Дети Инны Чуриковой

Инна Чурикова

С детства Инна Чурикова мечтала прославиться, а во время вступительных экзаменов в театральные институты она так и говорила: «Хочу быть знаменитой актрисой…» Чурикова сыграла Марфушеньку в сказке «Морозко», купчиху Вассу Железнову в «Вассе», Якобину фон Мюнхгаузен в «Том самом Мюнхгаузене». Больше 40 лет Чурикова играла в театре «Ленком». Она получила награду Берлинского кинофестиваля, премии «Ника» и «Золотая маска». А фильм «Военно-полевой роман» с участием актрисы даже номинировали на «Оскар».

«Хочу быть знаменитой актрисой»: детство Инны Чуриковой

Инна Чурикова родилась 5 октября 1943 года в городе Белебее в Башкирии. Туда ее семью эвакуировали, когда началась Великая Отечественная война. Отец будущей актрисы, Михаил Чуриков, преподавал в Сельскохозяйственной академии им. К.А. Тимирязева. А ее мать, Елизавета Мантрова, была ученым-агрохимиком, доктором биохимических наук. Она работала в Институте картофеля им. А.Г. Лорха, а также в Ботаническом саду МГУ.

В середине 1940-х родители Чуриковой развелись. Она осталась с матерью, несколько раз они переезжали, пока в начале 1950-х не поселились в Москве.

С детства Чурикова мечтала стать актрисой. На сцену она впервые вышла в летнем лагере — сыграла в постановке небольшую второстепенную роль. А уже после этого будущая актриса стала заниматься в студии при Московском драматическом театре им. Станиславского. Ей преподавали режиссеры Александр Аронов и Лев Елагин.

Когда Инна Чурикова окончила школу, она подала документы сразу в три театральных вуза. В Школе-студии МХАТ на прослушивании она читала стихи Александра Пушкина с закрытыми глазами — так посоветовала мама, чтобы начинающая артистка не стеснялась комиссии. Однако преподаватели посмеялись над Чуриковой. Провалилась она и на вступительных испытаниях в Театральный институт им. Бориса Щукина. Там Чуриковой сказали, что у нее неподходящая для актрисы внешность. Зато ее приняли в Высшее театральное училище им. М.С. Щепкина. Чурикова вспоминала: «Когда в Щепкинское училище поступать пришла, то так прямо и сказала, чтобы по-честному, ничего не скрывая: хочу быть знаменитой актрисой. Сказала и… заплакала, испугалась, что не поверят. Они, конечно, решили, что я «с приветом», ну и… пожалели, приняли».

«Божественные импровизации»: актриса «Ленкома»

Театральный институт Инна Чурикова окончила в 1965 году с красным дипломом. Однако начинающую актрису не пригласили ни в один театр. Тогда она устроилась в Московский театр юного зрителя: сначала Чурикова только подменяла заболевших артистов, но вскоре уже стала получать собственные небольшие роли. Муж актрисы, режиссер Глеб Панфилов, вспоминал: «В театре она играла зверушек. Единственной человеческой ролью была, пожалуй, Баба-яга. Представьте себе, я в первый раз в жизни пожалел злую колдунью. Раньше и в голову не приходило, что злой, вредной старухе можно сочувствовать».

В 1973 году Марк Захаров пригласил Чурикову на главную роль в спектакль «Тиль» Московского театра им. Ленинского комсомола (сейчас «Ленком»). С 1975 года актриса вошла в труппу коллектива. Позднее Захаров писал: «Я бесконечно благодарен Инне Михайловне за наш долгий совместный путь. Я многому научился у этой великой актрисы. Ее божественные импровизации, где высокая трагедия парадоксальным образом соседствует с комедийной стихией — легли в основу многих спектаклей «Ленкома».

В «Ленкоме» Инна Чурикова работает более 40 лет. Среди ее известных ролей — Офелия и Гертруда в «Гамлете», актриса Ирина Аркадина в «Чайке», сваха Фекла Ивановна в «Женитьбе».

«Всерьез подумывала над тем, чтобы никогда не сниматься в кино»

В кино Инна Чурикова дебютировала в 1960 году, когда еще училась в институте. Она исполнила роль школьницы Райки в антирелигиозной картине «Тучи над Борском». Еще через три года актриса появилась в эпизоде в картине Георгия Данелии «Я шагаю по Москве».

Известность Чуриковой принесла роль Марфушки в фильме-сказке Александра Роу «Морозко». Изначально режиссер хотел пригласить на эту роль актрису Тамару Носову, однако его ассистентка увидела Чурикову в коридорах Театрального училища им. М.С. Щепкина и пригласила артистку на пробы. В итоге Роу выбрал именно ее. Позднее Чурикова вспоминала: «На пробах нам с Тамарой пришлось грызть орехи. Я так хотела сниматься, что не щадила зубов! Наверное, поэтому Роу меня и приметил».

Во время съемок Чуриковой пришлось кататься на настоящей свинье. А в эпизоде, где Марфушенька грызет яблоки, актриса на самом деле ела лук.

Фильм «Морозко» вышел в 1965 году. На XVII Международном кинофестивале в Венеции картина получила главный приз — «Льва святого Марка». В журнале советский экран о ленте писали: «Тринадцатый фильм Роу — «Морозко» — принес режиссеру много радости. Его приняли единодушно и у нас, и за рубежом. О нем много писали как о произведении гармоничном, ярком, высокохудожественном. Киносказка «Морозко» очаровала всех — и детей и взрослых». Награду получила и Инна Чурикова. Посол Чехии Ярослав Башта вручил актрисе серебряную медаль Масарика.

Уже в следующем году Чурикова снялась в советском вестерне «Неуловимые мстители» Эдмонда Кеосаяна. В картине она исполнила песню «Романс белокурой Жози». В том же году актриса сыграла санитарку Таню Тёткину в фильме «В огне брода нет» Глеба Панфилова. Режиссер увидел Инну Чурикову в одной из телепередач и захотел пригласить на главную роль. Он долго не мог найти артистку — думал, что она живет в Ленинграде. Встретиться с Чуриковой ему помог Ролан Быков, и уже вскоре актрису утвердили на роль.

Премьера картины прошла в 1968 году. На Международном кинофестивале в Локарно фильм «В огне брода нет» получил главный приз.

Позднее Инна Чурикова еще несколько раз снималась в фильмах Глеба Панфилова, среди которых — «Тема», «Валентина», «Прошу слова». А в картине «Начало» артистка исполнила сразу две роли — ткачихи Прасковьи Строгановой и Жанны д’Арк. Читатели журнала «Советский экран» назвали ее лучшей актрисой 1970 года.

Другим известным фильмом с участием Чуриковой стала трагикомедия «Тот самый Мюнхгаузен», которую снял Марк Захаров. В ленте она сыграла баронессу Якобину фон Мюнхгаузен. Партнером актрисы по съемкам были Олег Янковский и Елена Коренева.

В 1982 году Инна Чурикова снялась в экранизации пьесы Максима Горького «Васса Железнова» о судьбе русского купечества. В картине актриса исполнила главную роль. На XIII Московском международном кинофестивале лента получила главный приз.

За свою следующую роль — педагога Веры Нетужилиной в мелодраме «Военно-полевой роман» — Чурикова получила «Серебряного медведя» на Берлинском кинофестивале. А сама картина Петра Тодоровского о любви солдата и санитарки в 1985 году была номинирована на премию «Оскар» в категории «Лучший фильм на иностранном языке».

Личная жизнь: «Я даже не могу представить себе жизнь без Глеба»

Со своим мужем — режиссером Глебом Панфиловым — Инна Чурикова познакомилась на съемках его дебютной картины «В огне брода нет» в 1966 году. Актриса вспоминала: «Геннадий Александрович Беглов, второй режиссер Глеба, принес мне сценарий. Спрашиваю: «Молодой хоть режиссер?» Говорит: «Молодой, молодой». А вошел совсем не очень молодой. Это первое впечатление. А потом, когда начались пробы и мы стали работать, я слушала его и думала: боже мой, какой он умный! Мне показалось, что очень близкий».

В начале 1970-х Панфилов и Чурикова поженились. Вместе они уже более 40 лет. Несколько раз актриса играла в фильмах и спектаклях режиссера. В интервью Алле Гербер для книги «Инна Чурикова. Судьба и тема» она говорила: «Я увлекающийся человек, очень, но все равно я даже не могу представить себе жизнь с кем-нибудь, без Глеба. Не могу».

В 1978 году у Чуриковой и Панфилова родился сын Иван. Он окончил МГИМО и работал юристом-международником. В 2008 году вместе с матерью Панфилов снялся в картине «Без вины виноватые».

Народная артистка, сценарист и президент кинофестиваля

В 1990-х Инна Чурикова продолжила играть в театре. В «Ленкоме» она исполнила роли в постановках «…Sorry», «Чайка» и «Варвар и еретик». В 1991 году актрису наградили званием народной артистки СССР за большие заслуги в развитии советского театрального искусства.

Снималась Чурикова и в кино. В 1993 году она сыграла искусствоведа Хлою в картине «Плащ Казановы» Александра Галина. Съемки фильма проходили в Венеции. В «Ленкоме» артистке не дали отпуск, поэтому в Италию она летала в свободное от работы в театре время.

Премьера «Плаща Казановы» состоялась в 1994 году в Риме. За роль Хлои Чурикова получила приз российской кинопрессы, премию жюри Президентского совета, а также награду на кинофестивале «Кинотавр».

В том же году Андрей Кончаловский пригласил Чурикову сняться в фильме «Курочка Ряба», продолжении картины «История Аси Клячиной, которая любила, да не вышла замуж» 1967 года. Изначально главную роль должна была исполнить Ия Саввина. Актриса сыграла Асю Клячину в первом фильме. Однако она отказалась, когда прочитала сценарий.

Другой известной ролью Инны Чуриковой 1990-х стала проводница Прасковья Кроликова в комедии Владимира Меньшова «Ширли-мырли». На съемках актриса спорила с режиссером, много импровизировала. Позднее она вспоминала: «Он меня абсолютно не понял. Он считает, что я с таким трудом «рожала» роль. У меня настолько было свое, абсолютно свое решение… а он хотел буффонаду. Он хотел чистый гротеск. И он меня поворачивал в этот гротеск. И я поняла, что, если я не буду так гротескна, как он показывает, у нас с ним вообще дело не заладится. А потом я была ему даже благодарна, что он втянул меня в эту буффонаду».

За роль в военной мелодраме Станислава Говорухина «Благословите женщину» Инна Чурикова получила премию «Ника». В картине она сыграла актрису Кунину.

В 2000 году Чурикова впервые написала киносценарий. Вместе с Глебом Панфиловым она работала над фильмом «Романовы. Венценосная семья» о гибели Николая II и его семьи.

Несколько лет Инна Чурикова была президентом кинофестиваля им. Андрея Тарковского «Зеркало». Актриса стала и членом академии кинематографических искусств «Ника». В эти же годы Чурикова много снималась в сериалах — играла в «Московской саге», «В круге первом». За роль генеральши Лизаветы Епанчиной актрису наградили телевизионной премией «ТЭФИ».

В «Ленкоме» в 2010-х Чурикова сыграла в спектаклях Глеба Панфилова «Аквитанская львица» и «Ложь во спасение». Об этих ролях артистка говорила Алле Гербер: « Я хочу, чтобы эти две работы, «Аквитанская львица» и «Ложь во спасение»… были надолго». Роль Алиеноры Аквитанской в спектакле «Аквитанская львица» актриса назвала своей самой любимой за всю карьеру.

В 2017 году Чурикова исполнила роль королевы Елизаветы II в постановке пьесы Питера Моргана «Аудиенция». Актриса впервые сыграла в спектакле Театра наций. За эту работу артистка получила премию «Хрустальная Турандот» в номинации «Лучшая женская роль».

Инна Чурикова и сейчас продолжает играть в спектаклях «Ленкома». За выдающийся вклад в театральное искусство в 2019 году ее наградили премией «Золотая маска».

Каким задумывался роман «Анна Каренина», почему Толской не любил свою героиню и другие малоизвестные факты

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

«Частный» сюжет о романе дурнушки, утонувшей в Неве

При создании произведения писатель опирался на эпизоды собственной биографии, на то, что видел и слышал в обществе. Он писал роман о современной ему жизни, в отличие от опубликованного несколькими годами ранее – «Война и мир»: это было повествование об ушедших временах и прошлых поколениях. Исследовать все глубины смысла «Анны Карениной» – занятие для специалистов, литературоведов, и эта работа будет завершена не скоро, может быть, завершена не будет вовсе. Но и то, что на поверхности, – история появления сюжета, имена, описание персонажей – ничуть не менее любопытно, чем философские вопросы и проблемы бытия, которые поднял писатель.

Константин Левин, персонаж, чей образ был во многом «списан» с самого Льва Толстого, появился далеко не с первых дней работы над романом. В первоначальной версии не было ни Левина, ни всей связанной с ним сюжетной линии, ставшей в более поздних версиях параллельной повествованию о любви Анны и Вронского.
Вначале писатель собирался рассказать лишь историю женщины из высшего общества, женщины, которая после своего падения теряет привычное положение, не находит себе места в новых обстоятельствах и оканчивает жизнь трагически. Сюжет не был взят из воздуха, напротив, перед глазами Толстого разворачивалось несколько похожих историй, которые потом были им соединены на бумаге в одну.
Был пример Софьи Бахметевой-Миллер, которая покинула своего мужа ради Алексея Константиновича Толстого – именно ей писатель-возлюбленный посвятит строки «Средь шумного бала случайно», положенные на музыку Чайковского.

Роман Толстой предполагал завершить описанием гибели героини. Она получала развод, жила вместе с любовником, воспитывая двоих детей. Но общество, в котором вращалась пара, поменялось навсегда – жизнь их проходила в окружении «дурно воспитанных писателей, музыкантов, живописцев», а бывший муж, поначалу стремившийся убить жену и таким образом смыть позор кровью, стал потом призывать ее к «религиозному возрождению». В конце происходит ссора героини с ее возлюбленным, после чего женщина решает свести счеты с жизнью, утопившись в Неве.
Но сама жизнь внесла коррективы в работу Толстого над романом. В 1872 году с соседом писателя по Ясной поляне, Александром Николаевичем Бибиковым, произошла ужасная история – его экономка, с которой у помещика был роман, после ссоры или разрыва бросилась под поезд. Толстой был знаком с этой женщиной, Анной Степановной Пироговой, и видел ее тело после трагедии – это произвело на писателя тяжелое впечатление. Потом оно найдет выражение в романе.

Тема железной дороги пронизывает все произведение. На станции происходит первая встреча Анны и Вронского, тогда же – трагедия, которая навела Анну на мысли о дурном предзнаменовании. По мере развития сюжета связанные с поездом образы появляются и в сновидениях героев; на железной дороге героиня встречает свой печальный конец. В «железную дорогу» играет даже маленький Сережа Каренин, разлученный с матерью.
Нельзя не отметить и тот факт, что в жизни, точнее, в смерти самого Льва Толстого железная дорога тоже сыграла особенную роль. Свою кончину писатель встретил на станции Астапово.

Что менялось в романе по ходу написания

Сам Толстой женился в 1862 году, а роман задумал спустя восемь лет. Потому осознание, рефлексия первых лет его семейной жизни отчетливо проявляется в сюжетной линии о Левине. Вдохновением к началу работы стал набросок Пушкина «Гости съезжались на дачу» – эту первую сцену Толстой потом перенесет и на страницы своего произведения. О самом тексте Толстой писал: «Вот как нам писать. Пушкин приступает прямо к делу».

Однако вариантов начала романа было несколько – до того момента, как Толстой остановился на всем известном «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». Один из первоначальных текстов вообще начинался так: «В Москве была выставка скота». Кстати, когда после публикации произведения о нем писал критическую заметку Салтыков-Щедрин, он назвал «Анну Каренину» «коровьим романом».

Поначалу Анна должна была стать некрасивой: «с низким лбом, коротким, почти вздернутым носом и слишком толстая. Толстая так, что еще немного и она стала бы уродлива». Нетрудно заметить по черновикам, что особой приязни героиня у Толстого не вызывала. Постепенно писатель проникался все большей симпатией к ней. Считается, что при описании героини Толстой вызывал в памяти черты Марии Александровны Гартунг, дочери Пушкина – например, во время одной из встреч писатель обратил внимание на завиток темных волос, выбившуюся прядь ее прически, впоследствии этот штрих стал одной из ярких черт Анны.

Всего вариантов начала романа было десять. А «рабочих» названий – как минимум три: «Молодец-баба», «Н. Н.» и «Два брака» – причем в последнем случае неясно, имелись ли в виду две сюжетных линии с семьями Анны и Левина или же речь шла о двух браках самой героини – официальном и фактическом.

Какие имена успели примерить персонажи романа

Фамилия «Каренин», вероятно, была взята от греческого «каренон», что означает «голова» – прямое указание на то, что жизнью этого человека управляет рассудок, а не эмоции.
До того, как она стала Анной Аркадьевной Карениной, героиня успела побывать в черновиках Толстого Анастасией (Наной), Татьяной Сергеевной Ставрович. Каренин получил имя Михаила Михайловича Ставровича.
До имени Вронский было опробовано несколько вариантов имен – Иван Петрович Балашев, Алексей Васильевич Удашев, Алексей Гагин. Имя Вронский было, возможно, подсказано английским wrong, «ошибочный, неправильный».

Левина в черновиках романа звали Костя Нерадов, потом Николай Ордынцев. Стива «переменил» несколько имен, в том числе Алабин, Оболенский, в итоге измененный на Облонского.
Графиня Лидия Ивановна сначала появилась в образе незамужней сестрой Каренина Марии Александровны (Мари), она занималась в романе воспитанием сына Карениных Саши.
Вероятнее всего, при описании Долли Толстой держал в голове образ своей жены Софьи Андреевны, полностью погруженной в заботу о доме и детях.

Роман был написан в 1873 – 1877 годах и печатался частями в журнальных публикациях. Он стал модным – слишком уж болезненные вопросы затрагивал. Вскоре после публикации нечто похожее на историю Карениной произошло с женой троюродного брата писателя, Александрой Леонтьевной Тургеневой, которая ушла от мужа, Николая Александровича Толстого, оставив тому троих детей. Новую семью она создала с Алексеем Бостромом, но выйти за него замуж не могла, поскольку была решением духовного суда оставлена «во всегдашнем безбрачии». Кстати, и в этом любовном треугольнике железная дорога играла свою удивительную роль: ревнивый муж, застав любовников в купе поезда, выстрелил в соперника. Правда, трагедии не произошло, а сам стрелявший был оправдан, поскольку защищал честь семьи.

Читайте также:  Дети Сергея Иванова

Роман «Анна Каренина» – один из лидеров по числу экранизаций. Первый одноименный фильм появился еще при жизни Толстого в 1910 году, эта версия была утрачена. Последняя экранизация увидела свет в 2017 году. А фильм Карена Шахназарова признан одной из лучших экранизаций русской классики.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Дети. Каренина Анна
Роман Госин

Роман Толстого «Анна Каренина» – кладезь сюжетов. Ошибочно думать, что его персонажи могут существовать лишь в одном произведении. Роман Госин, продолжая свой литературный эксперимент, начатый книгой «Пролог», представляет вторую книгу серии – «Дети». История, изложенная Толстым, приобретает новое звучание. Читатели смогут проследить за жизнью знакомых и новых персонажей. Книга повествует о детской, юношеской, взрослой и родительской любви людей разных судеб конца XIX и начала XX века.

Оглавление

  • ОБЪЯСНЕНИЕ АВТОРА
  • ОТ РЕДАКТОРА
  • ПРОЛОГ
  • ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Дети. Каренина Анна предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Роман Толстого «Анна Каренина» — это настоящий кладезь сюжетов. Ошибочно думать, что персонажи, созданные Львом Николаевичем, могут существовать лишь в одном конкретном классическом произведении. Большое количество героев, внутренних конфликтов, незаконченных сюжетных линий дают возможность, при должном желании и умении, продолжить историю.

Автор книги «Каренина Анна. Дети» бережно соединил сюжеты, извлечённые им из толщи романа Льва Толстого «Анна Каренина», со своей фантазией. В итоге получилось многоплановое произведение. Это, безусловно, самодостаточная книга о людях со своими характерами, мыслями и судьбами. В ней сплетаются воедино литературная классика и постмодерн, а без достаточного знания самого романа, литературы, российской истории и истории наук книга, возможно, превратилась бы в пародию на классику. Но этого не происходит. Всё в ней выверено. Точность в описании городов, одежды, мелких бытовых деталей, интересные факты из области биологии, физики, химии, внимание ко всем персонажам делают из семейной саги конца XIX — начала XX века познавательное художественное произведение. Темы первой любви и раннего замужества, важность образования и самореализации, ценности семейных уз, природного таланта и целеустремлённости, чести и достоинства составляют его основу.

Один из самых сложных вопросов литературоведения — что является классикой?

Конечно же, классика — это всегда взгляды на проблемы, волнующие людей вне зависимости от эпох, стран, тем. Ещё одним качеством, обеспечивающим классическому произведению бессмертие, является образность, способность дарить цитаты и даже превращать их в анекдоты. Это явление одно из мерил настоящей классики. Художественная литература не должна забывать обо всех явлениях жизни, в том числе вызывающих смех. Без них классика мертва.

Звериная серьёзность, с какой любят трактовать книги классиков, отбивает всякое желание их читать. В этой связи хочется надеяться, что такая книга, как «Дети» по мотивам романа Толстого, не произведёт подобного эффекта, и читателям захочется прочесть «Анну Каренину», но уже не по школьной программе.

Роман «Дети» является второй книгой литературной серии Госина «Каренина Анна». Первая называется «Пролог».

В предлагающейся вниманию читателей второй книге главное действующее лицо — дочь Карениной и Вронского, Анна. Повествование, кроме авторского предисловия, ведётся от её лица. Красивая, тонко чувствующая окружающий мир, она из простоватой наивной девушки с годами превращается в мать большого семейства и учёного-биолога. Её брат Сергей, продвигаясь по карьерной лестнице, становится прокурором. Но, такие близкие в детстве, с возрастом они отдаляются друг от друга. Читатель также узнает о жизни и смерти Алексея Александровича Каренина и графини Лидии Ивановны, о Стиве Облонском, племяннице графини Лидии Ивановны Наденьке, о семье графа Вронского и баронессы Шильтон.

Эта книга о российском дворянстве, об изменениях в его мировоззрении с течением времени. Сцены жизни и встречи персонажей в Санкт-Петербурге, Тарту, Таллине, Ниде, Вене, в Париже в последней четверти XIX века и в первые десятилетия XX века дают представление о скорости смены эпох. Однако сюжетной основой является роман Льва Толстого «Анна Каренина». Не повторяя его стилистически, Роман Госин в своей книге использует тот же семантический приём и метафору, что и у Льва Николаевича.

Кажется, никто ещё из огромной армии исследователей творчества Толстого не рассматривал роман «Анна Каренина» как книгу о домашнем вязании. Между тем, это именно такая книга. Впрочем, она у него не единственная. Роман «Война и мир» положил начало подобному толстовскому литературному приёму. В нём несколько раз упоминается о вязании. Вязанием спицами и крючком заняты различные персонажи. Оно приурочено к рубежным событиям жизни, предваряет рождение или смерть.

« — Ну, ну, так что ты хотел сказать мне про принца? Я прогнала, прогнала беса, — прибавила Анна. Бесом называлась между ними ревность. — Да, так что ты начал говорить о принце? Почему тебе так тяжело было? Да, но я не могу! Ты не знаешь, как я измучалась, ожидая тебя! Я думаю, что я не ревнива. Я не ревнива; я верю тебе, когда ты тут, со мной; но когда ты где-то один ведёшь свою непонятную мне жизнь…

Она отклонилась от него (от Вронского), выпростала, наконец, крючок из узла вязанья, и быстро, с помощью указательного пальца, стали накидываться одна за другой петли белой, блестевшей под светом лампы шерсти, и быстро, нервически стала поворачиваться тонкая кисть в шитом рукавчике.

— Ах, невыносимо! — сказал Вронский, стараясь уловить нить потерянной мысли. — Он не выигрывает от близкого знакомства. Если определить его, то это прекрасно выкормленное животное, какие на выставках получают первые медали, и больше ничего, — говорил он с досадой, заинтересовавшей её.

— Нет, как же? — возразила она. — Всё-таки он многое видел, образован?

— Это совсем другое образование — их образование. Он, видно, что и образован только для того, чтоб иметь право презирать образование, как они всё презирают, кроме животных удовольствий.

— Да ведь вы все мужчины любите эти животные удовольствия, — сказала она, и опять Вронский заметил мрачный взгляд, который избегал его. Крючок в её руках начал нервно дёргаться».

«В первой детской Серёжа, лёжа грудью на столе и положив ноги на стул, рисовал что-то, весело приговаривая. Англичанка, заменившая во время болезни Анны француженку, с вязаньем миньярдиз 1 сидевшая подле мальчика, поспешно встала, присела и дёрнула Серёжу. Алексей Александрович погладил рукой по волосам сына, ответил на вопрос гувернантки о здоровье жены и спросил о том, что сказал доктор о baby».

«После рождения дочери она (Анна Каренина) держала в руках вязанье, но не вязала, а смотрела на него (Вронского) странным, блестящим и недружелюбным взглядом».

То, что Анна Каренина сидит с вязаньем, но не вяжет, неслучайно: очевидно она лишена дара «встречать живые души», приходящие в мир, и оказалась плохой матерью для своей дочери.

Само по себе вязание у Толстого имеет символический смысл: оно ассоциируется с нитью судьбы и со смертью. Этот мотив восходит к античному мифологическому представлению о мойрах, богинях судьбы, прядущих и обрезающих нить жизни человека. Вязание Анны соотнесено и с символическим образом Гордиева узла; в нерасплетаемый и давящий узел судьба сплела жизни Анны и Вронского. Сцена её вязания описана недалеко от сцены их ссоры и его попытки самоубийства. В отдалённой символической перспективе видна соотнесенность между вязанием Карениной и её гибелью: во сне Анны мужик ей говорит, что она умрёт родами. Она в родах не умирает, а разрывает узел жизни позднее. В рождении дочери, нелюбимой матерью, как бы заключено «зерно» смерти Анны.

Возникает вопрос — кем может вырасти лишённая в младенчестве материнской любви дочь Анны Карениной и Вронского?

Роман Госин избегает прямого ответа на этот вопрос, но явно противопоставляет её образ материнскому. При этом следует тому же толстовскому приёму. Он пишет, как и Толстой, о вязании. Подобно тому, как крючком создаются плетённые узоры, так и судьба плетёт нить жизни персонажей книги.

События, составляющие сюжеты книги, соотносятся между собой по-разному. В них несколько параллельных линий. Каждая из них разворачивается в своём временном ряду. Они сплетены с судьбой разных лиц, в том числе реальных исторических, и соприкасаются лишь эпизодически и внешне, но связаны автором с романом Толстого. Сюжетное время по-разному сориентировано относительно фабульного времени. В нём есть хронологические несовместимости, временные сдвиги в повествовании. Но первооснова книги, роман Льва Толстого «Анна Каренина», даёт право автору на повторение им подобного литературного приёма. Его трудно не заметить, точно так же, как авторские метафоры с вязанием и вводом в повествование новых действующих лиц. Среди них особо выделен второй муж дочери Карениной Анны и Вронского, Якоб Беккер. Он лишь к концу книги занимает место главного героя наряду со стареющим графом Алексеем Кирилловичем Вронским — главным героем первой книги «Пролог».

Образ Беккера многослоен и метафоричен. В нём отражаются временные сдвиги и технический прогресс на рубеже двух веков — XIX-го и ХХ-го, а также осуществляется соединение двух книг в единое целое и передача эстафеты поколений российского дворянства иному сословию, но без революционного взрыва. В этом проявился не стандартно-шаблонный, а индивидуальный, интересный литературный приём начинающего писателя, подготавливающего читателей к будущим двум книгам своего литературного эксперимента.

Анна Каренина и ее дети

Любовь к мужчине и любовь к его ребенку. Вот Анна так любит сына Каренина Сережу. А к дочери от Вронского равнодушна.
Выходит любовь к ребенку не зависит от того, любила ли женщина его отца?

Ну, если ориентироваться на роман Льва Николаевича, то да, но имхо, смысл совсем не в этом.

Дети – радость в законном браке, а в адюльтере – дети больше помеха. Обычно люди женятся, чтобы завести семью, детей, общий быт. А когда становятся любовниками – то больше для любовного общения, а не выращивания потомства. Поэтому, мне кажется, Анна так отнеслась к дочке.

Но ведь у нее была возможность жить с Вронским и растить дочь. С Карениным то она рассталась. Но она рвалась к сыну и продолжала оставаться равнодушной к девочке.

нашли на кого равняться,6лин.

причем здесь равняться.

с каких пор толстой законы устанавливает? мало ли что он там понаписал и понапридумывал.

Взл, полсностью с вами согласна!

Автор, не забывайте, роман Толстого Анна Каренина очень тенденциозен.

Автор, сразу видно, что у вас 0 или 1 детей! Ребенка больше любишь того, с кем 7 лет прожила, чем того, кто только родился. Это потом разница сглаживается. А вообще самый любимый всегда первенец.

Корона, что за бред?

Хорхелина, сколько у вас детей?

Это никакой не бред.

Анна любила Серёжу?

Я так не думаю, иначе она б не ушла к Вронскому, это как же так, что женщина отказывается от ребёнка ради мужчины, это уже эгоизм какой-то:(

Анна Каренина

Экранизации Анны Карениной

Про Анну Каренину

Помогите найти духи “Анна Каренина”

Сколько примерно времени у Вас бы занял роман “Анна Каренина”?

Вы вообще роман читали до конца? Там ведь не Каренина главная героиня,там параллельно Левин с Китти идут. Каренина – пример разрушения семьи, а Левин – созидания. Отсюда и итог жизни Карениной. У Толстого Анна – истеричка и морфинистка. Это в кино она такая благородная дама.

Хорхелина, сколько у вас детей? Это никакой не бред.

Никогда не делайте обобщений из собственного опыта. Смешно.

Первый ребенок – это наверное как первая любовь. Дальше уже повторение. Но это для женщины. У мужчин бывает, что первых детей они по молодости не замечают и не понимают, а на склоне лет, родив еще ребенка,начинают ценить это чудо продолжения жизни и ощущения бессмертия.

А мне кажется, дочь для Анны – олицетворение ее нового статуса отверженной, изгоя в обществе, отсюда и соответствующее отношение. Вспомните, как тяжело она переносит то, что фактически все от нее отвернулись. А Сережа – ребенок хоть и от нелюбимого мужчины, но рожденный во времена “правильной”, спокойной жизни, любить его гораздо легче. Все-таки Анна слабая женщина.

Согласна с Юноной и еще хочу добавить, что Анна все таки была эгоистична. Ведь если бы она самоотверженно любила сына, забывая о себе – она бы не оставила его одного на этом свете. Ведь отец его не любил. Он только занимался самолюбованием -мол , посмотрите какой я великодушный, а к сыну обращался свысока -“молодой человек”. Меня еще поразило то что Вронский отдал свою родную дочь, которая и так осталась без матери, мужу Анны.

Помогите написать пост

Святки

Дезодоранты не помогают! Хелп.

Санаторий в Крыму в феврале

Моя мать меня обманула и ограбила. Рассудите

Сумеет ли Трамп остаться у власти?

Какой сериал Вы считаете лучшим в мире? Опрос.

есть отшелники на форуме?

Как вы думаете, почему в магазинах грубые продавцы?

Пользователь сайта Woman.ru понимает и принимает, что он несет полную ответственность за все материалы, частично или полностью опубликованные с помощью сервиса Woman.ru. Пользователь сайта Woman.ru гарантирует, что размещение представленных им материалов не нарушает права третьих лиц (включая, но не ограничиваясь авторскими правами), не наносит ущерба их чести и достоинству.

Пользователь сайта Woman.ru, отправляя материалы, тем самым заинтересован в их публикации на сайте и выражает свое согласие на их дальнейшее использование владельцами сайта Woman.ru. Все материалы сайта Woman.ru, независимо от формы и даты размещения на сайте, могут быть использованы только с согласия владельцев сайта.

Использование и перепечатка печатных материалов сайта woman.ru возможно только с активной ссылкой на ресурс. Использование фотоматериалов разрешено только с письменного согласия администрации сайта.

Размещение объектов интеллектуальной собственности (фото, видео, литературные произведения, товарные знаки и т.д.) на сайте woman.ru разрешено только лицам, имеющим все необходимые права для такого размещения.

Copyright (с) 2016-2021 ООО «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

Сетевое издание «WOMAN.RU» (Женщина.РУ)

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-65950, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 10 июня 2016 года. 16+

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

Главный редактор: Воронова Ю. В.

Контактные данные редакции для государственных органов (в том числе, для Роскомнадзора):

После гибели Анны Карениной под колесами поезда.

Каренин воспитывает детей Сергея и Анну одинаково строго. Но подрастающей Анне кажется, что с ней он обходится особенно сурово. Сережа иногда, обвиняя Анну в гибели матери, грозит ей, что папа оставит ее без наследства, что не видать ей приличного общества и что, как только она подрастет, ее вышвырнут на улицу.

Романа Льва Толстого в доме Карениных не держат, но Анна прочитала его довольно рано, и в ее сердце вспыхивает желание отомстить.

В 1887 году совпадают сразу несколько событий: умирает Каренин, Сергей Каренин осуществляет свою угрозу – выгоняет Анну из дому, и становится известно, что Вронский жив. Практически разорившись, бывший блестящий офицер живет в небольшом волжском городе. На последние деньги Анна покупает билет на поезд и, похитив из дома Карениных револьвер, едет, чтобы отомстить отцу.

Вронский живет в приволжском городе Симбирске одиноко. Свет даже такого маленького городка после выхода в свет романа “Анна Каренина” не принимает его, и Вронский вынужден вращаться н полусвете. Однажды он знакомится там со странной парой бывших каторжан, недавно амнистированных. Его зовут Родион Раскольников. Его молодая подруга – Катя Маслова. К Раскольникову Вронского привлекает еще и то, что волей случая они оба стали героями романов. Катя Маслова, бывшая проститутка, убившая любовника, завидует обоим и иногда говорит: “Вот напишу Льву Толстому, он и меня в роман вставит”. Она даже иногда по вечерам пишет нечто вроде дневника, а потом отправляет листки в Ясную Поляну. На каторге она потянулась к овдовевшему там Раскольникову, но на свободе постаревший Родион не может идти ни в какое сравнение с сохранившим столичные манеры Вронским.

Раскольников в отчаянии, но сам он уже не может поднять руку на человека. Он решает найти исполнителя своей мести. Выбор Раскольникова падает на семнадцатилетнего гимназиста, у которого недавно казнен брат за покушение на царя. Володя Ульянов, читавший о судьбе Родиона Раскольникова, соглашается и из рогатки, почти в упор, свинцовым шариком в висок убивает Вронского. На крик Масловой сбегаются люди, собирается толпа, и в этот момент к дому на извозчике подъезжает Анна Каренина. Она понимает, что опоздала, что месть осуществить не удается.

Вечером в гостинице она узнает имя гимназиста, убившего Вронского, и то, что в городе созрел своеобразный заговор молчания. Из сострадания к матери Ульянова, уже потерявшей сына, и оттого, что Вронского все равно никто не любил, в свидетельство о смерти Вронского вписан апоплексический удар. Анна, не имеющая средств к существованию, в гостинице знакомится с купцом и на пароходе уплывает с ним.

Маслова в отчаянии, она должна вот-вот родить, но к Раскольникову возвращаться не хочет. Дождавшись родов, она подбрасывает родившуюся дочку в бедную еврейскую семью, а сама кончает жизнь самоубийством. Еврейская семья Каплан, приняла подкидыша, назвав девочку Фанни. Девочка знает, кто виноват в том, что ей приходится воспитываться в еврейской семье. Фанни решает отомстить.

Анна Каренина намеренно бросается в разгул, жизнь превращается в череду пьяных компаний и в переход от одного купца к другому. Идут годы.

Однажды осенью 1910 года после пьяного кутежа в затрапезной гостинице Анна находит зачитанные прислугой книги Льва Толстого “Анна Каренина” и “Воскресение”. Старая боль вспыхивает в душе Анны, и ей начинает казаться, что во всем виновен Лев Толстой, что именно он виноват в том, что брат выгнал ее из дому. Анна решает убить Толстого и отправляется в Ясную Поляну, послав по дороге телеграмму с угрозой. Лев Толстой понимает, что это не шутка, все бросает и бежит из Ясной Поляны. По дороге простужается и умирает. Анна снова опаздывает. Снова загул, попытка утолить воспоминания в вине. Приходит в себя Анна только в 1917 году, когда узнает, что в Петрограде произошла революция, и во главе ее стоит тот самый гимназист из Симбирска, который убил Вронского. Это единственный человек, который сделал для Анны хоть что-то. Анна принимает революцию, уходит из занятого белыми города и присоединяется к отряду красных, которым командует Василий Иванович Чапаев. Она становится матерью этого отряда, обстирывает бойцов и готовит еду. Иногда в бою она ложится к пулемету. За это ее прозвали Анна-пулеметчица. Глядя на нее, комиссар отряда, уже выросшего в дивизию, Фурманов говорит: “Напишу роман, обязательно о ней расскажу, только придется фамилию изменить, а то не поверят. И помоложе сделаю”.

Читайте также:  Дети Ольги Дроздовой

В 1918 году Фанни Каплан настигает Ленина возле завода Михельсона и сказав: “Помни о смерти моего отца”, – стреляет в Ленина из браунинга. Ее быстро казнят для того, чтобы никто не узнал о том, что Ленин в молодости был убийцей.

Гибнет штаб Чапаева, в живых остается только Анна, потому что ее узнал командир белых Сергей Каренин, ее брат.

Заканчивается Гражданская война и Анна перебирается в Москву, чтобы хоть иногда видеть Ленина, но в 1924 году Ленин умирает, и жизнь Анны теряет всякий смысл. Она опускается и идет работать в домработницы.

Однажды, сходив в лавку за подсолнечным маслом, она идет домой и на трамвайных рельсах вдруг вспоминает о смерти своей матери. Приближающийся трамвай кажется ей тем самым поездом. В ужасе Анна бежит, выронив бидон с подсолнечным маслом на трамвайной линии возле Патриарших прудов.

7 секретов «Анны Карениной»

1. Тайна невинности Долли

После скандала из-за измены Стивы в дом Облонских приезжает Анна, чтобы помирить супругов. Подавленная ситуацией Долли оправдывает свой отказ простить мужа:

«— Изволь, — вдруг сказала она. — Но я скажу сначала. Ты знаешь, как я вышла замуж. Я с воспитанием maman не только была невинна, но я была глупа. Я ничего не знала. Говорят, я знаю, мужья рассказывают женам свою прежнюю жизнь, но Стива… — она поправилась, — Степан Аркадьич ничего не сказал мне. Ты не поверишь, но я до сей поры думала, что я одна женщина, которую он знал. Так я жила восемь лет. Ты пойми, что я не только не подозревала неверности, но что я считала это невозможным, и тут, представь себе, с такими понятиями узнать вдруг весь ужас, всю гадость… Ты пойми меня. Быть уверенной вполне в своем счастии, и вдруг…»

Почему Дарья Облонская была так наивна — причем не только до замужества, но и после? В ту эпоху сексуальное образование мужчин и женщин очень отличалось. В традиционной дворянской семье первой половины XIX века вопрос о теории сексуальных отношений не поднимался ни учителями, ни тем более родителями, которые, как правило, дистанцировались от детей. Принято было воспитывать «нравственно чистого» человека, поэтому подростковый интерес к сексу всячески подавлялся: не поощрялось обсуждение телесных изменений во время полового созревания, ограничивалось общение с противоположным полом и т. п. В основном эти запреты касались девушек. До вступления в брак они признавали единственно возможной лишь платоническую любовь, о которой они знали благодаря художественной литературе. Почти каждая барышня шла под венец, не имея никакого представления о сексе и зная только, что «между ней и ее женихом только такая разница, что у него есть растительность на лице, а у нее нет; что он шьет платье у портного, а она — у портнихи…» .

Совсем иначе дело обстояло с юношами. Ответы на многие вопросы получались практическим путем. До отмены крепостного права к молодому человеку приставляли крепостную девку (ее семейное положение при выборе не учитывалось — важны были только опыт и здоровье), позже обязанность «сексуального просвещения» перешла к дворне и прислуге. Нередко отцы отводили сыновей в публичные дома, причем в довольно раннем возрасте. Согласно «Половой переписи студенчества», проведенной в 1904 году, первое знакомство с женщиной у большинства опрошенных (69 %) состоялось в возрасте 14–17 лет .

2. Тайна Рима

После того как лошадь Вронского сломала спину и упала вместе с наездником, ошарашенные зрители несколько раз повторили фразу:

«Недостает только цирка со львами».

«Анна Каренина» — не только любовный, но и острый социальный роман. Толстой говорил: «Наша цивилизация также идет к своему упадку, как и древняя цивилизация…» . В то время как в российских деревнях люди умирали от голода, в городах процветали разного рода развлекательные заведения. Толстой неоднократно сравнивает в романе Россию второй половины XIX века с Римом эпохи упадка. Так, упомянутые выше красносельские скачки Каренин называет «жестоким зрелищем», а Вронский предстает перед читателями как один из последних «гладиаторов». Гладиатором же зовут коня, выигравшего скачки, а одна из зрительниц произносит: «Если б я была римлянка, я бы не пропустила ни одного цирка». Анна общается с Сафо, светской львицей, а Вронский посещает «афинские вечера».

3. Тайна чепца на мельнице и поднятых воротников

Вернувшись из Италии в Россию, Вронский и Анна остановились в Петербурге. Вскоре Алексей встречается со своей кузиной Бетси Тверской, которая в разговоре о готовящемся разводе Анны с Карениным роняет странную фразу:

«Вы мне не сказали, когда развод. Положим, я забросила свой чепец через мельницу, но другие поднятые воротники будут бить вас холодом, пока вы не женитесь».

«Бросить чепец за мельницу» (или «перебросить чепец через мельницу») — калька французской идиомы jeter son bonnet (sa coiffe) par-dessus les moulins.Буквально это переводится как «сбросить капот (или головной убор) на мельницу», а фигурально — «пуститься во все тяжкие». Осуждавшая Анну Бетси была «развратнейшая женщина», открыто обманывавшая мужа и не скрывавшая свою связь с любовником. Эта фраза прекрасно характеризует ее отношение к чистоте семейных отношений.

Другой предмет одежды, который называет Бетси, — это поднятый воротничок. Судя по всему, княгиня имеет в виду сильную половину петербургского света: еще в начале века в мужскую моду вошли рубашки с необычайно высокими накрахмаленными воротниками.

4. Тайна мазурки

В самом начале романа на московском балу Кити с нетерпением ждет приглашения Вронского на мазурку:

«Ей казалось, что в мазурке все должно решиться».

К тому моменту Кити уже танцевала с Вронским дважды: сначала они прошли несколько туров вальса, затем кадриль. Почему же она хотела обязательно станцевать с ним и мазурку?

Несмотря на праздничную атмосферу, бал имел довольно строгий регламент. Он открывался полонезом, за ним следовал вальс, после обычно танцевали четыре французские кадрили, а кульминацией была мазурка, после которой бал закрывался или прерывался на длительный ужин. Этот порядок не был случайным: каждый танец отвечал за определенное настроение, соответственно, и темы, на которые было допустимо говорить во время разных танцев, были определенные.

Вальс считался одним из самых эротичных танцев: партнеры образовывали пару анфас, кавалер поддерживал даму за талию (за пределами танцевального пространства такой жест считался непозволительным). Кадриль — чопорный этикетный танец, во время которого обсуждались повседневные дела и общественные события. Такой танец был способом завести полезное знакомство и немного посплетничать. Романтические разговоры во время кадрили были неуместны.

Мазурка подчеркивала мужественность кавалеров: громкие удары каблука, резкие взмахи руками, имитирующие натягивание поводьев, так называемое хромое па (pas boiteux), напоминающее о ранениях в бою. Во время одной из фигур мазурки партнер опускался перед дамой на колено. И одновременно мазурка демонстрировала грациозность дам. Апофеозом женской партии было падение на руки кавалера: дама словно сдавалась под его напором и соглашалась отдать ему свое сердце. Так что неудивительно, что Кити Щербацкая возлагала на мазурку большие надежды.

5. Тайна детей Карениных

Анна не готова к разводу, и Вронский просит о помощи Долли. Главный его аргумент в пользу развода — это дети:

«Моя дочь по закону — не моя дочь, а Каренина. Я не хочу этого обмана! — сказал он с энергическим жестом отрицания и мрачно-вопросительно посмотрел на Дарью Александровну.
Она ничего не отвечала и только смотрела на него. Он продолжал:
— И завтра родится сын, мой сын, и он по закону — Каренин, он не наследник ни моего имени, ни моего состояния, и как бы мы счастливы ни были в семье и сколько бы у нас ни было детей, между мною и ими нет связи. Они Каренины».

В законодательстве XIX века, как и сегодня, существовала так называемая презумпция законности, согласно которой младенец, появившийся на свет у родителей, состоявших в законном браке (как Анна Каренина и ее супруг), указывался в метрике как законнорожденный. Ребенок числился законным до тех пор, пока путем особого церковного или судебного разбирательства не было доказано обратное. Именно поэтому маленькая Аня получила фамилию «отца по закону».

При желании Каренин мог начать процесс по признанию «прижитой» супругой девочки незаконной, но шансов выиграть дело было мало. Единственным аргументом в пользу истца была невозможность его встреч с Анной Аркадьевной в то время, когда был зачат ребенок (по законам того времени — 306 дней). Это можно было доказать при условии, если бы чета Карениных жила все это время в разных городах или если бы один из супругов находился под особым надзором (в больнице или тюрьме). Но Каренины жили вместе, а значит, маленькая Аня в этом случае не имела шансов стать Вронской. Единственной возможностью Вронского узаконить свою дочь был развод Карениных. Но, к сожалению, с ним ситуация была не менее сложной.

Единственным поводом для развода Анны и Алексея Александровича могло быть прелюбодеяние: российское законодательство второй половины XIX — начала XX века называло это «оскорбление святости брака» и фактом «половой связи одного из супругов с лицом посторонним, все равно — состоящим в браке или свободным». После болезни Анны, едва не приведшей к смерти, Каренин по-христиански простил ей измену и согласился отпустить, сфальсифицировав развод, то есть взяв вину прелюбодеяния на себя. Таким образом, он позволил Анне сохранить репутацию, в дальнейшем выйти замуж за Вронского и дать его фамилию маленькой Ане (после удочерения). Именно на такой исход и надеялся Вронский. Но сама Каренина, а затем и ее муж отказались от такого решения проблемы.

Разорвать отношения с мужем Каренина смогла бы, только взяв вину на себя. Но в этом случае рождение маленькой Ани стало бы следствием преступной связи, а таких детей нельзя было узаконить или усыновить. Подтвердив свою измену в суде, Каренина обрекла бы себя на пожизненное безбрачие (это было отменено лишь в мае 1904 года), не смогла бы официально выйти замуж за Вронского, а их будущие дети считались бы незаконнорожденными и не имели бы права носить фамилию отца.

6. Тайна отказа Каренина от дуэли

Когда измена Анны раскрылась, первое, о чем подумал Вронский, была дуэль:

«Опять, как и в первую минуту, при известии об ее разрыве с мужем, Вронский, читая письмо, невольно отдался тому естественному впечатлению, которые вызывало в нем отношение к оскорбленному мужу. Теперь, когда он держал в руках его письмо, он невольно представлял себе тот вызов, который, вероятно, нынче же или завтра он найдет у себя, и самую дуэль, во время которой он с тем самым холодным и гордым выражением, которое и теперь было на его лице, выстрелив в воздух, будет стоять под выстрелом оскорбленного мужа» .

О поединке думал и Каренин. Для него это был едва ли не единственный способ выйти из неприятной ситуации с незапятнанной репутацией. Согласно Дуэльному кодексу, дуэль могла «дать решительное и окончательное восстановление чести. …Даже самое тяжкое оскорбление признается не оставляющим ни малейшего пятна на чести, раз только она получила удовлетворение посредством дуэли; при этом безразлично, осуществилась ли дуэль или не была осуществлена вследствие признания ее неосуществимости на основании законов о дуэли; а если дуэль была осуществлена, то оказалось ли ее результатом пролитие крови или нет».

Однако оскорбленный Каренин так и не решился на поединок. И дело не только в страхе быть убитым. В России дуэль считалась уголовным преступлением, и участие в ней означало бы конец успешной чиновничьей карьеры Алексея Александровича, которая была невероятно значима для него. Вторая причина была религиозная. Церковь относилась к дуэлянтам как к душегубам и самоубийцам — их нельзя было хоронить на кладбище, соборовать, допускать к исповеди и причастию. Каренин как человек религиозный и воцерковленный не мог себе позволить дуэль.

7. Тайна ломберного столика

Решив еще раз сделать Кити предложение, Левин выбирает довольно необычный способ и пишет признание на ломберном столике:

«— Я давно хотел спросил у вас одну вещь.
Он глядел ей прямо в ласковые, хотя и испуганные глаза.
— Пожалуйста, спросите.
— Вот, — сказал он и написал начальные буквы: к, в, м, о, э, н, м, б, з, л, э, н, и, т?»

Известно, что «энергичная, сильная, некрасивая фигура Левина, его парадоксы, его склонность восставать против общепризнанных авторитетов, его искренность, отрицательное отношение к земству и суду, увлечение хозяйством, отношения с крестьянами, разочарование в науке, обращение к вере… — все это может быть с полным правом отнесено к самому Толстому» . Одна из самых романтичных сцен романа также взята из биографии писателя: точно так же автор «Анны Карениной» признался в любви 17-летней Соне Берс.

Объяснение произошло в начале августа 1862 года в Ивицах, имении Сониного дедушки. В своих воспоминаниях графиня Толстая писала, что после ухода других гостей Лев Николаевич никак не хотел уходить, «оживленно разговаривал и удерживал» сестер Берс. В беседу вмешалась их мать Любовь Иславина, решив, что всем пора отдохнуть, и велев идти спать. Юная Соня была уже в дверях, когда Толстой ее окликнул: «Софья Андреевна, подождите немного!» Он сказал, что сейчас напишет кое-что на ломберном столе, и попросил угадать, что имеется в виду: «Лев Николаевич счистил щеточкой все карточные записи, взял мелок и начал писать. Мы оба были очень серьезны, но сильно взволнованы. Я следила за его большой, красной рукой и чувствовала, что все мои душевные силы и способности, все мое внимание были энергично сосредоточены на этом мелке, на руке, державшей его. Мы оба молчали», — писала она в своих дневниках. Вскоре Софья Андреевна прочитала: «В. м. и п. с. с. ж. н. м. м. с. и н. с. В в. с. с. л. в. н. м. и в. с. Л. З. м. в. с. в. с. Т.» — «Ваша молодость и потребность счастья слишком живо напоминают мне мою старость и невозможность счастья. В вашей семье существует ложный взгляд на меня и вашу сестру Лизу. Защитите меня вы с вашей сестрой Танечкой» . После этого она поняла, что между ними «произошло что-то серьезное, значительное, что уже не может прекратиться».

Графиня Толстая вспоминала, что прочитала признание «быстро и без запинки», однако ее младшая сестра, Татьяна Кузминская, в своих мемуарах вспоминала эту сцену иначе. Пятнадцатилетняя Таня была случайным свидетелем этой удивительной сцены. Не желая петь во время вечера, она спряталась от гостей под роялем и слышала, как Лев Николаевич помогал Соне разобрать некоторые слова.

Изображения: Анна на диване. Эскиз иллюстрации Константина Рудакова к роману Льва Толстого «Анна Каренина». 1940 год Аукционный дом «Знакъ Арт»Источники

Трагедия Анны Карениной

В чем причина трагедии Анны Карениной в знаменитом романе Льва Толстого? На этот счет существует много точек зрения: есть те, кто считает, что все дело в социальных условиях того времени, а именно в юридической и социальной сложности развода и общественном порицании адюльтера другие говорят, что трагедия в том, что Анне на ее пути не попалось ни одного человека, который бы ее поддержал. Мы выяснили, что думают по этому поводу психотерапевт, священник и литературовед.

Недавно я открыла роман, чтобы освежить в памяти основные сюжетные линии и психологический облик главных героев. Мне хотелось как-то понять Анну. Перечитав текст, я пришла к выводу, что все-таки Анна была истерической личностью — если говорить именно о личностной структуре. Эмоциональная, совершенно безоглядно следующая за своими чувствами, Анна в определенной степени отражает дух того времени, когда такое поведение не то чтобы считалось нормой, но воспринималось как нечто приемлемое. А вот о том, чтобы владеть своими эмоциями, речи не шло.

Таким образом, вся жизнь Анны Карениной строится на первичных, спонтанно возникающих, психодинамических эмоциях, совершенно не обработанных глубинно, персонально. Ее инфантилизм, внутренняя незрелость проявились не в том, что она эти эмоции переживала, а в том, что она не могла с ними справиться. Так возникло большое, сильное чувство к Вронскому.

Поступки и внутренний мир Вронского тоже очень интересно анализировать. Лично я увидела в нем абсолютного нарцисса. Он был воспитан своей холодной матерью, светской львицей именно как нарцисс. Истерик и нарцисс — это, в общем-то, одно из классических сочетаний в паре, они друг друга притягивают. Нарциссы ведь блестяще ухаживают, кладут весь мир к ногам дамы, а истерики любят внимание и обожание. И Анна, как бабочка, привлеченная этим его восхищением, отдалась этому чувству и пошла за Вронским.

Читайте также:  Дети Чулпан Хаматовой – фото, биография, личная жизнь, муж, семья

Отчасти она действительно жертва своего времени, потому что если бы их связь случилась столетием позже, это была бы совершенно банальная история. А в то время эмоциональная, истеричная, инфантильная женщина, у которой не было опыта и умения разбираться в своих чувствах и не было близкого человека, который мог бы ее сдерживать и, выражаясь современным языком, давать обратную связь, не имела другого выхода.

У Кити, к примеру, была семья, которая ее поддерживала, может быть, поэтому она выздоровела от своей несчастной влюбленности. А для Анны это в итоге вылилось в ее гибель на железнодорожных рельсах. Кидание под поезд — это фактически ее последняя истерика, аффективный поступок. Произошло то, что произошло, но условия того времени не создали для женщины такого склада другого выхода. Психотерапии тогда не было. Она должна была как-то так закончить.

Скажу еще немного о том, что такое истерическая структура личности. Когда психологи говорят об истеричности, они не имеют в виду исключительно выкрикивающих и плачущих женщин, нет. Эмоциональная лабильность (Анна в романе то плачет, то смеется), недержание эмоций и демонстративность — это только проявления истерической структуры личности. Главное же ее свойство — внутренняя потерянность и неумение переживать страдание. Не плакать, а нести свое страдание. Потерянность подразумевает отсутствие сформированного, зрелого Я, внутренней структуры, навыка спокойного самоанализа, способности проявлять мудрость и зрелость.

Но есть еще один нюанс. Анна выходит замуж за Каренина, человека, который был старше нее. Неплохого, в общем-то человека, но рассудочного, занудного и, главное, совершенно не эмоционального. Из-за отсутствия контакта со своими чувствами он не мог давать этих чувств Анне, которая, как все истерики, живет эмоциями и которой это очень нужно. Безусловно, любой живой человек хочет любви, хочет чувств, но истерик не в состоянии управлять своими эмоциями. И когда появляется Вронский, который готов Анне эти чувства давать, завоевывать ее ухаживаниями, жить ее эмоциями, она попадается в эту ловушку, накопленный эмоциональный дефицит прорывается, и вот, она уже не властна над собой.

Однако отношения с Вронским у Анны в результате также не складываются. Почему? Анна говорит, что даже вместе с ним она одинока. Вот это «одинока» — это о внутреннем одиночестве человека, которое, доколе оно у человека есть, не заполнится ничем извне. Нарцисс Вронский не мог дать Анне того, чтобы ее по-настоящему наполняло, да она и не смогла бы этого взять в полной мере. Почему? В силу своего большого внутреннего дефицита и отсутствия эмоциональной связи с собой, хорошего зрелого контакта с собой. Речь о том самом «эффекте бездонной бочки», когда сколько бы ты ни получал, ты все равно чувствуешь дефицит, все равно хочешь еще и еще, насыщения не наступает.

Отношение Анны к своим детям также показывает ее как истерического человека. В романе показано, как Анна любит своего сына Сережу от законного брака и страдает от разлуки с ним и в то же время совершенно равнодушна к дочке, которую она родила от Вронского. Истерик все время расщеплен, раздвоен, он может одного и того же ребенка и любить, и отталкивать. Если человек глубокий и действительно испытывает любовь к своим детям, то он их любит ровно, постоянно, всегда. А истерик может одного своего ребенка любить, а другого не любить. Это такая поверхностность и расщепленность, амбивалентность.

Почему именно Анна не любила дочку? У меня нет готового ответа, но я могу об этом порассуждать. С Карениным ценностью и смыслом ее брака был ребенок, и свой внутренний эмоциональный дефицит Анна отчасти компенсировала общением с этим ребенком, у нее действительно была с ним эмоциональная связь. А с Вронским Анна не видела цели и смысла рожать ребенка, ведь ей не хотелось делить свое большое чувство к Вронскому с кем-то третьим. Ребенок — совершенно побочный, если можно так сказать, продукт их страсти. Поэтому у нее не было такой радости от рождения дочери.

Есть еще и социальный момент: ведь светское общество осудило ее за супружескую измену, а ребенок — это, скажем так, прямое доказательство этой измены. И если бы она не забеременела, то неизвестно, то как бы все сложилось дальше. Дочка в каком-то смысле стала помехой в жизни Анны: ей пришлось принимать решения, как-то менять свою жизнь. Даже ее сожаление по поводу того, что она стала полной и некрасивой, причиной чего стал ребенок, — это тоже эмоция истерика, свидетельствующая о поверхностности.

Помочь истерику можно только одним способом — найти себя. Другое дело, что говорить «найти себя» в условиях того времени — это чистой воды теоретизирование, потому что тогда с таким человеком, как Анна, этого бы не произошло. Сейчас психотерапевты помогают вырасти из инфантильного состояния, стать более зрелой личностью. Если бы Анна прошла такой путь, то она бы не пошла на связь с Вронским, понимая, например, что она не сможет понести последствий этого романа — расставания, осуждения со стороны общества, потери ребенка. Оценивая характер своего мужа, понимая последствия измены, она бы не пошла на это. Или предположим, что пошла бы, но тогда стоически переживала бы все то, что с ней происходило как последствие этого романа. А при описанных Толстым предпосылках финал видится логичным.

Допустить, что Анна и Вронский жили долго и счастливо, как-то не в духе самих героев. Не в духе Анны — неровной, не удовлетворяющейся тем, что есть, и не находящей счастья в том, что есть. А куда деться? Убиться — это характерно для того времени. В сегодняшних условиях конец был бы другим, думаю, не таким трагичным.

Если ставить вопрос, что довело Анну Каренину до самоубийства — личная ответственность или среда, которая «заела», то, с христианской точки зрения, ответ однозначен: человек несет личную ответственность за все свои поступки. Даже когда на него действует среда, у него остается внутренняя свобода принять то или иное решение.

Если после нескольких лет брака первый пыл влюбленности прошел, и возникает соблазн связи на стороне, то это не вопрос выбора между «любовью» и «нелюбовью» — любви в сиюминутном увлечении и не может быть, поскольку она появляется и растет спустя годы благодаря взаимным усилиям мужа и жены в браке. Это вопрос управления своими чувствами и эмоциями. Может ли человек управлять своими чувствами и эмоциями? Христианство говорит, что да. Безусловно, чувствами управлять трудно, но это возможно, и примеров тому много. Об этом говорит вся христианская аскетика. Пушкинская Татьяна в «Евгении Онегине» может управлять своими чувствами. Нужны лишь усилия со стороны человека и помощь Божья. Анна же сильно запуталась в своих чувствах и своей жизни и потому совершает явно греховный, то есть ошибочный поступок (грех — это и есть ошибка), который приводит к таким трагическим последствиям.

О чем роман Льва Толстого «Анна Каренина»? Поскольку в название книги вынесено именно «Анна Каренина», а не «Проблемы эпохи» или «Семья в 70-е годы XIX века», не «Каренины», то значит, женский вопрос здесь самый главный. Эпоха, которую описывает Толстой, весьма непростая, и не потому, что женщина тогда была закрепощена, а потому что все более остро вставал вопрос об эмансипации. Однако когда Толстому задали вопрос, что же, собственно, он хотел сказать своим произведением, он ответил, что для объяснения ему надо было бы снова написать роман. Значит, им поднят вопрос не одной только эмансипации, семейных проблем дворянства или проблем конкретной эпохи. Толстой исследует природу человеческую, женскую природу и ставит вопрос: как при такой сильной и яркой природе остаться внутри духовного пространства?

Художественными средствами он решает вопрос противостояния плоти и духа, плоти и души. И это уже не «Мадам Бовари», «Госпожа Бовари» Гюстава Флобера, без всяческих указаний на привилегированность в названии… Не случайно в параллель Анне Карениной Толстой дает образ лошади Вронского — Фру-Фру. Если читать внимательно, как он описывает Анну и как он описывает лошадь, то можно увидеть проводимые писателем параллели. Но природа красивого животного и природа человека — это не одно и то же. Этот вопрос природы животного и природы человека, созданного по образу и подобию Божию, мучил Толстого больше других вопросов.

Еще один разворот — это, конечно, внутренний диалог Толстого с Пушкиным, с его «Евгением Онегиным», его Татьяной, которая «другому отдана и будет век ему верна». В «Анне Карениной» Толстой как бы прописывает продолжение истории: что было бы, сделай Татьяна иной выбор. Как мы помним, Татьяна дает Онегину отповедь, тогда как в Анне говорят, прежде всего, плоть или, быть может, не только плоть, но естество. Именно естество руководит Анной. Она исключительно импульсивна. Да, она влюбилась, но ведь если ты венчана, то ты испиваешь чашу до дна — и радостей, и тягот. Однако эпоха такова, что Анна не хочет (и, наверное, не может) смирить свое естество перед тем, что уже начертано Божьим промыслом. Но даже после того, как желание Анны жить вместе с Вронским удовлетворено и, казалось бы, можно жить по влечению естества, любовь, тем не менее, уходит. Страсти, которые бушевали, всегда будут уходить, и что тогда останется взамен?

Сегодня эти вопросы, быть может, стоят еще более остро, потому что СМИ и современная литература предлагают жить именно естеством, потребностями плоти, не соображаясь ни с обществом — мнение общества теперь вообще мало кого волнует, ни с чувством внутреннего долга. Да, есть такая вещь, как страсть, но есть и долг перед человеком, с которым ты связана не только каким-то письменным документом, но еще и Божьим установлением, и, наконец, своим ребенком, которому ты можешь причинить страдания.

Как сделать так, чтобы воцарилась семейная гармония? Каков выход из этой ситуации? Толстого все время мучила эта «мысль семейная». Каренин в романе не ангел, но и Вронский не ангел, а значит, выбор Анны не между «хорошим» и «плохим» мужчиной, а между собственным эго и спасением семьи. И для того чтобы быть спасительницей семьи, в женщине должен быть внутренний стержень.

Увы, уже в эту эпоху, в 70-е годы XIX века, чувство внутреннего долга, которое должно быть нормой, перестает быть довлеющим. Десятилетием раньше Островский пишет «Грозу», и Добролюбов называет Катерину «лучом света в темном царстве». Сегодня же, когда мы читаем это произведение, мы диву даемся: какой же это луч света?! Если ты венчана, если ты любишь мужа, куда ты рвешься из семьи к первому попавшемуся? Кто здесь виноват? Из семьи Катерины действительно ушла любовь, но я не оправдываю ее ни на минуту. Если ты венчана, ты не можешь так поступить — ты отвечаешь за человека, с которым венчана, ты перед ним в ответе.

Даже Анна Каренина может быть еще как-то оправдана, потому что она влюблена во Вронского, но Катерина-то бросается к первому встречному. В ее истории и речи нет о настоящей вере в Бога — в ней сплошные суеверия, поэтическое восприятие мира, инфантильность. Тихон кричит: «Это вы, маменька, ее убили». Можно и так сказать. Но на самом деле не вполне так. То была эпоха, которая любила перекладывать ответственность на среду: мол, «среда заела». Но где ты-то в этой среде? Ты ведь тоже часть среды! Но это понимание уже тогда почему-то уходит.

Тургенев в «Отцах и детях» говорит, что спасительна мысль семейная, а всякое разрушение губительно, для женщины прежде всего. Анна хочет жить чувствами. Она искренняя, она чувственная и страстная. Но какого бы высокого интеллекта ты ни был, какой бы тонкой душевной организацией ни обладал, если в тебе говорит страсть, то она тебя погубит. Страстью долго жить невозможно. Страсть должна быть, влечение естественно, но одним этим не исчерпывается любовь.

Вронский тоже страстный человек. Он, конечно, очарован Анной, он пишет ее портрет (впрочем, не только он) — и это интересная и важная деталь, которой автор объясняет психологические движения героев. Он любуется ею. Но этому любованию приходит конец, его это утомляет. Страсть приходит, завораживает, окутывает, отделяет человека от всего остального мира. Но когда мир приходит в какую-то гармонию, эта страсть может казаться неестественной, ложной, даже лживой, и человек может стыдиться того, что в нем вдруг вспыхнул такой сильный голос плоти. Толстой говорит о том, что если идти только вслед своей страсти, то открывается бездна.

Сегодня этот вопрос кажется особенно острым. Хорошо бы с каждой девочкой об этом говорить, особенно когда речь заходит об избраннике. Разговаривать с ней и предупреждать: «А ты понимаешь, что не всегда будет так, как сегодня, в момент влюбленности? А потом будет время, когда ты должна будешь уступать и жертвовать какими-то своими интересами, чувствами. И не просто жертвовать и уступать, а находить в этом радость, потому что ты это делаешь для любимого человека». Проходить через испытания и искушения, как проходят героини народных сказок…

Любовь — это еще и жертва, причем радостная жертва. Не всегда и не все это сразу могут понять, до этого еще ведь надо дорасти. Жертвенная любовь по примеру Спасителя, который столько прощает каждому человеку, который за человека умирает, — вот образ, который нам дан. Семья — это малая Церковь. Если мы это понимаем, и если это девочке внушено — это одно, а если ей внушается, что ты принцесса, а мужчина, муж должен всегда тебе служить, то это совсем другое. Помните, у Игоря Северянина: «Это было у моря, где ажурная пена…»? Королева, снисходящая до пажа. Если нам внушаются эти ценности, над которыми откровенно издевался ироничный Северянин, тогда мы не сможем воспитать женщину и жену.

Если говорить об образе Каренина, то мне кажется, что он меньше всех виноват в этой ситуации. Он такой, какой есть, он ведь не прятался и не прикидывался идеальным мужчиной, а после свадьбы стал чудовищем. Вовсе нет. Если пенять на него, то мы вновь возвращаемся к точке зрения «заела среда». С другой стороны, человек ухаживающий и человек, который стал законным супругом, это, конечно, разные люди. Но брак — это всегда дело двоих. Оба строят отношения, оба равно вносят в эту копилку, оба отвечают за то, какими эти отношения в итоге становятся, оба в равной степени делят и радость, и несчастье. Как бы мы ни характеризовали отрицательно Каренина и его требования, он все-таки готов и принять дитя Анны от Вронского, и простить ей все. Он может прощать — она не хочет! В ней по-прежнему говорит плоть. Поэтому можно, конечно, нарисовать его карикатурно, как это сделано в советском фильме режиссера Александра Зархи, но можно и ее нарисовать карикатурно.

Интересно, что Анна любит сына Сережу и не любит дочку. Все-таки дети — это плод любви. И, казалось бы, плод страсти Анна должна любить еще больше, но Толстой пишет иначе. Видимо, все дело в том, что это дитя мешает этой молодой страсти, доставляет Анне неудобства, заставляет уделять себе внимание, которое она хотела бы давать только Вронскому. И это показывает ее как натуру эгоистичную.

У Анны сильный внутренний конфликт: она не может примирить в себе долг и страсть, любовь к ребенку с любовью к Вронскому, она не цельная натура, в отличие от Татьяны. Это внутренний разлад, это брань невидимая в ее душе. Она не может слышать свой голос совести, эту нить, связующую с Богом, которая могла бы ее спасти.

Но целью Толстого, конечно, не было осуждение Анны. Тот, кто безгрешен, пусть первый бросит камень, помните? Анна предстоит другому Судие, более нелицеприятному, чем мы с вами. Этот роман был написан не для того, чтобы осудить кого-то, а чтобы разобраться в самих себе. Как у Флобера: «Госпожа Бовари — это я!» Это своеобразный психологический тренинг для каждого — и женщин, и мужчин.

Толстой размышляет не только над судьбой женщины, но и над детскими судьбами. Не случайно он пишет «Анну Каренину» тогда, когда занимается яснополянской школой и проблемами детей. Анна решается уйти из жизни, оставив в этом мире детей, которые кровно и духовно с ней связаны. Но что ее сын Сережа и ее дочь вынесут из своего детства? Что ни говори, когда такое происходит в семье, это слом и большая рана, даже если со временем она зарубцуется. Поэтому этот роман еще и о женской ответственности перед детьми. Вообще же «трех подвигов требует Бог от человека: подвига веры, подвига любви, подвига труда», — всего-то-навсего, можно сказать … А самые естественные вещи оказываются ПОДВИГОМ, на который мы не способны. Может быть, сегодня, как никогда важен этот разговор. Разговор о пути к счастью…

Ссылка на основную публикацию