Дети Игоря Третьякова

Потомки: судьбы и память

Одним из заметных событий празднования 150-летия Третьяковской галереи стал приезд в Москву потомков П.М. Третьякова, живущих в США. Благодаря усилиям сотрудников и руководства галереи, разыскавших семью Зилоти и сделавших ее визит в Россию реальностью, здесь впервые состоялась встреча тех, кто принадлежит к некогда многочисленному семейству, обитавшему в доме Третьяковых в Толмачах.


Семья Третьяковых.
Слева направо: Вера, Ваня, Вера Николаевна, Маша и Миша, Мария Ивановна, Павел Михайлович, Саша и Люба.
Москва. 1884

«Если детство может действительно быть счастливым, то мое детство было таковым. То доверие, та гармония между любимыми людьми, любившими нас и о нас заботившимися, было, мне кажется, самым ценным и радостным» – так писала в своих воспоминаниях Вера Павловна Зилоти, старшая дочь Павла Михайловича и Веры Николаевны Третьяковых, об атмосфере, царившей в их доме. Эта атмосфера любви, взаимного уважения, согласия была краеугольным камнем существования семьи на протяжении не одного поколения. Все, знавшие Павла Михайловича, вспоминали о его доверительных отношениях с «маменькой», как он называл ее до конца жизни, Александрой Даниловной, о дружбе с братом Сергеем Михайловичем, о внимании и заботе, которые Третьяков проявлял к многочисленным близким и дальним родственникам.

В 1865 году Павел Михайлович женился на Вере Николаевне Мамонтовой, происходившей из большой купеческой семьи. Брак этот оказался не просто удачным, его можно назвать идеальным. Вера Николаевна полностью разделяла взгляды и убеждения мужа, и, прежде всего, в том, что касалось главной цели его жизни – создания музея отечественного изобразительного искусства. Будучи матерью шестерых детей, хозяйкой большого дома, где постоянно бывало много гостей, Вера Николаевна находила время и силы на благотворительную деятельность: с октября 1867 года, по предложению городской Думы, она стала попечительницей только что открывшегося Пятницкого городского начального женского училища, а затем и членом попечительского комитета Арнольдовского училища для глухонемых детей. Она принимала самое активное участие в жизни училищ и приобщала к этому дочерей, о чем вспоминала В.П. Зилоти: «Мы бывали на всех экзаменах, на ежегодной елке, играли с детьми в игры. Всех знали по именам, знали судьбу каждой девочки. И были там своими. В моей жизни это было так до моего замужества и отъезда за границу. Мои сестры, жившие в Москве, впоследствии стояли близко к училищу».

Объединяла семью Третьяковых и любовь к искусству. Посещение театров, прежде всего оперы, концертов, музеев в Москве и во время путешествий по России и Европе было неотъемлемой частью их жизни. Обладавшая тонким вкусом и несомненным музыкальным дарованием, Вера Николаевна, сама серьезно занимавшаяся музыкой, стремилась передать свое отношение к искусству и детям. «Вера Николаевна играла дома всякий день по утрам. Я хорошо помню ясное утро: я сижу на теплом от солнечных лучей паркете в гостиной и играю в кукольный театр. А рядом в зале, соединенном с гостиной аркой, играет мать. Какие вещи она играла, я узнала много позднее, но я знала эти вещи и не помнила себя без них. Она играла ноктюрны Фильда, этюды Гензельта и Шопена. Шопена без конца.

Точно также я не помню себя без картин на стенах. Они были всегда», – писала в своей книге «Павел Михайлович Третьяков в жизни и искусстве» А.П. Боткина.

На память детям Вера Николаевна вела дневник, в который записывала не только забавные истории из их жизни, но и свои размышления об их развитии. В предисловии, адресованном дочери Александре, она писала: «Желая доставить себе удовольствие переживать с Вами каждый час Вашей жизни, я решила записать особенно приятные минуты, проявление особенной привязанности в Вас к чему-нибудь, также постепенное развитие в Вас духовной жизни, я думала сделать тебе этим приятное и оставить по себе и отце память как о людях, заботящихся сделать из Вас настоящих людей. Желание это было настолько искренне и сильно, что нельзя было бы сомневаться хотя вполовину за хорошее влияние всех начинаний».

Обращаясь к Вере, старшей дочери, Вера Николаевна написала: «Чувствуя, что музыка облагораживает человека, делает его счастливым, как я это видела на себе и на тете Зине (Зинаиде Николаевне Якунчиковой, старшей сестре Веры Николаевны. – Е.Х.), я решила как только возможно лучше передать вам это искусство.

Папаша твой тоже любил и понимал музыку, все-таки был он больше привязан к живописи и с полной преданностью служил этому искусству, покупая самые лучшие произведения старой и новейшей школы. . Меня многие утешали, что для первого возраста ребенка лучше вашей обстановки нельзя было бы желать. Вследствие впечатления глаза, ты должна была размышлять, а музыка развивала в тебе другие стороны, более духовные, чувствительные».

В такой обстановке росли дети Третьяковых – Вера (р. 1866), Александра (р. 1867), Любовь (р. 1870), Михаил (р. 1871), Мария (р. 1875) и Иван (р. 1878). И думается, что именно особая духовная атмосфера этой семьи всегда помогала выдерживать испытания, выпадавшие на ее долю.

Павлу Михайловичу и Вере Николаевне пришлось вынести два самых трагических для родителей переживания – неизлечимую болезнь сына Михаила, родившегося с дефектом психики, и скоропостижную смерть от скарлатины восьмилетнего Вани, всеобщего любимца, на редкость чуткого и одаренного ребенка.

Вскоре после кончины Вани старшая дочь Третьяковых Вера вышла замуж за музыканта Александра Зилоти, сыгравшего значительную роль в истории русской культуры. Выдающийся пианист, любимый ученик Н.Г. Рубинштейна и Ф. Листа, двоюродный брат и учитель С.В. Рахманинова, близкий друг П.И. Чайковского, Зилоти был профессором Московской консерватории по классу фортепиано, затем главным дирижером Московского Филармонического общества, но самую широкую известность он приобрел как организатор и участник знаменитых «Концертов А. Зилоти». В этих концертах, проходивших до 1917 года в Петербурге, где с 1903 года жила семья Зилоти, принимали участие крупнейшие музыканты мира.

Вера Павловна в определенной степени повторила характер и судьбу своей матери – она тоже была человеком широких культурных интересов, талантливой музыкантшей, ее брак был таким же удачным и долгим, у нее тоже было шестеро детей, ей тоже пришлось пережить болезнь и смерть семилетнего сына. Но ей, как и двум другим дочерям Третьяковых – Любови и Марии, пришлось перенести то, чего никогда не могли даже предположить их родители, – потерю родины и связи с родными. В 1919 году, когда возникла реальная угроза для жизни
Александра Ильича, семья Зилоти вынуждена была уехать за границу, сначала в Финляндию, затем в Германию, а в 1922 году – в США. «На сто процентов «Московка», как она себя называла, Вера Павловна скончалась в 1940 году в Нью-Йорке, где незадолго до смерти написала замечательную книгу воспоминаний «В доме Третьякова», изданную в Америке в 1954 году, а в России лишь в 1998-ом.

Следующей, в 1920 году, уехала из России со своей семьей Мария Павловна. Ее муж, Александр Сергеевич Боткин, потомственный врач, морской офицер, участник многих экспедиций, занимавший в годы Первой мировой войны почетную должность Военного посредника в Финляндии, во время гражданской войны принял сторону Белого движения. Из Крыма Боткины уехали в Италию и с 1923 года поселились в Сан-Ремо, где вместе с ними жила и Любовь Павловна.

Семейная жизнь Любови Павловны сложилась не так удачно, как у ее сестер. Ее первый муж художник-маринист Николай Николаевич Гриценко, ученик А.П. Боголюбова, через шесть лет скончался от туберкулеза. Второй же брак, с художником Львом Бакстом, быстро распался, хотя именно Бакст, живший с 1910 года в Париже, был инициатором и организатором отъезда из России в 1922 году Любови Павловны и их сына Андрея, тоже ставшего впоследствии художником.

Таким образом, единственной из детей Третьяковых в России после революции осталась Александра Павловна. Возможно, в этом была своя закономерность: по характеру она более всего походила на отца, в ней была та же внешняя сдержанность, которую позже А.Н. Бенуа определил выражением «молчаливая монументальность», рассудительность, углубленность и при этом, как отмечала ее мать, особая чуткость «ко всему хорошему и великому». Недаром в одном из писем Павел Михайлович назвал ее «самой любимой моей девочкой».

Коллекция отца была для Александры Павловны неотъемлемой частью жизни. Когда во дворе дома Третьяковых заложили первый кирпич для постройки нового помещения галереи, ей было пять лет. На ее глазах строилась галерея, происходила развеска картин, открыли свободный доступ для посетителей.

Решение Павла Михайловича о передаче в 1892 году своего собрания в дар городу Москве не было для Александры Павловны, как и для всей семьи, неожиданностью. Не было у нее и сожаления – воистину дочь своего отца, она также была убеждена, что это собрание является национальным достоянием. Галерея по-прежнему оставалась для Александры Павловны родным домом, хотя к этому времени она уже была замужем за Сергеем Сергеевичем Боткиным и жила в Петербурге.

Когда после кончины П.М. Третьякова в 1898 году решался вопрос, кто, согласно выраженной в его завещании воле, войдет от семьи в Совет галереи, И.С. Остроухов написал И.Е. Репину: «Все мы надеемся, что семья выберет либо Александру Павловну, либо Сергея Сергеевича, что одно и то же». На что Репин ответил: «Ее никак нельзя обойти. Ближайшая наследница Павла Михайловича, ближе всех знакомая с симпатиями и планами покойного отца. Хотя еще и молодая, но умная, энергичная особа, с большой любовью и пониманием искусства как выросшая в этой галерее».

В Совете галереи Александра Павловна деятельно работала в течение двенадцати лет, после чего ее заменила Вера Павловна. В числе своих задач Совет считал создание мемориальной комнаты и обширной биографии П.М. Третьякова. В сборе архивных материалов для осуществления этого Александра Павловна принимала самое активное участие. Занималась она и отбором произведений для галереи на всевозможных выставках и в мастерских художников.

Более других дочерей Александра Павловна унаследовала от отца и влечение к собирательству произведений искусства. Определенным толчком к развитию этого влечения послужил ее брак с Сергеем Сергеевичем Боткиным. Пошедший по стопам отца, Сергея Петровича Боткина, он стал известным медиком, профессором Военно-медицинской академии. В семье Боткиных любовь к искусству и страсть к коллекционированию являлись фамильной чертой. Дядя Сергея Сергеевича, Михаил Петрович Боткин, был известным живописцем; другой дядя, Дмитрий Петрович, имел одну из лучших в России коллекций западной живописи; крупными коллекционерами стали его двоюродные братья – Петр и Сергей Ивановичи Щукины.

Сергей Сергеевич собирал произведения русского искусства, главным образом рисунки русских художников. В 1901 году журнал «Новое время» назвал его коллекцию такой богатой и редкой, «которой может, пожалуй, позавидовать даже и Третьяковская галерея». Безусловно, в пополнении этой коллекции участвовала и Александра Павловна.

Дом Боткиных в Петербурге был таким же уютным и гостеприимным, как и дом Третьяковых в Москве. И как когда-то в семье Третьяковых, в доме Боткиных постоянно бывали художники, музыканты, артисты. Следуя семейным традициям, Сергей Сергеевич и Александра Павловна постоянно оказывали художникам материальную помощь. Когда из-за недостатка средств был на грани закрытия журнал «Мир искусства», Боткины поддержали его материально, причем сделано это было, по словам Д. Философова, «без шума, как-то незаметно и скромно».

Скоропостижная кончина Сергея Сергеевича в январе 1910 года была страшным потрясением не только для семьи, но и для всех друзей и знакомых. После смерти мужа судьба коллекции стала предметом особой заботы Александры Павловны. В 1912 году она начала работать над подготовкой издания иллюстрированного каталога, но начавшаяся Первая мировая война и последовавшая затем революция помешали осуществлению ее замысла. За неделю до октябрьского переворота Александра Павловна, по совету П.И. Нерадовского, отдала коллекцию на временное хранение в Русский музей, где она и находится по сию пору.

Дом Боткиных в Петербурге был национализирован и передан под коммунальные квартиры. Александра Павловна вернулась в Москву, где жила ее старшая дочь Шура, ставшая женой артиста Московского Художественного театра К.П. Хохлова. По странному скрещению судеб отец Константина Павловича, Павел Иванович Хохлов, когда-то был служащим в магазине П.М. Третьякова, о нем вспоминает в своей книге В.П. Зилоти.

В начале двадцатых годов Александре Павловне, как и большинству людей ее круга, пришлось перенести многие тяготы того времени – лишение в правах, уплотнение, отсутствие средств, полуголодное существование в перенаселенной коммунальной квартире и, главное, расставание с близкими – уехавшими, арестованными, расстрелянными, исчезнувшими навсегда.

Но, несмотря на все пережитое, Александра Павловна никогда не жаловалась. Она помогала дочерям – Александре, ставшей киноактрисой, и Анастасии, работавшей в театральном музее в Ленинграде, воспитывала внука, вновь вернулась в галерею, где много лет была членом ученого совета, а в 1937 году начала работать над книгой об истории создания Третьяковской галереи. Эту книгу, первое издание которой вышло в 1951 году, а сейчас готовится шестое, Александра Павловна посвятила памяти отца – Павла Михайловича Третьякова.

Семья Третьяковых
1781

Купеческий род Третьяковых ведет свою историю из уездного города Малоярославца Калужского наместничества, откуда в 1774 году в Москву прибыл прадед П.М.Третьякова Елисей Мартынович (1704–1783) с женой и сыновьями.

Следующие поколения Третьяковых успешно расширяли торговлю и приумножали капиталы. Особенно хорошо шли дела у Михаила Захаровича Третьякова (1801–1850), чему способствовала его удачная женитьба на дочери крупного коммерсанта по экспорту сала в Англию Александре Даниловне Борисовой (1812–1899). 15 (27) декабря 1832 года у них родился первенец, будущий основатель знаменитой художественной галереи Павел Михайлович Третьяков. После него родились Сергей (1834–1892), Елизавета (1835–1870), Даниил (1836–1848), София (1839–1902), Александра (1843–1848), Николай (1844–1848), Михаил (1846–1848), Надежда (1849–1939).

В 1848 году семью постигло горе: от скарлатины умерло четверо детей, а в 1850 году скончался и сам Михаил Захарович Третьяков. После его смерти все движимое и недвижимое имущество досталось двум сыновьям, Павлу и Сергею, которые успешно продолжили торговое дело отца.

Третьякова Александра Даниловна. 1890

Мать оставалась полной хозяйкой в доме. Согласно последней воле Михаила Захаровича, старшая из сестер Елизавета, которой только минуло 15 лет, готовилась выйти замуж за старшего доверенного приказчика Василия Дмитриевича Коншина. Желая, чтобы Коншин вошел в дело, М.З.Третьяков решил скрепить сотрудничество браком. Родные не вняли отчаянным мольбам дочери, и в 1852 году Елизавета, покорная воле отца, вышла замуж. В связи с этим браком ранее был куплен поместительный дом в Москве, в районе современных Толмачевских переулков, куда въехали семья Третьяковых и супруги Коншины.
До 1859 года купеческие дела велись от имени Александры Даниловны Третьяковой, которая “временно” считалась купчихой 2-й гильдии. 1 января 1860 года открылся торговый дом “П. и С. братья Третьяковы и В.Коншин”.

Третьяков Сергей Михайлович. 1856

К этому времени младший из братьев Третьяковых Сергей уже был женат, в 1856 году состоялась его свадьба с Елизаветой Сергеевной Мазуриной (1837–1860). К сожалению, счастливый брак длился недолго, родив сына Николая (1857–1896), Елизавета Сергеевна вскоре умерла. В 1868 году Сергей Михайлович вступил во второй брак с Еленой Андреевной Матвеевой.

Старший из братьев Павел долго не женился. Лишь в августе 1865 года состоялась его свадьба с Верой Николаевной Мамонтовой (1844–1899), двоюродной сестрой известного мецената Саввы Ивановича Мамонтова (1841–1918). Было положено начало долгой счастливой семейной жизни. В 1866 году родилась старшая дочь Вера (1866–1940), затем Александра (1867–1959), Любовь (1870–1928), Михаил (1871–1912), Мария (1875–1952), Иван (1878–1887). В семье все любили друг друга. Павел Михайлович Третьяков писал жене: «Искренно от всей души благодарю Бога и тебя, что мне довелось сделать тебя счастливой, впрочем, тут большую вину имеют дети: без них не было бы полного счастья!» Через много лет, вспоминая об этих днях, старшая из дочерей Вера Павловна напишет в своих воспоминаниях: «Если детство может действительно быть счастливым, то мое детство было таковым. То доверие, та гармония между любимыми людьми, любившими нас и о нас заботившимися, было, мне кажется, самым ценным и радостным». В 1887 году от скарлатины, осложненной менингитом, умер Ваня, всеобщий любимец, надежда отца. Горю Павла Михайловича не было предела.

Читайте также:  Дети принцессы Дианы

Второй сын, Михаил, родился больным, слабоумным и никогда не приносил родителям радости. Дочь Третьякова Александра вспоминала: «С этого времени характер отца сильно изменился. Он стал угрюм и молчалив. И только внуки заставили былую ласку проявляться в его глазах».

Семья П.М.Третьякова. Слева направо: Вера, Иван, Вера Николаевна, Михаил, Мария, Мария Ивановна, Павел Михайлович, Александра, Любовь. 1884

В 1887 году старшая дочь Вера вышла замуж за талантливого пианиста Александра Ильича Зилоти, двоюродного брата композитора С.В.Рахманинова. Вера и сама была способной пианисткой. Родственник Третьяковых композитор П.И.Чайковский советовал ей поступить в консерваторию. Но Павел Михайлович Третьяков придерживался традиционных взглядов на воспитание детей: он дал дочерям прекрасное домашнее образование. Музыка, литература, иностранные языки, концерты, театры, художественные выставки, путешествия – вот составляющие домашнего воспитания в семье Третьяковых. В их доме бывали художники, писатели, музыканты, в том числе И.С.Тургенев, П.И.Чайковский, А.Г.Рубинштейн, И.Е.Репин, И.Н.Крамской, В.М.Васнецов, В.Г.Перов, В.Д.Поленов и многие, многие другие.

Третьяковы любили путешествовать, с детьми и без детей, по родной стране и за границу. Сам Павел Михайлович каждый год совершал дальние долгие поездки. Уже в конце своей жизни, восторгаясь красотами природы в Пиренеях, он писал жене: «Опять чувствовал, что стоит жить, чтобы видеть и наслаждаться этим высшим наслаждением».

И Павел Михайлович, и Вера Николаевна были людьми тонко чувствующими природу, искусство, музыку. Их дети выросли такими же. Старшая дочь вышла замуж за музыканта и была всю жизнь с ним счастлива. Любовь Павловна еще при жизни отца с его благословения вышла замуж за художника Н.Н.Гриценко.

Во втором браке она была замужем за знаменитым художником Л.С.Бакстом, известным не только своими картинами, но и оформлением балетов для Русских сезонов С.П.Дягилева в Париже. Две другие дочери вышли замуж за братьев Боткиных, сыновей известного врача-клинициста Сергея Петровича Боткина (1832–1889). Александра – за врача и коллекционера Сергея Сергеевича Боткина, Мария – за военного моряка, врача, изобретателя, путешественника Александра Сергеевича Боткина.

Павел Михайлович Третьяков не препятствовал знакомствам дочерей, хотя и пытался повлиять на их выбор. Обеспечив семью материально, он считал, что деньги должны служить лучшим целям, чем просто растрачивание на сиюминутные нужды.

Дочери и зятья П.М.Третьякова. Слева направо: Л.П.Гриценко, А.И.Зилоти, А.П.Боткина, Н.Н.Гриценко, В.П.Зилоти, С.С.Боткин. 1894

Сохранилось письмо П.М.Третьякова дочери Александре, где он пишет:

«Моя идея была с самых юных лет наживать для того, чтобы нажитое от общества вернулось бы также обществу (народу) в каких-либо полезных учреждениях [подчеркнуто сост.]; мысль эта не покидала меня никогда во всю жизнь… Обеспечение должно быть такое, какое не дозволяло бы человеку жить без труда».

Сам Павел Михайлович много трудился и имел мало свободных минут.

Большую часть времени отнимали торгово-промышленные дела – управление Костромской льнопрядильной фабрикой, магазины и другие, а все оставшееся время посвящалось любимому детищу – галерее (посещение выставок, художников, строительные работы в галерее, развеска, составление каталога и т.п.). Была еще и благотворительная деятельность. Много сил отдал П.М.Третьяков Арнольдовскому училищу для глухонемых, попечителем которого являлся. Он также принимал участие в деятельности Православного миссионерского общества, занимался попечительством о бедных, состоял членом Коммерческого суда, и конечно был членом разных обществ – художественных, благотворительных, коммерческих. Много хорошего сделал Павел Михайлович за свою жизнь, да и потом… По его завещанию большие суммы денег были выделены на содержание галереи, на Арнольдовское училище, на различные стипендии и т.п.

П.М.Третьяков скончался 4 (16) декабря 1898 года, через 3 месяца умерла его жена Вера Николаевна.

  • Выставки
  • События
  • Коллекции
  • Экскурсии
  • Контакты
  • Поддержка музея
  • Интернет-Магазин
  • Билеты
  • Для СМИ

Бесплатные билеты можно получить в кассах музея или онлайн в одном заказе с платным билетом (полным или льготным) в предварительной продаже или в день посещения. Обратите внимание, что все услуги Галереи, в том числе экскурсионное обслуживание, оплачиваются в установленном порядке. Условия бесплатного посещения временных выставок могут отличаться. Информацию уточняйте на страницах выставок.

Каждую среду вы можете бесплатно посетить постоянную экспозицию «Искусство ХХ века» в Новой Третьяковке (билеты можно получить только в кассах непосредственно в день посещения).

Право бесплатного посещения предоставляется в следующие дни для определённых категорий граждан в порядке общей очереди (обратите внимание, что условия льготного посещения временных выставок могут отличаться. Информацию уточняйте на страницах выставок):

Один раз в месяц — последняя суббота месяца: для членов многодетных семей (граждане России и стран СНГ) по удостоверению многодетной семьи, свидетельствам о рождении детей или справке, выданной органом в сфере социальной поддержки населения, паспорту РФ;

Один раз в месяц — первое воскресенье каждого месяца: для учащихся средних и средних специальных учебных заведений (старше 18 лет) (граждане России и стран СНГ) по продленному на текущий учебный год студенческому билету или социальной карте учащегося;

Один раз в месяц — первое воскресенье каждого месяца студенты-держатели карт ISIC имеют право бесплатного посещения экспозиции «Искусство XX века» Новой Третьяковки.

В День народного единства — 4 ноября — Третьяковская галерея работает с 10:00 до 18:00 (вход до 17:00). Вход платный.

Расписание работы экспозиций и выставок 4 ноября:

  • Третьяковская галерея в Лаврушинском переулке, Инженерный корпус и Новая Третьяковка — с 10:00 до 18:00 (кассы и вход до 17:00)
  • Музей-квартира А.М. Васнецова и Дом-музей В.М. Васнецова — закрыты

Вход платный.

Обратите внимание, что условия льготного посещения временных выставок могут отличаться. Информацию уточняйте на страницах выставок.

Право льготного посещения Галереи, кроме случаев, предусмотренных отдельным распоряжением руководства Галереи, предоставляется при предъявлении документов, подтверждающих право льготного посещения. Посетители приобретают льготный билет и посещают музей в порядке общей очереди.

  • пенсионеры (РФ и СНГ). По пенсионному удостоверению гражданина РФ или документу, удостоверяющему личность, с указанием даты рождения, социальной карта москвича;
  • учащиеся средних и средних специальных учебных заведений (от 18 лет) (РФ и СНГ) по продленному на текущий учебный год студенческому билету или социальной карте учащегося;
  • студенты высших учебных заведений РФ, а также иностранные студенты, обучающиеся в российских высших учебных заведениях. По продленному на текущий учебный год студенческому билету. Действие пункта не распространяется на лиц, предъявляющих студенческие билеты «студентов-стажеров»;
  • студенты, владеющие картой ISIC, вход на постоянную экспозицию «Искусство ХХ века» в Новой Третьяковке. По карте ISIC;
  • члены многодетных семей (РФ и СНГ). По удостоверению многодетной семьи, свидетельствам о рождении детей или справке, выданной органом в сфере социальной поддержки населения, паспорту РФ.

Право бесплатного посещения основных и временных экспозиций Галереи, кроме случаев, предусмотренных отдельным распоряжением руководства Галереи, предоставляется для следующих категорий граждан при предъявлении документов, подтверждающих право бесплатного посещения:

  • лица, не достигшие 18-летнего возраста. По свидетельству о рождении (для граждан РФ, не достигших 14-летнего возраста), национальному или заграничному национальному паспорту;
  • студенты факультетов, специализирующихся в сфере изобразительного искусства средних специальных и высших учебных заведений России, вне зависимости от формы обучения (а также иностранные студенты, учащиеся в российских ВУЗах). Действие пункта не распространяется на лиц, предъявляющих студенческие билеты «студентов-стажеров». По продленному на текущий учебный год студенческому билету соответствующего учебного заведения или справке с места обучения с указанием факультета (если факультет не указан в студенческом билете);
  • ветераны и инвалиды Великой Отечественной войны, участники боевых действий, бывшие несовершеннолетние узники концлагерей, гетто и других мест принудительного содержания, созданных фашистами и их союзниками в период Второй мировой войны, незаконно репрессированные и реабилитированные граждане (граждане России и стран СНГ). По удостоверению соответствующей категории;
  • военнослужащие срочной службы Российской Федерации. По военному билету с записью, подтверждающей прохождение военной службы по призыву;
  • Герои Советского Союза, Герои Российской Федерации, Полные Кавалеры «Ордена Славы» (граждане России и стран СНГ). По удостоверению о присвоении соответствующего звания;
  • инвалиды I и II группы, участники ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС (граждане России и стран СНГ). По удостоверению соответствующей категории и удостоверению участника ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС;
  • один сопровождающий инвалида I группы (граждане России и стран СНГ);
  • один сопровождающий ребенка-инвалида (граждане России и стран СНГ);
  • художники, архитекторы, дизайнеры — члены соответствующих творческих Союзов России и ее субъектов, искусствоведы — члены Ассоциации искусствоведов России и ее субъектов, члены и сотрудники Российской академии художеств. По удостоверению члена соответствующей организации;
  • члены Международного Совета музеев (ICOM). По членской карте ICOM;
  • сотрудники музеев системы Министерства культуры РФ и соответствующих Департаментов культуры, сотрудники Министерства культуры РФ и министерств культуры субъектов РФ. По удостоверению музейного сотрудника, удостоверению члена общественного совета при Министерстве культуры России;
  • волонтеры программы «Спутник». По карте «Спутник» в комплекте с паспортом или иным документом, удостоверяющим личность;
  • гиды-переводчики, имеющие аккредитационную карту Ассоциации гидов-переводчиков и турменеджеров России, в том числе сопровождающие группу иностранных туристов;
  • один преподаватель учебного заведения и один сопровождающий группу учащихся средних и средних специальных учебных заведений (при наличии экскурсионной путевки, абонемента)(граждане России и стран СНГ);
  • один преподаватель учебного заведения, имеющего государственную аккредитацию образовательной деятельности при проведении согласованного учебного занятия и имеющий специальный бейдж (граждане России и стран СНГ);
  • один сопровождающий группу студентов или группу военнослужащих срочной службы (при наличии экскурсионной путевки, абонемента и при проведении учебного занятия) (граждане России).

Бесплатные билеты можно получить в кассах в предварительной продаже и в день посещения, а также онлайн в одном заказе с одним платным (полным или льготным) билетом.

Как выглядят и чем занимаются дети советского вратаря Третьяка. Сын Дмитрий и дочь Ирина не стали спортсменами

История большой и счастливой семьи.

В 2020-м мы можем наблюдать за детьми известных спортсменов практически в режиме онлайн — слава инстаграму и другим социальным сетям. Сейчас никого не удивляет, что сын Евгений Плющенко и Яны Рудковской в 7 лет готов мериться популярностью со своими родителями. Несколько десятков лет назад все было по-другому — даже о личной жизни мировых звезд могло быть известно очень немногое. Sport24 пытается исправить эту несправедливость и рассказывает о детях лучшего хоккейного вратаря XX века Владислава Третьяка.

Свадьба голкипера с его избранницей Татьяной состоялась в августе 1972-го, а первенец в их семье появился меньше чем через год. Сына назвали Дмитрием.

«Это случилось в мае. На День пионерии. Я как раз только вернулся с чемпионата мира. Принес домой торт-безе, а беременная Таня взяла и в один присест его уговорила. Ну и заболел у нее живот. Мы думали, переела, пешком пошли в больницу, благо она недалеко. Там у меня Таню и забрали. Я ужасно расстроился: мне, студенту института физкультуры, Таня в тот момент контрольную готовила — сессия ж была на носу. Мало того что не закончила, так еще на титульном листе написала: «Контрольная работа студентки Третьяк В.» (я этого не заметил, за что потом и влепили двойку). А ночью звонок: «У вас сын родился!»

РИА Новости

Третьяк хоть и находился 11 месяцев на сборах, но успел познать все прелести отцовства:

«Это сейчас есть памперсы, и у мужиков не жизнь, а халява! А раньше… Я вручную стирал пеленки, потом аккуратненько их гладил. Орущего младенца на руках носил — укачивал. Надо сказать, что Димка у меня на руках засыпал мгновенно — видно, от ужаса: так сильно я его тряс…»

РИА Новости

Еще через три с половиной года Татьяна осчастливила мужа дочкой. В день рождения Ирины его отец находился на другом континенте:

«Я был в Хьюстоне. Прибежал на каток, говорю: «У меня дочь родилась». С нами вместе тогда канадцы раскатывались, так они обрадовались, словно чемпионат выиграли. Наши же — ноль эмоций. Наши на выезде вообще всего боялись и ничему не радовались. Поскольку тренеры радости не поощряли. Аргумент: обрадуются — напьются — играть плохо будут. Хотя в команде никто и не пил по большому счету. Вечером после игры я всем сказал: «Ребята, это дело надо отметить!»

РИА Новости

В итоге рождения Ирины Третьяк праздновали и канадские, и советские хоккеисты:

«Говорю: «Вот у меня есть 200 долларов — гуляем!» Для меня тогда это были огромные деньги. Так канадцы, молодцы, сами сгоняли, купили всем мороженого, пирожных… Ну, ночью ко мне в номер, понятное дело, подтягивалась то «тройка» «Спартака», то «тройка» ЦСКА, мы по чуть-чуть пили шампанское и заедали оставшимися пирожными… Саму Иришку я увидел первый раз уже ближе к Рождеству. Пару дней побыл дома, потом опять пришлось уезжать…»

Третьяк просто не мог не отдать сына в хоккейную секцию, но со спортивной карьерой у Дмитрия не сложилось. Возможно, сказался тот факт, что он все детство провел рядом с мамой.

«Жена по профессии — преподаватель русского языка и литературы. Но, когда 17-го мы поженились и стали ждать первенца, сразу решили: она посвятит себя семье и детям. Я все время в командировках, помощи от меня никакой. Это был самый разумный выход из положения. В итоге весь Танин педагогический опыт был использован в семье. Пока Дима в школу не пошел, Таня жила с детьми в Монино, ближе к своим родителям. Я пытался как-то дистанционно заниматься воспитанием сына, приобщить его к спорту. Отдали было Димку в хоккей, но рвения у него никакого не обнаружилось. Решили парня не насиловать. Не спортивный у него характер, спокойный он, домашний».

В итоге Дмитрий выбрал карьеру стоматолога, зато его сын Максим стал хоккейным вратарем. До успехов деда он, конечно, не добрался, но на юниорском уровне успел даже поиграть за сборную России.

севернаяправда.рф

Дочь Третьяка тоже не стала спортсменкой, Ирина — успешный юрист и мама двух дочерей.

РИА Новости

Великий вратарь смог добиться успеха и в личной жизни, его большая и счастливая семья этому лучшее подтверждение.

РИА Новости

Тайная наследница Третьяковки

Екатерина Хохлова: “Мой предок деньги попусту не тратил”

Она категорически отказывается фотографироваться. Не разрешает делать фото детей и внуков. Хотя, казалось бы, уж кого-кого, а их москвичи должны знать в лицо. Но. “Нам не нужна публичность. Мой прапрадедушка, который вас так интересует, был очень скромным человеком” — такая вот позиция у. единственного живущего в России потомка Третьякова.

И тем не менее Екатерина Сергеевна Хохлова согласилась рассказать о своем знаменитом предке. И об удивительных фактах из жизни галереи, например:

— При расширении здания галереи нарушили завещание основателя легендарной Третьяковки;

Купец Третьяков, тративший тысячи рублей серебром на искусство, в быту считал каждую копейку;

Из-за кражи четырех картин галерею закрыли на два года.

Легендарной Третьяковке — 150 лет! За полтора века она превратилась из хранилища предметов искусства в известную на весь мир галерею. Особняк в Лаврушинском переулке значится в туристических проспектах гостей из российской глубинки, иностранцев и правительственных делегаций. Казалось бы, о государственном музее известно все. Однако. Праправнучка мецената Екатерина Хохлова назначила встречу в издательстве, где она работает главным редактором.

В ее кабинете чувствуется хозяйская рука: чисто, опрятно, каждая вещь знает свое место. Она приветливо улыбается и предлагает чаю. Я внимательно рассматриваю Екатерину Сергеевну — высокая, светловолосая, с крупными чертами лица.

“Павел Третьяков и его жена Вера Николаевна (урожденная Мамонтова) имели шестерых детей: Вера, Александра, Любовь, Мария, Михаил, Иван. От скарлатины в возрасте восьми лет умер Ваня. А Миша родился больным и был недееспособным — скончался, не дожив до совершеннолетия.

Вера вышла замуж за пианиста Александра Зилоти. Мужем Александры стал известный врач Сергей Боткин, а его брат Александр, тоже доктор, женился на Марии. Любовь в первом браке была замужем за художником Николаем Гриценко, а во втором — за живописцем Львом Бакстом. Во время революции из России не уехала только одна дочь Третьякова — Александра Павловна. На сегодняшний день потомки знаменитого мецената остались только от двух его отпрысков: Веры и Александры. Наследники первой живут в США. Кстати, в этом году они впервые приедут на родину своего знаменитого предка. Потомки от Александры проживают в России — это и есть Екатерина Сергеевна Хохлова”.

Читайте также:  Дети Любови Полищук - фото, биография, личная жизнь, мужья

— Екатерина Сергеевна, вы похожи на своего знаменитого предка Павла Третьякова?

— Если судить по семейным фотографиям, я похожа на свою прабабушку Александру Павловну, вторую по старшинству дочь Павла Михайловича. Хорошо ее помню — когда она умерла, мне было уже 12 лет. В моей памяти она осталась сдержанной, даже молчаливой. По характеру бабушка была очень похожа на своего отца. И Третьяковской галерее она посвятила всю свою жизнь.

— Каким же был легендарный меценат?

— Павел Михайлович был очень скромным, даже застенчивым. В молодости друзья прозвали Третьякова Архимандритом. Он рано повзрослел, после смерти отца в 20 лет уже вел дела вместе с матерью Александрой Даниловной, а в 24 начал собирать картины русских художников. Удивительно, что в первом своем завещании, написанном, когда ему было всего 28 лет, Павел Михайлович уже выразил желание передать свое собрание народу.

Одной из первых картин, купленных Третьяковым, была “Стычка с финляндскими контрабандистами” Худякова. Это случилось в 1856-м, и именно этот год считают временем рождения галереи. Первоначально полотна размещали в гостиной дома Третьяковых в Лаврушинском переулке. Однако когда к 1872 году коллекция уже насчитывала около 150 работ, купец принял решение специально для картин отстроить двухэтажное здание. Новое хранилище примыкало к южной стене дома. Два зала соединялись внутренним переходом с жилой частью, но имели отдельный вход с улицы. В августе 1892 года меценат передал собрание в дар Москве.

Благодарные потомки не выполнили завет знаменитого купца — не перестраивать галерею. Об этом он просил в специальной приписке к завещанию. Как известно, в XX столетии здание Третьяковки не раз расширялось.

Интересная деталь — Павел Михайлович частенько задумывался: не обижает ли своих домашних тем, что довольно много времени посвящает галерее. В одном из писем даже признается: дескать, размышлял над вопросом, кого любит больше — галерею или жену. Пришел к выводу — все же супругу. Кстати, женитьба Третьякова на красавице Вере Николаевне произвела в московском обществе эффект разорвавшейся бомбы. Ведь в юности Третьякова выделяли за скромность и сдержанность. Например, Павел Михайлович не пропускал ни одного поста. Правда, постился знаменитый купец весьма оригинальным образом: ел бифштекс и пил вино — ничего больше. Так он себя “сдерживал”.

— Екатерина Сергеевна, правда, что основатель галереи терпеть не мог, когда его хвалили?

— Это правда. Он не любил быть в центре внимания и старался избегать торжеств, связанных с его чествованием. Когда в 1894 году был с большой помпой устроен съезд художников и любителей художеств в честь открытия городской Третьяковской галереи, Павел Михайлович под предлогом дел уехал в Петербург.

— В таком случае ему бы не понравились торжественные мероприятия по случаю нынешнего юбилея галереи?

— Думаю, что ему бы понравились выставки, которые в эти дни открывает галерея. А вот на торжественном вечере в Колонном зале он вряд ли бы присутствовал. Ведь помимо особенностей его характера надо учитывать отношение Павла Михайловича к делу — а галерея была не менее важным делом его жизни, чем предпринимательская деятельность. Он не тратил время просто так, на разговоры. И деньги тоже не тратил попусту. Считал, что нужно уметь жить так, чтобы не просить. Когда его старшая дочь Вера вышла замуж за музыканта Александра Зилоти, в начале совместной жизни молодые испытывали финансовые затруднения. И тогда моя прабабушка написала Павлу Михайловичу письмо с просьбой помочь Вере. В ответном письме Третьяков высказал свою точку зрения, которая, по-моему, и в наши дни очень актуальна.

Из письма Павла Третьякова: “Для родителей обязательно дать детям образование и воспитание и вовсе не обязательно обеспечение. (. ) Обеспечение должно быть такое, какое позволяло бы человеку жить без труда”.

Известно, что Третьяков в ведении хозяйства учитывал каждую копейку. В галерее до наших дней сохранились расходные ведомости знаменитого купца.

Наталья Примак работает в архиве музея с 1955 года. Она показывает уникальный документ: аккуратно в столбик выписаны расходы за год — на содержание дома, на еду, на лошадей, на Веру Николаевну (жену), на сено, на экипаж, на прислугу, на дочерей, на платье у портнихи-француженки. Именно эти списки свидетельствуют о том, что богатейший купец того времени был чрезвычайно экономным. Например, на путешествие по Европе тратил 500—600 рублей. Для сравнения: его жена — около четырех тысяч. В конце XIX века на 200 рублей можно было снимать двухэтажный дом, содержать прислугу и кухарку, да еще ни в чем себе не отказывать целый год.

Наталья Примак объясняет бережливость Третьякова тем, что он знал цену деньгам. Ведь свое состояние меценат нажил сам, а не получил по наследству. Но своей красавице-жене не отказывал в дамских радостях: шить туалеты у лучших портних-француженок являлось нормой. Сам же заказывал новый сюртук, когда старый уже приходил в негодность.

— Екатерина Сергеевна, Третьяковы во время революции уехали из России. И только одна его дочка — ваша прабабушка Александра Павловна — осталась. Наверное, натерпелась во время сталинских репрессий?

— Александру Павловну не арестовывали и не ссылали. Но морально ей, конечно, пришлось тяжело. Ведь у них была большая и очень дружная, любящая семья. Третьяковы состояли в родстве с Мамонтовыми, Якунчиковыми, Алексеевыми. Между ними было духовное родство и общий круг интересов, почти все они любили искусство, музицировали, собирали живопись. После революции из всей этой многочисленной семьи Александра Павловна осталась почти одна.

Какое у нее было в те годы состояние, видно, например, из письма, написанного ею в 1918 году, вскоре после расстрела царской семьи, вместе с которой был расстрелян и родной брат ее мужа, доктор Евгений Сергеевич Боткин. Но никогда ни Александра Павловна, ни ее дочь, моя бабушка Александра Сергеевна Хохлова, не жаловались на судьбу или на советскую власть, никогда не жалели о том, что потеряли какие-то материальные блага. В 20-е годы, как многие из “бывших”, они были объявлены “лишенцами”, так называли лиц, лишенных целого ряда прав при советской власти. В начале 30-х бабушку, которая была актрисой (“На красном фронте”, “Луч смерти”. — О.Х.), запретили снимать в кино. Но она преподавала во ВГИКе и даже как режиссер сняла несколько фильмов (“Мы с Урала”, “Саша”, “Игрушки”. — О.Х.).

В семье Третьяковых жены были преданы мужьям. Судите сами. Вера Николаевна не препятствовала Павлу Михайловичу, даже когда муж тратил бешеные деньги на покупку картин. Ведь когда купец приобрел несколько полотен Верещагина, по Москве пошел слух: Третьяков сошел с ума — потратил 90 тысяч на искусство.

Но больше всего Павел Михайлович мечтал купить галерею тайного советника Федора Прянишникова, где были собраны лучшие полотна русской живописи: Боровиковский, Федотов. А еще легендарный меценат всю жизнь хотел приобрести “Тайную вечерю” Ге. Но она ему не досталась — полотно купил великий князь. Самая любимая работа купца — “Христос в пустыне” Крамского — все же оказалась в галерее. Кстати, из-за этого полотна между Третьяковым и Толстым разгорались жаркие многочасовые споры. Лев Николаевич уверял, мол, лучшие работы на тему Христа у Николая Ге, Третьяков не сомневался — у Крамского.

Для легендарного мецената настоящим шоком стали факты воровства в галерее. Ведь к 1891 году из дома в Лаврушинском злоумышленники похитили четыре картины. Павел Михайлович распорядился закрыть галерею на долгих два года. Позже два полотна все же удалось вернуть.

Между тем после 17-го года и по сей день в галерее не было ни одной кражи. Несмотря на то что даже в конце 50-х в легендарной Третьяковке система сигнализации отсутствовала. Ночные дежурные, в распоряжении которых был только телефон, запирали входную дверь и каждые два часа залы внимательно осматривали. На всякий случай. Только в 90-х в Третьяковке установили суперсовременную сигнализацию. Сегодня в галерее три рубежа охраны. Первый: сигнализация установлена на дверях и окнах. Второй: так называемые объемники. То есть, если грабитель сумеет пробраться уже внутрь галереи, сигнализация сработает на колебания воздуха. И третий: каждый предмет подключен к индивидуальной сигнализации. В галерее выставляется больше тысячи экспонатов.

— Какие традиции сохранились в вашей семье со времен Третьякова?

— Самым любимым праздником всегда была Пасха. Еще отмечали то, что не принято было в советское время, — именины. У меня до сих пор хранятся вещи, подаренные прабабушкой: старинный игрушечный кошелечек, вышитая бисером маленькая сумочка — то, что ей подарили в детстве. Детские книги, на одной из которых есть надпись о том, что Павел Михайлович подарил ее своей дочери Александре, когда той исполнилось девять лет. Теперь эту книгу — “Путешествие юного натуралиста” — в нашей семье с удовольствием читает уже шестое поколение.

— Получается, вам удалось что-то сохранить, несмотря на революцию?

— Конечно, какие-то вещи остались, хотя в 20-е и 30-е годы многое было продано. Ведь надо было на что-то жить. В те годы открылись магазины, которые назывались “Торгсин” — торговля с иностранцами. Туда сдавали вещи многие из так называемых бывших. Но продавали только то, без чего можно было прожить. А вот семейные фотографии, письма, какие-то безделушки, которые, может быть, и ценности материальной не имели, сохраняли. Моя прабабушка увлекалась фотографией. Она снимала членов семьи, друзей, а среди них были люди знаменитые: например, Сергей Дягилев, Вацлав Нижинский, Тамара Карсавина, Александр Бенуа, Константин Станиславский, актеры Московского художественного театра, и фотографии наклеивала в альбомы. Так эти огромные альбомы уцелели, несмотря на все перемены и переезды, и до сих пор хранятся у нас дома, в книжных шкафах, которые, кстати, стояли еще в подмосковном имении Куракино, где Третьяковы обычно проводили лето.

— Читала, что Третьяков подарил в приданое дочерям жемчуг на сумму в четыре тысячи рублей.

— Возможно, хотя я никогда про это не слышала. Ни прабабушка, ни бабушка никогда на моей памяти не имели драгоценностей. А по поводу вещей могу рассказать одну забавную историю. Несколько лет назад я передала в Третьяковку большой ящик, в котором Вера Николаевна, жена Павла Михайловича, хранила столовое серебро. Спустя какое-то время этот ящик готовили к экспозиции, а когда открыли, то обнаружили в нем второе дно, где со времен Третьяковых оставалось 12 столовых ножей. И мы с Третьяковкой поделили их поровну.

— Екатерина Сергеевна, отношения с родственниками, которые оказались за границей, сохранились?

— В начале 30-х все связи были прерваны, а сегодня мы стараемся их наладить.

Третьяков потратил на туркестанские полотна Верещагина 90 тысяч рублей. В пересчете на сегодняшние деньги эта сумма составляет порядка 9 миллионов долларов!

На эту сумму в наши дни можно купить: 9 самых дорогих в мире автомобилей — McLaren штучной сборки, или три особняка на Рублево-Успенском шоссе, или 20 роскошных квартир в центре Нью-Йорка. А если добавить еще 5 миллионов, то можно стать владельцем острова в любой части света.

Дети «Ранеток»: сколько детей у участниц забытой группы?

Сериал «Ранетки» сразу же после выхода на экран стал любимым фильмом молодежи и не только. Вся страна наблюдала за историей молодых девчонок, за их перипетиями судеб и интересными жизненными казусами. Популярность фильма среди молодежи зашкаливала, практически все школьницы нашей страны хотели быть похожими на девочек из сериала: так же одевались и красили волосы, даже манерой поведения пытаясь подражать любимым киногероям. До появления фильма «Ранетки» все его главные героини занимались музыкой в одноименной группе.

С момента выхода сериала на экраны прошло уже 11 лет, но всенародная любовь к фильму способствует живому интересу к реальным судьбам главных героинь картины. Сегодня мы с вами расскажем о семейной жизни «Ранеток», поведаем, успели повзрослевшие «Ранетки» обзавестись потомство, и если да, то, сколько у них детей.

Из этой статьи вы узнаете

Наташа Мильниченко

Наташа Щелкова сыграла главную роль в сериале, она талантливо обыграла влюбчивую и немножко наивную Наташу Липатову. Сьемки в сериале стали судьбоносными для девушки. На съемочной площадке молодая и обаятельная девчонка приглянулась продюсеру сериала – Сергею Мильниченко. Начинающая актриса также обратила внимание на харизматичного и целеустремленного продюсера. Большая разница в возрасте (24 года) не смутили ни его, ни ее.

Их роман перерос в крепкую семью. Пара расписалась, а вскоре молодожены радовались маленькой дочке, которая появилась на свет в 2011 году. Любящие родители дали девочке красивое и необычное имя – Рассказа.

Супруги решили не останавливаться на одном ребенке, и вскоре (2013) у них появилась на свет вторая красавица. По доброй семейной традиции девочке подарили эксклюзивное имя – Ива.

Совсем недавно семейное счастье четы Мильниченко пополнилось еще одним крохотным членом семьи. На свет появился долгожданный сын Игорь.

Сейчас Наташе 29 лет и она полностью сосредоточена на воспитании детей.

Евгения Огурцова

Рыжеволосая и харизматичная Женечка по примеру своей киношной подруги после окончания сьемок также активно принялась устраивать личную жизнь. Первый брак Евгении оказался неудачным и в скорости после регистрации распался. Сейчас Жене 29 лет, она второй раз вышла замуж за Анатолия Рамонова. В 2015 году у супругов появился на свет первенец – Марк.

Свою беременность Женя тщательно скрывала, поэтому рождение сына стало неожиданностью для многих ее поклонников.

Елена Третьякова

В отличие от своих коллег по съемочной площадке – Наташи и Жени, которые посвятили себя семьям и детям, Лена продолжила карьеру кинозвезды. Сейчас Елене 30 лет, она по-прежнему занимается карьерой, очень любит свою профессию и не собирается останавливаться на достигнутом. Семьи и детей у Третьяковой пока нет.

Анна Руднева

В сериале Ане выпала роль ранимого подростка, юной девочки, которая очень болезненно реагировала на школьные неурядицы и семейные проблемы. В реальной жизни Анне сейчас 28 лет. Она уже успела второй раз выйти замуж и воспитывает двоих прекрасных детей. Девочку Анну актриса родила от первого брака с Павлом Сердюком.

От второго мужа Дмитрия Белина недавно Аня родила сына, которого назвали Тимофеем. О рождении второго ребенка молодая мама сама написала в социальных сетях. Сообщила она об этом сразу же после радостного события. Как рассказала сама Анна, это была вторая самая тяжелая ночь в ее жизни. Новорожденного малютку мама гордо величала царем зверей и сообщила своим поклонникам, что он чувствует себя отлично. Заранее поблагодарила всех за поздравления.

Сейчас мама двоих деток посвящает себя семейным заботам и воспитанию подрастающего поколения. О своих планах на будущее актриса особо не распространяется.

Валерия Козлова

На долю Валерии выпала роль самой взбалмошной тусовщицы. В сериале она вела беззаботную и веселую жизнь, постоянно посещала увеселительные мероприятия. После сериала успех и слава кинозвезды преследовали девушку по пятам. Она продолжила сниматься в кино. С ее ролью на экран вышли фильмы:

  • «Последний аккорд».
  • «Береговая охрана».

Кроме кино, Валерия успешно занимается музыкой, как сольная исполнительница.
В последнее время Валерия интригует своих поклонников загадочным молчанием, с чем оно связанно журналистам пока не удалось выяснить.

Что касается личной жизни Валерии, то она абсолютно свободна, видимо звезда экрана пока не повстречала своего принца.

Нюта Байдавлетова

Нюта, также как и ее подруги по сериалу занимается музыкой. После распада музыкальной группы «Ранетки», она занялась сольной карьерой. Первую песню Нюта выпустила в 2017 году. Сейчас она продолжает карьеру певицы. Сердце 26 летней красавицы пока свободно.

Дети низкого качества. Что стоит за словами главы социального комитета Рады

Фото: Галина Третьякова

Депутат от “Слуги народа”, глава Комитета Рады по соцполитике и защите прав ветеранов Галина Третьякова угодила в громкий скандал. На видеозаписи ее выступления перед студентами Киевской школы экономики (ведет дискуссию с ее руководителем, экс-главой Минэкономики Тимофеем Миловановым) она высказывается о получателях социальной помощи от государства, называя их “биофитами”. Уточняя: дети, которые появляются у тех родителей, которые рожают их ради получения матпомощи на ребенка, — “очень низкого качества”.

Читайте также:  Сын Елены Яковлевой

Эти и другие фразы вызвали возмущение общества и требования отставки депутата с должности. В свою очередь, коллеги Третьяковой называют ее профессионалом и уточняют: конфликт лежит по линии “комитет — профсоюзы” (и именно профсоюзы атакуют Третьякову), а фразы вырваны из контекста. “Вести” прослушали всю лекцию и сделали свои выводы.

Что именно сказала Третьякова

Первый момент: глава комитета много говорит о завышенной роли профсоюзов в социальном диалоге и их монопольном положении. Мол, нельзя не злоупотреблять своими правами, если ты не имеешь конкуренции.

Они в процессе адвокации, лоббирования своих интересов могут вести монополию. Когда мы стали пытаться включить молодые профсоюзы, началось жесткое столкновение, — говорит Третьякова, приводя в пример премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер, также боровшуюся с профсоюзами. — Тогда правительство отрывало детей от их семей, привозило на другую часть острова, чтобы разорвать их связь с теми основаниями, на которых стояли шахтерские семьи“.

Второй аспект. Третьякова утверждает, что Фонд соцстрахования и Фонд помощи по безработице (оба соответственно распоряжаются 26 млрд грн и 16 млрд грн) ведают, по сути, “публичными средствами”, однако бюджетировать их, т. е. менять назначение и контролировать, Бюджетный кодекс не способен. Ее комитет пытается исправить этот “недочет”, более того, установить контроль над конкретными людьми-распорядителями этих фондов (на предмет коррупции).

В 1960-м профсоюзное движение получило в свое управление 4 тыс. объектов — санаториев, курортов, офисных помещений на $4 млрд. И сегодня юридически это имущество украинское профсоюзное движение присвоило. И средства соцстраха, 3 млрд грн, направляются на оплату этих санаторно-курортных путевок“, — уточняет она.

Третье. Галина Третьякова начинает говорить о “человекоцентризме”, как центровой идее социальных стран, и льготах, которые нужны тем гражданам, которые “в рыночных условиях не могут продать свои способности” (которые, по ее словам, могут действительно быть невостребованными — у молодых людей и пенсионеров). “И вот это население, как правило, которое не может что-либо у общества выменять за свои способности, начинает что-либо требовать. И на самом деле это — “биофиты”, те, кто живет за счет других“, — заключает Третьякова.

Приводит пример: ряд родственников людей, пропавших без вести на Донбассе, знают об их гибели. “Но не хотят констатировать их смерть, ведь за это они получают до 20–30 тыс. грн в месяц“. Говорит о своей “маргинальной соседке”: “На моей площадке она живет. Пьет. Алкоголик, нет постоянной работы — относится к маргинальным слоям, но не криминальным, хоть может стать. В какой степени мы должны помогать за счет публичных средств, сдирая налоги со всех? Мы должны обеспечить половину прожиточного минимума? Целый? Или ночлежку?” (идея заключается в том, чтобы вовсе не давать денег, а обеспечить кров и питание).

Четвертый, наиболее громкий тезис. Продолжая тему “матпомощи”, Галина Третьякова поднимает тему рождения детей социально безответственными семьями.

Мы предоставляем средства. И их использует семья. И рождение ребенка происходит не затем, чтобы предоставить ей равные права, образование, а исключительно, чтобы получить матпомощь. Мы получаем, я жестко скажу, мы получаем детей очень низкого качества“, — заключает депутат, снова приводя в качестве примера Британию (“у них был один лорд, замминистра соцполитики, который сказал, что того, кто “садится” и хочет получать социальное пособие, нужно стерилизовать“) и Сингапур (“Ли Куан Ю вспоминают, сделал хороший Сингапур. Но он кастрировал, стерилизовал женщин, у которых не было высшего образования. Очень жестокими, даже садистскими методами выкорчевывал в нации элементы“).

. И что в этом не так?

Оговоримся сразу: методы Ли Куан Ю, которые на самом деле были не такими жесткими, Третьякова в своей лекции не одобряет. Будучи премьером Сингапура, тот предложил стерилизацию не женщинам, ленившимся получить диплом, а наркоманкам и “асоциальным”, и исключительно на добровольной основе. Плюс предложил им компенсацию из бюджета, равноценную стоимости хорошей квартиры.

Пугает другое. В той беседе Третьякова чувствовала себя раскованно, считая, что находится “среди своих”, и раскрыла свои взгляды на жизнь. Ужасно то, что к простым людям, как она изволила выразиться, “биофитам”, она относится как к батарейкам или носителям парных органов. Что, кстати, уже роскошь сегодня, — иронизирует директор Института развития профсоюзного движения Михаил Чаплыга. — По ее мнению, каждый должен нести прибыль: платить за образование, медицину, вносить налоги. А если он не приносит, а лишь “забирает”, то отнимает что-то у нее лично. И вот поэтому она выступает против профсоюзов, как коллективной формы защиты трудовых прав и законных интересов. У “батареек” не может быть своих интересов“.

Собственно, именно профсоюзы атаковали Третьякову — по всем фронтам, собранно и целеустремленно. К президенту отправилась петиция с требованием ее отставки, сегодня же лидеры профсоюзных движений выступили на пресс-конференции, анонсировав масштабную акцию на 30 июня.

Сама линия конфликта лежит в плоскости “комитет — профсоюзы”. Они борются за свои имущественные комплексы, но ведь те принадлежат каждому украинцу. А что до фраз Третьяковой, так у нас свобода слова. А слова ее вырвали из контекста, — говорит “Вестям” коллега Третьяковой по комитету от “Слуги народа” Сергей Гривко. — А что до детей. Они невиновны. Но я бы сказал мягче. Судить ее я не могу — она сказала ровно так, как сказала”.

Получается, главный конфликт, “зашитый” в фразы о “биофитах” и “детях низкого качества” — между существующей системой защиты прав украинцев и реформами, предлагаемыми нам “слугами”. Точнее, той частью, что ассоциируется с Джорджем Соросом.

Некоторые собеседники “Вестей” отдельно акцентировали, что до парламента Третьякова была экспертом “Реанимационного пакета реформ”, существующего на западные гранты. “Они стремятся уничтожить профсоюзы в пользу крупных работодателей, валят систему по централизованному насчитыванию членских взносов, лишают их права законодательной деятельности, даже контроля за имуществом. Такая, как Третьякова, для них — работодателей — находка, — сказал “Вестям” глава Независимого профсоюза горняков Украины Михаил Волынец. — Второе направление их атаки — Фонд соцстрахования объемом в 30 млрд, который хотят сделать частным“.

“Вести” предприняли попытку связаться с самой Галиной Третьяковой, чтобы предоставить ей слово в этом конфликте. Пока у нас не вышло с ней связаться в силу загруженности (она участник Трехсторонней контактной группы по Донбассу). Однако рассчитываем, что депутат выступит со своей позицией на страницах “Вестей”.

Есть ли проблема?

Цифры, которые так пугают Галину Третьякову, что она говорит о “некачественных” детях, — показательны. К концу осени 2019-го в центрах соцслужб для семей, детей и молодежи состояло более 5,5 тыс. семей в “сложных жизненных обстоятельствах”. По словам замминистра соцполитики Сергея Нежинского, более 1800 детей из таких семей отлучили от родителей и передали на воспитание в учреждения, еще 815 детям удалось помочь без процедуры отлучения.

Ужасна и статистика от Минюста. Каждый пятый ребенок в стране растет без отца (это 3 млн детей). Матери не вписывают отцов в свидетельство о рождении в 20% случаев. В интернатных учреждениях живет более 100 тыс. детей (и лишь 8% из них — сироты).

Что же до безработных старше 15 лет (тех самых “биофитах”, о которых говорит глава комитета), их, по данным Госстата за январь-март 2020 года, в стране насчитывалось 1,548 млн человек. Из них женщин — 755,9 тыс., мужчин — 793 тыс. Если же высчитать из них отдельно безработных женщин репродуктивного возраста, их окажется около 450 тыс.

Что говорят в Facebook

“Вести” приводят только те высказывания пользователей “Фейсбука”, где не содержится обсценная лексика.

Яника Мерило: “Дети не бывают “низкого качества”, как сказала депутатка Галина Третьякова. Иногда мы “не дорабатываем” и недостаточно достойные. Дети всегда прекрасные, что будет дальше, зависит от нас. Стыд”.

Борислав Береза: “Слова про “детей плохого качества” — какой-то треш с запахом нацизма. Как скоро предложат стерилизовать женщин без высшего образования в Украине?”

Олег Постернак: “Вся эта история может вывернуть и заболтать серьезную демографическую проблему — спекулятивную рождаемость в малообеспеченных семьях с целью паразитирования на выплатах из бюджета. Уверен, что отрицать это явление вы не будете”.

Алексей Кущ: “Заявление депутата можно было списать на эмоциональность, мол, сама проблема существует, просто неудачная риторика вышла. Но нет. В Украине количество семей, в которых воспитывается три и больше ребенка, ничтожно мало — на уровне 3%. То есть депутатам провластной коалиции костью в горле стали менее 1% “социально неблагополучных” украинских семей, которые, оказывается, “съели бюджет” и нарожали “некачественных детей”. Но их логика “понятна”: финансовые потоки должны получать 1% “социально благополучных”.

Елена Лукаш: “С отвращением и непониманием, как такое могло пролезть во власть, мы все же должны быть ей очень признательны за то, что маски публично сброшены. Программа действий без стеснения озвучена. Это — сокращение населения Украины”.

Денис Маркишев: “Утро не задалось — посмотрел видео заявления депутата Третьяковой. Ввиду того, что я являюсь историком-любителем, могу сказать: я уже слышал подобные речи. В кинохронике 30-х годов из Германии”.

Игорь Мосийчук: “Слуги” для преодоления бедности предлагают стерилизовать бедных. Я, в отличие от них, вижу лишь один способ преодоления бедности — возрождение нашей промышленности, вследствие чего будут созданы сотни тысяч, а то и миллионы рабочих мест”.

Читайте также:

Подпишитесь на ежедневную еmail-рассылку от создателей газеты номер 1 в Украине. Каждый вечер в вашей почте самое важное, эксклюзивное и полезное. Подписаться.

«Любовь не умирает». Как живёт семья расстрелянного в офисе фармкомпании?

Алеся наклоняется к выгравированному портрету и целует мрамор – на губах погибшего Антона остаётся влажный след. «Человека нет, но любовь не умирает. Я всё так же сильно его люблю».

Почти два года назад мы писали о Третьяковых («АиФ» № 5 за 2013 г., «Была именно любовь»). В день убийства, через полчаса после того как Алеся узнала, что мужа больше нет, тест на беременность показал ей две полоски – положительный результат. Алеся, растившая с мужем двоих сыновей, ждала третьего ребёнка. Мы писали о её истории и публиковали банковский счёт для того, чтобы можно было помочь семье, потерявшей кормильца из-за трагедии в офисе фармацевтической компании 7 ноября 2012 г.

Больничный халатик на плечах крошечной женщины и глаза за стёклами очков, которые глядели не отрываясь, как будто я могла привезти ей ответ – «за что?»; ресницы, которые не мигали; взгляд, который простреливал насквозь. Такой она спустилась ко мне тогда в больничный коридор – лежала на сохранении, вынашивая посланное в утешение дитя. Сейчас, спустя два года, я еду в подмосковный Железнодорожный с машинками уже для троих мальчиков. А Алеся и сейчас смотрит взглядом, от которого хочется спрятаться. Потому что знаешь: ничем не помочь.

– Лечит ли время? Нет, неправда, не лечит. Лечат вот эти заботы, – кивает она на детей.

Два года назад казалось: она не выдюжит. Не вытирая бегущих слёз, Алеся говорила, что 12 лет прожила «за мужем», вот так, раздельно, как за каменной стеной. Рассказывала, что не то что не представляет, как отдавать теперь без него кредит за их скромную «двушку», – даже не знает, в каких банках Антон брал ипотеку. Что муж оберегал её от всего: «Я сама даже продукты из магазина не носила». 150 сантиметров росту, девичья коса, которой когда-то пожертвовала только ради того, чтобы стать ещё краше для мужа – косу отрезали на программе «Модный приговор», сделав вместо неё модное каре. Запись этой передачи теперь для сыновей – доказательство того, что отец когда-то жил: «Мы же были такими бедными – даже видеокамеру не могли купить». Там, в кадре, она казалась хрупкой, как фарфоровая статуэтка.

Закалка горем

Она и теперь такая. Но за эти два года в Алесе Третьяковой выросла сила. Сила, которой не было в той зарёванной девочке в казённом халате. Закалка горем, которая не очерствила. Инс­тинкт выживания, поднявший голову на сквозняке, что хлопал дверями в том больничном коридоре, где она прощалась со старой жизнью – и ждала новую.

Через месяц после смерти мужа, отодвинув гул в голове: «Почему, почему он поехал в тот день, неурочно, на работу – и я его не остановила? Почему не сломал по дороге до офиса ногу или не проколол шину на трассе? За что ты забрал его у меня?» – Алеся записалась на курсы вождения. «Куда ехала – не видела: слёзы застилали дорогу». На практические занятия приходила с детьми, которых не с кем было оставить.

На деньги, полученные от «Риглы» и собранные людьми по копеечке, обменяла старую «двушку» на трёхкомнатную квартиру .

Пережила ещё один удар, когда в первую зиму после смерти супруга на экране телефона определился звонок от старшего сына и чужой женский голос в трубку сказал: «Вашего мальчика сбила маршрутка». Алеся схватилась за беременный живот. А мобильник в кармане в это время автоматически набирал убитого Антона Третьякова.

– Тогда первый раз в жизни я не смогла молиться. Сын дышал, но врачи говорили, что травма несовместима с жизнью. Я понимала, что уже потеряла мужа, а теперь вот-вот могу потерять и старшего ребёнка, и того, что ещё во мне, потому что постоянно сохранялась угроза выкидыша. Понимала – и роптала на Бога. За что? Но ответа всё не было. Снился любимый. «Знаешь? Молишься? Умрёт?» – спрашивала его я. А он строго-престрого смотрел.

Антон, названный так в честь отца, выкарабкался: взрослый, серьёзный мальчик, мамин помощник, ходит сейчас на хор и в театральный кружок, на английский и робототехнику. Главный мужчина в доме – в 12 лет.

На водителя маршрутки, который обещал помогать и исчез, Третьякова в суд подавать не стала: «Вот ТОТ убивал намеренно, а этот – случайно. »

Про Виноградова, убийцу мужа и ещё нескольких человек, она говорит так: «Пустота, пустота душевная на него: недостоин даже мысли».

Алеся родила младшего, которого назвала так, как велел во сне муж: «Он сказал, пусть будет Ваня, – и сын появился на свет в день обретения главы Иоанна Предтечи». Появился недоношенным, 8-месячным, не мог сосать грудь. В день выписки акушерка случайно передала Ваню на руки водителю чужой встречавшей машины, и старший сын горько пресёк поток её поздравлений: «Это не наш папа!» Средний, Коленька, тот, что долго ещё после убийст­ва звонил отцу по телефону и спал с его фотографиями под подушкой, добавил: «Нашего убили. Но он всегда рядом».

«Привет, пап!»

Она справилась со всем. Ей помогали. Слали деньги. Передавали через церковь дет­ские вещи. «Ригла» назначила пенсию и отправила сына, Антона, долечиваться в санаторий. Директор школы взял его в кадетский класс. Родители детей из хора подвозили до дома. Коле по письму следователя дали садик. Незнакомый мужчина «из Интернета» чинил кран, светильник и дверной замок. «Шины, правда, мы с Антошкой меняем сами», – улыбается Алеся. Она справилась со всем.

Только с любовью не справиться. Не справиться с теми днями, которые, как фильм на большом экране, лентой прокручиваются в голове: вот маленький Антон обварился кипятком и на последние 100 руб. Третьяковы ловят машину до травмопункта, а потом Антон-старший, безденежный, бредёт до дома ночью пешком. Вот муж играет Николая Чудотворца на утреннике в воскресной школе. Вот ставит свечку в церкви, моля о третьем ребёнке – дочке, если можно. Вот он, он, он.

– На свадьбе я поклялась, что буду любить его всю свою жизнь. А Антон обещал, что будет любить меня вечно. Так оно и получилось.

. Каждое воскресенье после службы Третьяковы едут на кладбище. Старший сын серьёзен: «Дерево бы тут посадить, да, мам?» Средний бежит вперёд с букетом, помня дорогу среди могил наизусть. Младший громыхает по бездорожью в коляске. «Привет, пап!» – говорит Алеся портрету на камне.

Ссылка на основную публикацию