Дочь Ирины Прохоровой

Журналистка Ирина Прохорова: биография, карьера, личная жизнь

Ирина Прохорова известна общественности в первую очередь как сестра известного политического деятеля Михаила Прохорова. Ее личные достижения при этом несправедливо утеряны в тени славы влиятельного брата. Умная, красивая женщина, грамотный литературовед и политический деятель, руководитель благотворительного фонда и просто веселый человек – все эти эпитеты об Ирине Дмитриевне Прохоровой.

История семьи Прохоровых и детство будущей журналистки

Ирина Дмитриевна Прохорова родилась 03.03.1956 года в Москве. Отец Ирины, Дмитрий Ионович, занимал в то время высокую административную должность в Советском Союзе. Он был главой Управления международных связей Госкомспорта СССР. Мама Ирины, Тамара Михайловна, была ученой. Она работала в Московском институте химического машиностроения на кафедре полимеров. При этом сама Ирина отзывается о родителях как о простых служащих.

История семьи Прохоровых начинается в Смоленской области. Предки Дмитрия Ионовича были крестьянами. Прадед Ирины по отцовской линии переселился в Сибирь, где вел довольно неплохо хозяйство и впоследствии был раскулачен и бежал.

Тамара Михайловна продолжила в своем лице род врачей и ученых. Ее предки также были учеными и занимали достаточно высокие должности. Отец Тамары Михайловны был наркомом здравоохранения в Дагестане. Бабушка Ирины Анна была талантливой ученицей известнейшего ученого Зильбера. Но карьера микробиолога не сложилась, так как в окна постучала война. Отправив дочь в эвакуацию, бабушка Ирины занималась разработкой лекарств в столице.

В 1965 году, когда Ирине было 9 лет, в их семье произошло пополнение. Родился сын Михаил – нынешний известный миллиардер и политик современности.

С детства Ирина отличалась незаурядным умом, любила читать. Она коллекционировала марки, хорошо училась в школе, имела способности к литературе и естественным наукам.

После выпускного, будучи на пороге новой жизни, Ирина долго не могла определиться с выбором профессии. Перед ней был выбор: пойти по стопам матери или выбрать литературоведение.

В итоге после окончания школы Ирина Прохорова подала документы в Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова на факультет филологии. Несмотря на полученную золотую медаль и прекрасные баллы, Ирина поступила с трудом, выдержав апелляцию. Ирина Дмитриевна Прохорова окончила аспирантуру МГУ, защитив кандидатскую диссертацию по английскому модернизму, взяв за основу книги Толкиена.

Карьера Ирины Прохоровой

После защиты диплома Ирина Дмитриевна осталась в университете и планировала посвятить жизнь Академии наук. При этом она работала на телевидении и была редактором журнала “Литературное обозрение”.

Распад Советского Союза стал толчком для Ирины Прохоровой. И в 1992 году она по настоятельной рекомендации и при моральной поддержке брата основала свой журнал “НЛО” (“Новое литературное обозрение”).

Карьера российской журналистки Ирины Прохоровой стремительно пошла вверх. На сегодняшний день издательский дом, возглавляемый ею, выпускает три гуманитарных журнала (к дебютному прибавились “Неприкосновенный запас” (1996 год) и “Теория моды” (2006 год)), а также 22 книжные серии.

В 1993 году журналом “НЛО” была организована научная конференция “Банные чтения”. И вот уже более 20 лет она проводится ежегодно.

В 1996 году она возглавила судейскую комиссию литературной премии “Русский Букер”.

Политическая деятельность

Огромное место в биографии Ирины Прохоровой занимает политическая и общественная деятельность.

В 2012 году брат Ирины Михаил Прохоров баллотировался в президенты на выборах. Ирина Дмитриевна Прохорова стала его доверенным лицом во время предвыборной кампании.

В это же время она отказалась от предложения занять должность главы Общественного совета при Министерстве культуры Российской Федерации.

В конце 2013 года Ирина Дмитриевна была назначена руководителем Федерального гражданского комитета партии «Гражданская платформа». Но, как призналась Ирина, политическая деятельность ей не по душе, а раскол партии из-за несогласованности действий и мнений по поводу присоединения АР Крым к России и вовсе лишил ее желания возглавлять эту партию. В 2014 году она отказалась от занимаемой должности, но тем не менее осталась членом данной политической организации.

Активная общественная позиция

В 2004 году был организован благотворительный фонд Михаила Прохорова, который возглавляет Ирина. Этот фонд занимается вопросами культурного наследия страны.

Начиная с 2012 года Ирина Дмитриевна Прохорова является ведущей телепередачи “Система ценностей”. Она также ведет авторскую телепрограмму на радио.

Ирина Прохорова является активным общественным деятелем. Она – глава совета экспертов благотворительной организации Михаила Прохорова, занимается организацией и проведением фестиваля современного искусства в городе Норильске.

Достижения и награды

Российская журналистка Ирина Прохорова – обладатель множества премий и наград:

  • Госпремия РФ в области литературы и искусства 2002 года.
  • Награда русской эмиграции Liberty.
  • Кавалер двух орденов Франции.
  • Получила звание “Меценат года” на вручении премии “Звезда Театрала”.
  • Вошла в рейтинг 100 самых влиятельных мировых представительниц прекрасного пола.

Это далеко не все звания и награды, которых удостоена эта удивительная женщина.

Личная жизнь

О личной жизни Прохоровой Ирины Дмитриевны известно немного. Она была замужем, родила дочь Ирину, которая получила экономическое образование и занимает должность исполнительного директора в Фонде Михаила Прохорова.

Племянницу Михаила Прохорова в детстве обзывали «оборванкой»

Ирина Прохорова рассказала журналистам о том, какие лишения терпела в раннем возрасте. Племянница миллиардера поведала, почему развелась с супругом, и кто теперь ей помогает воспитывать дочь и сына. Также Ирина намекнула на новый роман.

Ирина Прохорова – редкий гость на светских раутах. Она успешна в профессии, большую часть времени посвящает работе. Племянница миллиардера служит исполнительным директором благотворительного Фонда Михаила Прохорова. Также Ирина воспитывает двух детей: дочь Александру и сына Михаила. Два года назад успешная бизнес-леди рассталась с супругом после пятнадцати лет брака.

Однако детство племянницы бизнесмена было не самым счастливым. Ее семья жила довольно скромно. Ирина вспомнила случай, когда ее обзывали «оборванкой» на детской площадке.

Сегодня Ирина живет в Подмосковье в двухэтажном особняке в поселке «Горки-6». Прохорова купила дом вместе с мужем, бывшим газовым топ-менеджером. Супруги познакомились во время учебы в Финансовой академии при Правительстве РФ.

По мнению Прохоровой, в тридцать – тридцать пять заканчивается юность, поэтому человек уже четко понимает, чего хочет от жизни. Ирина отметила, что если судьба разводит супругов, не нужно сохранять брак ради детей.

«Я видела много семей, где родители не стали разводиться и полностью изломали детям психику. Сохранить человеческие, дружеские отношения после развода гораздо лучше для детей. Нам это удалось», – подчеркнула бизнес-леди.

Ирина сама пережила развод родителей, когда ей был год. Мама Ирина Дмитриевна Прохорова воспитывала наследницу одна. «Период лет до десяти-двенадцати был для меня невеселый. Потому я, например, не люблю бывать в нашей квартире – мы жили на улице Кибальчича у метро «ВДНХ». В детстве я болела, потом один за другим умерли дедушка с бабушкой, о чем мне долго не говорили. Моей маме пришлось в те годы особенно тяжело: она работала, ухаживала за умирающими родителями, воспитывала меня одна», – рассказала Прохорова.

Ирина призналась, что в жизни очень застенчивый человек. Прохоровой сложно находиться в незнакомой компании. Однако, если бизнес-леди с кем-то дружит, то эти отношения навсегда.

Прохорова подчеркнула, что в воспитании наследников Саши и Миши ей помогает мама. Ирина Дмитриевна приезжает к дочери в особняк на выходных. «Мама никогда не повышает голос. Если дочь начинает капризничать, тихо говорит: «Сашенька, пожалуйста, успокойся, я тебе сейчас расскажу одну историю, которая со мной приключилась…» Она считает, что так ребенок будет понимать: взрослые не какие-то идеальные люди, которые никогда не ошибаются, не плачут», – заметила Ирина.

Прохорова рассказала и об отношениях детей с двоюродным дедом Михаилом Прохоровым. Миллиардер может проявить и строгость к домочадцам. «Помню, когда мы еще жили вместе в Сколково, Саша каталась по дому на детской машинке и заехала в Мишину гостевую комнату, а он как раз вернулся с друзьями. Все говорят нам: «Ой, Ира, Саша, здравствуйте!» – а Миша решил проявить строгость и говорит: «Что это ты так поздно здесь катаешься?» Моя дочь смерила его взглядом, сказала: «Мне сейчас некогда разговаривать», – и уехала. Все смеялись, а он стоит и растерянно на меня глядит», – поделилась воспоминанием Ирина.

Прохорова рассказала, что ненавидит спортзал, а стройную фигуру поддерживает, занимаясь экзотическими танцами. Например, она практикует трайбол – это смесь танца живота, индийских и современных танцев.

Ирина намекнула в интервью изданию «Tatler» , что на сегодняшний день влюблена, однако имя избранника предпочла не называть. «Но вы знаете, обычно говорят: «Я влюблена, как в шестнадцать лет». А я теперь знаю, что надо говорить: «Я влюблена, как в тридцать шесть». Это совершенно другие ощущения», – подметила Ирина Прохорова.

Племянница миллиардера Ирина Прохорова — новое лицо культурной светской жизни

«Лет, наверное, в восемь или девять у меня была подружка, семья которой по советским меркам жила очень хорошо: отец возглавлял МУР или что-то в этом роде. Как-то раз зимой мы с ней играли у школы в нашу любимую игру. Разбегались, падали на живот и катились по льду на асфальте. Катаемся, и тут за ней приходит бабушка. Резко поднимает подружку с асфальта и начинает ругать: «У тебя такое дорогое красивое пальто! Ты хочешь быть как эта оборванка? На нее смотреть противно!» Оборванка была я. Они ушли. А я до сих пор помню, как смотрела им вслед и думала: «Я вырасту, и у меня будет столько красивых пальто, что тебе даже и не снилось».

Где теперь та бабушка? А пальто вот оно, красивое, из соболя. Племянница форбса номер четырнадцать входит в нем в свой кабинет в штаб-квартире группы «Онэксим» на Тверском бульваре. Здесь тридцатишестилетняя Ирина Прохорова служит исполнительным директором благотворительного Фонда Михаила Прохорова. Исполнять есть что: ежегодный бюджет – триста миллионов рублей, и работает он от Костромы и Нижнего Новгорода до самых до окраин. В дорогом сердцу Михаила Дмитриевича Норильске поддерживает фестиваль фильмов о правах человека «Сталкер». В Хакасский национальный краеведческий музей имени Л. Р. Кызласова фонд привозил экспертов из Канады и Германии.

Тридцать пять миллионов рублей стоит одна лишь Красноярская ярмарка книжной культуры, с которой Ирина только что вернулась. Одиннадцать лет назад Михаил Прохоров решил знакомить самый восточный город-миллионер России и по совместительству столицу своей бизнес-империи с новинками столичных книгопечатников. Теперь ярмарка – это международный фестиваль, мультимедийный настолько, что под него каждый ноябрь освобождают филармонию, театр оперы и балета, дом кино и еще половину Красноярска. В 2017-м в столицу Сибири доставили тридцать пять тонн книг, а также послов Дании и Исландии, Российский национальный оркестр Михаила Плетнёва. В позапрошлом, юбилейном для ярмарки году красноярцам читал лекции кинокритик Антон Долин, играл вундерпианист Дмитрий Шишкин, Константин Богомолов показывал свой спектакль «Гаргантюа и Пантагрюэль».

«В России ничего нельзя накопить. С тобой остается только образование и настоящие друзья».

С режиссером Константином Богомоловым на дне рождения «Гоголь-центра», 2017.

Читайте также:  Дети Марии Машковой

Интересуюсь у Ирины, встречали ли сибиряки утонченную богомоловскую феерию так же радушно, как занимательное киноведение Долина.

– «Гаргантюа и Пантагрюэль», я считаю, один из шедевров Константина, – отвечает Прохорова. – Именно сложные интеллектуальные сюжеты ему удаются лучше всего. В Красноярске спектакль приняли на ура. Зрители подходили и говорили: «Спасибо, что привозите такие интересные проекты, а не старорежимные постановки». Современное искусство может нравиться или не нравиться, но если регулярно его не показывать, его не будут знать и понимать. Для этого и создавался фонд – чтобы разрушить культурную изоляцию регионов.

Список финалистов литературной премии «Нос», чье гоголевское название расшифровывается как «новая словесность», тоже формируется в Красноярске. Но вручает премию Фонд Прохорова все же в Москве – за «новые тренды в современной художественной словесности на русском языке». В шорт-листе трендов этого года – Дмитрий Глуховский, Герман Садулаев, Владимир Сорокин. Каждый финалист получает сорок тысяч рублей, победитель – семьсот тысяч и статуэтку в форме важнейшей части тела коллежского асессора Ковалёва.

Девятая церемония вручения «НОСа» пройдет в начале февраля, как обычно, в «Гоголь-центре». Как можно ожидать от создателя политической партии «Гражданская платформа», лучшего писателя выбирают на основе демократической процедуры. На сцене театра устраивают дебаты членов жюри, из зала им задают вопросы. Потом жюри и простые читатели голосуют. Затем подсчет – сложный, как на выборах президента США. Митингов по итогам, правда, еще не устраивали.

Председателем жюри литературной премии работает все тот же режиссер Богомолов. Спрашиваю Ирину, не потому ли в фонде придумали с этого года вручать еще и приз профессионального сообщества?

Нынешний номинант Сорокин мало того что многолетний источник богомоловского вдохновения, так еще и автор либретто его майской премьеры в Музтеатре Станиславского и Немировича-Данченко – оратории Генделя. А у председателя жюри «Носа» по регламенту два голоса. Не обвинит ли общественность режиссера «Гоголь-центра» в использовании служебного положения?

– Свой второй голос председатель жюри использует, лишь когда финалисты набирают одинаковое число очков, – не поддаваясь на провокацию, с улыбкой отвечает Ирина. – А приз критиков – это лишь еще одна номинация, есть же у нас приз читательских симпатий. Дебаты никуда не исчезают – это главное отличие «НОСа» от всех других литературных премий. Во время дискуссии члены жюри, эксперты, читатели формулируют ключевые критерии, по которым мы все с вами сегодня оцениваем значимость того или иного произведения.

Сама Ирина уже честно отвезла домой все десять томов-финалистов. Начнет, конечно, с Сорокина, которого уважает за «День опричника» и особенно за «Сахарный Кремль». Этот сборник антиутопических рассказов победил на первой премии «НОС» в 2009-м. Фонд поддержал и павильон созданного Сорокиным мифического государства Теллурии на Венецианской биеннале 2015-го. Героев «Татлера» до сих пор согревают воспоминания о том, как писатель танцевал в павильоне нагишом.

Уютный кабинет Ирины в «Онэксиме» местами тоже как будто из сорокинского несветлого будущего. Мини-бар, к примеру, устроен в животе статуи Дарта Вейдера из «Звездных войн». На лицо ужасный Дарт Вейдер – даже без употребления содержимого мини-бара вылитый президент России. Рядом с рабочим столом стоит картина «Человек в униформе». Работу художницы Екатерины Корниловой 1997 года директор благотворительного фонда купила на аукционе в поддержку журнала The New Times.

– Я считаю, это образ нынешней власти, – комментирует Прохорова живопись. – Это человек без чувств, без эмоций, без жалости. Такое ощущение, что он никогда не был маленьким, что не мог когда-то побаловаться, посмеяться. Кажется, что он таким уже родился.

Дома у Ирины, где мы ее снимали для «Татлера», основной элемент декора, конечно, книги. Мама, Ирина Дмитриевна Прохорова, – основательница и главный редактор издательства «Новое литературное обозрение». Ее кабинет в «Онэксиме» – по соседству с кабинетом дочери; стойки с выпущенными «НЛО» томами по литературоведению, истории, культурологии стоят в холле – не удивительно, что домашняя библиотека Прохоровой-младшей «почти уже заполнена».

Двухэтажный особняк в Горках-6 Ирина купила вместе с мужем, бывшим газовым топ-менеджером. Они познакомились во время учебы в Финансовой академии при Правительстве РФ.

– Это была любовь с первого взгляда, как я и хотела,– вспоминает Ирина. – Первый брак должен быть по любви. Нет, следующие, конечно, тоже, но первый точно. У меня всегда было так: я вижу человека и сразу понимаю, мой это герой или нет.

Шесть лет назад родилась дочь Александра, в мае 2016-го – сын Михаил (как смеется Прохорова, никто ни разу не спросил, почему его так назвали). А в августе 2016-го, после пятнадцати лет брака, «стали совсем разными людьми».

– В тридцать – тридцать пять заканчивается юность, беспечность, ты уже четко понимаешь, чего хочешь, – говорит она. – Если жизнь разводит, не нужно сохранять брак ради детей. Я видела много семей, где родители не стали разводиться и полностью изломали детям психику. Сохранить человеческие, дружеские отношения после развода гораздо лучше для детей. Нам это удалось.

Родители самой Ирины развелись, когда ей был год, поэтому «особой травмы от распада семьи не было». Отец работал на телевидении, там и познакомился с мамой Ирины, дочерью главы Управления международных связей Госкомспорта СССР и выпускницей филфака МГУ.

«Надо говорить: «Я влюблена, как в тридцать шесть лет», а не «. как в шестнадцать».

Хлопковый топ с отделкой из поли­эстера, вискозы, эластана и металла, jACQUEMUS; шерстяные брюки, Alexander Mcqueen; часы Grand Bal Plissé Ruban из стали и золота с бриллиантами, dior horlogerie.

– Период лет до десяти-двенадцати был для меня невеселый, – рассказывает Ирина. – Потому я, например, не люблю бывать в нашей квартире – мы жили на улице Кибальчича у метро «ВДНХ». В детстве я болела, потом один за другим умерли дедушка с бабушкой, о чем мне долго не говорили. Моей маме пришлось в те годы особенно тяжело: она работала, ухаживала за умирающими родителями, воспитывала меня одна. Мише (Михаилу Прохорову. – Прим. «Татлера») тогда пришлось резко повзрослеть: еще будучи студентом он стал главным кормильцем семьи. А в 1991 году, после провала путча, все поменялось. Я очень хорошо помню этот момент. Мама провела все три дня на баррикадах у Белого дома, а я сидела с тетей на даче, слушала «Эхо Москвы», волновалась за маму. Она вернулась невредимой, все рассказала, и я ее спросила: «Мам, ну теперь все будет хорошо?» Она ответила: «Да, Ириша, теперь все будет хорошо». Мама ушла с работы и открыла журнал, Миша смог реализовать свой предпринимательский талант.

В новой жизни Ирина сменила английскую спецшколу № 21 на лицей «Воробьевы горы» во Дворце пионеров. Теперь вспоминает о нем как о «школе мечты» и до сих пор минимум раз в месяц встречается с одноклассниками. Один из них, основатель фонда «Устная история» Дмитрий Споров, например, работает в жюри премии «НОС».

Друзей Ирина ценит так же, как книги: не как миллениал, старорежимно. Однокурсников по Финансовой академии, коллег по рекламному агентству «Новое поколение», где проработала пять лет, и по отделу маркетинга «Норильского никеля». Прохорова пришла в компанию, «когда Михаил Дмитриевич там уже не работал», и занималась выводом в свет драгоценного металла палладия, из которого пока чаще делают зубные коронки, чем высокоювелирные колье.

Сама Ирина в светской хронике, впрочем, не сияет ни с палладием, ни без. Хотя могла бы быть дорогой гостьей не только на премьерах Богомолова и в Театре наций, где фонд Михаила Прохорова – генеральный партнер. У Ирины приятная улыбка, хорошие манеры, модельный размер, любовь к моде, пусть и без пламенной страсти, – сейчас на ней облегающий бежевый свитер Dior, «простая» черная юбка-солнце, ботфорты и крохотные серьги очень любимой марки Carrera y Carrera.

– Неужели вам не предлагали помочь с дебютом в свете? – спрашиваю.

– Как это? – удивляется Ирина.

– Ну вот у «Татлера» есть бал, но он для маленьких. А для больших есть люди, специально обученные выводить их в свет.

– Да? Я не знала, если честно. Но дело не в том, что я не люблю светское общество. Когда я была маленькой, я поставила себе несколько целей. Что у меня обязательно родится дочка, а потом сын. Что я в жизни буду что‑то собой представлять. И что у меня обязательно появится много замечательных друзей. С новыми людьми мне тяжело общаться, я человек стеснительный. Искренне завидую тем, кто может прийти в любую компанию, сразу со всеми перезнакомиться и через два дня уже быть друзьями. Зато я, если уж с кем-то подружилась, никогда этого человека от себя не отпущу. Мама всегда мне говорила: «В нашей стране ничего нельзя накопить, богатство приходит и уходит, с тобой всегда останутся только образование, достоинство и настоящие друзья».

На свой день рождения, в марте, Прохорова с подругами обязательно куда-нибудь уезжает, хоть для этого у дяди с мамой, конечно, придется испрашивать отпуск. Несколько лет назад добралась до Нового Орлеана и до сих пор под впечатлением.

С дядей, бизнесменом Михаилом Прохоровым, у него дома в Москве, 2016.

«Первый брак уж точно должен быть по любви. Нет, следующие, конечно, тоже».

– У меня было ощущение, что я попала в фильм «Унесенные ветром», – с воодушевлением рассказывает Ирина. – Это один из моих любимых фильмов, я его пересматриваю, когда у меня плохое настроение. Недавно во время просмотра прибежала дочка и тоже захотела посмотреть. Я попыталась объяснить ей сюжетную линию: Гражданская война, отмена рабства, любовный треугольник. Она долго-долго смотрела и сказала, что у нее есть такое же платье, как у Скарлетт. Я спрашиваю: «А ты бы кого выбрала из ее ухажеров?» Она говорит: «Ну, мама! Того, который с усиками. Он такой веселый!» Я ей сказала: «Дочь, ты разбираешься в мужчинах. Я могу жить спокойно».

Воспитанием Саши и Миши занимается и бабушка. Деятельная Ирина Дмитриевна приезжает в Горки по выходным.

– Она никогда не повышает голос, – рассказывает Ирина. – Если дочь начинает капризничать, тихо говорит: «Сашенька, пожалуйста, успокойся, я тебе сейчас расскажу одну историю, которая со мной приключилась. » Она считает, что так ребенок будет понимать: взрослые не какие-то идеальные люди, которые никогда не ошибаются, не плачут. Они все это тоже проходили. На детские провокации мама никогда не поддается. Как-то раз Саша попросила посмотреть телевизор, а мама спокойно сказала: «Давай займемся чем-нибудь другим». Саша решила применить классический прием: «Бабушка, а ты знаешь, приезжала бабушка Таня (это мама мужа. – Прим. «Татлера»), я ее люблю гораздо больше». Мама невозмутимо ответила: «Сашенька, это прекрасно, у тебя такая замечательная бабушка Таня». – «Нет, подожди, ты не понимаешь. Я ее люблю гораздо больше, чем остальных бабушек», – и смотрит лукаво. Мама опять: «Сашенька, я только за, тебе действительно с ней повезло». Дочь сделала еще несколько заходов и разочарованно говорит: «Ой, неинтересно с тобой!»

Читайте также:  Ярослав Малый, дети

Не то с двоюродным дедом. Обладатель состояния в $8,9 млрд, кандидат в президенты, строитель Ё-мобиля и творец прочих подвигов, требующих храбрости Геракла, перед шестилетней внучатой племянницей робеет.

– Она его не боится, как-то по-женски чувствует, – рассказывает Ирина. – Помню, когда мы еще жили вместе в Сколково, она каталась по дому на детской машинке и заехала в Мишину гостевую комнату, а он как раз вернулся с друзьями. Все говорят нам: «Ой, Ира, Саша, здравствуйте!» – а Миша решил проявить строгость и говорит: «Что это ты так поздно здесь катаешься?» Моя дочь смерила его взглядом, сказала: «Мне сейчас некогда разговаривать», – и уехала. Все смеялись, а он стоит и растерянно на меня глядит. Я, конечно, говорю: «Мы сейчас уедем, я понимаю». Но было смешно. Саша его очень любит, называет «дядя Миша – великан».

К спорту владелец американской баскетбольной команды «Бруклин Нетс» и экс-президент Союза биатлонистов России чудную крошку пока не приобщает. Саша, помимо математического кружка и кружка актерского мастерства, сама ходит на гимнастику и танцы. Мама танцами тоже очень увлечена.

– Спортзал я ненавижу; спасибо бабушкам и прабабушкам, я могу есть сколько угодно, когда угодно и не поправляюсь, – объясняет Ирина. – А вот танцевать обожаю. Раньше увлекалась трайблом – это смесь танца живота, индийских и современных танцев. Саша занимается как раз трайблом. А я теперь предпочитаю современные танцы. Всегда выхожу с урока в хорошем настроении.

Как напомнил недавно наш министр иностранных дел, брейк-данс, да, исполняют в одиночку, а для танго все-таки нужны двое. Как у нее обстоят дела с латиноамериканской программой?

– Я влюблена, – успокаивает меня Ирина. – Я понимаю, почему вы улыбаетесь. Но вы знаете, обычно говорят: «Я влюблена, как в шестнадцать лет». А я теперь знаю, что надо говорить: «Я влюблена, как в тридцать шесть». Это совершенно другие ощущения.

Прохорова Ирина Дмитриевна

Руководитель Федерального гражданского комитета партии “Гражданская платформа”, старшая сестра российского бизнесмена и политика Михаила Прохорова

Семья

Ирина Прохорова была замужем, воспитывает дочь Ирину.

Брат – миллиардер и лидер партии “Гражданская платформа” Михаил Прохоров.

Отец, Дмитрий Ионович Прохоров, занимал должность главы Управления международных связей Госкомспорта СССР. Мать – Тамара Михайловна Кумаритова, работала на кафедре полимеров Московского института химического машиностроения.

Родители отца Ирины Прохоровой были крестьянами из Смоленщины: дед в столыпинскую эпоху переселился в Сибирь. Родители матери были учеными и врачами: дед Михаил Кумаритов был наркомом здравоохранения Дагестана, а бабушка Анна Белкина была микробиологом.

Биография

Ирина Дмитриевна Прохорова родилась 3 марта 1956 года в Москве.

Закончила филологический факультет Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова, и аспирантуру МГУ.

По окончанию МГУ Прохорова работала на телевидении, со второй половины 1980-х годов – редактор в журнале “Литературное обозрение”.

В 1992 году Ирина Прохорова основала журнал “Новое литературное обозрение” и возглавила издательство. Сегодня в издательский дом “Новое литературное обозрение” входят три гуманитарных журнала и 22 книжные серии.

В 1993 году журнал “Новое Литературное Обозрение” впервые провел научную конференцию – “Банные чтения”, с тех пор она проводится ежегодно.

В 1998 году Ирина Прохорова стала главным редактором журнала “Неприкосновенный запас”.

В июне 2003 года Прохорова стала лауреатом Государственной премии Российской Федерации в области литературы и искусства за журнал “Новое литературное обозрение”. В том же году Прохорова получила премию русской эмиграции “Liberty” за вклад в развитие русско-американских культурных связей.

В 2003 году Прохорова приняла участие в международной встрече писателей и художников во Франкфурте, и дискуссии на тему “Что мы знаем о русской литературе? Взгляд из Германии”.

В 2004 году по инициативе Ирины Прохоровой был создан благотворительный Фонд Михаила Прохорова.

В 2006 году Прохорова начала издание первого в России специализированного журнала “Теория моды”, посвященного изучению моды как феномена культуры.

В 2007 году Ирина Прохорова при участии брата – Михаила Прохорова провела в Красноярске первую Ярмарку книжной культуры.

В 2010 году Фонд принял участие в “Годе России во Франции 2010”, где был представлен проект “Неизвестная Сибирь”.

С 2012 года Прохорова ведет программу “Ирина Прохорова. Система ценностей” на РБК-ТВ. Ведет авторскую программу “Культура повседневности” на Радио “Комсомольская правда”.

Ирина Прохорова возглавляет экспертный совет благотворительного фонда, проводит в Норильске фестиваль современного искусства “Таймырский кактус”.

“Современное общество сложно структурировано – много субкультур, слоев, подслоев. В культурной политике эта сложность вообще не учитывается. А советское прошлое – “народ и партия едины” – мешает эффективно работать и оценивать сделанное. Только единичная работа с людьми, ручная, как вы сказали. Только так, кирпичик к кирпичику, и складывается культура. Надо прекратить ориентацию на Москву”, – говорит Ирина Прохорова о культуре России.

Политика

В 2012 году Ирина Прохорова выступила в качестве доверенного лица Михаила Прохорова на президентских выборах.

Сестра кандидата Прохорова получила массовую известность после дебатов с доверенным лицом кандидата Путина Никитой Михалковым, на которых Прохорова раскритиковала госполитику в области культуры.

В июне 2012 года Прохорова отказалась возглавить Общественный совет при Министерстве культуры РФ.

В декабре 2013 года Ирина Прохорова была избрана руководителем Федерального гражданского комитета партии “Гражданская платформа”. В июле 2014 года сняла с себя полномочия, объяснив решение расколом в партии по вопросу присоединения Крыма к России, 14 октября официально покинула пост председателя партии. При этом она осталась членом партии и членом ФГК.

В марте 2014 года подписала обращение инициативной группы по проведению конгресса интеллигенции “Против войны, против самоизоляции России, против реставрации тоталитаризма”.

В марте 2014 года вместе с другими подписала обращение в защиту российского музыканта Андрея Макаревича, выступившего с критикой политики российских властей на Украине.

«Невозможно спасать одним фондом всю страну». Интервью Ирины Прохоровой-младшей

Как устроен Фонд Михаила Прохорова, альтернатива Лолите и Баскову и кроссовки на каблуках из жевательной резинки

Ирина Прохорова. Фото: личный архив

Кабинет Ирины Прохоровой-младшей находится по соседству с издательством НЛО, и на ее столе лежат стопки книг, опубликованных там. Отправиться на новогодние каникулы, перед которыми мы встречались, Ирина собиралась с чемоданом книжек НЛО и шорт-листа литературной премии «НОС». Оба эти проекта были придуманы в свое время соучредительницей фонда Ириной Прохоровой-старшей. В интервью журналу «Деньги»/Republic исполнительный директор фонда Прохорова рассказывает, как ее семья уже 15 лет поддерживает российское современное искусство, оценивает степень идеологического давления государства на творческие проекты и делится ощущениями о влиянии западных санкций на импорт отечественного культурного продукта.

– Как вы оказались в Фонде Прохорова? Так и предполагалось, что вы войдете в его руководство по праву рождения?

– Наоборот, была даже установка, что я никогда не буду работать с семьей: все равно будут считать, что это место я не заслужила. Хотя можно понять людей, которые думают, что получить такое место можно исключительно из-за родственных связей. Когда я еще заканчивала Финансовую академию, пошла в рекламное агентство и проработала там пять лет – мне тогда это все очень нравилось. Потом ненадолго перешла в «Норильский никель», тоже в отдел маркетинга и пиара. В какой-то момент захотелось найти что-нибудь новое. В это время было принято решение открыть филиал фонда в Москве, потому что его деятельность стала разрастаться, и Ирина Дмитриевна (моя мама, да, но на работе у нас официальные отношения, поэтому – всегда «Ирина Дмитриевна») – предложила мне попробовать. Она сказала: «Будет несколько проектов, ты хороший менеджер, я видела результаты твоей деятельности, и если бы я считала, что ты не потянешь, я бы тебе не предложила эту работу, несмотря на большую материнскую любовь».

Многие в это не верят, но в моей семье действительно так: работа – это работа, и никаких поблажек. Я считаю, что это правильно. И всегда знаю, что с меня двойной спрос.

– А это был какой год и какие проекты?

– 2009 год – я пришла работать в фонд как раз, когда мы запускали литературную премию «НОС». Так что начала именно с подготовки этой премии как главный менеджер и организатор – следила, чтобы машина работала и чтобы мы укладывались в бюджет.

– Какая сейчас ситуация с менеджерами культурных фондов на российском рынке труда? Их где-то учат?

– Очень много действительно талантливых ребят с креативными идеями, но многим недостает именно менеджерской составляющей. Конечно, очень здорово, когда у человека много прекрасных идей, но если у него не точное ощущение времени, это проблема. Из-за этого – постоянная борьба за сроки, за смету.

– Это вообще везде в мире так устроено или только в России, в силу недостаточной развитости частных фондов?

– У нас – в большей степени, мне кажется. Но вообще найти хорошего профессионала везде сложно. Когда мы делали во Франции фестиваль современного искусства «Неизвестная Сибирь», не все отличались профессионализмом, так что у них тоже есть с этим проблемы.

– Правильно ли будет сказать, что вы – крупнейший частный культурный фонд в России?

– В нашем направлении – да. Когда в 2004 году мы создавали фонд, то обратили внимание на то, что именно культуре уделяется очень мало внимания, как со стороны государства, так и со стороны меценатов. Конечно, были какие-то пожертвования, но это не было структурированной ежегодной работой. Так родилась идея создать фонд, который будет поддерживать современное искусство в регионах, чтобы преодолеть культурную изоляцию: большинство мероприятий сосредоточено в Москве и Санкт-Петербурге, ну и отчасти в городах-миллионниках. Год за годом мы планомерно боремся с этой изоляцией, в результате многие – не только благотворительные фонды, но и коммерческие организации – тоже стали делать упор в своей деятельности на поддержку регионов, чему мы очень рады.

Дочь Ирины Прохоровой

пЮЕТЕДОПК ЧЩРХУЛ РТПЗТБННЩ “цЕОБ. йУФПТЙС МАВЧЙ” УНПФТЙФЕ ОБ ЛБОБМЕ “фч гЕОФТ”. оБ ЬФПФ ТБЪ ЗПУФШЕК лЙТЩ рТПЫХФЙОУЛПК УФБОЕФ йТЙОБ рТПИПТПЧБ, ЙЪДБФЕМШ, ЗМБЧОЩК ТЕДБЛФПТ ЦХТОБМБ “оПЧПЕ МЙФЕТБФХТОПЕ ПВПЪТЕОЙЕ”, НЕГЕОБФ, УЕУФТБ ЙЪЧЕУФОПЗП ВЙЪОЕУНЕОБ Й РПМЙФЙЛБ нЙИБЙМБ рТПИПТПЧБ. рТЕДМБЗБЕН ЧБЫЕНХ ЧОЙНБОЙА ПФТЩЧЛЙ ЙЪ ЬФПК ВЕУЕДЩ.

– ч ЮЕУФШ ЛПЗП ЧБУ ОБЪЧБМЙ йТЙОПК?

– ч ДБООПН УМХЮБЕ, ОБУЛПМШЛП С РПОЙНБА, ОЕ ВЩМП ЛПЗП-ФП, Ч ЮЕУФШ ЛПЗП НЕОС ФБЛ ОБЪЧБМЙ. йТБ – ЬФП ВЩМП ПЮЕОШ НПДОПЕ, С ВЩ УЛБЪБМБ, РПРХМСТОПЕ ЙНС.

– чЩ, ЛПОЕЮОП, ЪОБЕФЕ, ЮФП ПОП ПЪОБЮБЕФ?

– с РТПЮЙФБА ЧБН ИБТБЛФЕТЙУФЙЛХ йТЙОЩ, Б ЧЩ УЛБЦЕФЕ, ЮФП УПЧРБДБЕФ, Б ЮФП ОЕФ. “чУА ЦЙЪОШ йТЙОБ ЪБОСФБ ФЕН, ЮФП ТБВПФБЕФ ОБ УПЪДБОЙЕ ПВТБЪБ ИПМПДОПК, ОЕЪБЧЙУЙНПК, ДЕМПЧПК ЦЕОЭЙОЩ, УЛТЩЧБС ТЕЧОЙЧХА Й ТБОЙНХА ДХЫХ, МАВЧЕПВЙМШОПЕ УЕТДГЕ, ВХКОПЕ ЧППВТБЦЕОЙЕ Й ЦБЦДХ ХЕДЙОЕОЙС Й РПЛПС”. чЩ ТБОЙНЩ?

Читайте также:  Дети Юрия Антонова

– дБ, ЛПОЕЮОП, ЛБЛ Й ЧУЕ.

– дП ЙЪЧЕУФОПК УФЕРЕОЙ, ОЕ РБФПМПЗЙЮЕУЛЙ.

– чЩ ТЕБМЙУФ У ВХКОЩН ЧППВТБЦЕОЙЕН?

– оБУЮЕФ ТЕБМЙУФБ ОЕ ЪОБА, ОП ЧППВТБЦЕОЙЕ ДЕКУФЧЙФЕМШОП ВХКОПЕ. рПЬФПНХ НОЕ ОЙЛПЗДБ ОЕ ОХЦОЩ ВЩМЙ ДПРЙОЗЙ Ч ЛБЮЕУФЧЕ ЧЪВБДТЙЧБОЙС.

– чЩ ИПФЙФЕ ХЕДЙОЕОЙС Й РПЛПС?

– дБ, Й ЮЕН ДБМШЫЕ, ФЕН ВПМШЫЕ. с ГЕОА ФЕ ТЕДЛЙЕ НПНЕОФЩ, ЛПЗДБ НПЗХ РПВЩФШ ПДОБ, УБНБ У УПВПК, ЮФП ВЩЧБЕФ ТЕДЛП.

– й ЕЭЈ ПДОП ПРТЕДЕМЕОЙЕ. х ЧБУ ДЕКУФЧЙФЕМШОП МАВЧЕПВЙМШОПЕ УЕТДГЕ?

– зПЧПТСФ, ЮФП Ч ЧБУ ПЮЕОШ УЙМШОП ТБЪЧЙФП ЮХЧУФЧП ТПДБ?

– чЩ ЪОБЕФЕ, С ПЮЕОШ МАВЙМБ УЧПЙИ ТПДЙФЕМЕК. лПОЕЮОП, ДМС ЛБЦДПЗП ЮЕМПЧЕЛБ ЕЗП ТПДЙФЕМЙ МХЮЫЕ ЧУЕИ, ОП ЙИ ДПУФПЙОУФЧП Ч РПМОПК НЕТЕ РПОЙНБЕЫШ, ЛПЗДБ УБНБ УФБОПЧЙЫШУС ЧЪТПУМЩН ЮЕМПЧЕЛПН. оБЮЙОБЕЫШ УТБЧОЙЧБФШ, ЛБЛ ВЩЧБЕФ Ч ДТХЗЙИ УЕНШСИ. х ОБУ ВЩМБ ЪБНЕЮБФЕМШОБС УЕНШС, МАВСЭЙЕ ТПДЙФЕМЙ.

– юЕТЕЪ 9 МЕФ РПУМЕ ЧБУ ОБ УЧЕФ РПСЧЙМУС ЧБЫ ВТБФ нЙИБЙМ. лБЛ ЧБН ТПДЙФЕМЙ УЛБЪБМЙ ПВ ЬФПН?

– ьФП УНЕЫОБС ЙУФПТЙС. с ФЕТТПТЙЪЙТПЧБМБ ТПДЙФЕМЕК ЧПРТПУБНЙ П ФПН, РПЮЕНХ НЩ ОЕ НПЦЕН РПКФЙ Й ЛХРЙФШ Ч НБЗБЪЙОЕ ВТБФЙЛБ ЙМЙ УЕУФТЈОЛХ, НЩ ЮФП, ВЕДОЕЕ ЧУЕИ? тПДЙФЕМЙ ОЕ ЗПЧПТЙМЙ, ЛПОЕЮОП, ОЙЮЕЗП. й Ч ЛБЛПК-ФП НПНЕОФ НБНБ ЧДТХЗ ТБУРПМОЕМБ, С ХЧЙДЕМБ, ЮФП Х ОЕЕ ЦЙЧПФ Й УФБМБ ЕЈ УФЕУОСФШУС. пОБ НЕОС ПФЧПДЙМБ Ч ЫЛПМХ, Й С ЕК УФБМБ ЗПЧПТЙФШ: “нБН, ФЩ ЙДЙ, Б С ПДОБ РПКДХ”. й НБНБ Ч ЛБЛПК-ФП НПНЕОФ УРТПУЙМБ: “йТБ, Б Ч ЮЈН ДЕМП?” с УЛБЪБМБ: “нБН, УЛБЦЙ, РПЦБМХКУФБ, Б РПЮЕНХ Х ФЕВС ФБЛПК ВПМШЫПК ЦЙЧПФ?” – “ъОБЕЫШ, Х ФЕВС ВХДЕФ ВТБФЙЛ”,- ПФЧЕФЙМБ НБНБ. с УЛБЪБМБ: “п, ОХ, Й ПФМЙЮОП”,- Й ХУЛБЛБМБ ТБДПУФОП.

– чЩ РПНОЙФЕ ФПФ НПНЕОФ, ЛПЗДБ ВТБФБ РТЙЧЕЪМЙ ЙЪ ТПДДПНБ?

– нЩ РТЙЕИБМЙ ЧНЕУФЕ У РБРПК ЪБВЙТБФШ нЙЫХ. рПНОА, ЛБЛ НЩ ЕИБМЙ ПВТБФОП ЧНЕУФЕ Ч НБЫЙОЕ, ЛБЛ НБНБ ДЕТЦБМБ ЬФПФ УЧЈТФПЛ. с УНПФТЕМБ У ЙОФЕТЕУПН: МЕЦЙФ ФБЛПК ЛТБУОЕОШЛЙК, НБМЕОШЛЙК.

– нПК РЕТЧЩК НХЦ ВЩМ У ОБЫЕЗП ЖБЛХМШФЕФБ. лБЛ ЬФП ВЩМП Х ЧБУ?

– нПК ЕДЙОУФЧЕООЩК НХЦ ТБВПФБМ ОБ ФЕМЕЧЙДЕОЙЙ. нЩ РТПЦЙМЙ ЗПД У ОЕВПМШЫЙН. чЩ ЪОБЕФЕ, НПЗХ ЮЕУФОП УЛБЪБФШ, ОЙЛБЛЙИ РТЕФЕОЪЙК Л НХЦХ Х НЕОС ОЕФ. пО НЕОС МАВЙМ, Й С ВЩМБ ФПЦЕ ЧМАВМЕОБ. х ОБУ ВЩМ ИПТПЫЙК ТПНБО, ОЕ ФП ЮФП ВЩМЙ ЛБЛЙЕ-ФП ФБН ВЕЪХНОЩЕ УФТБУФЙ, ОП, Ч ПВЭЕН, ЧУЈ ЛБЪБМПУШ РТБЧЙМШОП, ИПТПЫП. еУМЙ ВЩ НЩ ДПМШЫЕ ЧУФТЕЮБМЙУШ Й УНПЗМЙ МХЮЫЕ ХЪОБФШ ДТХЗ ДТХЗБ, ФП РПОСМЙ ВЩ, ЮФП НЩ ТБЪОЩЕ. нПЦЕФ ВЩФШ, С РПОСМБ ЬФП ЮХФШ ТБОШЫЕ, ЮЕН ПО.

– лБЛ ЧБЫБ ДПЮШ РТЙОСМБ ЧБЫ ТБЪЧПД?

– с РТЕЛТБУОП РПОЙНБМБ, ЮФП ЧУЈ ТБЧОП ЬФП ФТБЧНБ ДМС ТЕВЈОЛБ, РПФПНХ ЮФП ДЕФСН ЧБЦОП, ЮФПВЩ Х ОЙИ ВЩМЙ Й РБРБ, Й НБНБ. й УФБТБМБУШ НЙОЙНЙЪЙТПЧБФШ ЬФХ ФТБЧНХ. мШЧЙОХА ДПМА ДХЫЕЧОЩИ УЙМ, ПУПВЕООП Ч РЕТЧЩЕ ЗПДЩ ЦЙЪОЙ ДПЮЕТЙ, С РПМПЦЙМБ ОБ ФП, ЮФПВЩ ПОБ ЮБЭЕ ЧЙДЕМБ РБРХ.

– чЩ ПУФБМЙУШ ПДОБ У НБМЕОШЛПК ДПЮЛПК. вТБФ ФПЗДБ ВЩМ Ч БТНЙЙ?

– пО ВЩМ УФХДЕОФПН. чЕТОХМУС ЙЪ БТНЙЙ, Й ФХФ ПДЙО ЪБ ДТХЗЙН У ТБЪТЩЧПН Ч 10 НЕУСГЕЧ ХНЕТМЙ ТПДЙФЕМЙ. рБРБ ХНЕТ НЗОПЧЕООП ПФ ЙОЖБТЛФБ, Б НБНБ ЪБВПМЕМБ ТБОШЫЕ. х ОЕЈ ВЩМ ЙОЖБТЛФ, ПОБ РТПУФП ЕЗП РЕТЕЦЙМБ. уНЕТФШ ТПДЙФЕМЕК УЙНЧПМЙЪЙТПЧБМБ ЛПОЕГ ЕЗП АОПУФЙ. пО ЧДТХЗ ПЛБЪБМУС РЕТЕД УЙФХБГЙЕК, ЮФП ПО ХЦЕ ОЕ НБМШЮЙЛ, Б ЗМБЧБ УЕНШЙ. й ЧП НОПЗПН, С ДХНБА, ЬФП РПДФПМЛОХМП ЕЗП Л РТЕДРТЙОЙНБФЕМШУЛПК ДЕСФЕМШОПУФЙ. пО УПЪДБМ ЛППРЕТБФЙЧ, УФБМ ТБВПФБФШ, ОБЮБМ ЪБТБВБФЩЧБФШ ДЕОШЗЙ.

– лТПНЕ ВТБФБ, ТСДПН У ЧБНЙ ОЕ ВЩМП ЮЕМПЧЕЛБ, ЛПФПТЩК НПЗ ВЩ ЧБУ РПДДЕТЦБФШ?

– чЩ ЪОБЕФЕ, С ОБДЕСМБУШ, ЮФП ФБЛПК ЮЕМПЧЕЛ ЕУФШ, ДП ФПЗП НПНЕОФБ, ЛБЛ РТПЙЪПЫМБ ФТБЗЕДЙС У ТПДЙФЕМСНЙ. лПЗДБ РТПУФП ФБЛ ПВЭБЕЫШУС – ЧУЈ ЮХДЕУОП Й ЪБНЕЮБФЕМШОП. б ЛПЗДБ ОБЮБМЙУШ ВЕУЛПОЕЮОЩЕ РПИПТПОЩ, РПНЙОЛЙ, ЛПЗДБ, ЛБЛ УРЕГЙБМШОП, ОБ ТБВПФЕ УЛМБДЩЧБАФУС ПЮЕОШ ФСЦЈМЩЕ УЙФХБГЙЙ. й ФЩ, ЛПОЕЮОП, ОЕ Ч ЖПТНЕ. фЩ ХЦЕ ОЕ ФБ РПТИБАЭБС, ПЮБТПЧБФЕМШОБС ЦЕОЭЙОБ, Х ФЕВС РПЛТБУОЕЧЫЙЕ ЗМБЪБ, ФЩ ХУФБЧЫБС. й ИПЮЕЫШ РТЙУМПОЙФШУС Л ЛПНХ-ФП, ЛБЛ Л ФЧЈТДПК УФЕОЛЕ, Б ЮЕМПЧЕЛ ЧДТХЗ УФБОПЧЙФУС УЛХЮОЩН, ЕНХ ОЕЙОФЕТЕУОП.

– вТБФ ЧБН РПНПЗБМ ФПЗДБ, ЙЪОБЮБМШОП?

– дБ, ЛПОЕЮОП. пО УЛБЪБМ: “оХ ЮФП ФЩ ФБН УЙДЙЫШ. х ФЕВС УФПМШЛП ЙДЕК. уПЪДБЧБК УЧПК ЦХТОБМ”. й ПО НЕОС РТПУФП РПДФПМЛОХМ Л ЬФПНХ Й РПНПЗ. ьРПИБ ВЩМБ ФБЛПЧБ, ЮФП НПЦОП ВЩМП ОБЮЙОБФШ У ОХМС. ьФП ФПФ ТЕДЛЙК НПНЕОФ, ЛПЗДБ МАДЙ, РТПДБЧ ЛПЦБОХА ЛХТФЛХ, НПЗМЙ ОБЮЙОБФШ ДЕМП, Б РПФПН УФБОПЧЙФШУС НБЗОБФБНЙ. оП С ЕНХ ВЕУЛПОЕЮОП РТЙЪОБФЕМШОБ ЪБ ФП, ЮФП ПО, ВХДХЮЙ УПЧУЕН НПМПДЩН ЮЕМПЧЕЛПН, УЛБЪБМ: С ФЕВЕ РПНПЗХ, ТЙУЛЙ, ЮФП ФЩ ВПЙЫШУС, ХИПДЙ У ТБВПФЩ. ъОБЕФЕ, ЧУЈ-ФБЛЙ С УПЧЕФУЛЙК ЮЕМПЧЕЛ, Х НЕОС ДПЮЛБ НБМЕОШЛБС, ВЩМБ ТБВПФБ, ЛБЛБС-ОЙЛБЛБС ЪБТРМБФБ. б ФПЗДБ, Ч ОБЮБМЕ 90-И ЗПДПЧ, ЧППВЭЕ ОЕ ВЩМП РПОСФОП, ЮФП ВХДЕФ Й ЮЕН ЬФП ЪБЛПОЮЙФУС.

– уЕКЮБУ ЧБЫБ ДПЮШ йТЙОБ ТБВПФБЕФ У ЧБНЙ Ч ЖПОДЕ ЧБЫЕЗП ВТБФБ Й ЕЈ ДСДЙ. ьФП УМХЮБКОПУФШ ЙМЙ ФБЛ РТПЭЕ? чППВЭЕ, ЛПЗДБ ТЕВЈОПЛ ВПМЕЕ РПДБФМЙЧ, ЪБЧЙУЙН – ЬФП ЛПНЖПТФОЕЕ ДМС УЙМШОПК НБНЩ?

– пОБ ЮЕМПЧЕЛ УП УЧПЙН ИБТБЛФЕТПН, Ч ИПТПЫЕН УНЩУМЕ УМПЧБ – ЦЕОУЛЙН. й, Ч ПВЭЕН, ЮЕМПЧЕЛ ОЕЪБЧЙУЙНЩК. с ЧБН ИПЮХ УЛБЪБФШ, ЮФП ЛПЗДБ ПОБ ПЛБОЮЙЧБМБ ЙОУФЙФХФ, С ЧППВЭЕ ЧФБКОЕ ОБДЕСМБУШ, ЮФП ПОБ РТЙДЈФ ТБВПФБФШ Ч ЙЪДБФЕМШУФЧП. пОБ УЛБЪБМБ: “оЕФ, НБНБ, С ОЙЛПЗДБ ТБВПФБФШ У ФПВПК ОЕ ВХДХ. у ТПДЙФЕМСНЙ ТБВПФБФШ – ИХЦЕ ОЕФ”. с УЛБЪБМБ: “оЕ ИПЮЕЫШ – ОЕ ОБДП, ЙЭЙ УЧПК РХФШ”. й ЧДТХЗ Ч ЛБЛПК-ФП НПНЕОФ, ПОБ, ЧЙДЙНП, УБНПХФЧЕТДЙМБУШ, УФБМБ ЧЪТПУМЩН ЮЕМПЧЕЛПН, ХЦЕ ЪБНХЦОЕК ЦЕОЭЙОПК. й УЛБЪБМБ: “б ЪОБЕЫШ, НБНБ, С, Ч РТЙОГЙРЕ, ОЕ ЧПЪТБЦБА ТБВПФБФШ ЧНЕУФЕ”. лПОЕЮОП, ЛПЗДБ ДПЮШ ТБВПФБЕФ Х НБФЕТЙ, ФХФ НОПЗП РУЙИПМПЗЙЮЕУЛЙИ НПНЕОФПЧ. чЕДШ ЬФП ЮБУФОЩК ЖПОД. оП ФЕН ОЕ НЕОЕЕ НЩ У ОЕК ДПЗПЧПТЙМЙУШ, ЮФП ЕУМЙ НЩ ЮХЧУФЧХЕН, ЮФП Х ОБУ ОЕ РПМХЮБЕФУС,- ЧУЈ, НЩ ОПТНБМШОП ТБУУФБЈНУС.

– уЛПМШЛП МЕФ Х ЧБУ РПМХЮБЕФУС?

– еУМЙ ОЕ ПЫЙВБАУШ, ЛБЦЕФУС, ЗПДБ ДЧБ Х НЕОС ТБВПФБЕФ. рПЛБ ОЙЮЕЗП.

– оБ ЛБЛПН-ФП ЬФБРЕ Ч ЧБЫЕК ЦЙЪОЙ РПСЧЙМУС ОПЧЩК ЗЕТПК. пО ВЩМ РПИПЦ ОБ ЧБЫЕЗП РЕТЧПЗП НХЦБ?

– оЕФ, ПО ВЩМ УПЧУЕН ОЕ РПИПЦ ОБ ЧУЕ НПЙ РТЕДЩДХЭЙЕ РТЕДУФБЧМЕОЙС П НХЦЮЙОБИ. оП РТЙ ЬФПН С ЕЗП ПЮЕОШ МАВЙМБ. ьФП ВЩМП ДЕКУФЧЙФЕМШОП ВПМШЫПЕ ЮХЧУФЧП. й ПОП ВЩМП ЛБЛПЕ-ФП ПЮЕОШ УЮБУФМЙЧПЕ. пОП НЕОС ПЮЕОШ УЙМШОП РПДДЕТЦБМП, ДБМП НОЕ ДПРПМОЙФЕМШОЩК РПЪЙФЙЧОЩК ЪБТСД.

– ьФП ЧЕДШ ВЩМ ОЕ ПЖЙГЙБМШОЩК ВТБЛ?

– оЕФ, ЬФП ЧППВЭЕ ОЕ ВЩМП ВТБЛПН. ьФП ВЩМ ВПМШЫПК ТПНБО, УЛБЦЕН ФБЛ. ьФП ДЕКУФЧЙФЕМШОП ВЩМП ВПМШЫПЕ ЮХЧУФЧП У ПВЕЙИ УФПТПО. фБН ВЩМП НОПЗП УМПЦОПУФЕК – Й Х ОЕЗП, Й Х НЕОС. й Ч ЛБЛПК-ФП НПНЕОФ УФБМП СУОП, ЮФП ФБЛЙЕ ВПМШЫЙЕ ЮХЧУФЧБ ДПМЦОЩ МЙВП РТПДПМЦБФШУС ХЦЕ Ч ЛБЛПН-ФП ДТХЗПН ЛБЮЕУФЧЕ, МЙВП ПОЙ РТПУФП РПЗБУОХФ. чУФБМ ЧПРТПУ: ЕУМЙ НЩ ЧНЕУФЕ, ФП ЗДЕ НЩ ВХДЕН ЧНЕУФЕ? ч тПУУЙЙ ЙМЙ ОЕФ?

– фП ЕУФШ ПО ИПФЕМ ХЕИБФШ ЙЪ УФТБОЩ, Б ЧЩ – ОЕФ?

– дБ, Б С ОЕ ИПФЕМБ ХЕЪЦБФШ. рПОЙНБЕФЕ, ЕУМЙ ВЩ ЬФП РТПЙЪПЫМП ОБ ОЕУЛПМШЛП МЕФ ТБОШЫЕ, ЛПЗДБ Х НЕОС ОЙЛБЛПЗП ТЕБМШОПЗП ДЕМБ ОЕ ВЩМП. х НЕОС ВЩМП ПЭХЭЕОЙЕ, ЮФП ЕУМЙ ХЕДХ, С РПФЕТСА ЮФП-ФП МХЮЫЕЕ Ч УЕВЕ, ЮФП С Й ЕНХ ТБЪПОТБЧМАУШ. й, ОБЧЕТОПЕ, ЕУМЙ ВЩ С ХЕИБМБ ЪБ МАВЙНЩН ЮЕМПЧЕЛПН, Й С ВЩ ПУФБМБУШ ФБН ОЙЛЕН, ЗТХВП ЗПЧПТС, РТПУФП МАВСЭЕК ЦЕОПК, НБФЕТША Й ЧУЈ, С ВЩМБ ВЩ ОЕУЮБУФМЙЧБ. рЕТЕД НХЦЮЙОПК ОЙЛПЗДБ ОЕ УФПЙФ ФБЛПК ЧПРТПУ. уЮЙФБЕФУС, ЮФП ЦЕОЭЙОБ ДПМЦОБ ЧУЈ ВТПУЙФШ Й РПКФЙ ЪБ НХЦЮЙОПК. ьФП ЛМБУУЙЮЕУЛПЕ РТЕДУФБЧМЕОЙЕ. ч ЛПОГЕ ЛПОГПЧ, НПЦЕФ ВЩФШ, ОБПВПТПФ: ТБДЙ НЕОС ПУФБФШУС? рПЮЕНХ ВЩ, УПВУФЧЕООП, Й ОЕФ? нПЦЕФ ВЩФШ, ПО ЪДЕУШ ВЩ РТЕХУРЕМ ЪОБЮЙФЕМШОП ВПМШЫЕ, ЮЕН ФБН?

– лБЛЙЕ НХЦУЛЙЕ ФЙРБЦЙ ЧБН ЙОФЕТЕУОЩ УЕЗПДОС?

– с МАВМА НХЦЮЙО У ЮХЧУФЧПН АНПТБ. юЕМПЧЕЛ, ЛПФПТЩК НПЦЕФ ЙТПОЙЮЕУЛЙ ОБ УЕВС РПУНПФТЕФШ, ОЕ ФП ЮФПВЩ РТЕХНЕОШЫБЕФ УЧПЙ ДПУФПЙОУФЧБ, ОП ОЕ ТБЪДХЧБЕФУС, ЛБЛ ЙОДАЛ,- ЬФП ПЪОБЮБЕФ Й ХН, Й ЗМХВЙОХ, Й БНВЙГЙЙ. мАВМА МАДЕК ГЕМЕХУФТЕНМЈООЩИ. оЕ ПВСЪБФЕМШОП Ч ВЙЪОЕУЕ, ОП Х ОЕЗП ДПМЦОБ ВЩФШ ЛБЛБС-ФП УФТБФЕЗЙС. нОЕ У ФБЛЙНЙ МАДШНЙ МЕЗЮЕ, РПФПНХ ЮФП, ЙНЕС ЮФП-ФП УЧПЈ, ПОЙ ХЧБЦБАФ Й ФЧПЈ.

– лБЛ НОЕ ОТБЧЙФУС, ЮФП ЧЩ ПФЛТЩФЩ ЛБЛПНХ-ФП БВУПМАФОП ОПЧПНХ ЬФБРХ ЦЙЪОЙ.

– ч ОБЫЕН ПВЭЕУФЧЕ РПЮЕНХ-ФП УЮЙФБЕФУС, ЮФП РПУМЕ 40 МЕФ ЦЙЪОШ ЪБЛБОЮЙЧБЕФУС – ЬФП ОЕРТБЧДБ. уЮБУФШЕ ЦЕОУЛПЕ РТПСЧМСЕФУС Ч ФПН, ЮФПВЩ ОЕ ФЕТСФШ ТБДПУФЙ Й ДПВТПЦЕМБФЕМШОПУФЙ.

йТЙОБ дНЙФТЙЕЧОБ ртпиптпчб

тПДЙМБУШ Ч 1956 ЗПДХ. мЙФЕТБФХТПЧЕД, ЗМБЧОЩК ТЕДБЛФПТ ЦХТОБМБ “оПЧПЕ МЙФЕТБФХТОПЕ ПВПЪТЕОЙЕ”, ЗМБЧБ ПДОПЙНЈООПЗП ЙЪДБФЕМШУЛПЗП ДПНБ, ЮМЕО ЖЕДЕТБМШОПЗП ЗТБЦДБОУЛПЗП ЛПНЙФЕФБ РБТФЙЙ “зТБЦДБОУЛБС РМБФЖПТНБ”, УЕУФТБ ТПУУЙКУЛПЗП ВЙЪОЕУНЕОБ Й РПМЙФЙЛБ нЙИБЙМБ рТПИПТПЧБ. пФЕГ – дНЙФТЙК йПОПЧЙЮ рТПИПТПЧ, ЗМБЧБ ХРТБЧМЕОЙС НЕЦДХОБТПДОЩИ УЧСЪЕК зПУЛПНУРПТФБ ууут. нБФШ – фБНБТБ нЙИБКМПЧОБ лХНБТЙФПЧБ, УПФТХДОЙГБ ЛБЖЕДТЩ РПМЙНЕТПЧ нПУЛПЧУЛПЗП ЙОУФЙФХФБ ИЙНЙЮЕУЛПЗП НБЫЙОПУФТПЕОЙС. йТЙОБ рТПИПТПЧБ ЪБЛПОЮЙМБ ЖЙМПМПЗЙЮЕУЛЙК ЖБЛХМШФЕФ нПУЛПЧУЛПЗП ЗПУХДБТУФЧЕООПЗП ХОЙЧЕТУЙФЕФБ ЙНЕОЙ н. ч. мПНПОПУПЧБ. лБОДЙДБФ ЖЙМПМПЗЙЮЕУЛЙИ ОБХЛ (ДЙУУЕТФБГЙС П МЙФЕТБФХТЕ БОЗМЙКУЛПЗП НПДЕТОЙЪНБ). тБВПФБМБ ОБ ФЕМЕЧЙДЕОЙЙ, УП ЧФПТПК РПМПЧЙОЩ 1980-И ЗПДПЧ – ТЕДБЛФПТ Ч ЦХТОБМЕ “мЙФЕТБФХТОПЕ ПВПЪТЕОЙЕ”. ч 1992 ЗПДХ ПУОПЧБМБ ЦХТОБМ “оПЧПЕ МЙФЕТБФХТОПЕ ПВПЪТЕОЙЕ” Й ЧПЪЗМБЧЙМБ ЙЪДБФЕМШУФЧП. ч ЙАОЕ 2012 ЗПДБ ПФЛБЪБМБУШ ЧПЪЗМБЧЙФШ пВЭЕУФЧЕООЩК УПЧЕФ РТЙ НЙОЙУФЕТУФЧЕ ЛХМШФХТЩ тж. мБХТЕБФ зПУХДБТУФЧЕООПК РТЕНЙЙ тж Ч ПВМБУФЙ МЙФЕТБФХТЩ Й ЙУЛХУУФЧБ 2002 ЗПДБ ЪБ ЦХТОБМ “оПЧПЕ МЙФЕТБФХТОПЕ ПВПЪТЕОЙЕ”. оБЗТБЦДЕОБ РТЕНЙЕК ТХУУЛПК ЬНЙЗТБГЙЙ “Liberty” ЪБ ЧЛМБД Ч ТБЪЧЙФЙЕ ТХУУЛП-БНЕТЙЛБОУЛЙИ ЛХМШФХТОЩИ УЧСЪЕК, РТЕНЙЕК бОДТЕС вЕМПЗП ЪБ ЪБУМХЗЙ РЕТЕД ТХУУЛПК МЙФЕТБФХТПК. лБЧБМЕТ ПТДЕОПЧ йУЛХУУФЧ Й МЙФЕТБФХТЩ жТБОГЙЙ Й рПЮЈФОПЗП МЕЗЙПОБ.

жПФП У УБКФБ old.prokhorovfund.ru

ч цемеъопзптуле урбубфемй пфлтпаф блбденйа цЕМЕЪОПЗПТУЛЙК ЖЙМЙБМ уБОЛФ-рЕФЕТВХТЗУЛПЗП ХОЙЧЕТУЙФЕФБ ЗПУХДБТУФЧЕООПК РТПФЙЧПРПЦБТОПК УМХЦВЩ нюу тПУУЙЙ У 1 НБТФБ ОЩОЕЫОЕЗП ЗПДБ ВХДЕФ РЕТЕЙНЕОПЧБО Ч уЙВЙТУЛХА РПЦБТОП-УРБУБФЕМШОХА БЛБДЕНЙА тПУУЙЙ.

енемшсопчп: чпуфпюощк челфпт бЬТПРПТФ еНЕМШСОПЧП Ч СОЧБТЕ ОЩОЕЫОЕЗП ЗПДБ ХЧЕМЙЮЙМ РБУУБЦЙТПРПФПЛ ОБ 13 РТПГЕОФПЧ, РТЙЮЈН Ч ПУОПЧОПН ЪБ УЮЈФ ТЕКУПЧ Ч ЧПУФПЮОПН ОБРТБЧМЕОЙЙ.

урхфойлй дмс втбъймйй тПУУЙС РТЕДМПЦЙМБ вТБЪЙМЙЙ УПЪДБФШ ЗТХРРЙТПЧЛХ УРХФОЙЛПЧ УЧСЪЙ Й ДЙУФБОГЙПООПЗП ЪПОДЙТПЧБОЙС ъЕНМЙ.

“чщедеыш об чуфтеюоха – рпмхюйыш рбнсфш чеюоха” ьФПФ УМПЗБО РТЙДХНБМ ПДЙО ЙЪ ХЮБУФОЙЛПЧ УПГЙБМШОПК БЛГЙЙ “чУФТЕЮОБС РПМПУБ”, ПТЗБОЙЪПЧБООПК ПФДЕМПН зйвдд лТБУОПСТУЛБ.

лптпфлп уЕЗПДОС Ч “тПЕЧПН ТХЮШЕ” ХУФТПСФ РТБЪДОЙЛ ДМС ЫЕУФЙ РБРХБОУЛЙИ РЙОЗЧЙОПЧ, ЛПФПТЩЕ ВМБЗПРПМХЮОП РТПЦЙМЙ ХЦЕ ГЕМЩК ЗПД ОБ ВЕТЕЗБИ еОЙУЕС.

жбмшыйчще лтедйфщ дпчемй дп ухдб у ОПЧЩН ЧЙДПН НПЫЕООЙЮЕУФЧБ УФПМЛОХМЙУШ Ч РПУЈМЛЕ оЙЦОСС рПКНБ оЙЦОЕЙОЗБЫУЛПЗП ТБКПОБ.

дчб нйммйпоб – ъб пыйвлх чтбюек фБЛХА УХННХ, РП ТЕЫЕОЙА УХДБ, лТБУОПСТУЛБС ВПМШОЙГБ N 4, ТБУРПМПЦЕООБС ОБ ХМЙГЕ лХФХЪПЧБ, ЧЩРМБФЙФ УЕНШЕ ХНЕТЫЕК РБГЙЕОФЛЙ.

пдой дпнб ч оПТЙМШУЛЕ УМЕДПЧБФЕМЙ ХУФБОБЧМЙЧБАФ ПВУФПСФЕМШУФЧБ ЗЙВЕМЙ Ч РПЦБТЕ ФТПЙИ ДЕФЕК.

Ссылка на основную публикацию