Дети Марины Цветаевой

«Талантливое чудовище»: почему Цветаева не любила младшую дочь и не спасла её от тяжёлой смерти?

Автор рубрики Новости Звезд

Время на чтение: 8 минут

Если вы выросли в больших семьях, то наверняка в детстве хотя бы раз спорили с братьями и сёстрами, кого родители любят больше. Обычно матери и отцы с одинаковой теплотой относятся ко всем детям, или тщательно скрывают свои чувства к определённому ребёнку. Но у Цветаевой это скрыть не получилось — теперь каждый знает, какую свою дочь она любила больше, а какую оставила погибать в муках.

Было ли это ужасной жестокостью или единственно возможным вариантом? Разберёмся в этой статье.

Ненависть к одной и безоговорочная любовь к другой

Великая русская поэтесса Марина Цветаева была не только эмоционально чёрствой по жизни, но и прежде избалованной и окружённой прислугами. Она просто не умела проявлять заботу к другим и не особо любила детей: однажды на ужине с друзьями она уколола чужую малышку иголкой, чтобы та не трогала её туфли.

«Почему я люблю веселящихся собак и не выношу веселящихся детей?!», — как-то восклицала она в своём дневнике.

Вот и стала девушка матерью… своеобразной. До сих пор современники ведут споры о её добропорядочности и любви к дочерям. Впрочем, гадать долго не приходится — страницы дневников женщины буквально сами кричат о ненависти к одной из своих наследниц.

Негативные чувства выражались и в поступках.

«Ужасно жалко ребёнка — за два года земной жизни ничего кроме голода, холода и побоев», — писала Магдана Нахман о жизни маленькой мученицы, на которую у матери не хватило любви.

Но несчастной стала лишь одна малышка, так как свою старшую дочь Ариадну прозаик безмерно обожала, особенно в младенчестве: в первые годы жизни малышки, страницы молодой матери пестрели восторженными фразами о ней. Каждую неделю Марина Ивановна пересчитывала все зубы дочки, все слова, которые она знает, описывала, что она умеет делать и чем превосходит остальных детей.

А описывать было что. Аля (так её сокращённо называли в семье) была под стать своим гениальным родителям. С ранних лет вела дневники, постоянно читала, выражала интересные мысли по разным вопросам и даже писала стихи — некоторые из них поэтесса напечатала в одном из своих сборников.

Молодая мать была абсолютно уверена в способностях своего первенца:

«Как ты себе представляешь Алю в будущем? Какова должна быть нормальная дочь Серёжи и меня. И вы ещё думаете, что у вас может быть нормальная дочь. Она, конечно, будет поразительным ребёнком… К двум годам она будет красавицей. Вообще я ни в её красоте, ни уме, ни блестящести не сомневаюсь ни капли… Аля нисколько не капризна, — очень живой, но «лёгкий» ребёнок», — писала она о ней.

«Я никак не могу её любить» — поэтесса-зверь

По её цитатам можно понять, что у Марины были слишком завышенные ожидания на детей: она хотела, чтобы они выросли уникальными, необычными и одарёнными, как сама она. И если Аля этому соответствовала, то, не заметив гениальности Иры, мать на неё озлобилась. В итоге Цветаева махнула на вторую дочь рукой, почти о ней не заботилась и ничего в неё не вкладывала. Относилась как к животному — с которыми, кстати, поэтесса регулярно сравнивала всех детей.

Например, когда из дома нужно было отойти, а оставшаяся в квартире еда должна была остаться нетронутой, поэтесса привязывала маленькую Иру к стулу или «к ножке кровати в тёмной комнате» — а то однажды девочка за недолгую отлучку мамы успела съесть целый кочан капусты из шкафа.

На малышку почти не обращали внимания, а от друзей семьи и вовсе чуть ли не скрывали. Как-то Вера Звягинцова рассказывала:

«Всю ночь болтали, Марина читала стихи… Когда немного рассвело, я увидела кресло, всё замотанное тряпками, и из тряпок болталась голова — туда-сюда. Это была младшая дочь Ирина, о существовании которой я до сих пор не знала».

К дочкам поэтесса проявляла и разную терпимость: если Але в младенчестве она прощала порчу обоев, поедание извёстки со стен, купание в помойном ведре и баловство со «спичечными и гадкими папиросными коробками», то Иру, которая в том же возрасте могла часами напевать одну и ту же мелодию, а в приюте биться головой о стены и пол и постоянно покачиваться, женщина считала недоразвитой.

Ира плохо обучалась новому — значит, глупа. Аля отказалась ходить в школу — значит, слишком для неё умна. Так, видимо, и считала молодая мать исходя из её записей о старшей:

«Мы её не заставляем, надо, наоборот, приостановить развитие, дать ей возможность развиться физически… Я ликую: спасена! Аля будет читать про Байрона и Бетховена, писать мне в тетрадку и «развиваться физически» — всё, что мне нужно!».

Но, хоть Алю Марина и любила больше, к ней она тоже порой чувствовала нездоровую ревность и злость:

«Когда Аля с детьми, она глупа, бездарна, бездушна, и я страдаю, чувствую отвращение, чуждость, никак не могу любить», — писала о ней.

Сдала собственных детей в приют, так как не хотела работать

Сложные постреволюционные годы. Голод. Переводчице не раз предлагали помощь, но она не могла её принять из-за гордости. Хотя помощь была нужна: денег не было, как и возможности заработать. Муж пропал.

«Я больше так жить не могу, кончится плохо. Спасибо за предложение кормить Алю. Сейчас мы все идём обедать к Лиле. Я – нелёгкий человек, и моё главное горе – брать что бы то ни было от кого бы то ни было… С марта месяца ничего не знаю о Серёже… Муки нет, хлеба нет, под письменным столом фунтов 12 картофеля, остаток от пуда «одолжённого» соседями — весь запас. Живу даровыми обедами (детскими)», — писала девушка в письме Вере Эфрон.

Хотя, говорят, на самом деле возможность работать была, или был вариант хотя бы продавать драгоценности на рынке, но ведь поэтесса никак не могла себе позволить заниматься «скучным делом» или унижаться на ярмарке, как какая-то мещанка!

Чтобы не дать дочкам умереть от голода, поэтесса выдаёт их за сирот, запрещает им называть её мамой и временно сдаёт в приют. Конечно, изредка она навещает девочек и приносит им сладости, но именно в тот период появляется первая трагичная запись об Ирине: «Я никогда её не любила».

Болезни девочек: спасение любимой и страшная гибель ненавистной дочки

В приюте Ариадна заболела малярией. Тяжело: с лихорадкой, высокой температурой и кровавым кашлем. Марина регулярно навещала дочь, кормила её, выхаживала. Когда во время таких визитов у прозаика спрашивали, почему она хотя бы немного не угостит маленькую, она чуть ли не приходила в ярость:

«Делаю вид, что не слышу. — Господи! — Отнимать у Али! — Почему Аля заболела, а не Ирина. », — писала она в своих дневниках.

Слова были услышаны судьбой: вскоре заболела и Ирина, тоже малярией. Вылечить обеих было женщине не по силам — пришлось выбрать только одну. Безусловно, счастливицей оказалась именно Аля: ей мама приносила лекарства и сладости, а вот её сестру продолжала не замечать.

В тот период ещё очевиднее стало отношение Цветаевой к младшей дочери: порой она проявляла к ней не только равнодушие, но и какое-то отвращение. Особенно острым это чувство стало после жалоб на то, что двухлетняя Ирочка всё время кричит от голода.

Об этом в письмах сообщала и семилетняя Аля:

«У Вас я ела лучше и наедалась больше, чем у этих. О мама! Если бы Вы знали мою тоску. Я не могу здесь жить. Я не спала ни одной ночи ещё. Нет покою от тоски и от Ирины. Тоска ночью, и Ирина ночью. Тоска днём, и Ирина днём. Марина, я в первый раз в жизни так мучаюсь. О как я мучаюсь, как я Вас люблю».

Марина разозлилась на Иру: «При мне она пикнуть не смела. Узнаю её гнусность». Напомним, что малышке тогда ещё и трёх лет не исполнилось — какая может быть гнусность?

Аля Цветаева

Когда Марина пришла забирать любимую дочку (единственную, ведь младшую она так и оставила погибать в приюте), ей передали все письма семилетней Ариадны. В них девочка ежедневно описывала, как невыносимо Ира кричит от голода, и как она испражняется на кровать из-за постепенного отказа органов. От матери к Але тоже передалась ненависть к младшей сестре, которую она порой выплёскивала на бумаге:

«Я Ваша! Я страдаю! Мамочка! Ирина сегодня ночью обделалась за большое три раза! Она отравляет мне жизнь».

Цветаеву вновь возмутила «гнусность» ребёнка, и она лежащую в муках Иру так ни разу не навестила, не передала ей даже кусочек сахара или ломтик хлеба, который мог бы облегчить страдания. Вскоре Марина услышала ожидаемые слова «Ваш ребёнок умер от голода и тоски». Женщина на похороны не пришла.

«Я теперь мало думаю о ней, я никогда не любила её в настоящем, всегда я мечте — любила я её, когда приезжала к Лиле и видела её толстой и здоровой, любила её этой осенью, когда няня привезла её из деревни, любовалась её чудесными волосами. Но острота новизны проходила, любовь остывала, меня раздражала её тупость, (голова точно пробкой заткнута!) её грязь, её жадность, я как-то не верила, что она вырастет — хотя совсем не думала о её смерти — просто это было существо без будущего… Иринина смерть для меня так же ирреальна, как ее жизнь. — Не знаю болезни, не видела её больной, не присутствовала при её смерти, не видела её мёртвой, не знаю, где её могила», — такими словами заключила неудачливая мать жизнь своей дочери.

Как сложилась судьба Ариадны

Ариадна была одарённым человеком, но её талантам так и не суждено было раскрыться в полной мере – значительную часть своей жизни Ариадна Сергеевна Эфрон провела в сталинских лагерях и сибирской ссылке.

Когда её реабилитировали, ей к тому времени исполнилось уже 47 лет. У Ариадны было больное сердце, она пережила неоднократные гипертонические кризы ещё в молодости.

На протяжении 20 лет после освобождения из ссылки дочь Цветаевой занималась переводами, собирала и систематизировала литературное наследие своей матери. Ариадна Эфрон умерла летом 1975 года на 63 году жизни – от обширного инфаркта.

Марина Цветаева и её дочери. Часть 4

Аля выздоровела к концу февраля. По счастью, обошлось без санатории – если бы Цветаева исполнила свое страстное намерение свалить ее, больную, с плеч в доступную ей “санаторию” образца февраля 1920 года, то живой бы Аля оттуда не вернулась.

Из смерти Ирины Эфрон Марина Цветаева соорудила подобающий пир духа:

1) Але она потом наставительно говорила:
“Ешь. Без фокусов. Пойми, что я спасла из двух – тебя, двух – не смогла. Тебя “выбрала”. Ты выжила за счет Ирины.”
«Аля помнила это всегда» (Геворкян).

Разумеется, это вранье по факту – всё она могла. А что это такое по качеству – вбивать девочке 7 лет, что та выжила только за счет гибели сестры – о том умолчим в силу самоочевидности ответа.

2) Во Франции Цветаева в 1931 году «горько призналась Н. П. Гронскому: “У меня в Москве, в 1920 году, ребенок от голода умер. Я в Москве элементарно дохла, а все – дружно восхищались моими стихами!” Согласитесь, огромна боль, неизбывна и – незабываема, если выплескивается она» и т.д. (Геворкян)

О качестве мышления Геворкян, впрочем, блестяще говорит следующая ее фраза: «Во всяком случае, в цитированном уже письме к В. Звягинцевой и А. Ерофееву, которое начато было 7-го, а закончено 20 февраля (достаточный срок для того, чтобы — при желании — попытаться найти себе оправдание), нет ни намека на упрек Вере Яковлевне, находившейся тогда в Москве, болевшей и в силу этого не забравшей Ирину, напротив, она упомянута вполне дружелюбно, хоть и попутно: “Никто не знает, — только одна из здешних барышень, Иринина крестная, подруга Веры Эфрон. Я ей сказала, чтобы она как-нибудь удержала Веру от поездки за Ириной — здесь все собиралась (так в книге! — Т.Г.), и я уже сговорилась с какой-то женщиной, чтобы привезти Ирину — и как раз в воскресенье”.

Мраморен здесь даже не маразматический разговор про воздержание от возможных упреков в адрес Веры, которая якобы не забрала Ирину по болезни, когда ТУТ ЖЕ Геворкян цитирует слова Цветаевой о том, что та сама удерживала Веру от этого. Мраморна здесь та идея, что датировка письма 7/20 февраля означает, что Цветаева его писала две недели. Наличие старого и нового стиля от Геворкян ускользнуло.

3) Эфрону Цветаева отписалась следующим образом в 1921 году:

“…чтобы Вы не слышали горестной вести из равн[одушных] уст, — Сереженька, в прошлом году, в Сретение, умерла Ирина. Болели обе, Алю я смогла спасти, Ирину — нет.
Не для В[ашего] и не для св[оего] утешения — а как простую правду скажу: И[рина] была очень странным, а м[ожет] б[ыть] вовсе безнадеж[ным] ребенком, — все время качалась, почти не говорила, — м[ожет] б[ыть] рахит, может быть — вырождение, — не знаю.
Конечно, не будь Революции —
Но — не будь Революции —
Не принимайте моего отношения за бессердечие. Это — просто — возможность жить. Я одеревенела, стараюсь одеревенеть. Но — самое ужасное — сны. Когда я вижу ее во сне — кудр[явую] голову и обмызганное длинное платье — о, тогда, Сереженька, — нет утешения, кроме смерти”

Сереженька, если Вы живы, мы встретимся, у нас будет сын. Сделайте как я: НЕ помните.

Не пишу Вам подробно о смерти Ирины. Это была СТРАШНАЯ зима. То, что Аля уцелела — чудо. Я вырвала ее у смерти, а я была совершенно безоружна!
Не горюйте об Ирине, Вы ее совсем не знали, подумайте, что это Вам приснилось, не вините в бессердечии, я просто не хочу Вашей боли, — всю беру на себя!
У нас будет сын, я знаю, что это будет, — чудесный героический сын, ибо мы оба герои».

Про то, как она тосковала по дочери – совершенное вранье, мы знаем, как она на самом деле относилась к Ирине. Чтоб у нее, у Цветаевой, у Поэта была отсталая дочь, которая еще в два с лишним года гадит в постель? Нет уж, у нее, у Поэта, дети должны либо гениальные – вот как Аля, которая в семь лет пишет так, как пишет! – либо они не должны быть вовсе.

Правда, Лиля Эфрон почему-то даже и не считает Ирину отсталой. «В 1923 году Елизавета Эфрон совсем иначе описывает Ирину в письме к брату: “Это была умная, кроткая, нежная девочка. Привезла я ее совсем больной, слабой, она все время спала, не могла стоять на ногах. За три месяца она стала неузнаваемой, говорила, бегала. Тиха она была необыкновенно…». Это в 1918.
Потом, правда, Цветаева ее плохо кормила, связывала, поколачивала иногда, держала по 10 часов, не меняя пеленок – и в итоге в приют Ирина отправилась во много худшей форме, чем ее запомнила тетка Лиля. И не говорила уже, и не бегала.

4) Анастасии Цветаевой сестра Марина отовралась по-другому, свалив всю вину как раз на Веру и Лилю Эфрон: «в декабрьском письме к Анастасии Цветаевой… сообщив о смерти Ирины, она писала: “Лиля и Вера вели себя хуже, чем животные, — вообще все отступились”.»
Мужу, понятное дело, она так про сестер его врать не рискнула.

Читайте также:  Сын Сергея Лазарева, Никита - фото, кто мать, откуда ребенок у певца

5) В адрес еще одного лица она сочинила уже третье вранье: «В Революцию, в 1920 г., за месяц до пайка у меня умерла в приюте младшая девочка и я насилу спасла от смерти Алю. Я не хотела отдавать их в приют, у меня их вырвали: укоряли в материнском эгоизме, обещали для детей полного ухода и благополучия, — и вот, через 10 дней — болезнь одной и через два месяца — смерть другой. С тех пор я стала безумно бояться разлуки, чуть что — и тот старый леденящий ужас: а вдруг?»

Вот что значит Поэт – прозаик бы хоть какое консолидированное вранье придумал бы, а Поэт всем пишет разное, как вдохновенье легло.

6) С самой собой Цветаева еще много и вкусно играла на эту тему.

«Ирина! — Как она умерла? Что чувствовала? Качалась ли? Что видела в памяти? Понимала ли что-нибудь? Что — последним — сказала? И от чего умерла?
Никогда не узнаю.
Иринина смерть тем ужасна, что ее так легко могло не быть. Распознай врач у Али малярию — имей бы я немножко больше денег — и Ирина не умерла бы.
Ирина! Если есть небо, ты на небе, пойми и прости меня, бывшую тебе дурной матерью, не сумевшую перебороть неприязнь к твоей темной непонятной сущности. — Зачем ты пришла? — Голодать — петь “Ай дуду”. ходить по кровати, трясти решетку, качаться, слушать окрики. »

«Иринина смерть ужасна тем, что она — чистейшая случайность. (Если от голода — немножко хлеба! если от малярии — немножко хины — ах! — НЕМНОЖКО ЛЮБВИ. ”

“История Ирининой жизни и смерти:
На одного маленького ребенка в мире не хватило любви”

Итак, для верности. Не было никакого одиночества в беде. Не было никакого двухмесячного ухода за тяжелобольной Алей: на момент смерти Ирины она ухаживала за тяжелобольной Алей дня два, а до того ухаживала за почти здоровой Алей еще две с половиной недели – и отнюдь не одна. Ей помогали Жуковская и Вера Эфрон, все это происходило в многолюдном доме, и уход за Алей не мешал ей приглашать гостей и составлять поэтические сборники. Прокормить обеих дочерей она целиком могла даже не работая, а работать не хотела из принципа. Совмещать работу с уходом за Алей она могла отлично, так как ухаживала за Алей не она одна; работать она не желала и тогда, когда никто еще и не болел ничем. Никакой тяжелой болезни три месяца подряд у Али не было: она переболела до февраля дважды, и не очень сильно, раз уж выжила при этом в приюте без медпомощи, а вот в феврале действительно свалилась в третий раз с температурой 40, но Ирина умерла в самом начале этой болезни Али, если вообще не ДО ее начала.
А до этого помошь Цветаевой Але, болевшей в Кунцево на гноище, в голоде, холоде и без всякой медпомощи, выразилась в следующем: за полтора месяца этой болезни Цветаева навестила Алю аж целых ПЯТЬ раз (четыре – на кусок дня, один – вечер одного дня и утро следующего) и по меньшей мере в один из этих пяти приездов привезла ей хину.

Ничего из того, что получается под пером цветаеведов, не было. А что было – о том см. выше.

Сколько детей было у Марины Цветаевой?

Незабываемый эпизод из постперестроечной жизни: ребёнок приходит из школы и рассказывает про уродливого коротышку, который ненавидел людей и убил половину страны, в наказание бог дал ему дочь лёгкого поведения и сына-алкоголика, ненавидевших отца. Когда до меня дошло, что речь идёт об Иосифе Виссарионовиче, я спросила, что же сказали о ещё одном сыне, и услышала в ответ, что детей было только двое, Василий и Светлана. Яков из истории выпал.

Если спросить тех, кто запоем читает Марину Цветаеву, сколько у неё было детей, назовут гениальную Алю, не менее талантливого Мура, а об Ирине не вспомнят. Из истории выпала. Сестры Анастасия и Марина Цветаевы
Фото: Источник

Есть и антиценители таланта Цветаевой. Они считают Цветаеву хорошо образованной тёткой, которая только и умела, что писать, была холодна, истерична, людей и детей не понимала и не любила. При малейших трудностях полезла в петлю, а до этого издевалась над детьми, привязывала к стульям, чтобы не мешали, и в конце концов сдала в приют. У Цветаевой есть немало фраз, которые можно понять неправильно (или правильно?) и посчитать её жестокой особой. Ещё больше фраз невнятных, смысл которым можно придать, присочинить из уважения к автору, но не более того.

Иногда, испытывая недоумение при чтении цветаевской поэзии и прозы, я вижу в ней человека ума. Думать легко, суетиться трудно. Проблемы решать — хотела бы, но умом, а не руками, не реальным действием. Предприимчивость — это для тех, кто действует рядом, не для неё. Роли (роль матери, хозяйки, посудомойки) презирала в общем и в целом, ролями не мыслила в принципе. Сергей Эфрон и Марина Цветаева
Фото: Источник

Но жизнь предлагает и навязывает роли, от них никуда не уйти. Полюбила — значит, захотела счастья любимому, а одно из условий счастья — продолжение рода. Да и любопытно, как это — стать родителем.

Для справки. Марина Цветаева родилась 26 сентября (8 октября) 1892 года в семье профессора Московского университета, известного филолога и искусствоведа, ставшего директором Румянцевского музея и основателем Музея изящных искусств. Мать — пианистка, ученица Николая Рубинштейна (музыканты поймут, что это значит).

В 1911 году Цветаева познакомилась со своим будущим мужем Сергеем Эфроном; в январе 1912 года вышла за него замуж. В сентябре того же года у Марины и Сергея родилась дочь Ариадна (Аля). Ариадна и Ирина Эфрон
Фото: Источник

С мужем на пару лет, до 1916 года, расставалась, в 1917 году Цветаева родила дочь Ирину, которая умерла от голода в подмосковном приюте в трёхлетнем возрасте. В мае 1922 года Цветаевой разрешили уехать с дочерью Ариадной за границу к мужу, на тот момент студенту Пражского университета. В 1925 году после рождения сына Георгия (Мура) перебрались в Париж. В 1939 году Цветаева вернулась в СССР вслед за мужем и дочерью, выехавшими в 1937 году, жила на даче НКВД. 27 августа была арестована дочь Ариадна (реабилитирована в 1955), 10 октября — Эфрон (16 октября 1941 года был расстрелян, в этот день немцы ближе всего подошли к Москве). 31 августа 1941 года Марина Ивановна покончила жизнь самоубийством, поручив сына соседям и поэту Асееву. Сын убит в 1944 году в Белоруссии. Прямых потомков не осталось.

Двое детей, умных и любимых, родились на фоне горячей любви к мужу, одна дочь — как не родная. Сергей Эфрон, Марина Цветаева с сыном Георгием и Ариадна Эфрон
Фото: Источник

Не люблю (не моя стихия) детей, простонародья (солдатик на Казанском вокзале!), пластических искусств, деревенской жизни, семьи.
Моя стихия — всё, встающее от музыки. А от музыки не встают ни дети, ни простонародье, ни пласт искусства, ни деревенская жизнь, ни семья.
Когда Аля с детьми, она глупа, бездарна, бездушна, и я страдаю, чувствуя отвращение, чуждость, никак не могу любить.

Это сказано об Але, которая могла соответствовать матери, а Ирина — не могла. То ли не обладала достаточным интеллектом, то ли просто не успела, смерть унесла. Первому ребёнку — всё внимание. Со вторым всё идет по накатанной колее. А ещё на годы надо посмотреть: 1911 (как и 1925 за границей при рождении Мура) — благополучная жизнь, 1917 — врагу не пожелаешь. Ирина родилась в то время, когда и вокруг была сумятица, и в душе матери — смута. О дочери не думалось, не мечталось, не до того было.

В стране голод, а в детский приют «добрые» американцы продукты поставляют. Не только рис, но и шоколад. Чтобы дочери не знали голода, Марина 14/27 ноября 1919 года отдает их в Кунцевский приют. Но где много детей, там и болезни. В стране разбушевался тиф, да и «испанка» заразила треть населения планеты, у пятой части заражённых исход болезни был летальный.
Марина Цветаева с Ариадной
Фото: Источник

Аля заболела — мать забрала и выхаживала дома. Оказалось, что достаточно у неё и топлива, и питания. Можно было работать за паёк, но вполне хватало вещей на продажу, семья-то изначально была очень хорошо обеспеченная. Так что отдавать двухлетнюю кроху в госучреждение необходимости не было. Если семилетняя могла там найти весёлый детский коллектив, то двухлетка не получила бы ничего хорошего. И, чтобы избежать осуждения, Марина передала детей через третьих лиц, и затем (только через 10 дней) навестила и представила себя крёстной матерью детей-сироток.

Аля писала ей письма, почти в каждом упоминается Ирина: Ирина орёт, Ирина обделалась за ночь три раза, Ирина отравляет жизнь. Да и мать делала Ирине такие замечания, что окружающие заступались за ребёнка. Угощая сахаром старшую, крохе не давала, чтобы старшей больше досталось; прикрикивала, если малышка подавала голос; могла побить, могла привязать к стулу на часы, чтобы девочка ничего не натворила в отсутствие матери.
Георгий Эфрон
Фото: Источник

В приюте девочка прожила больше двух месяцев — и умерла. Трудно представить, как немного белоручка Марина лечила бы больную девочку, у которой бельё («мерзость») только за ночь надо было трижды менять. Плач, запахи, стирка, няни нет и не будет, наших нынешних стиральных машин тоже нет, конечно же, а ещё еду готовить снова и снова. Это не для такой мамы, которой хочется жить идеями, мыслями и немного чувствами.

О сыне Сталина молчат потому, что не подходит история Якова к образу отца-изувера. О дочери Цветаевой молчат потому, что не подходит история Ирины к образу мудрой матери.

Были попытки сказать, что Сталин ненавидел детей и мог, но не стал спасать сына из плена, однако миф об отце-чудовище не прижился. Напротив, прояснение фактов вызывает огромное уважение к этому человеку.
Марина Цветаева
Фото: Источник

Насчет дочери Цветаевой пытались сказать, что жизнь была настолько тяжёлой, что даже любимая доченька умерла, но прояснение фактов показывает маму Марину не тем человеком, чей человеческий образ дополняет и обогащает образ поэтический.

Она гениальная поэтесса. Но когда читаю её книги и в некоторых случаях испытываю недоумение, я вспоминаю маленькую Ирочку и не пытаюсь понять странные строки. Марина Ивановна, по-видимому, сама многое писала и не понимала.

Дети Марины Цветаевой: фото

Содержание статьи

  • Дети Марины Цветаевой: фото
  • Биография Марины Ивановны Цветаевой
  • Марина Игнатова: биография, творчество, карьера, личная жизнь

Ариадна Эфрон

Марина Цветаева вышла замуж очень рано – на момент свадьбы ей исполнилось 19. Избранник, Сергей Эфрон, был на год моложе невесты. Оба происходили из интеллигентных и очень обеспеченных семей, будущее семьи казалось абсолютно безоблачным. К тому же молодые супруги страстно любили друг друга.

В 1912 году родилась дочь, которую назвали поэтическим именем Ариадна. Счастливая Марина погрузилась в материнство, вся бытовая сторона полностью доверялась прислуге. Девочка росла умной, общительной, быстро взрослела и радовала родителей. К тому же она была очень привлекательной, Цветаева всюду брала дочь с собой и очень гордилась таким необычным ребенком.

После революции жизнь семьи резко изменилась. Отец ушел на фронт, Марина и Аля с трудом выживали в голодной Москве. Позже им удалось эмигрировать. Переехав сначала в Прагу, а затем в Париж. Ариадна сменила много школ, образование ее было несистемным, но мать много занималась с ней дома.

В подростковом возрасте Аля увлеклась политикой, горячо поддерживала отца, восхищавшегося Советской Россией. 1937 году девушка приняла решение вернуться на родину. Она быстро нашла работу, писала родителям восторженные письма. Вскоре у Ариадны появился и любимый человек. Однако уже через 2 года она была обвинена в работе на иностранную разведку и арестована. Аля провела в тюрьме несколько месяцев, а затем ее приговорили к ссылке. Вернуться к обычной жизни она смогла только через 15 лет. К тому моменту из небольшой семьи Эфронов-Цветаевых в живых осталась она одна. Замуж Ариадна не вышла (ее любимый был расстрелян уже после войны), детей у нее не было.

Ирина Эфрон

Вторая дочь родилась в 1917 году, когда Сергей был на фронте. Время было по-настоящему страшным: голодным, опасным. Марина осталась одна с двумя детьми в мрачной Москве времен военного коммунизма.

Ирина очень отличалась от старшей сестры. Внешне они были похожи. Но в младшей не было блеска и красоты Ариадны. Марина признавалась, что не испытывает к маленькой дочери никаких чувств – она выполняла материнские обязанности, но любви не было. Сестры Сергея Эфрона предлагали забрать малышку к себе. Но Цветаева отказала. Она решила поместить обеих дочерей в детский дом – там дети хотя бы ели каждый день. Через некоторое время она забрала Ариадну домой: девочка заболела малярией. Выхаживая дочь. Марина забыла об Ире и даже не навещала ее. Суровой зимой 1920 года девочка умерла от лихорадки.

Георгий Эфрон

Единственный, долгожданный и обожаемый сын Цветаевой появился на свет в эмиграции, в 1925 году. Родители жили в Праге, но скоро после рождения наследника перебрались в Париж. Марина влюбилась в сына, как только впервые увидела его. Удивительно, но у ребенка с матерью было почти портретное сходство, тогда как обе его сестры уродились в породу Эфронов. Мальчик был очень крупным, активным, мать не сомневалась, что ему уготована замечательная судьба.

К моменту рождения Георгия (быстро получившего ласковое семейное прозвище Мур) Ариадна была уже достаточно взрослый, поэтому ревности к брату не испытывала. Марина же полностью растворилась в сыне, выполняла каждое его желание, всюду брала с собой. Многие гости были шокированы слишком свободными манерами мальчика и полым отсутствием воспитания. Однако Цветаева воспитывала его – но на свой манер, уделяя максимум времени интеллектуальному развитию. Многие считали его избалованным, но мать будто предчувствовала трагическое будущее сына и старалась обеспечить ему самое счастливое детство.

Когда отец и старшая сестра стали готовиться к отъезду в Россию, Мур горячо поддержал их. Он мечтал о стране, о которой ничего не знал, запоем читал газеты, которые удавалось достать в Париже, уговаривал мать не тянуть с отъездом. Она сомневалась до последнего, чутьем угадывая, что счастья возвращение не принесет. Однако под напором других членов семьи сдалась.

Марина с Георгием приехали в Россию в 1939 году. Первое время они жили на даче НКВД, выделенной им как «возвращенцам». После ареста мужа и дочери Цветаева перебралась в Москву, Мур пошел в старшие классы школы. Он был очень самостоятельным, неплохо учился, занимался рисованием, много писал. Дневник Георгия Эфрона сохранился, он полон не только бытовыми заметкам. но и очень глубокими размышлениями о прошлом и будущем.

Будущее семьи оказалось нерадостным. В начале войны Марина с сыном эвакуировались и оказались в Елабуге. Жили очень тяжело, плохо приспособленная к быту Цветаева была растеряна, сломлена, испугана. Единственное, что держало ее – стремление заботиться о сыне. Однако выдержала она недолго. После трагической смерти матери Мур уехал в Среднюю Азию, закончил учебу. В 1944 году Георгию исполнилось 18, он был призван на фронт и очень быстро погиб.

Марина Цветаева: версии гибели

Жили-были муж, жена и трое детей – эта фраза может стать началом семейного идилистического рассказа. Только вот… Таких рассказов в первой половине двадцатого века в России почти не было. По большей части — трагедии. И они очень похожи друг на друга. Неважно, происходили ли они в семье крестьянина или большого поэта.

Читайте также:  Дети Анны Герман

Сергей Эфрон и Марина Цветаева. 1911 год

У Марины Цветаевой и Сергея Эфрона было как раз трое детей. Вторая дочка, Ирина, совсем крохой умерла в голодной и холодной Москве во время Гражданской войны. Сергея Эфрона расстреляли «органы» в октябре 1941 года. Старшая дочь, Ариадна, арестованная вместе с отцом, после лагеря и ссылки была реабилитирована и смогла вернуться в Москву лишь в 1955 году – больной женщиной.

Младший сын Георгий Эфрон погиб в 1944 году – получил смертельное ранение во время боя.

Сама Марина Цветаева ушла из жизни 31 августа 1941 года.

О черная гора,
Затмившая — весь свет!
Пора — пора — пора
Творцу вернуть билет.

Эти строчки написаны весной 1939 года.

Но это было творчество, в том числе — реакция поэта на то, что началось в Европе с приходом фашизма. Цветаева жила – ей надо было помогать близким, которым без нее – никак. Она писала.

До гибели в маленьком городке Елабуга оставалось еще два года…

До этого будет возвращение на Родину в июне 1939. Вернее, в СССР, в незнакомую страну с новыми непонятными реалиями. Той России, в которой она родилась, в которой ее отец, Иван Владимирович Цветаев организовывал свой музей – не было. Вот строки 1932 года:

С фонарем обшарьте
Весь подлунный свет!
Той страны — на карте
Нет, в пространстве — нет.
(…)
Той, где на монетах —
Молодость моя —
Той России — нету.
— Как и той меня.

Возвращаться Цветаева не хотела. Она следовала – за мужем и дочерью. Не хотела, видимо, предчувствуя, что будет в дальнейшем. Предчувствия поэтов и писателей часто сбываются, только вот никто не прислушивается… А в дальнейшем был арест мужа – Сергея Эфрона, арест дочери Ариадны – молодой, солнечной, только влетающей в жизнь.

Потом – скитание по квартирам вместе с сыном-подростком, поиск литературного заработка (хоть какого!). Начало Великой Отечественной войны, когда Цветаевой казалось, что все кончено. Она буквально потеряла голову от страха.

8 августа Марина Ивановна вместе с сыном поехала в эвакуацию – в Елабугу. К месту своей гибели.

Существует несколько версий причины, по которой Марина Цветаева ушла из жизни.

Первую высказала сестра Марина Ивановны – Анастасия Ивановна Цветаева. Виновным в смерти сестры она считает ее сына – шестнадцатилетнего Георгия Эфрона, которого домашние называли Мур.

Цветаева так ждала мальчика, и наконец родился сын. Его она воспитывала иначе, чем старшую, Алю. Баловала, была менее требовательна. «Марина исступленно любила Мура», — так говорили видевшие ее в 1939 – 1941 годах.

Понятно, что после ареста дочери и мужа, Цветаева еще больше стала опекать сына и переживать за него. А сыну, избалованному шестнадцатилетнему мальчику, это не нравилось. Шестнадцать лет – трудный возраст. Марина Ивановна и Мур часто ссорились (хотя ссоры между родителями и детьми-подростками – дело самое обычное, думаю, с этим согласятся многие родители).

Марина Цветаева с сыном. 1930-ые годы

Можно понять, что после жизни за границей и в Москве Елабуга с маленькими деревянными домиками не очень приглянулась подростку. И он не скрывал этого.

По мнению Анастасии Ивановны, последней каплей стала брошенная Муром в порыве раздражения фраза: «Кого-то из нас вынесут отсюда вперед ногами». Цветаева решает встать между сыном и смертью, решает уйти, дав ему дорогу.

Неужели же все так просто? Неужели Цветаева, вырастившая дочь (с которой в подростковом возрасте тоже было очень даже непросто), не знала сложностей «переходного периода»? Как можно обвинять шестнадцатилетнего мальчика, пусть и развитого не по годам, в гибели взрослой, уже столько пережившей женщины? И стоит ли винить Мура, что он не пришел взглянуть на умершую? «Я хочу запомнить ее живой», — разве эта его фраза говорит о том, что его не тронула смерть матери? Вообще внутреннее, невидимое для других страдание – тяжелей.

Обвинительная оценка подростка, увы, встречается и после Анастасии Ивановны. Например, Виктор Соснора: «Сын, парижский молокосос, считал себя выше Цветаевой как поэт, ненавидел мать за то, что их выслали в Елабугу, и дразнил ее». Странно слышать такие слова от взрослого, очень взрослого человека…

НКВД и «белоэмигрантка»

Другая версия заключается в том, что Марине Цветаевой предложили сотрудничать с НКВД. Ее впервые высказал Кирилл Хенкин, а в дальнейшем развила ее Ирма Кудрова сначала в газетной статье, а затем, уже более дополнено в книге «Гибель Марины Цветаевой».

Возможно, сразу по приезде в Елабугу ее вызвал к себе местный уполномоченный «органов». Чекист, видимо, рассудил так: «Эвакуированная, жила в Париже, значит, в Елабуге ей не очень понравится. Значит, вокруг организуется круг недовольных. Можно будет выявлять «врагов» и состряпать «дело». А возможно, пришло в Елабугу «дело» семьи Эфрон с указанием на то, что она была связана с «органами».

Елабуга, 1940-ые годы

В дневнике Мура написано, что 20 августа Цветаева была в Елабужском горсовете – искала работу. Работы там для нее не оказалось, кроме переводчицы с немецкого в НКВД… Интересный момент. Не могло же НКВД доверить набор кадров для себя другому учреждению? Может быть, в этот день Цветаева была не в горисполкоме, а в НКВД? Просто не стала во все посвящать сына…

Для чего Цветаева нужна была «органам»? Что могла полезного сообщить? Но разве все дела «организации» велись строго с разумной точки зрения? Притом биография у Цветаевой очень уж подходящая: сама – «белоэмигрантка», близкие – «враги народа». Женщина в чужом городе с единственным близким человеком – сыном. Благодатная почва для шантажа.

Некий Сизов, который обнаружился спустя годы после смерти Цветаевой, рассказал интересный факт. В 1941 году в Елабужском пединституте он преподавал физкультуру. Однажды на улице он встретил Марину Ивановну и та попросила его помочь ей подыскать комнату, пояснив, что с хозяйкой нынешней комнаты они «не в ладу». «Хозяйка» — Бродельщикова – высказалась в том же духе: «Пайка у них нет, да еще приходят эти с Набережной (НКВД), бумаги смотрят, когда ее нет, да меня расспрашивают, кто к ней ходит, да о чем говорит».

Затем Цветаева ездила в Чистополь, думая остаться там. В конце концов, вопрос о прописке решился положительно. Но радости от этого у Марины Ивановны почему-то не было. Говорила, что не сможет найти комнату. «А если и найду, мне не дадут работы, мне не на что будет жить», — замечала она. Она могла бы сказать «я не найду работы», а сказала: «Мне не дадут». Кто – не даст? Это тоже наталкивает тех, кто придерживается этой версии, на мысль, что без НКВД здесь не обошлось.

Видимо, в Елабуге Цветаева своими опасениями (если они были) не делилась ни с кем. А за время поездки в Чистополь могла понять, что от всевидящих чекистов не скроешься. Принять предложение, доносить – она не могла. Что бывает в случаях отказа – ей ли было не знать. Тупик.

В качестве бреда

Еще одну версию даже версией назвать нельзя. Поскольку воспринимается бредом. Но раз существует – не обойдешь. Всегда находились люди, готовые, чтоб хоть как-то оторвать славу у великих, коснуться «жареного». Пусть и не существующего. Главное – броско изложить.

Так вот, по этой версии, причина гибели Цветаевой вовсе не психологические проблемы, не бытовая неустроенность поэта, а – ее отношение к сыну — как Федры – к Ипполиту.

Один из тех, кто ее излагает с давних пор и придерживается – Борис Парамонов – писатель, публицист, автор радио «Свобода».

Он «анализирует» стихи поэта под каким-то своим взглядом, с высоты своего мировидения и отыскивает в них то, что другим читателям и исследователям не обнаружить при всем их желании.

Героизм души — жить

Еще одной версии придерживается Мария Белкина – автор одной из ранних книг о последних годах жизни поэта.

Цветаева шла к гибели всю жизнь. Неважно, что это случилось 31 августа 1941 года. Могло быть и гораздо раньше. Недаром же она писала после смерти Маяковского: «Самоубийство – не там, где его видят, и длится оно не спуск курка». Всего-навсего 31-го никого не было дома, а обычно изба полна народу. Вдруг случай – осталась одна, вот и воспользовалась им.

Марина Цветаева: версии гибели

Первая попытка самоубийства у Цветаевой была в 16 лет. Но это и метания подросткового возраста, и эпоха. Кто тогда, в начале ХХ века не стрелялся? Материальные проблемы, бедность (вспомним того же Горького), несчастная любовь и – дуло к виску. Как страшно ни звучит, но – «в контексте эпохи». К счастью, пистолет тогда дал осечку.

Жизнь, по мнению Белкиной, давила на Цветаеву постоянно, хоть и с разной силой. Осенью 1940 года она записывала: «Никто не видит – не понимает, что я год уже (приблизительно) ищу глазами крюк. Я год примеряю смерть».

А вот еще раньше, еще в Париже: «Я хотела бы умереть, но приходится жить для Мура».

Постоянная неустроенность жизни, неуют медленно, но верно делали свое дело: «Жизнь, что я видела от нее кроме помоев и помоек…»

Ей не было места в эмиграции, не было места на Родине. В современности вообще.

Когда началась война, Цветаева говорила, что очень бы хотела поменяться местами с Маяковским. А плывя на пароходе в Елабугу, стоя на борту парохода, она говорила: «Вот так – один шаг, и все кончено». То есть она постоянно ощущала себя на грани.

К тому же ей надо было жить ради чего-то. Самое главное – стихи. Но, вернувшись в СССР, она их практически не писала. Не менее важно – семья, за которую всегда чувствовала ответственность, в которой всегда была главной «добытчицей». Но семьи нет: она ничего не может сделать для дочери и мужа. Еще в 1940 году она была нужна, а сейчас даже на кусок хлеба для Мура заработать не может.

Как-то Цветаева сказала: «Героизм души – жить, героизм тела – умереть». Героизм души был исчерпан. Да и что ее ждало в будущем? Ее, «белоэмигрантку», не признающую никакой политики? К тому же она бы узнала о смерти мужа…

Творчество и жизнь

Высказывания поэта, а тем более его творчество – это одно. Особое пространство. И оно буквально, напрямую, примитивно не пересекается с жизнью, которая часто не благосклонна к поэтам. Но они все-таки живут и – творят. Ведь жила же Цветаева (и писала!) в послереволюционной Москве, несмотря на голод и холод, на разлуку с мужем (даже не зная – жив ли он), несмотря на смерть младшей дочери и на страх потерять старшую…

То, что случается здесь, в нашем измерении, работает уже по-другому. Да, все, о чем говорилось выше в статье (кроме выводов-версий), вся тяготы и боли – это копилось, накапливалось, наваливалось, стремясь раздавить. Особенно события последних двух лет. Но вряд ли это могло привести к спокойному, что называется в здравом уме и твердой памяти решению – покончить собой. Тяготы истощили нервную систему Цветаевой (тем более у поэтов – особый душевный строй).

Вряд ли она была психически здорова в момент своей гибели. И сама понимала это, что видно в предсмертной записке, обращенной к сыну (выделено мной– Оксана Головко): «Мурлыга! Прости меня, но дальше было бы хуже. Я тяжело больна, это уже не я. Люблю тебя безумно. Пойми, что я больше не могла жить. Передай папе и Але — если увидишь — что любила их до последней минуты и объясни, что попала в тупик».

Стихи Марины Цветаевой

Реквием

Уж сколько их упало в эту бездну,
Разверзтую вдали!
Настанет день, когда и я исчезну
С поверхности земли.

Застынет все, что пело и боролось,
Сияло и рвалось.
И зелень глаз моих, и нежный голос,
И золото волос.

И будет жизнь с ее насущным хлебом,
С забывчивостью дня.
И будет все – как будто бы под небом
И не было меня!

Изменчивой, как дети, в каждой мине,
И так недолго злой,
Любившей час, когда дрова в камине
Становятся золой.

Виолончель, и кавалькады в чаще,
И колокол в селе…
– Меня, такой живой и настоящей
На ласковой земле!

К вам всем – что мне, ни в чем не знавшей меры,
Чужие и свои?!-
Я обращаюсь с требованьем веры
И с просьбой о любви.

И день и ночь, и письменно и устно:
За правду да и нет,
За то, что мне так часто – слишком грустно
И только двадцать лет,

За то, что мне прямая неизбежность –
Прощение обид,
За всю мою безудержную нежность
И слишком гордый вид,

За быстроту стремительных событий,
За правду, за игру…
– Послушайте!- Еще меня любите
За то, что я умру.

Вечерний дым над городом возник,
Куда-то вдаль покорно шли вагоны,
Вдруг промелькнул, прозрачней анемоны,
В одном из окон полудетский лик.

На веках тень. Подобием короны
Лежали кудри… Я сдержала крик:
Мне стало ясно в этот краткий миг,
Что пробуждают мертвых наши стоны.

С той девушкой у темного окна
— Виденьем рая в сутолке вокзальной —
Не раз встречалась я в долинах сна.

Но почему была она печальной?
Чего искал прозрачный силуэт?
Быть может ей — и в небе счастья нет?

Вы, идущие мимо меня
К не моим и сомнительным чарам, —
Если б знали вы, сколько огня,
Сколько жизни, растраченной даром,

И какой героический пыл
На случайную тень и на шорох…
И как сердце мне испепелил
Этот даром истраченный порох.

О, летящие в ночь поезда,
Уносящие сон на вокзале…
Впрочем, знаю я, что и тогда
Не узнали бы вы — если б знали —

Почему мои речи резки
В вечном дыме моей папиросы,—
Сколько темной и грозной тоски
В голове моей светловолосой.

Мне нравится, что вы больны не мной,
Мне нравится, что я больна не вами,
Что никогда тяжелый шар земной
Не уплывет под нашими ногами.
Мне нравится, что можно быть смешной –
Распущенной – и не играть словами,
И не краснеть удушливой волной,
Слегка соприкоснувшись рукавами.

Мне нравится еще, что вы при мне
Спокойно обнимаете другую,
Не прочите мне в адовом огне
Гореть за то, что я не вас целую.
Что имя нежное мое, мой нежный, не
Упоминаете ни днем, ни ночью – всуе…
Что никогда в церковной тишине
Не пропоют над нами: аллилуйя!

Спасибо вам и сердцем и рукой
За то, что вы меня – не зная сами! –
Так любите: за мой ночной покой,
За редкость встреч закатными часами,
За наши не-гулянья под луной,
За солнце, не у нас над головами,-
За то, что вы больны – увы! – не мной,
За то, что я больна – увы! – не вами!

Под лаской плюшевого пледа
Вчерашний вызываю сон.
Что это было? — Чья победа? —
Кто побежден?

Все передумываю снова,
Всем перемучиваюсь вновь.
В том, для чего не знаю слова,
Была ль любовь?

Кто был охотник? — Кто — добыча?
Все дьявольски-наоборот!
Что понял, длительно мурлыча,
Сибирский кот?

В том поединке своеволий
Кто, в чьей руке был только мяч?
Чье сердце — Ваше ли, мое ли
Летело вскачь?

Читайте также:  Дети Алексея Рыжова

И все-таки — что ж это было?
Чего так хочется и жаль?
Так и не знаю: победила ль?
Побеждена ль?

Читать другие материалы о Марине Цветаевой на Правмире:

  • Легко обо мне подумай… К 120-летию Марины Цветаевой
  • [+ Видео] Чулпан Хаматова о Марине Цветаевой

Видео. Чулпан Хаматова читает стихи Марины Цветаевой:

О Марине Цветаевой:

Марина Цветаева, биография, новости, фото

Имя: Марина Цветаева (Marina Tsvetaeva)

Настоящее имя: Марина Цветаева

Отчество: Ивановна

День рождения: 8 октября 1892

Место рождения: Москва

Дата смерти: 31 августа 1941 (48 лет)

Причина смерти: узнать самоубийство

Место погребения: узнать Петропавловское кладбище, Елабуга,Татарстан

Рост: 163 см

Карьера: Деятели искусства 12 место ,
Писатели 13 место

  • Детство и юношеские годы
  • Поездка в Коктебель и замужество
  • Послереволюционные годы
  • Эмиграция
  • Возвращение в Советский Союз
  • Смерть
  • Память

Фото: Марина Цветаева

Биография Марины Цветаевой

Детство и юношеские годы

Отец был постоянно занят на работе, воспитанием четверых отпрысков занималась его супруга. Она была женщиной строгих нравов, держала детей в ежовых рукавицах и на корню пресекала малейшие шалости. Мария Александровна была прекрасно образована, знала несколько языков, виртуозно играла на фортепиано, рисовала и писала стихи.

Она уделяла много внимания интеллектуальному и творческому развитию детей, а вот хорошим манерам и правилам поведения не придавала большого значения. Малыши дрались между собой, ябедничали друг на друга матери, особенно доставалось Марине, с раннего детства державшейся от всех особняком.

Девочка жила в мире прочитанных книг и романтических образов, который полностью заменял ей окружающую действительность. Уже в шесть лет она сочинила первые стихи, и сколько мать не билась, чтобы сделать из Марины профессиональную пианистку, поэзия интересовала ее гораздо больше, чем ненавистные гаммы и этюды.

Благополучную и размеренную жизнь семейства неожиданно прервала болезнь матери – Мария Александровна заболела туберкулезом. Для эффективного лечения требовался теплый мягкий климат, и в 1902 году Цветаевы уехали за границу. Они жили на курортах Швейцарии, Германии и Франции, где дети получали образование в учебных заведениях Женевы, Лозанны и Фрайбурга. Несмотря на все старания европейских врачей, болезнь прогрессировала, и в 1906 году женщина умерла.

На руках Ивана Владимировича остались четверо детей, но из-за плотной занятости на службе он не мог уделять им должного внимания. Поэтому девочки рано повзрослели, начали активно интересоваться не только противоположным полом, но и общественной жизнью.

Вернувшись в Россию, Марина поступила в интернат московской женской гимназии Варвары фон Дервиз, где начала писать бунтарские стихи. За границей она познакомилась с русскими революционерами, идеи которых показались ей достаточно свежими и необычными. Девушка активно участвовала в деятельности московских литературных кружков, посещала собрания символистов и вела себя вызывающе: ночевала на кладбищах, курила, залпом пила рябиновую настойку, несколько раз обривала наголо голову и не стеснялась в высказываниях, которыми порой шокировала окружающих.

Поездка в Коктебель и замужество

Послереволюционные годы

Эмиграция

Сергей знал о похождениях жены и тоже сомневался в своем отцовстве. Эфрон даже собирался подавать на развод, но Цветаевой удалось вымолить у него прощение. Супруги перебрались в Париж, подальше от Радзевича, в память об этом романе были написаны две знаменитые поэмы «Поэма Горы» и «Поэма Конца», которые Марина посвятила Константину.

Во Франции Цветаева прожила четырнадцать лет, и это был достаточно сложный период в ее жизни. Ее не приняла эмигрантская интеллигенция и литературный мир Парижа, средств на жизнь катастрофически не хватало. В семье постоянно вспыхивали ссоры, причиной которых становились не только любовные увлечения Марины и ее несносный характер, но и различия в политических взглядах.

За годы эмиграции Сергей пересмотрел свое отношение к советской власти и стал ей симпатизировать. Цветаева же, наоборот, категорически не принимала произошедшие в России изменения и даже думать не хотела о возвращении на родину. При этом она испытывала острую ностальгию, которая отображалась в ее творчестве. В 1925 году вышел последний прижизненный поэтический сборник «После России», в 1930 году поэтесса посвятила цикл стихов Владимиру Маяковскому, самоубийство которого потрясло ее до глубины души.

В эмиграции Цветаева много внимания уделяла прозе, которая пользовалась за границей большим успехом, чем стихи. В это время были написаны и изданы «Мой Пушкин», «Мать и музыка», «Повесть о Сонечке», «Дом у старого Пимена» и воспоминания о Максимилиане Волошине, Михаиле Кузмине и Андрее Белом.

Вторая половина 30-х годов была для Цветаевой самым трудным периодом в эмиграции. Эфрон к этому времени стал агентом советской разведки и активно агитировал соотечественников возвращаться на родину. В сентябре 1937 года швейцарская полиция заподозрила его в причастности к убийству советского разведчика Игнатия Рейсса, открыто выступавшего против сталинизма.

Сразу после этого происшествия Сергей с дочерью Алей, которая к тому времени стала его союзницей и единомышленницей, был тайно переправлен в Советский Союз. Марина осталась одна с сыном, который тоже больше не хотел оставаться за границей и рвался вслед за отцом.

Возвращение в Советский Союз

Смерть

31 августа 1941 года, пока Георгия и хозяев не было дома, Цветаева повесилась, оставив три предсмертные записки для сына и товарищей-литераторов. Муру она написала, что оказалась в тупике, из которого не видит другого выхода, а друзей просила позаботиться о мальчике.

Сын так и не простил мать и даже не захотел с ней попрощаться, мотивировав это желанием запомнить ее живой. Через три года Георгий ушел на фронт и геройски погиб в сражении под Друйкой.

Ярослав Бойко: биография, личная жизнь, семья и дети, фото, творчество, фильмография

Талантливый, харизматичный, популярный – это все он – актер театра и кино Ярослав Бойко. Биография, личная жизнь артиста всегда находятся под пристальным вниманием журналистов и поклонников. Интересные факты его творческого пути и тайны личной жизни узнаем прямо сейчас.

Детские годы

Ярослав Бойко, биография которого начинается с 14.05.1970 г., родился в столице Украины. Отца мальчик никогда не видел, его воспитывала мать в одиночку. В родне многие были военными, и мама надеялась, что ее сын выберет такую же дорогу во взрослой жизни. Но судьба Ярослава сложилась совсем иначе.

В школе мальчик не стремился быть отличником. Как и многих ровесников, его привлекал хулиганский образ жизни. Все свободное время Ярослав проводил на улице в активных играх. Он очень хотел оправдать ожидания мамы и готовился поступить в военное училище после 9 классов. Но попытка оказалось неудачной. Юноша не желал возвращаться обратно в школу и после недолгих раздумий решил поступать в металлургический техникум Киева. И у него получилось сделать это. Но уже на 3 курсе Ярослав почувствовал, что такое занятие не для него и бросил учебу. Молодому человеку ничего не оставалось делать, как идти в армию.

Юность

По окончании службы Ярослав еще долго не мог определиться, кем хочет быть в этой жизни. Но все решил случай. У юноши была подруга со школьных времен. Она очень хотела поступить в театральный вуз. Ярослав решил поддержать приятельницу и отнес в этот же университет документы. Жюри было довольно экзаменационным выступлением молодого человека, и совсем скоро он пополнил ряды студентов Киевского театрального института имени Карпенко-Карого. У подруги результат оказался не таким блистательным – она провалила вступительный экзамен.

Так начал первое знакомство с театральным искусством Ярослав Бойко. Биография, личная жизнь будущего актера стали насыщены новыми событиями. Театр и кино нравились юноше. Поэтому учеба в институте давалась ему легко. Но имелся один нюанс – к молодому человеку были замечания касательно произношения на украинском языке. Ему нужно было упорно заниматься, чтобы это исправить. Ярослав не стал утруждаться и решил поменять учебное заведение. Недолго думая, он собрал чемодан и отправился в Москву поступать в МХАТ (школу-студию). И здесь судьба улыбнулась – Ярослав успешно сдал вступительный экзамен. И уже в 1995 году получил диплом об окончании вуза.

Театральная карьера

Когда начинающий актер начал работать в театре-студии «Табакерка» под руководством О. Табакова, в киноактерской среде стало узнаваемым имя Ярослава Бойко. Биография, фото обаятельного молодого человека заинтересовали коллег по цеху и кинорежиссеров. Сам Ярослав признается, что опыт работы у Олега Табакова стал бесценным. Актер получил колоссальный багаж знаний и усовершенствовал актерское мастерство. В «Табакерке» артист проработал 18 лет. Ярослав не раз признавался, что театр и кино для него – это две разные работы. Кино предполагает кропотливую отработку дублей. Труд актера кинозрители могу оценить спустя время, когда картина выходит на телеэкраны. А на театральной сцене все происходит здесь и сейчас, и результат актерской игры виден сразу.

Ярослав также играл в театре имени Чехова – МХТ.

Лучшие театральные работы актера: «Идиот», «Вишневый сад», «Неоконченный роман».

Киноактер

Дебют Ярослава в кино произошел в 1991 году. Именно в это время актер снялся в картине «Круиз, или Разводное путешествие». И хотя роль в фильме досталась эпизодическая, благодаря ей стал узнаваем Ярослав Бойко. Биография, личная жизнь актера заинтересовали кинозрителей.

Следующими картинами, в которых Ярослав продемонстрировал свой актерский талант, стали «Орел и решка», «Страна глухих», «Вокзал», «Каменская».

Пик популярности пришел к актеру после просмотра зрителями киноромана «Всегда говори “Всегда”». Картина получила престижную награду ТЭФИ в номинациях «Лучший сценарист художественного сериала», «Лучший художественный сериал». Кинозрителям так полюбились главные герои фильма – бизнесмен Сергей Барышев и его жена, что они захотели увидеть продолжение их истории. Всего было снято 9 сезонов мелодрамы.

«Неотложка» – еще один фильм, в котором блистательно сыграл Ярослав. Многосерийная драма рассказывала о трудовых буднях доктора Олега Громова, который работал в бригаде скорой помощи. Фильм полюбился телезрителям и принес Бойко всенародную известность.

Личная жизнь

Ярослав всегда привлекал внимание противоположного пола. Обаятельный и харизматичный, он мог вскружить голову не одной красавице. Актер признается, что его молодость была насыщена мимолетными увлечениями.

Первый серьезный роман случился у Ярослава на работе. Во время съемок в фильме «Подозрение» актер влюбился в актрису Евгению Добровольскую. Их отношения закончились также стремительно, как и начинались. Но любовь актеров не прошла бесследно. В 2002 году Евгения родила сына Яна. Долгое время она не признавалась, что Бойко является отцом ее ребенка. Тайна раскрылась, когда Ярослав уже был официально женат.

После выхода на экраны фильма «Всегда говори “Всегда”» телезрителей стал интересовать Ярослав Бойко, биография, личная жизнь, жена. Многие думали, что актер находится в отношениях с Марией Порошиной – партнершей по фильму. Телезрителям хотелось верить, что молодые люди действительно встречаются в реальной жизни. На телеэкранах их любовь выглядела такой правдоподобной. Но Ярослав сам опроверг этот факт.

Официальная жена

Обуздать любвеобильность обаятельного актера смогла Рамуне Ходоркайте – танцовщица. Молодых людей познакомили общие знакомые. Вначале многие не верили, что отношения пары будут серьезными. Но вскоре Ярослав объявил о помолвке. В 1999 году актер и танцовщица поженились. А спустя несколько месяцев на свет появился их совместный ребенок – сын Максим. Супруги не стали останавливаться на достигнутом, в 2003 году у них родилась дочь, которой они дали прекрасное имя Эмилия.

В СМИ можно найти много информации о том, кто такой Бойко Ярослав. Биография, личная жизнь, фото жены его никогда не были за навесом тайны. Известно, что Рамуне Ходоркайте продолжает заниматься хореографией и постановками танцевальных номеров для спектаклей.

Телезрителям хочется знать, как живет Ярослав Бойко. Биография, личная жизнь, дети актера находятся под пристальным вниманием прессы.

У актера трое детей: внебрачный сын Ян, сын Максим и дочь Эмилия. Ярослав признается, что очень любит их и старается всем уделять внимание. Папа интересуется увлечениями каждого ребенка, посещает родительские собрания в школе и следит за их успеваемостью.

Сын Максим занимается музыкой, играет на фортепиано, знает приемы бокса и владеет техникой дзюдо. Дочь Эмилия тоже творческая личность. Девочка занимается танцами, рисует и играет на скрипке.

Ярослав не забывает и про сына Яна.

Семья

Актер проводит все свободное время с семьей, которая живет в российской столице, где большую часть времен работает Ярослав. Вместе с супругами и их детьми проживает и мама актера. Он забрал ее к себе из Киева. Родственники супруги тоже не забыты. Родители Рамуне живут в Литве. Семья Бойко часто ездит туда, чтобы их навестить. Кроме того, супруги приобрели литовскую недвижимость, поэтому часто приезжают в страну, чтобы отдохнуть. Статус «примерный семьянин» давно завоевал Ярослав Бойко. Биография, личная сфера его жизни характеризуются размерностью и спокойствием.

Спортивные хобби

Актер с юных лет был неравнодушен к спорту. Долгое время он занимался футболом. Ярослав признается, что его рабочий день длится около 12 часов. Актеру важно не только хорошо вжиться в роль, но и отлично выглядеть. Зрители замечают и лишние килограммы, и уставший вид артистов. Физические нагрузки помогают Ярославу поддерживать себя в отличной форме. А еще они позволяют актеру справиться со стрессами, эмоциональными перегрузками.

Зрители всегда интересуются личной жизнью, биографией Ярослава Бойко. Но мало кто знает, что актер на протяжении 10 лет занимается боксом, является участником одноименной кафедры в Московской академии спорта.

Актер не забывает про футбол и периодически участвует в матчах. Сохранять хорошую физическую форму позволяют тренировки на тренажерах. А еще Ярослав — поклонник бань. Актер признается, что все это в совокупности позволяет поддерживать не только физические, но и душевные силы.

Ярослав Бойко: о творчестве

Актер с удовольствием дает интервью и делится своими творческими успехами. Ярослав признается, что для него всегда было непонятным, как роли делятся на отрицательные и положительные или комедийные и трагичные. Во время учебы в МХАТ студентам не указывают на четкое разделение ролей. Им рассказывают, что у киногероя есть как плюсы, так и минусы в характере, а также различные эмоции. Актер должен уловить эту суть, чтобы научиться вживаться в роль любого человека.

Ярослав предпочитает тщательно прописанный сценарий и роли. Он любит, когда его герой переживает, испытывает много эмоций. Тогда у актера возникает желание вложить в игру всю силу и энергию.

В прессе можно найти немало интервью с актером Ярославом Бойко. Биография, личная жизнь его освещается в СМИ. Но в социальных сетях Ярослава нет.

И вновь отец

Эта новость появилась в СМИ в сентябре 2018 года. А началось все с истории об очередной беременности Марии Порошиной. Все думали, что пятый ребенок актрисы – это плод совместной любви ее и законного супруга Ильи Древнова. Но все оказалось сложнее.

Летом 2018 года беременная Порошина подала на развод с мужем. Через несколько месяцев супруги официально расторгли брак, в котором у них родилось 3 дочки. Знакомые и поклонники Марии не понимали смысл ее поступка: как можно развестись с отцом будущего малыша? Но позже приятели актрисы раскрыли все карты.

Оказалось, что отцом пятого ребенка был не Илья, а Ярослав Бойко – давний друг и партнер актрисы по сцене. Окружение Марии не сомневается в этом. Поклонники поняли, что не все факты о себе рассказывает Ярослав Бойко. Биография, личная жизнь, фото актера вызвали новую волну интереса со стороны прессы и зрителей в связи с шокирующей новостью.

Друзья рассказывают, что любовь между актерами возникла в период совместных гастролей с антрепризным спектаклем “Неоконченный роман”. В нем Ярослав и Мария играют тайных любовников, которые не могут быть вместе, потому что у каждого из них есть своя семья. Волей случая театральный сценарий перешел в реальную жизнь. Пока ни Мария, ни Ярослав не комментируют эти слухи. Но и опровергать их тоже не торопятся. Поклонники актера обеспокоены за жену Ярослава Рамуне. Ведь пара столько лет вместе, и для нее такой поворот событий может оказаться шокирующим.

Ссылка на основную публикацию