Дети Ирины Архиповой

Ирина Архипова

фотографии >>

биография

Архипова Ирина Константиновна

Родилась 2 января 1925 года в Москве.

Русская певица (меццо-сопрано).
Заслуженная артистка РСФСР (15.09.1959).
Народная артистка РСФСР (1961).
Народная артистка СССР (1966).
Герой Социалистического Труда (29.12.1984).
Заслуженная артистка Удмуртской АССР (1982).
Народная артистка Кыргызской Республики (1993).
Народная артистка Республики Башкортостан (1994).

Окончила Московский архитектурный институт (была автором ряда архитектурных проектов), в 1948–1953 годах обучалась в Московской консерватории в классе вокала Л. Ф. Савранского.
В 1954–1956 годах была солисткой Свердловского театра оперы и балета.
В 1956–1988 годах — солистка Большого театра.
Дебют в Большом и – звездный час молодой Архиповой – «Кармен» с Марио дель Монако в 1959-м. Великий тенор оценил незаурядный талант своей московской партнерши – через год она споет с ним свою Кармен в Риме и Неаполе, став первой певицей из СССР, выступившей на родине бельканто.
В течение ряда последующих лет была главным вокальным консультантом Большого театра.
В 1955 году началась её гастрольная деятельность за рубежом (Австрия, Польша, ГДР, Финляндия, Италия, Венгрия, Румыния, Чехословакия, Болгария, США, Япония, Франция, Канада).
Пела на всех главных мировых сценах – Марфу в «Хованщине» и Марину в «Борисе Годунове» в «Ла Скала» (1967 и 1973 годы соответственно), Нурис в опере П. Дюка «Ариана и Синяя Борода» в «Гранд-опера» (1975), Азучену в «Трубадуре» и Ульрику в «Бале-маскараде» в «Ковент-Гардене» (1975 и 1988), и на излете своего творческого пути – няню Филиппьевну из «Евгения Онегина» в «Метрополитен». «Архипова – наконец-то!» восторженно приветствовала певицу «Нью-Йорк-таймс», одновременно порицая руководство театра за столь поздний дебют: шел 1996 год и Архиповой было уже за 70 (между тем, впервые в США Ирина Константиновна выступила аж в 1964 году). А еще были аргентинский «Колон», Опера Сан-Франциско, болонский театр «Комунале», античный амфитеатр в Оранже, где она делила триумф с Монсеррат Кабалье…

Выступала и как концертная певица (в камерном репертуаре свыше 800 произведений), в 1990-х годах организовала и исполнила цикл концертов «Антология русского романса».

В 1966 году была приглашена в жюри Конкурса имени П. И. Чайковского, а с 1967 года являлась бессменным председателем жюри Конкурса имени М. И. Глинки. С тех пор входила в состав жюри многих престижных конкурсов мира, в том числе: «Вердиевские голоса» и имени Марио дель Монако в Италии, конкурс Королевы Елизаветы в Бельгии, имени Марии Каллас в Греции, имени Франсиско Виньяса в Испании, вокального конкурса в Париже, вокального конкурса в Мюнхене. С 1974 года (за исключением 1994 года) являлась бессменным председателем жюри Конкурса имени П. И. Чайковского в разделе «сольное пение». В 1997 году по приглашению Президента Азербайджана Гейдара Алиева и министра культуры Азербайджана Полада Бюль-Бюль Оглы возглавила жюри Конкурса имени Бюль-Бюля, организованного к 100-летию со дня его рождения.

С 1976 года преподавала в Московской консерватории (в 1984 году получила звание профессора). Проводила мастер-классы в Финляндии, США, Польше и других странах. В поддержку молодых талантов организовала фестивали и конкурсы «Ирина Архипова представляет. ».

В 1986 году стала председателем центрального правления Всесоюзного музыкального общества, с 1991 года — президентом созданного на основе общества Международного союза музыкальных деятелей.
С 1993 года – Президент фонда «Ирина Архипова», вице-президент и академик Международной академии творчества (Москва).

Член КПСС с 1963 года. Депутат Верховного Совета СССР 6-го созыва (1962—1966) и народный депутат СССР (1989—1991).
Автор книг: «Музы мои» (1992), «Музыка жизни» (1997), «Бренд по имени „Я“» (2005).

19 января 2010 года певица была госпитализирована с сердечной патологией в городскую клиническую больницу имени Боткина.
Ирина Архипова ушла из жизни от остановки сердца ранним утром 11 февраля 2010 года в Москве. Похоронили певицу 13 февраля на Новодевичьем кладбище (участок № 10).

Имя «Архипова» в 1995 году получила малая планета № 4424.
В 1996 году Архиповой был присужден Всемирный приз искусств (учреждённый корпорацией «Маришен арт менеджмент интернешнл») — «Бриллиантовая лира» и титул «Богиня искусств».
В 2012 году вышла марка почты России, посвященная Архиповой И. К.

Супруг — народный артист СССР Владислав Пьявко.

последнее обновление информации: 02.12.19

источники информации

публикации

11 февраля 2010 года, всего чуть более месяца назад отпраздновав свое 85-летие, скончалась великая русская певица Ирина Константиновна Архипова. В одной из зарубежных статей десятилетней давности, посвященных 75-летнему юбилею певицы, Архипова, наряду с Обуховой и Образцовой, названа в числе трех главных русских меццо-сопрано ХХ века. Конечно, любые оценки и сравнения весьма субъективны и условны, однако, думается, совершенно очевидно, что Архипова – это явление в мировой музыкальной культуре второй половины ушедшего столетия.

Самая титулованная певица Советского Союза и Российской Федерации, обладательница бесчисленных званий и наград, как отечественных, так и зарубежных, Архипова, несмотря на абсолютную заслуженность оных, запомнится, конечно, не этим. С нами навсегда – в памяти и в записях – останется запечатленным ее волшебный голос красивого, сочного, вечно молодого тембра, всегда скругленный, благородный звук, ее редкая вокальная культура и феноменальная техника.

В голосе Архиповой удивительным образом сочетаются широта русского распева, сердечность интонации, и европейский лоск, отточенная, рафинированная вокализация самой высокой пробы. К отечественным певцам почти никогда не принято применять термин бельканто – всегда мы находим некоторую «русопятость» большинства наших соотечественников, считаем их недотягивающими до высоких европейских стандартов – особенно это касается вокалистов прошлого, чья карьера развивалась преимущественно за железным занавесом, в условиях отрыва от европейских традиций. Но в отношении искусства Архиповой термин бельканто уместен как никогда – в ее голосе всегда была, с одной стороны, роскошная, пряная итальянскость, а с другой – необыкновенный контроль над собой, никогда не изменявшее ей чувство меры. Слушая Архипову, вы никогда не услышите пережима, вульгарной эмоции, распахнутых, без тайны, а оттого малоинтересных, слишком прямолинейных страстей. Именно этим отличалась уже молодая Архипова, именно это выделило ее из числа певиц Большого театра ее поколения с прекрасными голосами (например, Вероника Борисенко, Кира Леонова, Лариса Авдеева, Валентина Левко), но не такими совершенными. Не зря Архипова – архитектор по первой специальности: она сумела выстроить свой голос как гармоничный, прекрасный храм. Он – подобен античному Парфенону: конструкция без изъяна, совершенная в своей классической простоте, при том, что как и в Парфеноне, в нем нет ни одной скучной прямой линии, ни одной – без загадки, без потаенного смысла.

Жизненный и творческий путь Ирины Архиповой, приведший ее к вершинам мировой славы, хорошо известен. Вот его основные вехи. Московское детство с учебой в Гнесинке, эвакуация во время войны в Узбекистан, Архитектурный институт, работа на проектировании и строительстве ряда объектов в столице, в том числе нового комплекса зданий МГУ на Воробьевых горах, параллельно – вокальные занятия с Н. М. Малышевой, а позже – учеба в Московской консерватории, трудная дилемма выбора дальнейшего профессионального пути… И все-таки она выбрала пение. Первые два сезона в Свердловске, потом дебют в Большом и – звездный час молодой Архиповой – «Кармен» с Марио дель Монако в 1959-м. Великий тенор оценил незаурядный талант своей московской партнерши – через год она споет с ним свою Кармен в Риме и Неаполе, став первой певицей из СССР, выступившей на родине бельканто.

У нее была счастливая творческая судьба, причем не только на родине, в Большом театре, но и за рубежом, что сделать тогда было совсем непросто – Архипова принадлежит к первому поколению советских вокалистов (И. Петров, Г. Вишневская, З. Анджапаридзе, Т. Милашкина и др.), завоевывавших мир после десятилетий отсутствия практически всяких контактов. Звездных ролей и звездных спектаклей могло бы быть намного больше, и все же, она пела на всех главных мировых сценах.

У нее была феноменально долгая карьера. Дебютировав достаточно поздно, в тридцать лет, она сумела сохранить молодым тембр своего голоса до восьмидесяти – и это было настоящим чудом! Последний раз мне довелось слушать Архипову в Большом театре в «Пиковой даме» в 2002-м: артистка была почти ровесницей своей героини, но, поразительное дело, голос звучал, летел в зал, его хватало на гигантскую чашу первой московской оперы, и в нем не было и намека на возраст, на какие-то дефекты или немощь. Ее долгая карьера не всем нравилась: известно (достаточно об этом почитать хотя бы у Анатолия Орфенова), что некоторых более молодых ее коллег раздражала прекрасная профессиональная форма певицы, давно перешагнувшей пенсионный возраст. Она не стала настаивать, драться за место, которое занимала по праву: спев в 1986-м свою последнюю премьеру (Любовь в «Мазепе» Чайковского), она вскоре ушла из Большого, чтобы, никому не мешая, еще не раз выходить на его сцену в качестве приглашенной звезды – а театр еще долго в ней нуждался.

Последний раз она вышла на великую и родную для себя сцену весной 2005-го, празднуя свое 80-летие и 50-летие творческой деятельности. В тот вечер она уже не пела – пели для нее: это было последнее значительное событие в старом Большом перед долгими годами реконструкции. Уходила эпоха…

К лучшим ролям Архиповой на московской сцене, бесспорно, принадлежат те, что созданы в русских национальных операх – Мусоргского (Марина и Марфа), Римского-Корсакова (Любаша, Любава, Весна), Чайковского (Полина, Графиня, Любовь, Иоанна). А еще она была страстной Эболи и неистовой Амнерис, величавой Клитемнестрой и загадочной Фриккой – разнообразный западный репертуар удавался ей ничуть не меньше, чем отечественный. «Нет такой музыки, которую не спела бы Ирина Архипова», – воскликнул как-то Евгений Светланов. И это правда: широта ее репертуара поражает, а того, что не удалось спеть на оперной сцене, она «добрала» в многочисленных концертах – симфонических и камерных.

Интерпретация ею романсов Чайковского, Римского-Корсакова, Мусоргского, Рахманинова восхищает лирической тонкостью, проникновенностью исполнения, филигранным кружевом звукописи, и опять же – необыкновенно эстетичным чувством меры: она всегда точно знает, какую краску, какой нюанс дать на той или иной ноте, фразе, какие из них будут в самую пору.

Значение Ирины Архиповой не исчерпывается ее совершенным пением. Она была большим педагогом и большим организатором, воспитавшим и давшим путевку в жизнь многим современным русским певцам. Почти все из наших соотечественников, кто сегодня блистает на мировых сценах, включая самые громкие имена (Хворостовский, Бородина, Гулегина, Нетребко и пр.), прошли через руки Архиповой – именно она на конкурсах Глинки или Чайковского, жюри которых возглавляла много лет, отметила, поддержала молодые дарования, выросшие затем в больших артистов. Она была неустанна в поиске новых талантов и поддержке молодежи – надежды русской музыкальной культуры, для чего создала собственный фонд, который за почти двадцать лет своего существования дал огромное количество самых разнообразных концертов, представляя публике новые имена. Архипова объединяла людей – не зря, в конце 1980-х, когда все рушилось в нашей стране, именно она возглавила Международный союз музыкальных деятелей, всемерно сохраняя, укрепляя и развивая творческие контакты на просторах бывшего СССР. Продвижение молодых талантов и просветительство было основным смыслом жизни Архиповой в последние десятилетия, и на этом поприще ей удалось сделать очень много, что говорит о ней не только как о выдающейся артистке, но и как о незаурядной личности и гражданине, патриоте своей страны.

Архипова, Ирина Константиновна

Ири́на Константи́новна Архи́пова (2 января 1925, Москва — 11 февраля 2010, там же) — советская и российская оперная певица (меццо-сопрано), педагог, общественный деятель.

Содержание

  • 1 Биография
    • 1.1 Семья
  • 2 Признание
    • 2.1 Награды
    • 2.2 Премии
    • 2.3 Почётные звания
    • 2.4 Прочее
  • 3 Партии
    • 3.1 Свердловский театр оперы и балета
    • 3.2 Большой театр
  • 4 Аудиозаписи
  • 5 Видеозаписи
  • 6 Фильмография
  • 7 Литература
  • 8 Примечания
  • 9 Ссылки

Биография

Ирина Архипова родилась 2 января 1925 года в Москве.

Перед войной училась в школе сестёр Гнесиных. Первым педагогом по фортепиано была О. А. Голубева. Через полтора года перешла к О. Ф. Гнесиной. Параллельно с занятиями на фортепиано пела в хоре музыкальной школы.

В послевоенные годы училась в Московском архитектурном институте, там же занималась в вокальном кружке у Н. М. Малышевой. По окончании института в 1948 году поступила в Московскую консерваторию имени П. И. Чайковского в класс пения Л. Ф. Савранского, которую окончила в 1953 году.

Исполнение партии Кармен в одноимённой опере Ж. Бизе получило мировое признание. Ей было свойственно глубокое внутреннее раскрытие образа и продуманность интерпретации. Она обладала даром сценического перевоплощения [6] .

Выступала в концертах. В камерном репертуаре свыше 800 произведений русских, советских и зарубежных композиторов.

В 1980-е годы выступила с циклом концертов «Антология русского романса» [7] .

С 1974 по 2003 год преподавала в Московской консерватории им. П. И. Чайковского [5] (с 1984 года — профессор). Проводила мастер-классы в Финляндии, США, Польше и других странах.

В 1966 году была приглашена в жюри Международного конкурса имени П. И. Чайковского. С 1974 года (за исключением 1994 года) являлась бессменным председателем жюри Международного конкурса имени П. И. Чайковского в разделе «сольное пение», с 1968 — Всесоюзного (с 1993 — Международного) конкурса имени М. И. Глинки. Входила в состав жюри многих престижных конкурсов мира, в том числе: «Вердиевские голоса» и имени Марио дель Монако в Италии, конкурс Королевы Елизаветы в Бельгии, имени Марии Каллас в Греции, имени Франсиско Виньяса в Испании, вокального конкурса в Париже, вокального конкурса в Мюнхене. В 1997 году по приглашению Президента Азербайджана Г. Алиева и министра культуры Азербайджана П. Бюль-Бюль Оглы возглавила жюри Конкурса имени Бюль-Бюля, организованного к 100-летию со дня его рождения.

Автор книг: «Музы мои» (1992), «Музыка жизни» (1997), «Бренд по имени „Я“» (2005) [5] .

Записала пластинку из произведений С. В. Рахманинова и цикла М. П. Мусоргского «Песни и пляски смерти» (пластинка получила Гран-при «Золотой Орфей» в Париже).

С 1986 года — председатель правления Всесоюзного музыкального общества (с 1990 — Международный союз музыкальных деятелей). С 1993 года — председатель Фонда Ирины Архиповой. Президент Общества дружбы «Россия — Узбекистан». Действительный член и вице-президент Международной Академии творчества и русской секции Международной Академии наук.

19 января 2010 года Ирина Константиновна Архипова была госпитализирована с сердечной патологией в городскую клиническую больницу им. С. Боткина [8] . 11 февраля 2010 года певица скончалась [9] . Похоронена 13 февраля 2010 года в Москве на Новодевичьем кладбище (участок № 10) [10] .

Семья

  • Отец — Ветошкин Константин Иванович.
  • Мать — Галда Евдокия Ефимовна.
  • Первый муж — Евгений Архипов.
    • Сын — Андрей Евгеньевич Архипов (1947—2006).
      • Внук — Андрей Андреевич Архипов (1972), оперный певец (бас), солист Большого театра.
        • Правнучка — Ирина.
  • Второй муж — Владислав Пьявко (р. 1941), оперный певец (тенор), народный артист СССР.

Признание

Награды

  • Герой Социалистического Труда (1984) — за большие заслуги в развитии советского музыкального искусства
  • Орден Святого апостола Андрея Первозванного (2005) — за выдающийся вклад в развитие отечественной и мировой музыкальной культуры, многолетнюю творческую и общественную деятельность[11]
  • Орден «За заслуги перед Отечеством» II степени (1999) — за выдающиеся заслуги в области культуры и большой вклад в развитие народного песенного творчества[12]
  • Три ордена Ленина (1971, 1976, 1984)
  • Орден Трудового Красного Знамени (14 ноября1980 года)— за большую работу по подготовке и проведению Игр XXII Олимпиады[13]
  • Медаль Пушкина (1999) — в ознаменование 200-летия со дня рождения А. С. Пушкина, за заслуги в области культуры, просвещения, литературы и искусства[14]
  • Медаль «В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина» (1970)
  • Медаль «В память 850-летия Москвы» (1997)
  • Орден Святой равноапостольной княгини Ольги II степени (РПЦ, 2000)
  • Орден Республики (Молдова, 2000)
  • Крест святого Михаила Тверского (Тверская область) (2000)
  • Почётный знак «За милосердие и благотворительность» (2000)
  • Нагрудный знак «За заслуги перед польской культурой»
  • Почётный знак Святого Луки за поддержку культуры Ярославской области
  • Памятный знак «Золотой Аполлон» (1998)
  • Высшая Российская общественная награда — знак ордена святого Александра Невского «За труды и Отечество» [15]
  • Грамота Содружества Независимых Государств (1 июня2001 года) — за активную работу по укреплению и развитию Содружества Независимых Государств[16]
  • Ордена и медали иностранных государств
Читайте также:  Дети Марии Шалаевой

Поощрения Президента Российской Федерации

  • Почётная грамота Президента Российской Федерации (2010) — за большие заслуги в музыкально-просветительской деятельности[17]
  • Благодарность Президента Российской Федерации (1997) — за активное участие в подготовке и проведении празднования 850-летия основания Москвы[18]

Дети Ирины Архиповой

Сначала – немного личных воспоминаний. Где-то в середине восьмидесятых, случайно включив телевизор, автор этих строк наткнулся на трансляцию какого-то классического концерта. Объявили «Песни и пляски смерти» Мусоргского, имя исполнительницы – Ирина Архипова (тогда, по молодости, ничего мне не сказавшее). Поскольку до того эту вещь мне доводилось слышать только в басовом исполнении, я, помнится, посмотрел на экран с большим сомнением. Но тут певица запела – и на смену скептицизму пришло восхищение.

И ещё немного личного. Долгое время у меня, что называется, не складывались отношения с «Хованщиной» Мусоргского: записи, даже самые звёздные, как-то не впечатляли, музыка и сюжет казались странными и непонятными (хотя «Борис Годунов» с детства относится к любимым операм). «Переломить ситуацию» удалось лишь несколько лет назад, приобретя запись спектакля Большого театра, сделанную в 1979 году. Не буду пересказывать впечатлений от спектакля, тем более что его запись, целиком выложенную в Интернете, все желающие могут посмотреть. Просто отмечу, что больше всего запомнились два образа: Досифея в исполнении Нестеренко, и Марфы – Ирины Архиповой.

Впрочем, писать о вокальных достоинствах великой певицы – дело неблагодарное, поскольку красоту музыки никакие слова передать не могут. Не стану пересказывать и её биографию – она хорошо известна и доступна всем желающим. Остановлюсь лишь на одном моменте – той роли, которую Ирина Архипова волею случая сыграла в дальнейшей судьбе русской вокальной школы.

К русским оперным певцам первой половины ХХ века судьба была несправедлива. В том же Большом театре «служило» в то время немало блистательных вокалистов мирового уровня (достаточно вспомнить хотя бы великолепный подбор басов, которым в те годы не мог похвастаться ни один театр: Михайлов, Рейзен, Пирогов…). Однако в силу известных политических причин все эти артисты выступали исключительно на советской сцене и были практически неизвестны вне пределов СССР. Поэтому западный мир стал постепенно открывать для себя богатство русской вокальной школы только после смерти Сталина.

В те годы Ирина Архипова начинала свою вокальную карьеру – её дебют в Большом театре состоялся в апреле 1956 года, когда она спела заглавную партию в «Кармен». Однако судьба распорядилась так, что именно она стала одной из первых советских певиц, чьё имя прогремело за пределами нашей страны.

В 1959 году в советской культурной жизни произошло эпохальное событие – впервые за несколько десятилетий на гастроли в Большой театр приехал итальянский певец Марио дель Монако, один из величайших теноров ХХ века. По просьбе прославленного гостя в Большом поставили «Кармен». Честь петь заглавную партию выпала Архиповой.

Дебют дель Монако на советской сцене прошёл триумфально. Зал аплодировал ему стоя, артисты хора на руках отнесли певца за кулисы (до этого подобной чести удостаивался только Фёдор Шаляпин). А сам итальянский певец был очарован своей партнёршей. Как позже вспоминала Архипова, после спектакля Марио сказал ей: «Я двадцать лет пою на сцене. За это время я знал многих Кармен, но лишь три из них остались в моей памяти. Это Джоанна Педерцини, Райз Стивенс и Ирина Архипова».

Как выяснилось, Архипова произвела впечатление не только на своего партнёра. «Кармен» с дель Монако транслировалась из Большого на всю Европу, поэтому вскоре после спектакля на певицу посыпались предложения о гастролях. Одно из них пришло из Италии, где в 1960-1961 гг. Архипова и дель Монако вновь блистали в «Кармен», сначала в Неаполе, а затем и в Риме.

С этих гастролей началась международная карьера великой певицы. В 1963 году она проделала триумфальное турне по Японии, где провела четырнадцать сольных концертов. В 1964-м участвовала в первых в истории Большого театра гастролях в знаменитой миланской «Ла Скала», в ходе которых блестяще выступила в операх Мусоргского, Чайковского и Прокофьева. По итогам этих гастролей между директором «Ла Скала» доктором Антонио Гирингелли и послом СССР в Италии С. П. Козыревым был подписан первый контракт о стажировке молодых советских певцов в Италии. И вскоре в Милан действительно отправилась первая группа молодых стажёров, многие из которых впоследствии стали звёздами первой величины: Л. Милашкина, Н. Андгуладзе, Е. Кибкало, А. Ведерников.

В 1967-м Архипова вновь пела в «Ла Скала» – в «Хованщине» М. П. Мусоргского, став первой русской певицей, получившей приглашение участвовать в постановке спектакля за рубежом. Заглавную партию исполнил великий болгарский бас Николай Гяуров, сама же Архипова пела Марфу, причём вся опера шла по-итальянски. В 1969-м она опять оказалась на знаменитой миланской сцене, опять-таки вместе с Гяуровым и в опере Мусоргского (Архипова пела Мнишек в «Годунове», болгарскому басу, естественно, досталась заглавная партия). В 1972-м вместе с Монтсеррат Кабалье Архипова участвовала в постановке «Трубадура» в античном амфитеатре французского Оранжа (реакция прессы: «Монтсеррат Кабалье и Ирина Архипова – вне конкуренции. Они единственные и неповторимые в своём роде»), и так далее, вплоть до начала девяностых.

В шестидесятые-восьмидесятые годы выступления советских артистов на ведущих оперных площадках постепенно стали нормой. В лучших театрах мира блистали многие партнёры Архиповой по Большому театру: Галина Вишневская, Елена Образцова, Владимир Атлантов, Юрий Мазурок, Евгений Нестеренко. Но именно Ирина Архипова была одной из тех, кто открыл русским певцам широкий путь к мировой оперной сцене.

Ирина Архипова о баритонах и Баскове

Пятьдесят лет назад началась одна из самых уникальных, самых триумфальных творческих биографий — на небосклон взошла звезда “царицы оперной сцены” Ирины Константиновны Архиповой. Ее имя встало в ряд величайших имен оперных исполнителей второй половины XX века

С 1955 по 2005 — годы исполнительской карьеры Архиповой вошли в золотой фонд России. В этот период уложились выступления на лучших сценах России и мира, во всех ведущих меццо-сопрановых партиях . Но в репертуаре Ирины Константиновны не только оперные партии, есть в нем и классические романсы, песенные циклы.

Вместе с тем, Ирина Архипова уже более сорока лет активно занимается развитием российской вокальной школы, вкладывая свои умения и знания в молодых отечественных певцов. Не будет чрезмерным высказывание, что благодаря этому направлению деятельности Ирины Константиновны, слава и престиж отечественной оперной школы не только не упали, но и поднялись на несколько уровней выше.

Помимо всего прочего, Архипова возглавляет Международный конкурс вокалистов имени М.И. Глинки , который стал одной из самых справедливых систем выявления молодых талантов. Лауреатами конкурса в разные годы становились практически все певцы из России и стран СНГ, ныне занимающие ведущее положение на мировых оперных сценах . Среди них — Владимир Атлантов и Ирина Богачева, Ольга Бородина и Галина Горчакова, Евгений Нестеренко, Елена Образцова и Леонид Сметанников, Сергей Лейферкус и Дмитрий Хворостовский и многие другие.

Международный Союз Музыкальных Деятелей, управляемый Ириной Константиновной, организует невероятное количество конкурсов и фестивалей, представляющих молодых и перспективных исполнителей в различных жанрах классической музыки.

2005 год будет проходить под знаком двойного юбилея Ирины Константиновны Архиповой. Этим знаменательным датам будет посвящен целый ряд мероприятий.

В Оружейной палате Московского Кремля прошел концерт-презентация юбилейного года Ирины Архиповой. Информация об основных событиях года, сопровождалась музыкальными иллюстрациями в исполнении молодых солистов российских и зарубежных оперных театров. В торжественном вечере принимали участие Андрей Григорьев, Анна Викторова, Максим Пастер, Павел Кудинов и др. Публика услышала арии из опер русских и зарубежных композиторов, русские песни, песни о войне, классические романсы.

В череде мероприятий великой певицы особняком стоит гала-концерт “В честь Архиповой” на основной сцене Большого театра. Мероприятие состоится 1 апреля – в день первого выхода на эту сцену Ирины Константиновны. Это мероприятие включено в Федеральную программу “Культура”.

В течение года получит развитие цикл концертов “Русская камерная вокальная лирика — от Глинки до Свиридова”, проводимый при поддержке Правительства Москвы. Цикл включает в себя четыре концерта, где молодые артисты московских оперных театров исполнят романсы Глинки, Даргомыжского, Рахманинова, Чайковского . В концертах будет отражена уникальная Антология русского романса, исполненная Ириной Константиновной.

География мероприятий, посвященных нашей великой певице, не ограничится Москвой. Ставший уже традиционным фестиваль “Музыкальное лето Селигера” пройдет в Осташкове, а в Челябинске состоится международный оперный фестиваль “Ирина Архипова представляет. “. Также в Челябинске, в ноябре 2005 года пройдет XXI Международный конкурс вокалистов имени М.И. Глинки. Выступлениями лауреатов смогут, насладится также и любители музыки из Смоленска — в этом городе пройдет серия концертов. Отдельные мероприятия в рамках фестиваля пройдут также в Миассе, Магнитогорске, Златоусте. Специальными гостями челябинского фестиваля станут мировые звезду оперной сцены Людмила Шемчук и Паата Бурчуладзе.

По окончании презентации, виновница торжества — Ирина Константиновна Архипова — поделилась своими планами на юбилейный год.

– Ирина Константиновна, какой самый ценный подарок Вам преподнесли в этом году?

– Признание. Признание публики — самое дорогое.

– Что Вас более всего волнует, и что наоборот радует в российском вокальном искусстве?

– Вы знаете что, волнует очень отношение наших руководящих деятелей к культуре вообще. Очень плохо относятся, очень плохо, и стараются поскорее это все убрать, чтобы этого не было. Понимаете, нам сложно, мы все время боремся с этими культурными деятелями и мастерами. Очень сложно. Это первое, а что касается остального, что хорошо. Это то, что наоборот. Первого числа в Большом театре посмотрим.

– Вы будете там сами петь?

– Я петь не буду. Петь хватит, я уже напелась.

– А руководить конкурсом Глинки еще не устали?

– Если я перестану руководить, то конкурс погибнет. Есть замена, но все это совершенно иным станет. Совсем иное направление. А так вообще, конкурс сильный. Все-таки дал столько певцов, хороших певцов. Это большое достижение.

– Кого из молодых Вы назвали бы самым перспективным в стране?

– Сегодня очень хорошие ребята выступали. Они, честно говоря, все перспективные. Они сегодня так споют, а завтра как-то иначе. Сейчас, например, в Большом театре первый баритон – Андрей Григорьев. Замечательный. Вот здесь был Кудинов — он появился только-только. Он тоже хорошо поет. И, конечно же, очень талантливый Максим Пастер. Он с такой душой поет, что просто слезы бегут.

– Ирина Константиновна, а как Вы Баскова оцениваете, как оперного певца?

– Это очень сложный вопрос. У него, конечно, есть голос, несомненно. Но у него он все же испорчен эстрадой. Все-таки другой вкус, другая манера, все другое. Хотя, голос у него хороший. Но видите, в Большом театре у него не получилось.

– Совмещение идет не на пользу?

– Нет! А вообще певец может петь все? Вот сегодня мы видели, как Максим Пастер поет и песни, и арии. Великолепно!

– Как он поет вообще удивительно. А военные песни, это с ума можно сойти!

– Да, именно так. Это удивительно. Невозможно не плакать. Но он собственно один. Он очень талантливый человек. Вот сейчас он получил на “Янтарном соловье”, и на новом конкурсе Гмыри Гран-при. Как раз когда были эти “оранжевые демонстрации”.

– Что в характере певца должно быть самым главным?

Как никто другой, информацией о педагогической деятельности Архиповой, владеет ее супруг и многолетний партнер Владислав Пьявко .

– В чем секрет Архиповой?

– Она никогда не выходила на сцену больной. Никогда. Она могла заболеть и отменить спектакль, концерт. Поэтому она была стабильна. Поэтому режим держался. Ну, уж, а если она выходила на сцену, — все. Все только сидели, открыв рты, и все.

– Интересно, а когда она выходила на сцену с Бергонци или дель Монако у нее были чувства, что перед ней мировая звезда?

– Ни в коем случае! Она волновалась только на репетиции. Но на сцене, — посмотрите кадры. Они ведь остались. Вы увидите какое-то подобострастие? Или волнующаяся Архипова, из-за того, что перед ней дель Монако. Нет! Поэтому они и блестяще сыграли спектакль. Поэтому он и великий. Потому, что эмоции равноправные. Партнеры равноправны.

– Владислав Иванович, а какое у нее основное качество, как педагога? Ведь на ее конкурсах появляется очень много ярких, талантливых певцов. Есть ли ее заслуга в этом?

– Вы знаете, я скажу, что она как педагог не умеет нянчиться, но открывать таланты она умеет. Она видит это. Она слышит это. Допустим, мы с вами скажем да нет, это не то. Она же будет отстаивать с пеной у рта. Говорит,
“вы не понимаете, в будущем, через два, три, четыре года будет прекрасная певица”. Так же она отстояла Кулько, Хворостовского, Бородину, Чернова.

Елена Демиденко
Специально для “Правды.Ру”

Из воспоминаний Ирины Архиповой

Скончалась известная советская и российская оперная певица, народная артистка СССР Ирина Архипова. Она ушла из жизни на 86-ом году жизни. Ирина Константиновна Архипова родилась 2 января 1925 года в Москве. В течение долгих лет она блистала на сцене Большого театра России. Архипова – лауреат Ленинской премии, Герой социалистического труда, лауреат Государственной премии России. Ирина Архипова по праву была коронована титулом “Царица русской оперы”. Имя Архиповой – одно из самых ярких имен на мировой оперной сцене второй половины ХХ века. Мировое признание оперная дива получила после исполнения партии Кармен в одноименной опере Жоржа Бизе. Архипова написала несколько книг – “Музы мои”, “Музыка жизни”, “Бренд по имени “Я”.

“Голос Архиповой технически отточен до совершенства. Он поразительно ровно звучит от крайней низкой до самой верхней ноты. Идеальная вокальная позиция придает ему несравненный металлический блеск, который помогает даже фразам, спетым пианиссимо, нестись над бушующим оркестром” (финская газета “Кансануутисет”, 1967).

“Невероятный блеск голоса певицы, его бесконечно меняющаяся окраска, его волнообразная гибкость. ” (американская газета “Колумбус ситизен джорнел”, 1969).

“Монтсеррат Кабалье и Ирина Архипова – вне всякого конкурса! Они единственные и неповторимые в своем роде. Благодаря фестивалю в Оранже нам выпало счастье видеть в “Трубадуре” сразу обеих великих богинь современной оперы, всегда встречающих восторженный прием публики” (французская газета “Комба”, 1972).

Ирина Константиновна Архипова родилась 2 января 1925 года в Москве. Ирине не исполнилось еще и девяти лет, когда ее слух, память, чувство ритма открыли перед ней двери школы при Московской консерватории.

“Мне до сих пор вспоминается какая-то особая атмосфера, царившая в консерватории, даже люди, встретившиеся нам, были какие-то значительные, красивые, – вспоминает Архипова. – Нас принимала благородного вида дама с роскошной (как мне тогда представлялось) прической. На прослушивании, как и положено, меня попросили что-нибудь спеть, чтобы проверить мой музыкальный слух. Что я могла тогда спеть, я – дитя своего времени индустриализации и коллективизации? Я сказала, что буду петь “Песню о тракторах”! Потом меня попросили спеть что-нибудь другое, например знакомый отрывок из оперы. Я могла это сделать, поскольку знала некоторые из них: мама часто напевала популярные оперные арии или отрывки, которые передавали по радио. И я предложила: “Буду петь хор “Девицы-красавицы, душеньки-подруженьки” из “Евгения Онегина””. Это мое предложение было встречено более благожелательно, чем “Песня о тракторах”. Затем у меня проверяли чувство ритма, музыкальную память. Отвечала я и на другие вопросы.

Когда прослушивание закончилось, мы остались ждать результатов испытания. К нам вышла та красивая женщина-педагог, которая поразила меня своей пышной прической, и сказала папе, что я принята в школу. Потом она призналась папе, что когда он говорил о музыкальных способностях своей дочери, настаивая на прослушивании, то она приняла это за обычное родительское преувеличение и рада, что ошиблась, а папа оказался прав.

Мне сразу купили рояль “Шредер”. Но учиться в музыкальной школе при консерватории мне не пришлось. В тот день, на который был назначен мой первый урок с педагогом, я тяжело заболела – лежала с высокой температурой, простудившись (вместе с мамой и братом) в очереди в Колонный зал во время прощания с С.М. Кировым. И началось – больница, осложнения после скарлатины. О занятиях музыкой не могло быть и речи, после долгой болезни у меня едва хватило сил, чтобы наверстать пропущенное в обычной школе.

Читайте также:  Дети Алексея Баталова

Но папа не оставлял своей мечты дать мне первоначальное музыкальное образование, и вопрос о занятиях музыкой возник снова. Поскольку по возрасту мне было поздно начинать занятия по фортепиано в музыкальной школе (туда принимали в возрасте шести-семи лет), папе посоветовали пригласить частного педагога, который бы “догнал” со мной школьную программу и подготовил меня к поступлению. Моим первым педагогом по фортепиано была Ольга Александровна Голубева, с которой я прозанималась более года. В то время вместе со мной у нее училась Рита Троицкая – будущая мама известной теперь певицы Натальи Троицкой. Впоследствии Рита стала профессиональной пианисткой.

Ольга Александровна посоветовала папе отвести меня не в консерваторскую школу, а к Гнесиным, где у меня было больше шансов быть принятой. Мы пошли с ним на Собачью площадку, где тогда размещались школа и училище Гнесиных. “.

Елена Фабиановна Гнесина, послушав юную пианистку, направила ее в класс своей сестры. Отличная музыкальность, хорошие руки помогли “перескочить” из четвертого класса прямо в шестой.

“Впервые оценку своему голосу я узнала на уроке сольфеджио от педагога П.Г. Козлова. Мы пели задание, но кто-то из нашей группы при этом фальшивил. Чтобы проверить, кто же это делает, Павел Геннадьевич попросил каждого ученика спеть отдельно. Дошла очередь и до меня. От смущения и страха, что надо петь одной, я буквально съежилась. Хотя я спела интонационно чисто, но так волновалась, что голос звучал не по-детски, а почти по-взрослому. Педагог стал внимательно и заинтересованно прислушиваться. Мальчишки, тоже услышавшие в моем голосе что-то необычное, засмеялись: “Наконец-то нашли фальшивившего”. Но Павел Геннадьевич резко прервал их веселье: “Напрасно смеетесь! Ведь у нее голос! Может быть, она будет знаменитой певицей”.

Начавшаяся война помешала девочке закончить обучение. Поскольку отца Архиповой не призвали в армию, семья была эвакуирована в Ташкент. Там Ирина окончила школу и поступила в только что открывшийся в городе филиал Московского архитектурного института.

Она успешно окончила два курса и лишь в 1944 году вместе с семьей вернулась в Москву. Архипова продолжала активно участвовать в институтской самодеятельности, даже не помышляя о карьере певицы.

Певица вспоминает:

“В Московской консерватории студенты-старшекурсники имеют возможность пробовать себя в педагогике – заниматься по своей специальности со всеми желающими. В этот сектор студенческой практики меня уговорила пойти все та же неугомонная Киса Лебедева. Я “досталась” студентке-вокалистке Рае Лосевой, которая училась у профессора Н.И. Сперанского. У нее был очень хороший голос, но пока не было ясного представления о вокальной педагогике: в основном она пыталась мне все объяснять на примере своего голоса или тех произведений, которые исполняла сама. Но Рая относилась к нашим занятиям добросовестно, и поначалу все шло вроде бы нормально.

Однажды она привела меня к своему профессору, чтобы показать результаты работы со мной. Когда я начала петь, он вышел из другой комнаты, где тогда находился, и удивленно спросил: “Это кто поет?” Рая, растерявшись, не зная, что именно имел в виду Н.И. Сперанский, показала на меня: “Она поет”. Профессор одобрил: “Хорошо”. Тогда Рая с гордостью сообщила: “Это моя ученица”. Но потом, когда надо было петь на экзамене, я не смогла ее порадовать. На занятиях она так много говорила о каких-то приемах, которые никак не согласовывались с привычным мне пением и были мне чужды, так непонятно говорила о дыхании, что я совсем запуталась. Я так волновалась, так была скованна на экзамене, что ничего не могла показать. После этого Рая Лосева сказала моей маме: “Что ж делать? Ира – музыкальная девочка, но петь она не может”. Конечно, маме было неприятно услышать такое, а я вообще разуверилась в своих вокальных возможностях. Веру в себя возродила во мне Надежда Матвеевна Малышева. Именно с момента нашей встречи я отсчитываю свою биографию певицы. В вокальном кружке Архитектурного института я усвоила основные приемы правильной постановки голоса, именно там сформировался мой певческий аппарат. И именно Надежде Матвеевне я обязана тем, чего достигла”.

Малышева и отвела девушку на прослушивание в Московскую консерваторию. Мнение консерваторских профессоров было единодушным: Архипова должна поступать на вокальное отделение. Оставив работу в проектной мастерской, она полностью отдается музыке.

Летом 1946 года после долгих колебаний Архипова подала заявление в консерваторию. Во время экзаменов на первом туре ее услышал известный педагог по вокалу С. Савранский. Он решил взять абитуриентку в свой класс. Под его руководством Архипова усовершенствовала певческую технику и уже на втором курсе дебютировала в спектакле Оперной студии. Она исполнила партию Лариной в опере Чайковского “Евгений Онегин”. За ней последовала роль Весны в опере Римского-Корсакова “Снегурочка”, после которой Архипову пригласили выступить на радио.

Архипова переходит на дневное отделение консерватории и начинает работать над дипломной программой. Ее выступление в Малом зале консерватории экзаменационная комиссия оценила высшим баллом. Архиповой предложили остаться в консерватории и рекомендовали для поступления в аспирантуру.

Однако в то время педагогическая карьера не привлекала Архипову. Она хотела быть певицей и по совету Савранского решает поступить в стажерскую группу Большого театра. Но ее ожидала неудача. Тогда молодая певица уехала в Свердловск, где была сразу же принята в труппу. Через две недели после приезда состоялся ее дебют. Архипова исполнила роль Любаши в опере Н.А. Римского-Корсакова “Царская невеста”. Ее партнером был известный оперный певец Ю. Гуляев.

Вот как он вспоминает об этом времени:

“Первая же встреча с Ириной Архиповой стала для меня откровением. Это случилось в Свердловске. Я был еще студентом консерватории и выступал в небольших партиях на сцене Свердловского оперного театра как стажер. И вот неожиданно пронесся слух, в труппу приняли новую молодую, талантливую певицу, о которой уже говорили как о мастере. Ей сразу же предложили дебют – Любашу в “Царской невесте” Римского-Корсакова. Наверное, она очень волновалась. Позднее Ирина Константиновна рассказывала мне, что со страху отворачивалась от афиш, где впервые напечатано было: “Любаша – Архипова”. И вот первая репетиция Ирины. Не было декораций, не было зрителей. На сцене стоял лишь стул. Но были оркестр и дирижер за пультом. И была Ирина – Любаша. Высокая, стройная, в скромной кофточке и юбочке, без сценического костюма, без грима. Начинающая певица.

Я находился за кулисами в пяти метрах от нее. Все было обыденно, по-рабочему, первая черновая репетиция. Дирижер показал вступление. И с первого же звука голоса певицы все преобразилось, ожило и заговорило. Она пела “Вот до чего я дожила, Григорий”, и это был такой вздох, протяжный и щемящий, это была такая правда, что я обо всем забыл; это была исповедь и рассказ, было откровение обнаженного сердца, отравленного горечью и страданием. В ее строгости и внутренней сдержанности, в умении владеть красками голоса с помощью самых лаконичных средств жила абсолютная доверительность, которая волновала, потрясала и удивляла. Я верил ей во всем. Слово, звук, внешность – все заговорило богатым русским языком. Я забыл, что это опера, что это сцена, что это репетиция и через несколько дней будет спектакль. Это была сама жизнь. Это было похоже на то состояние, когда кажется, что человек оторвался от земли, такое вдохновение, когда сострадаешь и сопереживаешь саму истину. “Вот она, матушка Русь, как поет, как берет за сердце”, – подумал я тогда. “

Работая в Свердловске, молодая певица расширяла свой оперный репертуар и совершенствовала вокальную и артистическую технику. Уже через год она стала лауреатом Международного конкурса вокалистов в Варшаве. Вернувшись оттуда, Архипова дебютировала в классической партии для меццо-сопрано в опере “Кармен”. Именно эта партия стала поворотной точкой в ее биографии.

После исполнения роли Кармен Архипову пригласили в труппу Малого оперного театра в Ленинграде. Однако до Ленинграда она так и не добралась, поскольку одновременно получила приказ о переводе в труппу Большого театра. Ее заметил главный дирижер театра А. Мелик-Пашаев. Он работал над обновлением постановки оперы “Кармен” и нуждался в новой исполнительнице.

А 1 апреля 1956 года состоялся дебют певицы на сцене Большого театра в “Кармен”. На сцене Большого театра Архипова проработала сорок лет и выступила практически во всех партиях классического репертуара.

В первые годы работы ее наставником был Мелик-Пашаев, а затем – известный оперный режиссер В. Небольсин. После триумфальной премьеры в Москве Архипову пригласили в Варшавскую оперу, и с этого времени начинается ее известность на мировой оперной сцене.

В 1959 году Архипова была партнершей известного певца Марио Дель Монако, приглашенного в Москву для исполнения роли Хозе. После спектакля известный артист в свою очередь пригласил Архипову участвовать в постановках этой оперы в Неаполе и Риме. Архипова стала первой русской певицей, вошедшей в зарубежные оперные труппы.

“Ирина Архипова, – говорил ее итальянский коллега, – именно такая Кармен, какой я вижу этот образ, яркая, сильная, цельная, далекая от какого-либо налета вульгарности и пошлости, человечная. У Ирины Архиповой есть и темперамент, и тонкая сценическая интуиция, и обаятельная внешность, и, конечно, отличный голос – меццо-сопрано широкого диапазона, которым она в совершенстве владеет. Она – замечательная партнерша. Ее содержательная, эмоциональная актерская игра, ее правдивая, выразительная передача всей глубины образа Кармен давали мне как исполнителю роли Хозе все, что было нужно для жизни моего героя на сцене. Она – по-настоящему большая актриса. Психологическая правда поведения и чувств ее героини, органически соединенная с музыкой и пением, проходя через ее индивидуальность, заполняет все ее существо”.

В сезоне 1959/60 года вместе с Марио Дель Монако Архипова выступает в Неаполе, Риме и других городах. Она получила великолепные отзывы прессы:

“. Истинный триумф выпал на долю солистки московского Большого театра Ирины Архиповой, которая выступила в партии Кармен. Сильный, широкого диапазона, редкой красоты голос артистки, господствующий над оркестром, является у нее послушным инструментом; с его помощью певица сумела выразить целую гамму чувств, которыми наделил героиню своей оперы Бизе. Следует подчеркнуть совершенную дикцию и пластику слова, что особенно заметно в речитативах. Ничуть не ниже вокального мастерства Архиповой ее выдающийся актерский талант, отличающийся прекрасной вплоть до самых мелких деталей проработкой роли” (газета “Жиче Варшавы” от 12 декабря 1957 года).

“Об исполнительницах главной роли в изумительной опере Бизе у нас много восторженных воспоминаний, но, послушав последнюю Кармен, мы с уверенностью можем сказать, что ни одна из них не вызывала такого восхищения, как Архипова. Ее трактовка для нас, у кого опера в крови, показалась совершенно новой. Исключительно верную русскую Кармен в итальянской постановке, признаться, мы не ожидали увидеть. Ирина Архипова во вчерашнем спектакле открыла новые исполнительские горизонты для персонажа Мериме – Бизе” (газета “Иль Паэзе” от 15 января 1961).

В Италию Архипову направили не одну, а в сопровождении переводчика – преподавателя итальянского языка Ю. Волкова. Видимо, чиновники боялись, что Архипова останется в Италии. Через несколько месяцев Волков стал мужем Архиповой.

Как и другие певцы, Архипова нередко становилась жертвой закулисных интриг. Иногда певице просто отказывали в выезде под тем предлогом, что у нее слишком много приглашений из разных стран. Так однажды, когда на имя Архиповой пришло приглашение из Англии участвовать в постановке оперы “Трубадур” на сцене театра “Ковент-Гарден”, Министерство культуры ответило, что Архипова занята, и предложило прислать другую певицу.

Не меньше сложностей вызывало и расширение репертуара. В частности, Архипова прославилась своим исполнением европейской духовной музыки. Однако она долго не могла включать в свой репертуар русскую духовную музыку. Лишь в конце 80-х годов ситуация изменилась. К счастью, и эти “привходящие обстоятельства” остались в далеком прошлом.

“Исполнительское творчество Архиповой невозможно вместить в рамки какого-либо амплуа. Круг ее интересов очень широк и многообразен, – пишет В.В. Тимохин. – Наряду с оперным театром огромное место в ее артистической жизни занимает концертная деятельность в самых различных ее аспектах: это и выступления с ансамблем скрипачей Большого театра, и участие в концертном исполнении оперных произведений, и такая сравнительно редкая в наши дни форма исполнительства, как Opernabend (вечер оперной музыки) с симфоническим оркестром, и концертные программы в сопровождении органа. А в канун 30-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне Ирина Архипова предстала перед слушателями как великолепная исполнительница советской песни, мастерски передав ее лирическую теплоту и высокую гражданственность.

Стилистическая и эмоциональная многогранность, свойственная искусству Архиповой, необыкновенно впечатляет. На сцене Большого театра она спела фактически весь репертуар, предназначенный для меццо-сопрано, – Марфу в “Хованщине”, Марину Мнишек в “Борисе Годунове”, Любаву в “Садко”, Любашу в “Царской невесте”, Любовь в “Мазепе”, Кармен в опере Бизе, Азучену в “Трубадуре”, Эболи в “Доне Карлосе”. Для певицы, ведущей систематическую концертную деятельность, стало закономерным обращение к произведениям Баха и Генделя, Листа и Шуберта, Глинки и Даргомыжского, Мусоргского и Чайковского, Рахманинова и Прокофьева. Многие ли артисты имеют в своем активе романсы Метнера, Танеева, Шапорина или такое замечательное произведение Брамса, как “Рапсодия для меццо-сопрано” с мужским хором и симфоническим оркестром? Многие ли из любителей музыки были знакомы, скажем, с вокальными дуэтами Чайковского до того, как Ирина Архипова записала их на пластинку в ансамбле с солистами Большого театра Маквалой Касрашвили, а также с Владиславом Пашинским?”

Завершая свою книгу в 1996 году, Ирина Константиновна писала:

“. В промежутках между гастрольными поездками, которые являются непременным условием активной творческой жизни, записи очередной пластинки, вернее, компакт-диска, съемки передач на телевидении, пресс-конференции и интервью, представление певцов на концертах “Певческих биеннале. Москва – Санкт-Петербург”, работа с учениками, работа в Международном союзе музыкальных деятелей. И еще работа над книгой, и еще. И.

Сама удивляюсь, как при всей своей прямо-таки сумасшедшей загруженности педагогическими, организационными, общественными и другими “невокальными” делами я еще и продолжаю петь. Совсем как по тому анекдоту про портного, которого избрали царем, а он не хочет бросать свое ремесло и еще немножечко шьет по ночам.

Ну вот! Опять телефонный звонок. “Что? Просят организовать мастер-класс? Когда. А выступить где надо. Как? Разве запись уже завтра. “

Музыка жизни продолжает звучать. И это прекрасно”.

Ирина Архипова

Народная артистка СССР

Великая русская певица

Награды

1955 г. — I премия V Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Варшаве.
1959 г. — звание «Заслуженная артистка РСФСР».
1961 г. — звание «Народная артиста РСФСР».
1966 г. — звание «Народная артистка СССР».
1971 г. — орден Ленина.
1978 г. — Ленинская премия «за исполнение партий в операх „Трубадур“ и „Садко“, концертные программы последних лет».
1976 г. — орден Ленина.
1980 г. — орден Трудового Красного знамени.
1984 г. — звание «Герой социалистического труда».
1985 г. — орден Ленина.
1997 г. — Государственная премия России за цикл музыкальных фестивалей «Ирина Архипова представляет. »
1999 г. — Российская премия «Каста Дива» «за благородное служение опере».
2000 г. — орден «За заслуги перед Отечеством» II степени, премия Мэрии Москвы в области литературы и искусства «за выдающийся вклад в художественную культуру Москвы и России», международная премия Фонда Святого Всехвального апостола Андрея Первозванного, орден Русской Православной Церкви Святой равноапостольной княгини Ольги II степени, орден Республики Молдова, орденские знаки «Крест Святого Михаила Тверского», «За милосердие и благотворительность».
2005 г. — орден Святого Андрея Первозванного.

Обладательница премии и медали имени С. Рахманинова, орденских знаков Святого Луки «за поддержку культуры Ярославской области» и «За заслуги перед культурой Польши», памятного знака «Золотой Аполлон» «за долголетнее подвижническое служение российскому музыкальному искусству», медали имени А. Пушкина, почетного звания”Мастер искусств/Maestru în artă” (Молдова), титулов «Человек столетия» (Международный биографический центр Кэмбриджа), «Богиня искусств» и многих других наград.

Читайте также:  Дети Сергея Горобченко

Имя Ирины Архиповой носит малая планета № 4424 (1995 г.).

Биография

«Архипова наделена глубокой и волнующей музыкальностью, она обладает бузепречной интонацией, чистой дикцией и очень хорошим итальянским произношением, для иностранки просто завидным. Голос удивительно свеж, подвижен, с широким диапазоном. Исполнительница покоряет живым, тонким и страстным темпераментом, проявляющимся и в звучании голоса, и в игре».
Из итальянской прессы

Родилась 2 января 1925 г. в Москве.
В 1948 г. окончила Московский архитектурный институт. В 1953 г. — Московскую государственную консерваторию (класс Леонида Савранского).
В — солистка Свердловского театра оперы и балета.

В — солистка Большого театра.

Репертуар

1956
Кармен («Кармен» Ж. Бизе)
Любаша («Царская невеста» Н. Римского-Корсакова)
Амнерис («Аида» Дж. Верди)

1957
Шарлотта («Вертер» Ж. Массне)
Ниловна («Мать» Т. Хренникова)

1958
Марина Мнишек («Борис Годунов» М. Мусоргского)
Княгиня («Чародейка» П. Чайковского)
Дьячиха («Ее падчерица» Л. Яначека)

1959
Марфа («Хованщина» М. Мусоргского)
Хаят («Джалиль» Н. Жиганова)
Полина («Пиковая дама» П. Чайковского)
Элен («Война и мир» С. Прокофьева)

1960
Клавдия («Повести о настоящем человеке» С. Прокофьева) — первая исполнительница

1962
Варвара Васильевна («Не только любовь» Р. Щедрина)
Мэг Педж («Фальстаф» Дж. Верди) — первая исполнительница в Большом театре

1963
Эболи («Дон Карлос» Дж. Верди)

1965
Весна («Снегурочка» Н. Римского-Корсакова)

1967
Любовь («Мазепа» П. Чайковского)
Комиссар («Оптимистическая трагедия» А. Холминова) — первая исполнительница в Большом театре

1974
Азучена («Трубадур» Дж. Верди)

1976
Любава («Садко» Н. Римского-Корсакова)

1977
Графиня («Октябрь» В. Мурадели)

1979
Фрикка («Золото Рейна» Р. Вагнера)

1983
Клитемнестра («Ифигения в Авлиде» К. В. Глюка) — первая исполнительница в Большом театре

Уже после официального ухода из труппы Большого исполнила на его сцене еще две партии — Ульрики («Бал-маскарад» Дж. Верди, 1989 г.) и Графини ( «Пиковая дама», 1990 г. ).

Много гастролировала за рубежом: в Австрии, Польше, ГДР, Финляндии, Италии, Венгрии, Румынии, Чехословакии, Болгарии, США, Японии, Франции, Канаде. Выступала на ведущих сценах мира: в Ла Скала, Королевской опере Ковент-Гарден, Метрополитен-опере, театре Колон и других.

В Марио дель Монако пела Кармен в Неаполе и Риме, где также выступила с концертом.
В 1963 г. гастролировала с сольными концертами в Японии.
В 1964 г. участвовала в гастролях Большого театра в Ла Скала (исполнила партии Марины Мнишек, Полины и Элен Безуховой), где позже приняла участие в постановках «Хованщины» и «Бориса Годунова».
В 1964 и 1969 гг. гастролировала в США, где выступила в Карнеги-холле в Нью-Йорке.
В 1970 г. получила приглашение спеть Амнерис в Опере Сан-Франциско, участвовала в гастролях Большого театра в Канаде (исполнила партии Марины Мнишек и Полины), затем спела Азучену в Риге и Нанси.
Участвовала в постановке оперы Г. Доницетти «Фаворитка» в Болонье. Спела Амнерис в Руане и Бордо, Азучену на Международном оперном фестивале в Оранже.

Совместно с пианистом Джоном Вустманом гастролировала в США и Европе, а также записала пластинку из произведений С. Рахманинова и цикла М. Мусоргского «Песни и пляски смерти» (пластинка получила Гран-при «Золотой Орфей» в Париже).

Преподавала в Московской консерватории.
Входила в состав жюри конкурсов имени Чайковского, имени Глинки, имени Марио дель Монако в Италии, имени Марии Каллас в Греции, имени Франсиско Виньяса в Испании, конкурса Королевы Елизаветы в Бельгии, «Вердиевские голоса» в Италии, а также конкурсов в Париже и Мюнхене.
Была председателем жюри конкурсов имени Чайковского, имени Глинки и имени Бюль-Бюля.

В 1986 г. стала Президентом Всесоюзного музыкального общества (ныне — Международный союз музыкальных деятелей).
Являлась действительным членом и вице-президентом Международной Академии творчества и русской секции Международной Академии наук.
Почетный доктор Национальной академии музыки Республики Молдова.
Автор книг: «Музы мои» (1992 г.), «Музыка жизни» (1997 г.), «Бренд по имени «Я» (2005 г.).

В 1993 г. был организован Фонд Ирины Архиповой, который занимается поддержской молодых исполнителей, организацией фестивалей (среди которых фестиваль «Ирина Архипова представляет. » в Челябинске, фестиваль в Якутске, фестиваль «Музыкальное лето Селигера» в г. Осташков Тверской области), конкурсов, выставок, мастер-классов, оперных постановок и концертных программ: «Российские певцы в мировой опере», «По страницам шедевров мировой оперы», «Русская камерная вокальная лирика — от Глинки до Свиридова», «Опера — новое поколение», «Владислав Пьявко и компания. Парад теноров».

Умерла 11 февраля 2010 г. в Москве. Похоронена на Новодевичьем кладбище.

«Гайдай любил «Да бэ че до!». Семейные тайны Нины Гребешковой

Нина Гребешкова на вечере памяти Леонида Гайдая.

29 ноября 2020 г. вдове легендарного режиссера актрисе Нине Гребешковой исполнилось 90 лет. И она до сих пор снимается!

Не так уж важно, что всю жизнь ей достаются в основном эпизоды. Даже муж — легендарный Леонид Гайдай — не баловал Нину Павловну ролями. Они были крошечные. И далеко не в каждом его фильме. К счастью, Гребешкова талантлива сама по себе, а не в связке «режиссер — актриса», как это часто бывает в кинематографических парах.

Музой Леонида Гайдая Нина Гребешкова стала не сразу, да и актрисой тоже быть не планировала. Мечтала быть учительницей начальных классов, но мечта, к счастью, не сбылась. Лето, прозвенел последний звонок, Нина с подружкой в мечтах о романтике случайно забрела во ВГИК. Там она и осталась.

Несмотря на очевидный талант, из ВГИКа начинающую актрису выгнали — пришлось идти к ректору, восстанавливаться, продолжать учебу на другом курсе. Нина не расстраивалась — «значит, не гожусь». Однако. Имен тех, кто отчислял студентку Гребешкову, история не сохранила, а фамилию Нины Павловны сразу запомнили все кинолюбители. Хоть и добавляли к ней часто: жена Гайдая. Она же просто себя никогда не выпячивала. И даже от участия в фильмах мужа порой отказывалась, боялась испортить.

Педагоги прочили Гребешковой большое будущее. Сам Пырьев приезжал в институт посмотреть на молодое дарование для своего нового фильма «Испытание верности». Когда Нине сообщили о том, что мэтр советского кинематографа, киноначальник желает на неё взглянуть, она испугалась: ведь Пырьева за глаза называли тираном, самодуром, он мог, если что-то ему не по нраву, накричать на артиста, выгнать, уволить, да вообще запретить снимать в каких бы то ни было картинах. Поэтому Гребешкова к встрече с великим и ужасным режиссёром готовилась, проговаривала речь на случай, если случится конфликт, решила, что скажет ему: «Иван Александрович, на меня папа никогда не кричал, так что и вы не позволяйте себе такого». Но, как оказалось, речь она репетировала зря. Пырьев, увидев Гребешкову, вскинул руки и воскликнул: «Ой, девочка, что же ты дрожишь, не переживай!» — и утвердил её на роль.

Кадр из фильма режиссера Ивана Пырьева «Испытание верности», 1954 год. Варя Лутонина – актриса Нина Гребешкова, Игорь Варенцов – артист Олег Голубицкий.

Мало кто знает, но за свою актёрскую жизнь Нина Гребешкова снялась более чем в 80-ти картинах! Она гордится этой цифрой и не переживает, что зритель знает всего несколько её работ. Ведь эти работы, которые можно пересчитать по пальцам, были созданы вместе с самым главным человеком в её жизни, Леонидом Гайдаем, которого, кстати, она встретила в том же ВГИКе.

Они вместе готовили дипломную работу, 20-летняя студентка и будущий выпускник режиссёрского факультета. Каждый день они с Ниной до поздней ночи репетировали и каждый день, точнее, каждую ночь он провожал её до дома. А однажды остановился, взглянул ей в глаза и спросил: «Нинок, что мы с тобой всё ходим и ходим? Давай поженимся».

На третьем курсе ВГИКа Нина Гребешкова вышла замуж за человека, у которого рукава пиджака были заношены так, что превратились в бахрому. То же самое творилось с брюками. Но она «встретила» его не по одёжке. Гайдай был необычайно талантлив как актер. Никто не думал, что он окажется и великолепным режиссером.

Поженились. Стали жить. Тяжело, но совсем не скучно. Комнатка в коммуналке. В одном углу — Нина с Лёней, в другом, за шифоньером — её родители, а в третьем — братья. Мама с папой, понимая, что тесно, неудобно молодым в такой обстановке, уходили погостить к друзьям.

Леонид Гайдай и Нина Гребешкова.

Нельзя сказать, что совместная жизнь с Гайдаем была безоблачной. И ведь вот что удивительно: в институте из-за нее ребята даже дрались! А она до 23-х лет все выбирала, выбирала. И выбрала. Гайдая.

— Да что ты, дочка, он же больной! — всплеснула руками мама. — Какими же у вас дети будут? От осинки не родятся апельсинки.

Нина Гребешкова и Михаил Пуговкин в фильме «12 стульев», 1971 г. Кадр из фильма

Но Нину бытовые трудности совсем не пугали — она знала, на что шла. Даже когда они переехали в свою собственную квартиру, она понимала, что всё хозяйство будет на ней. Ведь Гайдай к быту был не очень-то приспособлен. Мебель не ремонтировал, гвозди не забивал — Нина сама научилась обращаться с молотком. Она никогда не высказывала недовольства. Вспылила только однажды, о чём потом пожалела. Сказала: «Лёня, я устала, всё на мне, я собираюсь и уезжаю отдыхать». На что Леонид Иович грустно взглянул на жену и тихо произнёс: «Нинок, я же без тебя погибну». Конечно, она осталась.

— В поведении мамы не было никакой жертвенности, — рассказывала дочь Гайдая и Гребешковой Оксана. — Папа ни в чем ее не ограничивал. Она сама хотела делать так, чтобы было хорошо ему, мне, ее братьям, бабушке. Такой человек. Отдающий.

Вообще-то она мечтала стать учительницей начальных классов, собиралась поступать в пединститут. Но отец подруги — поэт Владимир Луговской — рассмотрел в ней артистический талант.

— А мы ведь актрисами тогда могли только восхищаться: Дина Дурбин, Милица Корьюс, — делилась в интервью Нина Павловна. — Куда мне, замухрышке, думала я. У меня даже ботинок не было — в галошах ходила.

Нина Гребешкова в фильме «Честь товарища», 1953 г. Кадр из фильма

Сама Гребешкова считала, что стала актрисой благодаря папе, у которого в трудовой книжке было написано: маляр. На самом деле он работал в артели альфрейщиком — в Елисеевском магазине расписывал колонны, в Академии им. Фрунзе раскрашивал ордена. А дома играл на гармони, читал Нине сказки и. Некрасова:

Плакала Саша, как лес вырубали,

Ей и теперь его жалко до слез.

Слушая папу, плакала и девочка. А потом и сама стала декламировать серьезные стихи.

Не только от отдыха отказывалась Нина Павловна ради мужа. Она упустила немало главных ролей ради того, чтобы сняться у него в маленьком эпизоде, хотя изначально была против совместной работы, считала, что дом и профессию надо разделять. В «Кавказской пленнице» Нина Гребешкова сниматься тоже не планировала. Но тогда у Леонида Иовича открылась язва желудка. Конечно, верная жена, отказавшись от всех поступивших ей тогда предложений, поехала с ним. В итоге за то, что так заботливо и профессионально ухаживала за мужем, ей от него досталась маленькая роль второго врача. С тех пор и пошло-поехало. Нина Гребешкова стала талисманом и королевой эпизода в фильмах Леонида Гайдая.

Кадр из фильма «Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика».

Оказывается, одну из самых знаменитых своих ролей — жену Горбункова из «Бриллиантовой руки» — Нина Гребешкова могла бы и не сыграть. Но не потому, что Гайдай видел в этом образе кого-то другого, а потому, что сама Гребешкова не видела себя Горбунковой. Когда муж принёс сценарий и предложил ей почитать некоторые эпизоды, она, конечно, прочла, но потом решительно отказалась играть в этом фильме. По словам самой Нины Павловны, ей очень не понравилась эта женщина, напыщенная, скучная. Но так получилось, что во время съёмок «Бриллиантовой руки» Леонид Иович тоже чувствовал себя неважно. Поэтому Нина Павловна ездила везде с ним, а заодно снялась и в роли Горбунковой, чтобы время не терять.

Может, не напрасно недолюбливала Нина Гребешкова жену Горбункова. Ведь после выхода картины на экран зрители решили, что актриса и в жизни является женой Юрия Никулина, а Гайдая ей записали в любовники. Однажды даже к Нине Павловне подошла женщина и гневливо с осуждением поинтересовалась: «Как вы могли уйти от артиста Никулина к режиссёру Гайдаю?!». Нина Павловна только махнула рукой, она не стала никому доказывать, что нет такого человека на этой Земле, к которому она могла бы уйти от Гайдая.

Юрий Никулин и Нина Гребешкова в фильме «Бриллиантовая рука».

Она не была за мужем как за каменной стеной. Скорее, наоборот — Гайдай был тем самым Шуриком из своей комедии. А о феноменальных способностях актрисы ходили легенды. Кажется, она могла и успевала все. Научившись управляться со спицами, по рабочей карточке во время войны получала 35 рублей за три связанные кофточки. И потом вязала всю жизнь. До последнего. Пока глаза видели. А еще шила, прибивала, циклевала полы, покупала ему вещи, ухаживала за грядками на даче, придумывала искрометные фразы для комедий Гайдая (иногда он просто воровал их из ее речи), лежала с гаечным ключом под машиной, потому что он не разбирался. Даже пьезозажигалку для плиты сама сделала — из вязальной спицы. Все было на ней. И при этом зарабатывала она больше мужа.

— У него было 350 рублей в месяц, — вспоминала в нашем разговоре актриса. — А у меня 400 рублей — съемочный день, 75 процентов — озвучание.

Гребешкова все время работала и за всю жизнь не взяла у Гайдая ни копейки. Она обладала колоссальным терпением. Не обижалась на фразы вроде: «На „Мосфильме“ меня все любят, а дома — никто. » И была счастлива с ним — необыкновенным, может, в чем-то странным, но очень талантливым человеком. Хотя на вопрос: «Лень, ну ты меня хоть любишь?» слышала удивленное: «А об этом надо говорить? Человека судят по поступкам».

— Он ценил все, что я делаю, дорожил семьей и всегда восхищался: «Нинок! Это ты сделала? Как кра-си-во!» Но особенно любил, чтобы я на прощание говорила: «Да бэ че до!» Когда-то, много лет назад, когда Леня был маленьким, мама провожала его словами: «Дай Бог, в час добрый!» Но если это могли услышать чужие, фраза претерпевала сокращение.

Он умер на её руках. Прошло уже много лет, но она до сих пор помнит этот день, как вчерашний. Он просто вздохнул, закашлялся и обмяк. Она трепала его за плечо, говорила: «Лёнча, Лёнча, что такое?». Но он уже не дышал. Тромб. Мгновенная смерть. Потом врачи сказали Нине Павловне, что ничего сделать было нельзя. Потом она плакала, хотела вены резать. Потом она не стала делить свою жизнь на до и после Гайдая, она решила для себя, что он не ушёл навсегда, он где-то есть, просто уехал далеко-далеко и снимает там свой новый фильм. Правда, в эпизод на этот раз он её не позвал, позволил остаться дома, чтобы позаботиться о дочери и внуках.

Они прожили вместе четыре десятка лет. И вот уже 17 лет Нина Павловна без любимого Леонида Иовича. Комедия «На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-Бич опять идут дожди» была их последней совместной работой. Гребешковой досталась крошечная роль прохожей — ее фамилию даже в титрах не указали. Однако после этого у Нины Павловны было еще два десятка фильмов, в том числе, работа с Данелией, участие в громких картинах «Легенда № 17» и «Экипаж». Случился эпизод и в сериале нынешнего года. Хотя сниматься ей уже неинтересно. «Где теперь хорошее кино. » — вопрошает она риторически.

Нина Гребешкова в фильме «Экипаж», 2016 г. Кадр из фильма

Ссылка на основную публикацию