Она всегда любила конфликты. Можно понять. Во время конфликтов жизнь закручивается в воронку, становится ярче, стремительнее, кровь загорается и бежит по жилам. Весело. Активно.

Есть расхожая фраза: «Хочешь мира – готовься к войне». Пётр Ефимович переиначил эти слова: «Хочешь Миру – готовься к войне». Все смеялись.

Петя и Мира были не просто разные, а прямо противоположные люди. Меня все спрашивали: «А как они живут?» Я отвечала: «Хорошо».

Они действительно жили хорошо. Они были нужны друг другу.

Пётр Тодоровский

Нонна Мордюкова сказала мне однажды о молодом Петре Тодоровском: «Вика, ты себе не представляешь, какой это был зеленоглазый, хрипатый, сексуальный еврей…»

Почему же? Я представляю. У Хуциева в фильме «Был месяц май» Петя играл большую роль. Он там именно такой – красивый, мужественный, с гитарой.

Одно время его женой была актриса Надежда Чередниченко – сверкающая красавица. Она пела с экрана: «Милый друг, наконец-то мы вместе».

Была и сплыла. Не удержалась возле Пети. А Мира удержалась. Почему? Судьба – раз. Общий сын – два. И третье: Мира была несущая балка, опора семьи. Петя – творец, голова в облаках. Он думал только о высоком: сценарий, фильм, музыка. А Мира должна была думать о хлебе насущном: как его достать, чем заработать.

Они очень долго были очень бедные. Мира рассказывала, как однажды она стояла в рыбном магазине и соображала, чем накормить семью? В кармане было сорок три копейки. Всё. В конце концов она купила спинки минтая с хребтом. Хребты пошли на супчик, а из спинок она сделала котлетки, добавив в фарш много белого хлеба и лука. Обед был готов. Удивительное дело, но примерно то же самое происходило в семье гениального Андрея Тарковского.

Мира Тодоровская

Однажды я сидела в гостях у Лоры Яблочкиной (впоследствии Лора вышла замуж за итальянского поэта Тонино Гуэрру). Прибежала жена Андрея Лариса. Попросила денег, хотя не отдала ещё прежний долг. Оказывается, Андрей назвал гостей, надо принять, а денег – нуль. Лариса сидела – крупная, с формами. Сейчас бы сказали «не гламурная», но по-своему красивая. Андрей Тарковский был с кавказской кровью, и ему нравились именно такие – широкобёдрые, а не модели, похожие на мальчиков.

Лариса сидела нога на ногу, чулок был дырявый. Она улыбалась нам, слегка заискивала, льстила, поскольку пришла просить и хотела, чтобы ей дали. Боялась, что не дадут. Я смотрела и понимала: не надо иметь в мужьях гения, иначе будешь бегать вот так, как жучка, в рваных чулках. Но при этом есть вторая сторона медали: лучше горькое счастье, чем серая, унылая жизнь.

Мира не бегала и не просила. Она сама зарабатывала. Мира была рукастая, с огромным вкусом. Она прекрасно вязала. Её изделия не уступали фирменным и даже превосходили.

Продолжатель династии Валерий Тодоровский

Наступила перестройка. Мира стала продюсером своего мужа. В дом потекли деньги. Купили дачу в писательском посёлке. Мы стали соседями.

Пришли другие времена. Собирались гости. Стол ломился, но я обратила внимание: Петя сидит за столом и не ест. Он боится, что другим не хватит. Этот страх остался с молодых голодных лет, когда за скудным столом собирались молодые и прожорливые. Терпеливый, деликатный Петя боится взять кусок. Он сидит, сложив локти на столе, и терпит, при этом такой красивый, такой самоотверженный. Хочется отдать ему всё.

Во второй половине жизни время катится быстрее. Сменилось поколение. Наша улица под названием Восточная аллея поредела. Пётр Ефимович умер. Умер Эльдар Рязанов, Владимир Войнович. Все ушли примерно в одном возрасте: восемьдесят пять – восемьдесят восемь лет.

Петю и Эльдара похоронили на Новодевичьем кладбище. Моя знакомая пришла с похорон и сказала: «Такое уютное кладбище, там лежать и лежать».

Мира осталась без Пети. Похудела на двенадцать килограмм.

Я встречаю её на аллеях посёлка. Это совсем другой человек – тихая, скромная, доброжелательная. Невозможно себе представить, что когда-то она любила конфликты. Ей всё время немножко холодно. Она слегка дрожит, и мне хочется её согреть, обнять, прижать, сказать тёплые слова. Но я стесняюсь. Я не знаю, хочет ли она, чтобы её прижимали.

– Ты красивая, – говорю я вполне искренне.

– Да? – удивляется Мира. – Спасибо.

По теории относительности Эйнштейна, во второй половине жизни время убыстряется, и становится непонятно: как из таких долгих дней складывается такая короткая жизнь?

«Предложение Пётр мне сделал на втором свидании, но как-то между делом»

Я смотрю в окно, и перед глазами чёткая картина: утро, открывается калитка, входит молодая, яркая Мира в широкой клетчатой юбке – клетка голубая и белая. К ней кидается мой пёс Фома и высоко подскакивает, норовит лизнуть Миру в губы или, на худой конец, в щёку.

– Пошёл! – вскрикивает Мира. – Пошёл!

Солнце светит. Собака скачет. «Пошёл!» прорезает воздух. Становится весело.

Я хотела бы вернуть это утро, но Мира не приходит, и Фомы нет. Всё сдвинулось в сторону вечности.

Время проходит недаром. Вырастают внуки, появляются правнуки. У Петруши растёт сынок Илья. Илья не интересуется кино. Он хочет стать футболистом.

Недавно десятилетний Илья ездил в Сочи на сборы. Его команда позорно проиграла со счётом 7:1. Но единственный гол во вражеские ворота забил именно Илья. Его даже сфотографировали в полный рост. Стоит с мячом – длинноногий, худой, выточенный. Блондин с голубыми хрустальными глазами. Криштиану Роналду не годится ему в подмётки. Илья Тодоровский – потомок великой кинематографической династии, не желающий её продолжить. Я не против. Ногами заработаешь больше, чем головой.

фото: Микола Гнисюк/EAST NEWS; личный архив В. Тодоровского; RUSSIAN LOOK

Валерий Тодоровский и Евгения Брик: причина развода

Если кто-то говорит что Валерий Тодоровский и Евгения Брик разводятся, то это неправда. Пара продолжает радовать поклонников совместными фото, которые подтверждают их близкие отношения.

Режиссер Валерий Тодоровский и талантливая актриса Евгения Брик уже много лет являются примерной семейной парой. Однако время от времени пресса пишет о разводе супругов. Ни Валерий, ни Евгения не комментируют эти слухи.

Известный режиссер Валерий Тодоровский

Знакомство

В 1984 г. сын выдающегося режиссера Петра Тодоровского окончил режиссерский факультет ВГИКа и начал снимать свои первые картины. В 1990 г. был представлен его первый фильм «Катафалк». Эта картина была снята по мотивам известного рассказа английской писательницы «Береги чужую жизнь – спасешь свою». В первой работе молодого неизвестного режиссера согласились принять участие знаменитые актеры: Вия Артмане, Андрей Ильин, Ирина Розанова, Алика Смехова. Эта работа сразу заслужила похвалу критиков и зрителей.

Валерий Тодоровский в молодости

Тодоровский младший получил многочисленные премии. Далее следовали другие, не менее успешные работы:

  • «Любовь»;
  • «Подмосковные вечера»;
  • «Страна глухих»;
  • «Мой сводный брат Франкенштейн».

До встречи с Евгенией Брик, Валерий Тодоровский уже был женат. Его избранницей была Виктория Токарева, дочь популярной писательницы.

Валерий Тодоровскийс первой женой и сыном

Дочь Виктории Токаревой — Наталья

Наталья Токарева с семьей

В 2003 г. на кастинге в один из своих фильмов Валерий Тодоровский познакомился с молодой, но очень талантливой актрисой Евгенией Брик. Актриса является коренной москвичкой. С детства она отличалась привлекательной внешностью, поэтому успешно работала в модельном бизнесе. Однако сфера интересов девушки была намного шире. Она занималась изучением иностранных языков и обучалась в музыкальной школе им. М. Ростроповича по классу фортепиано.

На момент знакомства с Валерием Тодоровским актриса уже успела сыграть несколько эпизодических ролей в популярных сериалах: «Марш Турецкого», «Каменская». Благодаря своей популярности, красоте и природному таланту сумела зацепить именитого режиссера.

Валерий Тодоровский и Евгения Брик

В момент знакомства Евгении Брик было всего 22 года, а Тодоровскому 40 лет. Тем не менее, красавица сразу покорила сердце режиссера. Несмотря на огромную разницу в возрасте между ними завязался бурный роман. После чего отношения перешли в более серьезный этап их жизни. Сегодня можно точно говорить, что выбрали они друг друга не просто так.

Валерий Тодоровский всегда считался примерным семьянином и никогда не был участником крупных скандалов. Однако он предпочел подать на развод с Викторией Токаревой и начать жить с новой избранницей. Конечно же, это было решение взрослого мужчины, который убедившись в нежелании продолжать строить семью, решил расстаться.

Режиссер и сценарист Валерий Тодоровский

Пара друг друга поддерживает, и их семейная идиллия продолжается по сегодняшний день. Поводов усомниться в их влюбленности не было, хотя и действия Валерия по отношению к первой жене были неправильными.

Однако это был не мимолетный роман, а крепкие серьезные отношения. В 2006 г. Валерий Тодоровский и Евгения Брик официально оформили свои отношения. Пара проживает в Лос-Анжелесе, а в Россию приезжает лишь на съемки и на светские мероприятия. Но иногда в СМИ появляются заголовки с информацией о том, что Валерий Тодоровский и Евгения Брик разводятся, что не соответствует действительности.

Средства массовой информации очень часто запускают такие слухи, которым совершенно не стоит верить. Это одна из самых интересных актерских пар, которые действительно радуют зрителей интересными ролями.

Совместная работа

В 2007 г. режиссер снял фильм «Тиски». В этом фильме рассказывается о молодом человеке, который невольно вовлечен в преступный наркобизнес. В этой картине Евгения Владимировна Брик играла второстепенную роль девушки Таи. Конечно же, роль не была серьезной, но позволила приобрести некоторый опыт и умения. В общем, перспективы впереди ее ждали невероятные.

Валерий Тодоровский на премьере фильма «Стиляги»

В 2008 г. на экраны кинотеатров вышел знаменитый фильм-мюзикл «Стиляги», который также снимал Валерий Тодоровский. Супруге досталась роль комсомолки Кати, которая боролась с нарушениями, совершаемыми молодежью того времени. Брик играла отрицательного персонажа, этот образ ей удался великолепно. За работу в фильме мужа актриса была награждена сразу несколькими престижными кинопремиями.

Валерий Тодоровский на съемках фильма «Оттепель»

Еще одна крупная роль в фильме Валерия Тодоровского была сыграна в сериале «Оттепель». Изначально Евгения Брик претендовала на главную роль в этой картине. Однако образ Ларисы ей понравился больше, поэтому после консультации с супругом она сыграла именно эту роль. Зрителям Евгения Брик запомнилась откровенными кадрами в сериале, где актриса снята обнаженной.

Валерий Тодоровский за работой

Напротив, Евгений Тодоровский достаточно придирчиво относится к творчеству супруги, всегда высказывает конструктивную критику и никогда не предлагает ей роли, с которыми бы она не справилась. К тому же, кинокритики высоко оценивают актерское мастерство актрисы.

Семейная жизнь

В 2009 г. у пары родилась дочка Зоя. Она проживает на территории США, где получает образование. Перевозить дочку в Россию родители пока не хотят. Они полагают, что в Америке для Зои созданы лучшие условия. Рождение ребенка стало ярким событием в их совместной жизни. Может быть, благодаря ей они друг друга поддерживают и находят время для семейного отдыха.

Их дочка уже начала сниматься в кино. Она приняла участие в съемках американского сериала. Однако родители не торопятся подталкивать дочку к актерской профессии. Зоя занимается изучением иностранных языков и делает большие успехи в учебе. Что касается кинематографической карьеры, то у нее есть все шансы стать знаменитой именно в Америке.

Валерий Тодоровский: фото

Родители продолжают активно работать с отечественными киностудиями, что позволяет им быть всегда в курсе всех событий. Но большую часть времени Евгения и Валерий проводят по отдельности.

Напротив, она часто утверждает, что режиссер всегда должен быть влюблен в своих актрис, без этого невозможно творить. Такая поддержка жены является ярким примером доверия к своему мужу. Может быть, именно этого ему не хватало в первом браке.

Читайте также:  Стас Михайлов, дети

Несмотря на молодость и разницу в возрасте с мужем в 19 лет, Евгения никогда не была замешана в крупных скандалах, считается примерной супругой. Она мечтает о большом количестве детей и счастливой семейной жизни.

Валерий Тодоровский никогда не прекращал общения с детьми от первого брака. Его сын Петр работает журналистом, но желает освоить профессию отца, поэтому обучается на режиссерских курсах. К слову, сын Петра как две капли воды похож на своего отца. Петр женат, у него есть двое детей.

Валерий Тодоровский и Евгения Брик с дочерью Зоей

Валерий Тодоровский принимает участие в воспитании внуков. Поэтому личная жизнь с актрисой Евгений Брик ни в коем случае не мешает ему общаться со своими близкими и родственниками.

Дочь Екатерина является студенткой МГУ. Она славится своей красотой, очень многие жалели о том, что она не выбрала карьеру актрисы. Некоторое время дочь Тодоровского состояла в отношениях с сыном другого известного режиссера Алексея Учителя.

Валерий Тодоровский с дочерью Екатериной

В последнее время многие говорят о том, что Валерий Тодоровской и Евгения Брик разводятся, конечно же, в семье бывают различные сложные ситуации, но они со всем справляются. Супруги действительно достаточно редко видятся, но это связано с востребованностью актрисы и режиссера. Информацию о разводе Брик и Тодоровский не подтверждали.Личная жизнь актрисы Евгении Брик складывается крайне удачным образом.

Валерий Тодоровский сейчас

Все это подтверждается совместными фотографиями, которые она часто публикует в своих социальных сетях. Актриса постоянно задействована в большом количестве проектов.

Виктория Токарева стала героиней программы «Судьба человека»

FTIMES – Подпишитесь на самое интересное в

Виктория Самойловна Токарева — прозаик, драматург и сценарист.

Многие относят произведения Токаревой к женской прозе, но ее книги не имеют гендерного оттенка.

Виктория Токарева входит в топ-10 наиболее издаваемых российских прозаиков.

Биография Виктории Токаревой

Виктория Шефтер, ставшая известной как Виктория Токарева, родилась 20 ноября 1937 года в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург). Имеет еврейские (по отцу) и русские (по матери) корни.

После школы хотела посвятить себя медицине, но после отклонения заявления пришлось учиться 4 года в музыкальном училище по классу фортепиано.

После окончания училища Токарева продолжила обучение в консерватории имени Н.А. Римского-Корсакова.

Когда Виктория вышла замуж, она уехала в Москву, где преподавала в музыкальной школе. Работа педагога ей не нравилась, и она устроилась редактором на киностудию «Мосфильм».

Как-то раз творческий вечер в школе свел Викторию Самойловну с известным советским детским поэтом Сергеем Михалковым, протекция которого помогла Токаревой стать студенткой ВГИКа и фактически предопределила ее судьбу.

Карьера писательницы

По словам Виктории, лет в 12-13 мама прочитала ей «Скрипку Родшельда» А.П. Чехова, и этот момент она считает своим «подключением в розетку» — тогда у нее родилось желание писать…

1964 год был знаковым в жизни Токаревой. В этом году Виктория напечатала свой первый рассказ «День без вранья», а также стала студенткой сценарного отделения ВГИКа.

Через 5 лет будущая писательница получила диплом сценариста и выдала первую книгу «О том, чего не было». В этом издании были собраны новые рассказы и повести, а также уже появлявшиеся в периодике.

В 1971 году Токарева стала членом Союза писателей Советского Союза.

В период с 1969 по 1991 год свет увидели 4 книги писательницы.

К 90-м годам Виктория Токарева входила в топ-10 наиболее издаваемых российских прозаиков.

Тематика произведений Токаревой различна, но более всего она любит исследовать психологию жизни женщин в больших городах, совмещение личной жизни с работой, эфемерный мир фантазии, не вяжущийся с тусклой реальностью, мечты и грезы слабой половины человечества.

В 2009 году вышла откровенная автобиографическая книга писательницы «Дерево на крыше», где главная героиня Вера (прообраз Любовь Соколова) – менее счастливая соперница Токаревой.

В 2012 году вышел сборник рассказов «Короткие гудки», который, как и все предыдущие издания, имел огромный успех.

В свое время произведения Виктории Токаревой перевели на английский, французский, датский, итальянский, немецкий, а также китайский языки.

За границей проза Токаревой воспринимается как феминистическая, отчего популярность только растет.

Интересным фактом можно считать тот момент, что все свои произведения Токарева пишет от руки, используя бумагу и ручку. Писательница не пользуется компьютером, считая, что талант – подарок Бога, а компьютер не сможет быть проводником данного таланта, потому что это просто машина.

Виктория Самойловна является членом Русского ПЕН-центра. В 1987 году талантливую писательницу наградили орденом «Знак Почета». Также Токарева в 1997 году была лауреатом премии Москва-Пенне.

2000 год принес Токаревой награду «За вклад в литературу и кино», который ей вручили на Каннском кинофестивале.

По первому сценарию Виктории Токаревой «Урок литературы» режиссер Алексей Коренев в 1968 году снял фильм. В основе этого сценария лежал первый рассказ писательницы.

В общей сложности по сценариям Токаревой разные режиссеры сняли более 20 кинофильмов. Наиболее известные: «Джентльмены удачи» (1971), «Мимино» (1977), «Шла собака по роялю» (1978), «Тайна земли» (1985), «Вместо меня» (2000), «Лавина» (2001).

Первые два – это совместные работы с Георгием Данелия.

Викторией Токаревой также написаны сценарии к известным сериалам «Важнее, чем любовь», «Первая попытка» и «Террор любовью».

Личная жизнь Виктории Токаревой

Многогранная личная жизнь Токаревой может послужить основой для отдельной книги, ведь ее биография содержит много неординарного, порой противоречивого.

Информации о муже Виктории Токаревой мало, поскольку он сам не любит публичность.

Известно, что по профессии муж писательницы Виктор Токарев (род. 1930 г.) – инженер, и у него синие глаза.

Любовь между Викторией и Виктором была с первого взгляда, брак скоропалительным, но прочным.

В 1965 году у Токаревых родилась дочь Наталья, скрепив союз навсегда. Внешне девочка была похожа на отца, но выбрала профессию сценариста, как и мать. Виктория считает дочь самым важным жизненным достижением. Нежелание травмировать ребенка удерживало Токареву в браке всю жизнь. Она и сейчас считает, что семья – главное для женщины.

Токарева никогда не скрывала, что имела на стороне романы, мужчины ею увлекались, но семью никогда не бросала. А мужу хватило терпения пережить все увлечения звездной супруги, даже продолжительный роман Виктории с Георгием Данелия.

Когда начался их роман, ей было 28 лет, а Данелия — 36, у него в тот момент была гражданская жена актриса Любовь Соколова.

В то же время сам Данелия отрицал отношения с Токаревой, говоря, что они просто вместе работали: «А это она все придумала. Токарева же писательница. Мы работали вместе».

Автобиографическая книга Токаревой «Дерево на крыше» рассказывает об отношениях писательницы с известным режиссером Георгием Данелия, а вот образ мужа опять затенен.

Виктория Токарева сейчас

Виктория Токарева и сейчас много пишет.

Ее любимое место обитания – подмосковная дача, любимая семья – муж, дочка, внучка и внуки, а также правнуки.

Она считает себя счастливой женщиной, которой повезло заниматься любимым делом, хотя ее героини и мечутся в поисках призрачной птицы удачи.

Талантливая писательница, признанная во многих странах, мечтает о домике у моря.

В октябре 2019 года Виктория Токарева стала героиней программы «Судьба человека», в которой рассказала подробности романа с Георгием Данелия.

Виктория Токарева и Георгий Данелия были не только прекрасным любовным, но и творческим союзом.

Из-за чересчур близкой связи звездной пары, их законные половинки даже не пытались встать между влюбленными.

Супруг сценаристки Виктор Токарев предчувствовал возникновение искры между «киношным» тандемом. По словам Токаревой, ее супруг Виктор был отлично осведомлен о романтических отношениях драматурга с легендарным режиссером:

«Он чувствовал. Мало того, что он почувствовал. Вся Москва была в курсе дела. Данелия часто вставал в каком-нибудь общественном месте и объявлял: «Я люблю Вику Токареву». При этом он смотрел по сторонам», — поделилась воспоминаниями Виктория Токарева.

Сценаристка утверждает, что уже через неделю после знакомства она и Георгий Данелия стали любовниками.

Супруга режиссера лояльно относилась к появлению у мужа любовницы. Жена знаменитости никогда не была против, чтобы влюбленные вместе посещали светские мероприятия.

«Она давала мне бусы, когда он выходил со мной в свет», — заявила писательница.

Как поведала Виктория Токарева, как-то Георгий Данелия даже сделал ей предложение руки и сердца. Правда, по телефону и ночью. Наутро выяснилось — режиссер ничего такого не помнит, так как был до неприличия пьян.

Клуб “Жива”

Сайт о психологии, светской жизни и всем интересном.

Георгий Данелия и Виктория Токарева. Роман длиной в 15 лет.

Иногда казалось, что они сами сочинили свой 15-летний роман. Без этой запретной любви не было бы гениальных сценариев известных и любимых фильмов. Но однажды режиссер и писательница оказались в западне своей страсти, и как из нее выбраться без потерь – не знали.

Виктория Токарева и Георгий Данелия в Доме Актера

В далеком 1963 году на вечеринке в Доме актера молоденькой школьной учительнице Вике все казалось диковинным и каким-то волшебным. Она не знала, кто этот худой усатый мужчина в очках, с которым ее усадили за один столик, но с интересом наблюдала, как быстро тот надирается в стельку. И вдруг под столом почувствовала ногу, недвусмысленно прижатую к ее коленке. «Ну надо же, двух слов друг другу не сказали еще, а он уже ноги двигает!» — подумала девушка. Она удивленно посмотрела на мужчину, но тот продолжал молча опрокидывать рюмку за рюмкой. К счастью, пьяного соседа вскоре проводили к выходу, где его ждало такси.

Те времена Виктория вспоминает с благоговением. Она только что вышла замуж и переехала из Ленинграда в Москву. Устроилась работать учителем пения в музыкальную школу. Но ее страстью были рассказы, которые Виктория строчила поздними вечерами и складывала в стол. Вскоре она стала студенткой сценарного факультета ВГИКа, а после публикации рассказа «День без вранья» — и известной писательницей. Ей было всего 26 лет, когда «Мосфильм» решил экранизировать произведение.

Она влетела в павильон «Мосфильма» словно на крыльях. «Знакомьтесь, это Георгий Данелия, художественный руководитель вашего проекта!» — Виктории представили усатого мужчину, которого она тут же вспомнила – сосед за столиком в ресторане! Он, конечно же, ее не узнал и пригласил поработать над сценарием дома.

На следующее утро девушка с волнением нажимала на кнопку звонка. Дверь открыла красивая пожилая женщина, пригласила войти. Это была мама Георгия Данелия – Мери Ивлиановна. «Наконец-то у тебя будет непьющий соавтор!» — сказала она сыну.

Вдохновленные страстью

Георгий Данелия работал над сценарием самозабвенно: не писал его, а разыгрывал в лицах. Виктория смотрела на маэстро с широко открытыми глазами, периодически заливаясь звонким искренним смехом. Чувствовала, что так смеяться неприлично, но ничего не могла с собой поделать. А Георгий влюбился в этот заливистый смех так, что вскоре не мог без него творить. Виктория приходила в его дом снова и снова. Садилась за печатную машинку, смеялась, готовила для Данелии кофе…

Их роман развивался постепенно, но в конце концов работу над совместным сценарием они перенесли со стола в постель. Их накрывал ураган страсти, во время которого Данелия периодически вскакивал и кричал: «Я придумал такую сцену…» Виктория понимающе улыбалась, закутывалась в простыню и бралась за бумагу – скорее записывать.

Влюбленные тайком целовались в подъездах и на остановках, обнимались в такси, запирались на ключ в гостинице во время творческих командировок. Пытались расстаться, но понимали, что не могут друг без друга. Их отношения были неправильными, неудобными. У Виктории – супруг и маленькая дочка. У Георгия – гражданская жена, актриса Любовь Соколова, и обожаемый сын Коля. «Любовь — как поезд, который сметает все на своем пути. И моральные запреты уже не работают…» — писала Виктория Токарева.

Их отношения длились 15 лет. Плодом этого творческого дуэта стали сценарии к фильмам «Джентльмены удачи», «Совсем пропащий», «Мимино». Благодаря общению с Данелия из учительницы пения получилась гениальная писательница – умная, тонко чувствующая, острая на язык.

«Гия, тебе нужно порвать с этой женщиной! У Коли должна быть полноценная семья.» — заявила Мери Ивлиановна. Данелия молча кивнул – он и сам все понимал. Но в итоге ушел в очередной запой.

Между долгом и любовью

Время от времени Георгий, изрядно выпив, направлялся к дому Виктории. «Я больше так не могу! Умоляю, давай жить вместе. Клянусь, я уйду от Любы. Я готов взять ответственность за тебя и твою дочь…» — бился в пьяной истерике режиссер. А на утро трезвел и даже не звонил. Все оставалось на своих прежних местах.

Виктория знала: стоит ей немного надавить – и Георгий сделает так, как она пожелает. Сначала хотела быть честной и уйти от мужа, обманывать которого больше не могла. Но удерживала от этого шага дочь: «Я не могла бы строить счастье на слезах своей дочки. У нее с отцом была и есть такая страстная, бесконечная любовь, что разлучать их значило бы просто мучить ребенка.» Да и зачем ребенку отчим, которому она не нужна?

Читайте также:  Дети Надежды Бабкиной

Виктория Токарева понимала: жизнь преподнесла ей редкий дар – настоящую, безумную любовь. Однако приносить в жертву страсти собственное дитя не собиралась. И все же стоило ей услышать в телефонной трубке родной до боли знакомый голос, как окружающий мир переставал существовать – она летела к любимому как мотылек на пламя.

Два потрясения

Со временем Виктория поняла, такие эмоциональные качели высасывают из нее все жизненные силы. «Вычерпал, разграбил, заставил страдать…» — карандаш летел по бумаге, словно палочка дирижера. Внезапно Викторию осенило: она может превратить свои страдания в творчество, а если повезет, то и в денежные купюры. Станет знаменитой и независимой, купит дом, о котором мечтала.

Так и случилось. Виктория Токарева стала популярной писательницей и нашла в себе силы порвать с Данелия. А он взялся за съемки фильма «Осенний марафон», в котором передал все свои чувства – метания интеллигентного человека между долгом перед женой и любовью к другой женщине. «В моей жизни было два потрясения. Первое – я сам. И потому я создал фильм «Не горюй». Второе потрясение – это ты. И я создал фильм «Осенний марафон»», — как-то сказал Георгий Николаевич Виктории.

Он позвонил, чтобы попрощаться

ITAR-TASS 22: SOCHI, RUSSIA. JUNE 6. Writer Viktoriya Tokareva is seen at the opening ceremony of the XVII Kinotavr Russian film festival. (Photo ITAR-TASS / Valery Matytsin) 22. Россия. Сочи. 6 июня. Писатель Виктория Токарева во время церемонии открытия XVII российского кинофестиваля «Кинотавр». Фото ИТАР-ТАСС/ Валерий Матыцин

В 1980 году умерла мать Георгия Данелии Мери Ивлиановна Анджапаридзе. Перед смертью она призналась, что считает главной любовью сына именно Викторию, и дала свое благословение на их брак. «Нет, мама!» — покачал головой Георгий. – Вику я передержал!»

Режиссер все-таки ушел из семьи и создал новую. Но не с Викторией, а с молоденькой журналисткой Галиной Юрковой. Узнав об этом, Токарева чуть не покончила с собой. «Я распахнула окно, но удержала мысль, что, спрыгнув с четвертого этажа, я могу навсегда остаться инвалидом…» — признавалась писательница.

Со временем она научилась жить без него: 20 лет они с Данелией не встречались и не общались. А потом услышала в трубке его голос… Он звонил, чтобы за все извиниться и окончательно попрощаться.

Мира Тодоровская: Врачи поступили нечестно, скрыв диагноз мужа!

Вдова великого режиссера не собирается возвращать миллион долларов министру культуры Мединскому

Вдова знаменитого режиссера возмущена позицией Министерства культуры, которое отказалось финансировать фильм «Оглушенные тишиной». Замысел этой картины Петр ТОДОРОВСКИЙ вынашивал несколько лет. Написал сценарий, но приступить к съемкам не успел – 24 мая этого года его не стало. Уход Петра Ефимовича, с которым Мира Григорьевна прожила более полувека, – ее боль и незаживающая рана. В память о любимом человеке она решила сделать этот фильм сама.

Над сценарием фильма о Второй мировой войне «Оглушенные тишиной» Петр Тодоровский работал пять последних лет жизни.

– Денег на съемки дали мало, – сокрушается Мира Григорьевна. – Нельзя начинать работу, когда три четверти картины не профинансированы. Теперь мы должны вернуть выделенные деньги – порядка миллиона долларов, но я их не отдам. Пусть министр культуры Владимир Мединский подает на меня в суд.

– Почему же, думаете, картину не профинансировали?

– Наверное, решили: не тот сценарий. Действие происходит в 1945 году, в Германии. Главный герой, Сергей, влюбляется в немецкую девушку и везет ее с собой на знаменитую встречу на Эльбе. В Сергея стреляет бывший мэр немецкого городка, но немка заслоняет любимого собой и погибает. За связь с немцами нашего солдата отправляют в Сибирь. Петр Ефимович сам был на Эльбе, и аналогичный случай произошел у него на глазах. Для работы нужны немалые деньги, пока их нет, но нам обещают найти их через один из фондов.

– Если все сложится, режиссером картины станет ваш сын Валерий Тодоровский?

– Я сама все сделаю. Валера мне сразу сказал: «Не думай, что я буду снимать этот фильм!» Он жуткий паникер и очень щепетильный. Терзал меня, когда я решила сама снимать «Жену Сталина». Твердил: «Это будет позор семьи!» Я передала весь материал на канал ВГТРК. Через две недели позвонил замдиректора ВГТРК Сергей Шумаков : «Мира Григорьевна, я вас люблю». А Валере сказал: «Ваша мать сняла потрясающее кино». Тогда он успокоился.

Пётр влюбился в Миру с первого взгляда. Предложил переехать к нему. А через два часа позвал замуж. Они были счастливы до его последнего часа

С Мирой Тодоровской мы встретились на кинофестивале «Окно в Европу». В рамках программы «Событие» там показали фильм Марлена Хуциева «Был месяц май» (1970 г.) – в этой картине о последних днях войны Петр Ефимович сыграл советского офицера.

Каждое лето Мира Григорьевна приезжает в Выборг и всегда останавливается в одном отеле – в номере с видом на залив. Но в этот раз традиции пришлось изменить.

– Поселили меня на верхнем этаже, а там народу – точно комариный рой, – посетовала Тодоровская. – Пришлось переехать в другую гостиницу.

– На днях со мною произошла странная история, – делится моя собеседница.- Я шла через парк на рынок, и тут ко мне подошла женщина: «Вы будете жить до 93 лет. Вижу, что у вас было два удара: один в сердце, второй – в здоровье через ногу». Сказав это, она не стала просить денег, как это делают цыганки, да и на цыганку не была похожа. Я никогда не ходила к гадалкам, но тут мне стало не по себе. Я очень тяжело переживала смерть мужа. Старалась держаться, пыталась уйти в работу, чтобы не плакать. Но это обернулось гипертоническим кризом и микроинсультом. Я похудела на 10 кг – заставляю себя есть хотя бы по чуть-чуть. И нога до сих пор болит – точно, как сказала та женщина в парке. Хорошо, что сын в самое трудное время был рядом. Когда случился криз и меня везла «скорая», Валера ехал следом.

– Он по-прежнему с вами?

– Валера в Соединенных Штатах с женой Евгенией, а я осталась с кошкой Сильвой – любимицей Петра Ефимовича. Зимой переедем с ней из загородного дома в городскую квартиру. Кстати, наш дом возведен на фундаменте, где раньше стоял домик Владимира Высоцкого и Марины Влади. Мы купили его у драматурга Эдуарда Володарского .

Он попал на фронт в самый разгар войны – летом 43-го. И встретил День Победы на Эльбе

Любовь

– Вы были счастливы в браке?

– Особенно во второй половине жизни. Тодоровский был потрясающим мужем, называл меня ласково Маримбочка. Мы познакомились в Одессе. Я была студенткой Института инженеров морского флота, жила в общежитии. У Петра Ефимовича была квартира на Фонтанной. Первым со мною познакомился его друг – поэт-фронтовик Григорий Поженян . С Петром мы встретились позже. Он написал песню для студенческого ансамбля. Пришел на просмотр, увидел худенькую девочку на сцене и влюбился.

– Разница в возрасте вас не смущала?

– Я понимала, что он взрослый мужчина, – я же не первая жена Тодоровского. До меня он был женат на актрисе Надежде Чередниченко , сыгравшей в фильме «Первая перчатка». Вспоминая их брак, Петр Ефимович говорил: «Зачем бедному еврею такой дворец?» – в том смысле, что она богатая, красивая, а он скромный украинский мальчик.

Все свои фильмы он пропускал через сердце

– И вы поехали с ним в киноэкспедицию в Ленинград, практически его не зная?

– Тодоровский предложил: «Пока меня не будет, можешь пожить в моей квартире». Но через час позвал в экспедицию. А еще через час заговорил о женитьбе. Свадьбу мы сыграли в Ленинграде. Денег не было – продали мои золотые часики, чтобы купить кольца. Поженян предложил собраться у его друга – им оказался знаменитый писатель Александр Володин . Когда муж взял гитару, Володин подсел к нему. На следующий день они сочинили песню, которая звучит в одном из спектаклей БДТ Георгия Товстоногова . А до загса тогда мы так и не дошли.

– Получается, Тодоровский отбил девушку у друга?

– Поженяну я нравилась, но Тодоровский «пришел, увидел и победил». Вернувшись в Одессу, я стала писать сценарии для научно-популярного кино. Через год родился Валера. Муж тогда работал с Булатом Окуджавой над сценарием к фильму, и, хотя его закрыли, это их не остановило. В 1965 году на Венецианском кинофестивале их фильм «Верность» получил приз за лучший дебют.

– Петр Ефимович был верным мужем?

– Мне не надо было решать, уходить или нет, ни разу не стояла на пороге с чемоданом. Хотя, возможно, у Петра и были женщины, многие влюблялись в него. Но я прожила с ним 52 года в радости.

ТОДОРОВСКИЙ сочинял изумительные мелодии и выступал дуэтом со многими артистами. Самый ярким был, безусловно, концерт с Гариком СУКАЧЁВЫМ

Внуки

– Давно хотела узнать: почему Тодоровский, сняв блистательную Инну Чурикову в «Военно-полевом романе», больше никогда не приглашал ее?

– Муж Инны Глеб Панфилов ревновал ее к Тодоровскому и не разрешал сниматься. Ему хочется, чтобы Инна играла только у него.

– Многие актрисы, снявшись у него, становились суперзвездами. Например, Елена Яковлева. Как складывались их отношения?

– Муж поначалу не хотел брать Лену в «Интердевочку». Говорил: «У нее ноги заворачиваются в веревочку, какая из нее проститутка?» Это я его уговорила – на той картине я была продюсером, нашла 200 тыс. долларов для съемок в Швеции. Если бы я была хозяйкой фильма, обеспечила бы семью на годы вперед. Но государственная студия во главе с Досталем забрала у меня все. Кстати, Армен Медведев , возглавлявший в то время совет по кино, на вопрос: «Как вы допускаете, что снимается фильм о проститутках?» – ответил: «Успокойтесь, что бы ни снимал Тодоровский, это будет фильм о любви».

Сын продолжил дело Петра Ефимовича (на фото – Валерий ТОДОРОВСКИЙ с женой Евгенией БРИК)

– Мира Григорьевна, врачи говорили вам, что Петр Ефимович смертельно болен?

– Нет. И я думаю, это нечестно – они должны были сообщить диагноз и как-то нас подготовить. Ни муж, ни я – никто не думал о смерти. В свой последний день Петр Ефимович ходил по палате, шутил. Валере сейчас особенно тяжело – он обожал отца.

– У Валерия много детей, ваших внуков. Они теперь – его отрада. Как у них дела?

– Да, сын и дочь от первого брака и четырехлетняя Зоечка, которая родилась у Валеры и его нынешней, второй жены Евгении Брик . Зоя пошла в деда – очень музыкальная, повторяет мелодию на слух. Красавица – глаза, как два озера, – вылитая мама. Жаль, внучку я вижу редко, она с родителями живет в США. Они считают, что ребенку полезен тамошний климат, хотя я этого не одобряю.

– К обеим невесткам вы относитесь как к дочерям?

– Валера рано женился, так сложилось. Я не хочу говорить о его первой супруге ( Наталья Токарева – дочь писательницы Виктории Токаревой . – Н. М. ) – там дети, мои внуки. Вторая жена сына Евгения намного моложе Валеры. Она актриса, очень много снимается. Зоей занимается бабушка, мама Жени.

Виктория Токарева рассказала о романе с Данелия и жизненной мудрости

Я не могла оттаскивать дочь от родного отца и тащить к другому — чужому дядьке, которому она совершенно не нужна

01.09.2016 в 17:16, просмотров: 56712

Правила ее жизни гениально просты: делать только то, что нравится. При этом она в отличие от любимой жены саудовского шейха, дочери нефтяного магната или подруги сердца банкира за все свои «хочу» платит сама. Для этого надо всего ничего: в 26 лет сочинить рассказ «День без вранья», написать сценарии картин «Джентльмены удачи» (совместно с Георгием Данелия), «Мимино», «Шла собака по роялю» и других.

— Виктория Самойловна, а у вас получается жить без вранья?

— Получается после пятидесяти. Раньше мои главные приоритеты были любовь и творческий успех. А к этому возрасту уже покончено и с тем, и с другим. Успех добыт, любовь вычерпана. Все в порядке.

Читайте также:  Дети Александра Литвина

— А когда вы влюблялись в последний раз?

— В 57 лет. И это было ужасно. Во-первых, пятьдесят семь — это уже много, а во-вторых, того человека можно обозначить тремя буквами — чмо.

— Вы как-то сказали про Сергея Довлатова: «Он бы меня соблазнил и бросил на другой день, и я бы его возненавидела». Безответная любовь — это не про вас?

— Если я вижу, что ответной любви быть не может, я просто не иду на эти отношения. А с Довлатовым мы даже не были знакомы, но все произошло бы именно так. Он был очень востребован, очень красив и имел большой выбор.

— Но почему потом обязательно ненавидеть? Разве нельзя быть благодарным за какие-то прекрасные мгновения?

— Нет, нельзя. Благодарность строится на чем-то основательном, фундаментальном.

— Вы сохранили копию любовного письма, которое написали Георгию Данелия на пике чувств. Как это возможно — думать о втором экземпляре, когда эмоции преобладают над разумом?

— (Смеется.) Это чисто профессиональное. Я знала, что такой пик чувств я вряд ли еще испытаю. Однажды я сломала ногу. Был поздний вечер, почти ночь, а в нашем дачном поселке все живут за высокими заборами. Лежала я на снегу и думала о том, что я чувствую, потому что знала: это может мне пригодиться. Не было ни отчаяния, ни паники, даже боль не ощущалась.

— Почему среди тех, кого вы называете архитекторами вашей жизни, нет ни одного женского имени?

— Если и была какая-то женщина, то только моя мама, которая создала мне такие невыносимые условия, что я должна была бежать от нее куда-то подальше. Она меня тиранила и при этом очень любила.

— У вас не было в детстве мысли: вот я умру, и тогда все поймут, но будет уже поздно?

— Было, конечно. Это заложено в детской психологии.

— Вы унаследовали что-то от мамы, кроме внешнего сходства?

— Характер, наверное. Я тяжелая. Мне очень часто дочка говорит: «Привет от Натальи Степановны!» О родителях я написала хорошую книгу «Муля, кого ты привез?»

— Именно этими словами мать вашего папы встретила его юную избранницу, вывезенную из-под Донецка.

— Мне недавно сестра привезла фотокарточку, где вся семья моего отца в сборе, и среди них моя мать. Это, я вам скажу, такая белая ворона! Такая деревня! Я не могла понять, где были его глаза. Но, видимо, их брак нужен был для того, чтобы родилась я. Значит, он не был случайным, это провидение Господне.

— Как вы думаете: если бы ваш отец не умер так рано, в 36 лет, он бы сохранил семью или все-таки нашел бы другую женщину — по образу и подобию?

— Думаю, что родители жили бы вместе. Существует такое понятие, как чувство семьи. У одних оно есть, а у других отсутствует. Это прежде всего чувство ответственности. Мой отец никогда не ушел бы от матери, имея двух дочерей, а мать никогда бы не бросила отца по той же причине.

— Вы никогда не рассказываете о своем муже. Известно только, что он инженер с синими глазами. Это была любовь с первого взгляда и скоропалительный брак, оказавшийся прочным.

— Есть женщины, которые любят мужчину больше, чем ребенка. А есть женщины, которые детей любят больше всех на свете, и мужчина занимает уже следующее место. Я из этих вторых. Я не могла бы строить счастье на слезах своей дочки. У нее с отцом была и есть такая страстная, бесконечная любовь, что раздирать их, растаскивать значило бы просто уродовать ребенка. Я не могла оттаскивать дочь от родного отца и тащить к другому — чужому дядьке, которому она совершенно не нужна. И в этом причина моего долгого и непрекращающегося брака. А когда я вижу семьи, где у мужа одни дети, у жены — другие, это как будто искусственное. Потому что любовь-страсть между мужчиной и женщиной проходит, а остается только разное прошлое.

— Но у вашей дочери брак с Валерием Тодоровским не сложился…

— Валерий Петрович Тодоровский очень хорошо себя повел в этой ситуации. Он без памяти любит своих детей и очень их поддерживает.

— То самое чувство семьи — якорь, который вас всегда удерживал, но были, наверное, мгновения, когда вы готовы были сорваться?

— Не только мгновения…

— У вас есть счастливое ощущение, когда можно сказать: «Я выиграла свою жизнь». А что могло стать проигрышем? Если бы вы остались учительницей пения?

— Да. Это было бы ужасно.

— Вы общаетесь с Георгием Данелия?

— Сейчас мы общаемся очень много. Разговариваем по телефону два-три раза в неделю, и все, что он говорит, мне безумно интересно. Несмотря на возраст и болезни, его мозги работают, как раньше, и юмора — море. Внутренний мир не тронут, и индивидуальность не полиняла.

— В вашей жизни это тоже была одна из самых ярких страниц.

— Самая яркая! Дело в том, что он очень интересный человек. Господь Бог создал природу, животный мир, но он не может выразить себя через шум дождя, через лай, мяуканье или кваканье, он может выразить себя только через человека. Но не через каждого, а через очень редкие экземпляры, которые он выбирает. Данелия — один из них.

— Когда начался ваш роман, вам было 28, Данелия — 36, а его гражданской жене, актрисе Любови Соколовой — 46. Она, как луна перед рассветом, на вашем фоне исчезла с его небосклона.

— Она никогда и не была в зените. Просто она родила ему замечательного сына, который составил счастье всей семьи. Я помню Колю, это был очень красивый и талантливый мальчик. Данелия его любил и любит до сих пор, несмотря на то, что Коля ушел рано, в 25 лет. Когда я сейчас вижу по телевизору молодые фотографии Георгия Данелия, я замечаю, как похож был на него Коля.

— Его мама, Мери Анджапаридзе, ваш роман не приветствовала.

— Мама вначале была в меня влюблена. Это потом она не приветствовала, когда стало все опасно. И я ее сейчас очень хорошо понимаю. Она хотела, чтобы у Коли была полная семья. Это нормально.

— А вы тогда не испытывали угрызений совести?

— Моменты были, конечно, но любовь — как поезд, который все сметает на своем пути. И моральные запреты уже не работают.

— Виктория Самойловна, меня завораживает ваша открытость. Такими бывают только самодостаточные и независимые люди.

— Это во-первых, а во-вторых, врать унизительно. И если можно не врать, то это очень удобно. Бывают унизительные подробности, которые не хочется из себя вытаскивать, но в моем прошлом ничего унизительного нет. Есть только то, что является поводом для прекрасных рассказов. Художественное произведение интересно тогда, когда узнаваемо, когда в нем все — правда. Я пишу о том, что происходит в жизни практически каждой женщины.

— Многие узнают себя в ваших героинях.

— Однажды позвонила женщина со скандалом: «Кто вам рассказал мою историю?» Я спросила: «Какую? — «Я ехала отдыхать, и наша машина перевернулась. Я попала в больницу и влюбилась во врача».

— А вы узнали себя в фильме «Осенний марафон»?

— Не совсем, потому что Алла была машинисткой, а я — писателем. Это разные социальные слои. Вот она печатает, сидя, сгорбившись, за машинкой, а писатель — это другой уровень. Машинистка зарабатывает гроши, ищет приработок, а писатель, если он еще и сценарист, идет в другом материальном коридоре. И потом я была замужем и с ребенком, а Алла одинокая. Общее у нас только то, что Бузыкин был женат. Вот и все.

— В общем, параллелей нет?

— Параллели есть, потому что Александр Володин писал свою историю. У него была именно такая Алла, которую он очень любил. А у Данелия — другая история, и он пытался эту Аллу ко мне подтянуть. И к концу работы они даже поссорились.

— Вы еще и очень независимы в отличие от Аллы. В этом ваша сила. Но не хотелось хоть однажды стать слабой женщиной?

— Не понимаю, что значит быть слабой. Моя независимость — от материальной независимости и от профессиональной состоятельности.

— Но в советское время ваши книги выходили редко.

— Книги редко, а фильмы часто. Тогда сценарий стоил, как машина «Волга». А сейчас — как «Вольво».

— На что вам не хватает сегодня денег?

— Чтобы купить остров, хотя на самом деле он мне не нужен. Мой дом — это мой остров.

— Вы только что закончили новую книгу.

— Я ее еще не читала. Только написала, и все.

— Вы сказали, что теперь будете полгода отдыхать. Чтобы родник наполнился?

— Нет, мне просто надоело.

— Может, вы просто устали, пройдет время — и вам захочется вернуться к столу?

— Может быть, и так.

— А кто вам нравится из нынешних прозаиков?

— Мне нравится Прилепин. Он очень талантливый человек. Но очень брутальный. Читала его рассказ, где он описывает убийство: как взял его за волосы и семь раз ударил затылком об асфальт со всей яростью и злобой. Семь раз! Пока изо рта не пошли кровавые пузыри. Так написано, что я почувствовала, как убивают.

— Раньше вам нравился Лимонов.

— И сейчас нравится. Это очень большой писатель. Из-за известной сцены с негром на помойке в книге «Это я — Эдичка», внушившей людям такое отвращение, никто не хочет видеть главное — его отчаяние от потерянной любви. Это ведь его самоубийство, его суицид. Довлатов говорил о Лимонове, что как личность он ничтожен. Мне он близок по своему проценту правды, которая вспарывает пространство.

— Кто еще в вашем коротком списке?

— Петрушевская, хотя у нее другое, какое-то изломанное сознание. Очень люблю Толстую, она в последнее время пишет короткие вещи, например, как она варит холодец. Или рассказывает, как утонул «Титаник»: вроде все знают, а все равно очень интересно.

— Было время, когда книги Татьяны Устиновой шли нарасхват.

— Ни одной не читала. Хотя саму Устинову очень люблю.

— Дарья Донцова тоже очень плодовитая.

— Она такая очаровательная, и нежная, и трогательная. Болела, выздоровела и всем об этом рассказала. Некоторые думают, что она себя так пиарит. А я верю, что это было на самом деле, и всегда, когда ее вижу, радуюсь, что она здорова и жива. И пусть пишет свои иронические детективы, раз хочет. Но я их не читаю, потому что я люблю другую иронию. А именно иронию Фазиля Искандера, Сергея Довлатова, Александра Володина.

— Вы на своем острове вдали от политики?

— Я вовсе не вдали.

— Вы по-прежнему первый тост поднимаете за Горбачева?

— Теперь уже нет. Но перестройка дала мне очень много. Именно в перестройку я заключила договор со швейцарским издательством. И сумела на эти деньги построить дом, который составил мое счастье. Так что недооценивать Горбачева — несправедливо. У моего поколения появилась возможность хорошо одеваться, чего не было во времена СССР.

Благодаря Горбачеву у меня даже появилась норковая шуба. Был такой случай. Мы с Эдвардом Радзинским путешествовали по маршруту Самарканд — Хива — Бухара, и нас принимал председатель колхоза. Стояла осень, но было, как ни странно, холодно, и я взяла с собой легкую норковую шубку. Председатель подал мне ее и сказал: «Иди ко мне в гарем!» Я удивилась: «Мне уже 40 лет, зачем тебе такая старая жена?» Он ответил: «Женщина, которая приносит в дом доход, ценится как молодая!» — «А с чего ты взял, что я приношу доход?» — «Вон на тебе какое пальто! Сколько из него шапок можно нашить!»

— Статусные вещи имеют для вас значение? Если платок, то от Эрме, если сумка, то Диор.

— У меня есть косыночка «Берберри», которую мне подарила Лариса Рубальская. У меня есть две брошки, эмаль в золоте, которую мне подарил Олег Митяев, вернее, его жена Марина Есипенко. У меня есть профессия, которая составляет мое счастье, двое внуков и правнук Илья невиданной красоты. И больше мне ничего не надо.

— В вашем поселке, наверное, много историй с людьми происходит. Или ничего не доносится из-за высоких заборов?

— Все доносится, но я их не обсуждаю, а то мне дом подожгут.

Заголовок в газете: Жизнь без вранья
Опубликован в газете “Московский комсомолец” №27193 от 2 сентября 2016 Тэги: Дети , Книги Персоны: Лариса Рубальская

Ссылка на основную публикацию